Студопедия
Случайная страница | ТОМ-1 | ТОМ-2 | ТОМ-3
АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатика
ИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханика
ОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторика
СоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансы
ХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника

История человечества отмечена последовательной сменой культурных эпох. Последняя из них получила название эпохи постмодернизма.

Читайте также:
  1. DDP Delivered Duty Paid (... named place of destination) Поставка с оплатой пошлины (... название места назначения) Любой транспорт
  2. http://www.costumehistory.ru/ История костюма.
  3. II) Последняя песнь Бояна
  4. II. 24-50. История проклятия Махараджи Парикшита
  5. II. История духа (Geistesgeschichte), образующая канон
  6. II. История Польши
  7. II. РОЖДЕНИЕ ЧЕЛОВЕЧЕСТВА

Из литературы конца ХХ – начала XXI века

Лекция 19а.Постмодернизм. Современный литературный процесс (обзор)

Текст – это пикник, на который автор

Приносит слова, а читатели – их смысл.

Цветан Тодоров

История человечества отмечена последовательной сменой культурных эпох. Последняя из них получила название эпохи постмодернизма.

Учёные (И. Скоропанова, А. Вайнштейн) считают, что в широком смысле под постмодернизмом понимается «глобальное состояние цивилизации последних десятилетий, вся сумма культурных настроений и философских тенденций, связанных с ощущением завершённости целого этапа культурно-исторического развития, конечности «современности», вхождение в полосу эволюционного кризиса. Изменения, породившие постмодернизм, отобразились в коллективном подсознательном человечества, разочарованного результатами реализации господствующих в ХХ веке мировых идей и проектов «законодательного разума», который подошёл к грани самоуничтожения, ищет пути к медитативному существованию чрезвычайно отличающихся друг от друга рас, народов, наций, государственно-политических, общественных и религиозных систем, которые имеют собственные интересы, не говоря уже об отдельных людях.

Чтобы выжить, общества сейчас вынуждены выработать и усвоить менталитет, адекватный интеллектуальной мощи, предусматривающий чрезвычайно высокую степень терпимости, готовности к самокритике и компромиссам. Весь многовековой опыт переосмысливается, служит основой для выявления ценностей, объединяющих человечество, не привязанных к одной центрирующей идеологии, религии, философии».

Н. Маньковская считает, что постмодернизм заявил о себе как «транс-культурный и мультирелигиозной феномен, который предполагает диалог на основе взаимной информации, открытость, ориентацию на многообразие духовной жизни человечества».

С понятием «постмодерн» связано производное от него постмодернизм, которое обычно используют преимущественно в области философии, литературы и искусства для характеристики определённых тенденций в культуре в целом. Оно служит для обозначения:

- нового периода в развитии культуры;

- стиля постнеклассического научного мышления;

- нового художественного стиля, характерного для различных видов современного искусства;

- нового художественного направления (в живописи, литературе, архитектуре и т. д.);

- художественной эстетической системы, сложившейся во второй половине ХХ века;

- теоретических рефлексий на эти явления (в философии, эстетике).

Понятие постмодернизма относительно новое, оно постоянно уточняется. Этот культурный феномен продолжает своё развитие и формирование как многогранная система.

Теоретическое основание постмодернизма – постструктурализм – направление философской мысли, возникшее в 60-70-х годах ХХ в. во Франции и США как критика и «методологическая основа для возрождения, высвобождения внутренних принципов, неразрешимых противоречий современного мира» (по Т. Керимову).



В работах постструктуралистов Жака Лакана, Жиля Делёза, Мишеля Фуко, Феликса Гваттари, Жака Лиотара чётко прослеживается тенденция к размыванию границ между различными отраслями знаний – философией, наукой, искусством. Эта особенность стала доминантной в современных условиях. Постструктурализм, а следовательно и постмодернизм «проявляют себя как утверждение принципа «методологического сомнения» относительно «положительных истин», установок и убеждений, которые существовали и существуют в западном обществе, и применяют его с целью самооправдания и предоставления законной силы» (И. Ильин).

Из «философии будущего» Фридриха Ницше постмодернизм взял идею «бесконечного числа интерпретаций» бесконечного мира (близко к этой идее стоит неевклидова геометрия Лобачевского, теория множеств в математике, теория относительности Эйнштейна в физике).

Загрузка...

Переосмыслив основные положения ницшеанства, постмодерновые мыслители взяли на вооружение идею бытия как становления, мировой игры и осуществления переоценки ценностей. Они нашли своё понимание познания как творчества – чего-то очень лёгкого, божественного, родственного природе танца, феномена скорее художественного, чем философского, и поэтому предусматривающего использование не только интеллектуально-рациональных, но и иррациональных, «художественных» способов философствования т. п.

На формирование теории постмодернизма и развитие самой постмодернистской литературы огромное влияние имела идея деконструкции, ставшая ведущей в формировании принципов анализа текста и познавательного инструментария «постмодернистской чувствительности». Понятие «деконструкции» впервые было введено в 1964 году психоаналитиком Жаком Лаканом, руководителем Парижской фрейдистской школы, а позже теоретически обосновано философом Жаком Деррида в книге «О грамматологии» в 1967 году.

Деррида вводит новое понятие текста, под которым понимает сложное многосмысловое гетерогенное образование, способное генерировать новые смыслы, и называет его интертекстуальностью.

Интертекст способен к варьированию элементов, взаимоналожению, пожизненному смещению, он не имеет границ, связи смыслов в нём нелинейные, он образуется из других текстов.

По мнению Ю. Кристевой, интертекстуальность размывает границы текста, в результате чего текст лишается закрытости, завершённости. Кроме того, интертекстуальность предполагает включение одного текста в другой. Текст становится переплетением текстов и кодов, трансформацией других кодов.

«Текстуализация» реальности приводит к стиранию границ между различными языками и культурами, и в первую очередь между философией и литературой, выводит их в контекст более широкой творческой разумности, где фантазия, интуиции, вымысел являются такими же необходимыми звеньями анализа, как и законы формальной логики (по Н. Маньковской).

Таким образом, благодаря деконструкции в ХХ веке культурная память человечества выводится из состояния пассивности, непосредственно участвует в процессе познания, мышления, творчества.

Деконструкция сломала и устоявшуюся традицию организации текста, традицию построения книги как замкнутого круга, когда произведение выступает в виде некоторой замкнутой, закрытой, завершённой реальности.

Деррида предлагает новый, нелинейный принцип организации книги, который характеризуется асимметричностью, объединением в одно целое, казалось бы, несовместимых вещей. Такой текст становится максимально полифоническим.

Рационалистичность заменяется категорией игры (заимствование у Ницше, который считал бытие игрой мировых сил).

 

Сравнивая истину с женщиной, Деррида говорит, что «женщина не поддаётся познавательной категории». Поэтому постмодернисты, вслед за такими выдающимися мыслителями предшествующих эпох, как Ф. Ницше, М. Хайдеггер, М. Бахтин, Г.-Г. Гадамер, утверждают мнение, что полного познания истины нет и быть не может.

Смещение познания истины, «метафизической оппозиции оригинала и копии, и копии копии в совершенно другую сферу призывает к жизни деконструктиворованный знак – симулякр (от лат. Simulacrum – подобие, видимость, отражение).

Впервые понятие «симулякр» было использовано Платоном как обозначение «копии копии». По Платону, копия подобна оригиналу. Симулякр как постмодернистское понятие такого сходства не имеет.

Симулякр – это вымышленная, объективированная реальность, наделённая ироничными чертами. Симулякр передаёт множественность, вариантность любой модели истины (например, Воланд и его свита в пограничном романе Булгакова «Мастер и Маргарита»).

Симулякр позволяет открывать всё новые и новые пространства в сфере познания, идя избранным «следом» (термин Деррида), он способен представлять и то, чего не существует и невозможно даже представить.

Делёз считал симулякр «изображением, лишённым сходства, образ, лишённый подобия». Делёз иллюстрирует эту мысль примером из Катехизиса: «Бог создал человека по образу своему и подобию, но в результате грехопадения человек потерял облик, сохранив при этом образ. Мы стали симулякрами, мы потеряли моральное существование, чтобы вступить в существование эстетическое. Конечно, симулякр ещё создаёт впечатление подобия; но это – только общее впечатление, совершенно внешнее, такое, что воспроизводится совсем другими средствами, чем те, которые действуют в оригинале. Симулякр строится на несоответствии, расхождении, он интериоризует некоторое подобие» (интериоризация – формирование внутренних структур человеческой психики благодаря усвоению структур внешней социальной деятельности).

В современной философии и литературоведении выделяются понятия подделки (копии копии) и симулякра (опредмеченной вымышленной реальности).

Подделка порождает ирреальность, заполняет социокультурное пространство фантомами. Симулякр (в определении Делёза) порождает гиперреальность, открывает перед философией и литературой новые возможности.

Таким образом, важнейшие идеи, выдвинутые постструктуралистами, обозначили новый, постмодернистский этап в развитии философии, направленный прежде всего на критику либерального гуманизма нового времени. Такими идеями является восприятие бытия (сознания) как текста, множественность истины (ср. «у каждого своя правда»), истина как множественность не-истины, представленной в симулякрах, деконструкция культурного интертекста, конец homoцентризма, постгуманизма, плюрализм и т. д.

Это всё изменило взгляд на историю, лишая его линейности, жесткого детерминизма, определённости заранее, закрытости, завершённости, превращая культуру в открытое пространство бесконечных трансформаций и интерпретаций.

 

Важным для понимания сущности и истоков постмодернизма является книга Делёза и Гваттари «Ризома» (1976), где авторы выделяют два типа культуры, характерных для нашего времени:

И – культуру «древесную»;

П – культуру «корневища».

Ризома (фр. rhizome – корневище) – понятие философии постмодерна, фиксирующее принципиально нелинейный способ организации целостности (текста), оставляющий открытой возможность как для внутренней подвижности, так и для интерпретационного плюрализма.

«Древесная» культура» (по Делёзу и Гваттари) линейная однонаправленность развития
вертикальная связь между небом и землёй
тяготеет к классическим образцам вдохновляется теорией мимесиса (подражания) Чёткое деление на «левое-правое», «высокое-низкое»
обусловленность (детерминация) восхождения искусство подражает природе Отображает мир, является его графической записью, калькой, фотографией
Символ такого искусства – «дерево», воплощающее в себе образ мира
«Воплощением «древесного» художественного мира служит книга. С помощью книги мировой хаос превращается в эстетический космос» (Н. Маньковская)
Культура «корневища» («ризомы») (по Делёзу и Гваттари)
Модель мира ризоматична (ризома – особая грибница, являющаяся одновременно корнем самой себе)
Нелинейный тип эстетических связей
«Если мир – хаос, то книга станет не космосом, а хаосом, не деревом, а корневищем. Все её точки будут связаны между собой, но связи эти бесструктурны, множественны, запутанны, они постоянно обрываются. Книга эта будет не калькой, а картой бытия, в ней исчезнет смысловой центр» (Н. Маньковская)
Культура «корневища» – постмодернистское искусство, порождающее собой «новый тип чтения», в котором главным для читателя становится не понимание содержания книги, а пользование ею как механизмом, экспериментирование с ней» (Н. Маньковская)
Требует читателя нового типа

Чтобы осознать, в чём разница между читателями в установившемся смысле и читателем постмодернистской литературы, обратим внимание на понятие семиотики текста Ролана Барта. Барт определяет текст как социальное бессознательное, знаковую систему, в которой идеология проявляется в имеюейеся форме, – литературе.

Литература, по Барту, – один из языков культуры, который является производной от другой знаковой системы – языка. «Писатель умножает значения, оставляет их незавершёнными и незамкнутыми; посредством языка он создаёт мир, перенасыщенный определениями, но так и не получает конечного означаемого». В этих системах «определения могут неограниченно играть». Причину этого явления учёный видит в структуре символического языка, которым создают тексты. Такой язык насыщает текст множественностью смыслов, а затем бесконечным числом их толкования. Барт открывает феномен коннотации, связанный с построением текста как кода.

Таким образом, текст, по Барту, – это децентрующая семиотическая (знаковая) практика, активное творческое «чтение – письмо», в процессе которого из элементов произведения (произведений), которые вступают во взаимодействие с сознанием читателя, «я» которого «уже является воплощением множества других текстов, бесконечных или, точнее, утраченных (утративших следы собственного происхождения) кодов», конструируется Текст. Это интертекст, пространство восхождения всевозможных цитаций.

 

Произведение и Текст не исключают друг друга, они существуют в разных плоскостях. Но именно принцип Текста, по мнению Барта, является перспективным для развития современной литературы, если она хочет быть зрячей, незаангажированной, толерантной, изнутри преодолеть смертоносные стереотипы.

 

Уровень Текста – это означающее, в знаковом (семиотическом) и психоаналитическом смысле этого понятия, а не значение Это знаковая деятельность, а не эстетический продукт
Текст выходит за рамки традиционного произведения Текст (по Барту) Это структурообразующий процесс, а не структура
Это пространство, в котором прочерчены линии смысловых сдвигов, а не совокупность замкнутых в себе знаков, наделённая смыслом, который можно воспроизвести Это работа и игра, а не пассивный объект
     

 

Теория и практика Ролана Барта преследовали следующие основные цели:

а) способствовать «рождению читателя» (читателя нового типа – не пассивного, а творчески деятельного, активного, духовно свободного, отвергающего «твёрдый», «конечный» смысл и всё, что за ним стоит, что присоединяется к множественности культурных языков, равноправных между собой);

б) дать новый импульс развитию гуманитарных наук, и прежде всего – литературоведения;

в) указать путь преодоления ангажированности литературы (отказ от назидательности, линейного типа мышления) и её стандартизованности (в определённой мере усвоить все её возможности и свободно «играть литературой» как угодно).

Всё это служит первоочередном задаче – защитить человека от монстра Идеологии, способствовать формированию у него плюралистического, многомерного взгляда на мир, который будет восприниматься во всей полноте его множественных текучих смыслов, воспитывать терпимость к другому, что должно привести в конечном итоге к свободе духа.

Итак, новая литература, опережая действительность, как бы даёт пример выхода за привычные границы литературных направлений, жанров, читательского ожидания, пример примирения с тем, что ранее казалось непримиримым, при этом осознавая результативность своих находок по преодолению разрыва между «искусством для образованных», открывая для литературы новые перспективы.

 

Постмодернистская литература характеризуется «двуадресностью», направленной к высокоинтеллектуальному и массовому читателю одновременно, определяет это её качество как гибридность, в основе которой лежит двойное (тройное и т. д.) кодирование, причем все литературные коды в тексте выступают как равноправные. Текст становится многоплановым, а речь при этом приобретает свойства носителя и выразителя идеи плюрализма как объединяющей силы разных авторов, разных стилей, разных видов искусства. (Сначала это произошло в сфере кино и в компьютерной практике – видеоклипы, «диснеевские» аттракционы, компьютерные виртуальные игры). «Эти принципы работы со «второй действительностью», теми знаками культуры, которые покрыли мир панцирем слов, постепенно проникали и в другие сферы, захватив в свою орбиту литературу, музыку, балет», – отмечает Н. Маньковская.

 

Постмодернизм постепенно охватывает различные сферы, хотя в силу своей необычности и нестандартности искусство постмодерна многим кажется странным, даже шизофреническим.

Постмодернизм является результатом переворота в сознании человечества, перешедшего в последней четверти ХХ века от ситуации высоких технологий к ситуации информационных технологий. Выражение «кто владеет информацией, тот владеет миром» стало визитной карточкой этого времени. Реальность естественного или технического мира сменилась реальностью знакового мира – текстов культуры. Суперинтертекстом сегодня является информационная сеть интернета, которая наиболее полно отражает ситуацию постмодернистского сознания человечества.

 

Согласно высказываниям философа и социолога Юргена Габермаса, постмодернизм является символом постиндустриальных обществ, культурным итогом неоконсерватизма. Он сигнализирует о конце идеологической борьбы, приходе эпохи конформизма, эстетического эклектизма (отсутствие единства, сочетание несочетаемого). Искусство в этих условиях отдаляется от жизни, возвращается к статусу неприкосновенности, полной автономии.

Особые споры вызвал вопрос о взаимоотношениях модернизма и постмодернизма. Теоретические разработки американского ученого Ихаба Хассана убедительно обнаружили своеобразие постмодернизма путём сопоставления его с модернизмом.

 

Модернизм Постмодернизм
Закрытая замкнутая форма открытая разомкнутая анти форма
Игра Цель
Замисел Случай
Иерархия Анархія
Мастерство / логос Исчерпаемость / молчание
Предмет искусства / завершённое произведение Процесс / перфоманс / хэппенинг
Дистанция Участие
Творчество / тотальность / синтез Реконструкция / антисинтез
Присутствие Отсутствие
Центрация Рассеивание
Жанр / границы Текст / интертекст
Семантика Риторика
Парадигма Синтагма
Метафора Метонимия
Селекция Комбинация
Корни / глубина Ризома / поверхность
Интерпретация / толкование противоинтерпретация / неправильное толкование
Означаемый Значущий (по Барту)
Чтение Письмо
Рассказ / большая история Антирассказ / небольшая история
Основной код Идиолект (особенности, свойственные речи отдельного носителя данного языка)
Симптом Желание
Тип Мутант
Фаллоцентризм Полиморфность / андрогинизм
Паранойя Шизофрения
Истоки / причины Расхождения / след
Бог-отець Святий Дух
Метафизика Ирония
Определённость Неопределённость
Трансцендентное Имманентное

 

Неопределённость (включает в себя все виды непонятностей, двусмысленностей, разрыв повествования, перестановки) Безликость (этажность, отказ от традиционного «я», усиление стирания личности, подчёркнутость множественности «я») Фрагментарность (реконструкция, коллаж, монтаж, использование готовых или расчленённых литературных текстов)
Имманентность (перевод основ бытия в систему знаков (семиотика) Постмодернизм. Основные аспекты (по И. Скоропановой) Перфоманс, участие (театральность как действующая норма для деканонизации общества)
Игра с читателем (автор-эрудит проверяет интеллект и культурный опыт читателя) Деканонизация (разрушение всех канонов и всех официальных условностей)
Ирония (все иронизируется, подвергается сомнению) Центонность (использование цитат без ссылки на авторство) Конструктивизм (конструирование новой реальности)
Непредставимое, неустанное (ирреалистичность и антииконографичность, поиски границы, предопределение на молчание) Карнавализация (центробежная сила языка, «весёлая относительность» предметов, участие в диком беспорядке жизни, имманентность (внутренняя свойственность) смеха Массовость (рассчитано на любого читателя, наличие многих смысловых пластов, литература перестаёт быть элитарной)

 

Уже в 40-60-е годы ХХ века стали появляться так называемые «пограничные» тексты, ставшие на грани модернистской и постмодернистской литературы. Ярче всего эти признаки проявились в таких произведениях, как «Мастер и Маргарита» М. Булгакова, «Жестяной барабан» Г. Грасса, «Уловка-22» Дж. Хеллера. Они пропитаны тотальной иронией, в которой растворялись любые противопоставления и высмеивались или подвергались сомнению любые ценности. Этими художественными текстами ознаменовался этап формирования постмодернистской тенденции в литературе.

В 70-80-е годы ХХ века постмодернистсткое сознание стало предметом серьёзного осмысления философов, культурологов, социологов, литературоведов. Наиболее характерными его чертами считаются:

- восприятие мира как хаотического и фрагментарного (вызванное, по словам Ихаба Хассана, «кризисом веры» во все ценности, которые существовали ранее);

- восприятие истории как спонтанного течения события, лишённого смысла, цели и логики;

- критическое отношение к стереотипам социальной жизни;

- ироническое переосмысление достижений культуры предшествующих эпох.

В это время постмодернистская проза достигла наибольшего расцвета. Назовём лишь самых лучших художников эпохи постмодернизма и их произведения, ставшие бестселлерами.

 

  Фамилия и имя писателя Страна Знаковые произведения
1. Умберто Эко Италия «Имя розы», «Маятник Фуко», «Остров Накануне», «Баудолино»
2. Милан Кундера Чехия «Невыносимая лёгкость бытия», «Вальс на прощание»
3. Милорад Павич Сербия «Хазарский словарь», «Внутренняя сторона ветра. Роман о Геро и Леандре», «Дамаскин», рассказы «Пейзаж, нарисованный чаем», «Звёздная мантия»
4. Джон Фаулз Англия «Коллекционер», «Маг» («Волхв»), «Мантисса»
5. Джон Апдайк США «Кентавр», «Гертруда и Клавдий», «Бразилия»
6. Курт Воннегут США «Сирены Титана», «Времятрясение»
7. Кристоф Рансмайр Австрия «Последний мир», «Ужасы льдов и мрака», «Болезнь Китахары»
8. Айрис Мёрдок Англия «Чёрный принц»
9. Гюнтер Грасс Германия «Траектория краба»
10. Патрик Зюскинд Германия «Голубка», «Парфюмер. История одного убийцы»
11. Харуки Мураками Япония «Хроники заводной Птицы», «Кафка на пляже», «Дэнс, Дэнс, Дэнс», «Охота на овец», рассказы
12. Виктор Пелевин Россия «Омон Ра», «Чапаев и Пустота», рассказы («Зигмунд в кафе», «Водонапорная башня»)
13. Виктор Ерофеев Росия «Москва – Петушки»
14. Владимир Войнович Росия «Жизнь и необычайные приключения солдата Ивана Чонкина», «Монументальная пропаганда»
15. Андрей Битов Росия «Пушкинський дом»
16. Татьяна Толстая Росия «Кысь»
17. Итало Кальвино Италия «Если однажды зимней ночью путник»
18. Джулиан Барнс Англия «Попугай Флобера», «Дикобраз», «История мира в 10½ главах»
19. Джон Барт США «Плавучая опера», «Конец пути», «Химера», «Торговец дурманом»
20. Дэн Браун США «Код да Винчи», «Ангелы и Демоны»
21. Ричард Бах США «Чайка по имени Джонатан Ливингстон», «Единственная»
22. Пауло Коэльо Бразилия «Алхимик», «Вероника решает умереть», рассказы
23. Джозеф Хеллер США «Уловка-22»

 

Многие из них, прежде чем стать писателями, стали известными учёными, каждый в своей сфере, что затем использовали при создании текстов, демонстрируя необычайную эрудицию и «втягивая» читателя в интеллектуальную игру. В основе творчества ХХ века лежит мотив игры и иронического осмысления бытия и человека. Читатель постмодернистского текста в некоторой степени является его соавтором.


Дата добавления: 2015-07-08; просмотров: 148 | Нарушение авторских прав


<== предыдущая страница | следующая страница ==>
Сдача Москвы| Із літератури кінця ХХ – початку ХХІ століття

mybiblioteka.su - 2015-2018 год. (0.011 сек.)