Студопедия
Случайная страница | ТОМ-1 | ТОМ-2 | ТОМ-3
АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатика
ИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханика
ОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторика
СоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансы
ХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника

ЩИТ ЗАЩИТНИЦЫ ДЕТЕЙ: ЮГ 3 страница. На одной из шкур была нарисована странная фигура, вокруг которой расположились

Читайте также:
  1. A) Шырыш рельефінің бұзылысы 1 страница
  2. A) Шырыш рельефінің бұзылысы 2 страница
  3. A) Шырыш рельефінің бұзылысы 2 страница
  4. A) Шырыш рельефінің бұзылысы 3 страница
  5. A) Шырыш рельефінің бұзылысы 3 страница
  6. A) Шырыш рельефінің бұзылысы 4 страница
  7. A) Шырыш рельефінің бұзылысы 4 страница

На одной из шкур была нарисована странная фигура, вокруг которой расположились сидящие люди. Это была женщина с плоским лбом, как у индейцев племени майя, скрученные волосы выступали вперед, напоминая рога.

— Агнес а что обозначает эта фигура?

— Это скрученные волосы. До прихода белого человека скрученные волосы — бродячие рассказчики — ходили по всей земле. Все их любили — за их особый вид целительства. Думаю, что в те древние времена ты была скрученными волосами. Вместо того чтобы писать книги, ты ходила из деревни в деревню. Куда бы они ни приходили, их везде ожидал теплый прием, они обладали великим талантом. Вечером возле костра собирались все жители деревушки, чтобы послушать рассказы и поучиться. Скрученные волосы знали множество легенд.

Теперь уже трудно представить силу скрученных волос. Эта женщина могла скопировать любой голос. Она могла вас заставить поверить, что вы разговариваете с ветром, растением или животным. Что бы она ни делала, что бы ни говорила, скрученные волосы могла перенести вас в свой особый мир, в котором люди забывали обо всем на свете. Скрученные волосы были магами высшего ранга. Хочешь, я расскажу тебе легенду? Ее рассказала мне одна из последних скрученных волос по имени Желтое Платье.

—Ты еще спрашиваешь!

—Я расскажу тебе легенду, которую поведала Желтое Платье. Устраивайся поудобнее.

Я легла на спину, наблюдая за облаками через дымоходное отверстие в потолке.

— Представь, что ты очень устала. Вся деревня ждет Желтое Платье, ждет с огромным почтением. Вскоре она появляется и рассказывает забавные истории, а потом начинает говорить о себе:

«Меня зовут Желтое Платье. Я родилась на севере, но выросла среди Народа Озер. Когда же мне исполнилось двенадцать лет, я отправилась жить к своей тетке в западные поселения. Звали ее Дневная Сова. Тетушка Дневная Сова дала обет, что отправится по Великой Соляной Дороге на юг, в поселения майя, чтобы учиться у них целительству. Я упросила ее взять меня с собой, и она согласилась.

Большую часть пути мы плыли на каноэ. Мы плыли по течению Дедушки Реки, а потом пересели на каноэ, плавающее по морю. Прошло еще пятнадцать дней. Остальную часть дороги мы прошли пешком. Все знали, что мы идем по священному заданию, потому что мы несли с собой говорящий Щит майя. На Щите было изображено четыре ягуара и четыре орла.

В начале путешествия тетушка была толстухой. Но постепенно она худела — я не могла насмотреться, какой красавицей становилась Тетушка Дневная Сова! Прежде она никогда не могла похвалиться отменным здоровьем, но за время путешествия значительно окрепла, став выносливой и сильной.

Мы побывали в пяти деревнях, задерживаясь на год в каждой из них. Мне только исполнилось семнадцать, когда одна очеггь сильная целителышца по имени Трубка пригласила нас посетить Город Кукурузных Танцовщиков. Мы олттравились туда с Тетушкой Дневной Совой и остались гам. Я вступила в Общество Обучения Стрелков — магов. Обучение было закрытым.



Когда мне исполнилось двадцать два года, у меня возникла проблема и я отправилась к тетушке Дневной Сове. «Тетушка, — сказала я ей, — Есть один молодой человек, с которым мне очеггь трудно говорить».

«Кто он такой?» — поинтересовалась Тетушка. «Его зовут Золотой Песок, но я называю его просто Песок».

«Золотой Песок, сын Дитя Грома, — улыбнулась Тетушка, — но почему же ты не можешь с ним разговаривать? Может быть, потому, что он слишком хорош собой?»

«Нет, — вспыхнув, ответила я. — Все дело в Свете Стрелы, его брате. Я ему не нравлюсь, и он постоянно вмешивается. Л мне все равно, разговариваю я с Золотым Песком или нет».

«Сделаю все, что в моих силах», — пообещала Тетушка Дневная Сова.

Прошло много времени, но никаких извести от Тетушки не поступало. Я чахла не по дням, а по часам. Золотой Песок был силен как ягуар. Взгляд его глаз был чист- и ясен духом, завораживая меня. Его грациозные движения вызывали мелодию энергии, передававшуюся от одного человека к другому.

Загрузка...

Свет Стрелы, его брат, был на год старше меня. Он тоже входил в Общество Стрелков. Мне казалось, что он недолюбливает меня, потому что он излишне строго относился ко мне во время моего обучения. Долгими часами он заставлял меня работать. Он не давал мне поблажек, если я хоть на минуту сбавляла темп.

Однажды мне нужно было пятьдесят раз попасть в кольцо с расстояния ста метров, ни разу не задев окружноаъ. А все из-за того, что в этот день моя стрела один раз пролетела мимо цели.

Я постоянно думала о Золотом Песке. Он неизменно присутствовал в моем сердце с самого утра и до вечера. Это сводило меня сума. Однажды я не выдержала, подошла к Свету Стрелы и сказала, что люблю его брага, а если ему это не нравится, то мы можем предстать с ним перед Советом Старейших, и тогда посмотрим, кто кому будет слугой!

«Глупышка, — сказал Свет Стрелы, — моя семья уже переговорила с твоей тетушкой и приготовила семь Облачений Кетцаль для дня состязаний».

«Что еще за день состязаний?» — спросила я. «Молчи, — приказал он. — Тебе известен закон молчания».

Правило заключалось в том, что я не имела права задавать своему наставнику по стрельбе вопросы, не касавшиеся медитации на стрельбу.

Время тянулось невыносимо медленно. Однажды вождь созвал всех учеников. Он сказал: «Лучники и лучницы, приближается День Состязаний. По обычаю в этот день мы женим самых достойных членов нашего племени. В этом году воин Золотой Песок и женщина-воин Дождь согласились вступить в брак с победителями Соревнования Масок в мужской и женской команде соответственно».

Никто из нас не принадлежал к племени майя. Никто точно не знал, о чем именно говорит вождь. Нам оставалось только ждать. Через четыре дня нас вновь созвали. Учитель-луч ница обратилась к нам.

«Лучники и л ушицы, — сказала она, — соревнования начинаются завтра. Вы будете состязаться за свое место в Большой Гонке».

Никто не имел ни малейшего представления о «Большой Гонке», но мы были воинами, поэтому всегда были готовы к состязаниям.

Состязание было назначено на следующий день. Собрались сотни людей. Мы никак не ожидали увидеть такое количество народа. Золотой Песок и Дождь восседали в креслах Кетцаль на почетном месте ягуара. Это место выравнивания воспоминаний и забытья — святая святых для индейцев майя.

Игры начались. Мы сражались друг с другом, но проигравших не было. Место в гонке определялось согласно тому, насколько хорошо мы выступили в состязании. Я была крайне возбуждена присутствием Золотого Песка, напрасно пытаясь призвать на помощь силу воли и перестать думать о нем.

К гонке было допущено пятьдесят три человека. Я была последней. Словом, я должна была бежать последней. Никто не знал, куда именно нам предстоит бежать и каковы условия.

Вечером к нам пришел еще один вождь. «Лучники и лучницы, — сказал он, — гонка начнется завтра. Я объясню вам правила. Каждый из вас получит жезл с отметиной.

Вождь замолчал и сел. Пять мужчин и пять женщин принялись раздавать жезлы. Каждый жезл был увенчан головой ягуара. На моем жезле было пятьдесят три отметины. Когда жезлы были розданы, вождь вновь поднялся.

«Только одна лучница нарушила правило, — начал он. — Ее зовут Желтое Платье. Она задала личный вопрос своему наставнику по стрельбе. Поэтому ей при делся начать гонку на сто счетов позднее других».

Вы выстроитесь все в линию, плечо к плечу. Ваши имена будут названы в соответствии с номерами ваших жезлов. Когда имя будет названо, начнется отсчет до ста. За это время вам необходимо послать семь стрел в кольцо на расстоянии пятидесяти шагов.

Затем вы побежите к Солнечной Реке. Здесь вам нужно будет попасть в центр двигающегося кольца шесть раз. После этого ваш маршрут будет пролегать вдоль расставленных флажков. Эти флажки приведут вас к цели. Следующая остановка у Вождя Камней. Здесь вам придется пять раз попасть в раскачивающееся кольцо.

Отсюда вы отправитесь на Цветочную Гору. Там вы повстречаете Вождя Орлов. Четыре стрелы сквозь крутящееся кольцо. Потом вам нужно будет отправиться в Голубую Долину и три раза попасть в подвешенное кольцо. Оттуда вам нужно отправиться к Солнечным Воротам. Здесь нужно попасть дважды. Затем вам нужно будет отыскать свою маску, на которой имеется ваш знак. После этого, вместе с маской, вы возвращаетесь на площадку для состязаний. Вам нужно один раз попасть в кольцо.

Тот, кто не выполнит условий, будет подвержен публичному избиению и на десять лет отдан в услужение. Соревнования оценивают судьи. Их решение не подлежит обсуждению. Нельзя задавать никаких вопросов, это запрещено законом.

Если есть такие, кто не хочет принимать участие в гонке, пусть говорит сейчас и вернет выданный ему жезл. Если кто-то откажется от участия завтра, ему предстоит пять ударов хлыстом, затем он может вернуться домой.

Условия повторяться не будут. Таков закон. Вы прошли специальную подготовку по тренировке памяти. Вы великие лучники и лучницы. Все вожди желают вам отыскать понимание в этой последней гонке. Я сказа/і».

Только один человек сразу же отказался от участия в гонке. На следующее утро отказались еще шестеро. Их наказали и отправили домой. Позже я разговаривала с ними — они так нервничали, что забыли инструкции.

Теперь у меня был сорок шестой номер. Состязание началось. Один за другим, по мере того как назывались номера, игроки бросались вперед. Все наблюдали за происходящим. Первый мужчина медлил, он никак не мог попасть в кольцо. Второй была женщина, она сгреляла еще хуже. Теперь уже трое человек одновременно пытались попасть в кольцо. Неожиданно затрубили в рог.

«Игра остановлена! — выкрикнул вождь. — Какой позор!» — Вождь указал на двоих мужчин, которые считали, что среди множества стрел никто не заметит, сколько стрел попало в круг, но им не удалось обмануть наблюдающих. Они выбыли из игры.

Снова загудели рожки. Выбыли еще трое. Я удивилась, как это геральдам удавалось столь аккуратно вести подсчет. Каждая из наших стрел была окрашена в разные цвета и украшена разноцветными перьями. Глаз лучника многие годы тренируется рассчитывать движение, цвет, размер и направление движения стрелы. Мы не знали, что геральды и сами были лучниками, проходившими свое собственное испытание.

Когда подошла моя очередь, одновременно со мной стреляло еще одиннадцать человек. Я уложилась в отведенное мне время, но многие из моих стрел не достигли своей цели. Чтобы попасть семь раз, мне пришлось сделать шестнадцать выстрелов. Я что есть силы побежала вперед, чтобы пройти второй рубеж. Когда я добралась туда, я так запыхалась, что у меня не хватало сил даже поднять лук. Мне пришлось сесть, чтобы собраться с силами. Я выстрелила пятнадцать раз, чтобы шесть раз попасть.

К следующему рубеж)' я бежала и шла. Там я выстрелила восемь раз. На каждом рубеже нам давали новый запас стрел. Следующая остановка была у Вождя Орлов. Я берегла силы. Один раз я даже остановилась, чтобы попить воды. Впереди себя я увидела хромающего брата. Колючки кактуса впились ему в ногу. Я помогла ему вытащить колючки. Мимо нас пробегали другие участники состязаний.

Вскорости я вытащила все колючки, и мы устремились вперед. Раненый бежал быстро и очень скоро обогнал меня. До следующего рубежа было дальше, чем я рассчитывала. По дороге мне встречались многие лучники и лучницы. Когда я добралась до Вождя Орлов, то была очень внимательна. Мне понадобилось четыре стрелы, чтобы попасть четыре раза.

Когда я добралась до следующего рубежа, солнце поднялось уже очень высоко. Я устала, очень хотелось пить. Я так устала, что уснула. Окружакмтгил меня мир превратился в мир красок и звуков. Я не знала, где нахожусь. Передо мной возник светящийся шар, из которого струились потоки света. Повернувшись лицом к свету, я увидела прекрасную женщину-воина, несшую золотой щит и копье.

«Кто ты?» — спросила я.

«Я та, кто питает», — ответила девушка.

Она была прекрасна, аромат ее те/га наполнил воздух. Лицо ее сияло, меня переполнило благоговейное восхищение.

«Ты богиня или человек, подобно мне?»

«Я та, которая идет рядом с тобой, чтобы указывать тебе путь, — ответила девушка. — Через меня ты можешь получить инициацию. Через меня ты можешь почувствовать вкус победы. Иди до конца и неси ношу народа. Ни одна женщина не будет достойна, пока она не следует своему сердцу».

Когда девушка произнесла эти слова, ее щит засверкал как солнце, и я испугалась. Я проснулась и поняла, что солнце опустилось уже довольно низко. Утолив жажду, я пошла вперед. Никто не встречался мне на дороге, и это вызывало беспокойство. Ближе к вечеру я добралась до следующего рубежа. Я выстрелила три раза и села отдохнуть. Мне предстояло еще одно вращающееся кольцо — у Солнечных Ворот. Дорога шла под уклон, часть пути я бежала, часть шла, но все равно время от времени делала привал, чтобы отдохнуть и набраться сил. Никто не встречался на моем пути.

Было уже совсем темно, когда я дошла до Солнечных Ворот, но кольцо освещалось горящими факелами. Я увидела, что девять лучников и лучниц спят под деревом. Сделав два выстрела, я стала возвращаться. Внезапно я вспомнила о масках. Оставалось всего пять масок. Я выбрала свою маску.

Я чуть не упала, когда попыталась поднять свою маску. Она была очень, очень тяжелой. Моя маска была сделана из золота. А оно очень тяжелое, уж вы мне поверьте. Целый час я провозилась, сооружая подобие заплечного мешка. Взвалив маску на спину, я отправилась к месту начала соревнований.

Чем дольше я шла, тем тяжелее становилась маска. По дороге мне повстречались две женщины, несшие маски в руках. Я посоветовала им соорудить мешок.

Я была очень расстроена. Я старалась изо всех сил, но все равно еле передвигала ноги. Было очень темно, если бы не флажки, я бы давным-давно сбилась бы с дороги.

Усталость была столь сильной, что я постоянно спотыкалась. Мне думалось, что вскоре я смогу передвигаться только ползком.

На горизонте начал заниматься рассвет, когда меня остановила старушка. «Дочь моя, — простонала она, — я больна, помоги мне».

Качаясь от усталости, я остановилась и дала ей напиться. Старушка поблагодарила меня.

«Тебе бы следовало находиться в лагере. Почему ты здесь одна? — спросила я».

«Я провела в лес)' всю ночь, — ответила та. — Мы живем вдвоем с внучкой. Я собирала дрова, но подвернула лодыжку. Боюсь, что моя малышка сейчас в опасности, оставшись одна».

Она смотрела на меня растерянно, в ее глазах читалась мольба. Я стояла, разрываясь между желанием помочь и отправиться дальше, выслав потом помощь. Я объяснила, что принимаю участие в большом состязании. Тогда старушка стала настаивать, чтобы я шла вперед, а потом послала кого-нибудь ей на помощь, но весь ее облик говорил о страдании. Я принялась мастерить носилки.

Солнце поднялось уже высоко над горизонтом, когда работа была закончена. Я знала, что проиграла в гонке, поэтому уже никуда не спешила, но все же старалась изо всех сил. Неуклюже я приволокла старушку в лагерь и перенесла ее в вигвам. Я уже отошла на пару шагов, когда она окликнула меня. «На вот, съешь по дороге, — сказала она. — Храни мужество, доченька. Ничто не может изменить исхода соревнования». Старушка передала мне фрукты. Дрожащими пальцами я взяла дар, поблагодарив за доброту.

Я почувствовала, что утратила способность мыслить ясно. Я шла в сторону главного собрания и ела фрукты. Когда я добралась до места, там находилось не более тридцати человек. Я положила маску и сделала последний выстрел. Затем я отправилась в свой вигвам и заснула. Никто не сказал мне ни слова. Мне хотелось задать тысячу вопросов, но я сохраняла молчание, потому что таков был закон.

Я проспала до самых сумерек. Проснулась с беспокойством в груди. С досадой вспоминая о прошедшей гонке, я побродила по лагерю, затем перекусила. Почувствовав усталость, я вновь уснула.

Утром меня разбудили и позвали на площадь. Одевшись, я отправилась на собрание. Заняв свое место в шеренге соревновавшихся, я подсчитала участников; осталось тридцать человек: пятнадцать женщин и пятнадцать мужчин.

Около сотни вождей в великолепных головных уборах восседали полукругом. На них были красные одежды. Мы молча стояли и ждали своей участи. Время тянулось неимоверно медленно, затем пятьдесят три женщины взошли на место, которое называлось Держатель Огня. Считалось, что это Место Чистоты, там стоял огромный сосуд с водой и огромный сосуд с огнем.

Я видела этих женщин прежде; они часто приходили наблюдать за нашим обучением стрельбе. Каждый раз, когда они приходили, на них были надеты маски Земли, Воздуха, Огня и Воды. Я привыкла к их виду.

Ожидание продолжалось, приходили люди и рассаживались на почетные места. Загудели рожки. На площадку вышли двадцать вождей, все они были облачены в Одеяния Кетцаль.

Один из вождей вышел вперед. «Состязание окончено, — произнес он. — Каждый из стоящих здесь лучников и лучниц подойдет и задаст один личный вопрос. Вопрос нужно прошептать Вождям Кетцаль так, чтобы только они могли услышать». Вождь сел.

Мы знали правило: подходить нужно по очереди. Я стояла посередине. Чем ближе подходила моя очередь, тем больше становилось мое волнение. Я любила Золотого Песка больше всего на свете. Я знала, что проиграла, но мое сердце не могло отпустить его.

Когда подошел мой черед, я подошла к вождям и прошептала: «Хоть я и проиграла, могу ли я что-нибудь сделать, чтобы выйти замуж за Золотого Песка? Я люблю его».

Конечно, мне никто не ответил, как не ответили и другим. Я вернулась в шеренгу соревновавшихся. Вожди Кетцаль и женщины удалились. Вождь лучников приказал нам сесть. Мы повиновались.

Нам принесли еду и сладкий напиток — какао. Вожди Кетцаль появились только к полудню, вслед за ними пришли и другие вожди. Затем пришли женщины, но они сняли свои маски. Среди них я узнала старушку, которой я помогла. Она не хромала.

Вождь женщин встала и стала называть наши имена. Я была последней. Перечислив наши имена, она села. Один из вождей Кетцаль поднялся и объявил: «Все вы получите дополнительный подарок. После того как будет произнесено ваше имя, подойдите и получите дар.

Назывались имена, учасгники состязания выходили вперед и получали в подарок красивую накидку. Каждому давали в подарок замечательный лук и колчан со стрелами. Женщина-воин Дождь лично наградила последнего лучника. Я оставалась последней.

Встал вождь Солнечных Ворот. Он сказал: «Каждый из вас показал доброту своего сердца. Вы помогли своим братьям и сесграм — честь вам и хвала. Все

 

вы победили в состязании. Но лучницу по имени Желтое Платье мы чтим особо. Она была добра не только к своим братьям и сестрам, она единственная помогла своей Бабушке. За эту помощь предки награждают ее, она станет женой Золотого Песка!» Все встали, чтобы приветствовать меня. Я не могла сдержать слез радости.

Золотой Песок теперь шаман. Мы прожили вместе всю жизнь. Он работает со своей силой на севере. Все эти годы Золотой Песок находился рядом со мной. Когда нас разлучает расстояние, я обращаюсь к нему в своих молитвах. Он верит в меня и заботится обо мне».

Когда Агнес замолчала, я открыла глаза. Мы долго разговаривали о скрученных волосах и священной силе их поучительных рассказов. Агнес утверждала, что некогда я занималась таким родом целительства, ходила по дорогам и передавала всем людям учение в форме легенд. Она сказала, что Ходячий Посох — одна из последних живущих на земле скрученных волос, но что она предпочитает рисовать свои рассказы на шкурах, а не передавать их усгно. Мало кто знаег о Ходячем Посохе, даже индейцы. Для непосвященных ее истинное предназначение оставалось сокрытым. Если некий антрополог или репортер появится в окрестностях, ему скажут, что она просто выращивает буйволов. И ничего больше.

Мы с Агнес решили немного прогуляться. Агнес приказала мне принесга два кувшина и запретила задавать какие-либо вопросы. Мы отправились на юг, дошли до родника. Земля вокруг- родника была влажной, заболоченной. Повсюду кипела жизнь.

— Набери воду в кувшины, — сказала Агнес.

 

День был в полном разгаре. Я несла кувшины перед собой, стараясь не расплескать воду. В хижине стоял полный чан с водой, поэтому я недоумевала, зачем нам понадобилось набирать еще и кувшины. Я умирала с голоду, но Агнес ire разрешила мне есть. Она сказала, что я могу пить чай, используя воду из чана. Кувшины с водой должны были все время находиться рядом со мной, я должна была заботиться о них с ответственностью воигга. Родниковая вода хороша тем, что она берет свое начало в источнике.

—Дух Кристальной Женщины находится здесь, — сказала Агнес, доставая сверток. Она достала белое платье сшитое из шкуры оленя. Солнце сделало шкуру совсем белой.

—Тебе следует носить только белое — сказала она. — Возьми. Ходячий Посох сама сшила его для тебя. Она знает, что тебе нужно.

—Откуда ей известно?

—Кристальная Женщина часто с ней разговаривает. Надень это платье.

Пока я переодевалась, Агнес достала перо и стала очищать землю, подметая ее.

—Сними все украшения. На тебе должно быть только белое. Заверни украшения и спрячь.

—Зачем, Агнес?

—Потому что Кристальная Женщина ненавидит все блестящее. Она не придет, если что-то будет рассеивать ее силу. Помоги мне зажечь светильники.

Я зажгла два светильника. Мы вынесли все металлические предметы наружу. Агггес действовала методичгго, сворачивала шкуры и ковры, обггажая земляной пол. Палкой она нарисовала круг прямо под дымовым отверстием. Нарисованный круг Агнес посыпала огромным количеством желто-белого вещества.

—Что это такое? — поинтересовалась я.

—Это кукурузная пыльца, — ответила она.

Я хочу, чтобы ты вышла наружу, прихватив свои кувшины, и подождала, пока я не позову тебя. А в это время я приготовлю След Ящерицы.

—А что такое След Ящерицы?

—Все что нужно, я объясню, когда мы вызовем Кристальную Женщину. Каждому овощу свое время: Кристальная Женщина связана с очень далекой звездой, когда-нибудь я тебе ее покажу. А сейчас уходи. Не урони кувшины и не пролей воду. Это плохой знак. А пока ты ждешь, прислушайся к голосу сестрицы-ветра. Во время вызова Кристальной Женщины она часто начинает петь.

Агнес занялась своим делом, а я, прихватив кувшины, вышланаружу и устроилась неподал екуотвыхо да. Небо было звездное, над долиной висела огромная луна. Воздух был напоен ароматом цветов и травы. Ни один звук не проходил мимо моего внимания. Поднялся ветерок, казалось, что он и вправду напеваел-песенку, издавая нежные, женственные звуки, дыхание ветра осторожно ласкало кожу. Я расслабилась и позволила напеву вегра убаюкаїь себя. Затем раздался пронзительный звук, и все смолкло. Внезапность происшедшего обострила мою бдительность.

— Линн, След Ящерицы готов. Бери свои кувшины и делай все л'ак, как я буду тебе говорить.

Агнес придержала полог над входом, пропуская меня внутрь. Я вошла. Горела одна свеча. Меня охватило ощущение, что атмосфера жилища изменилась. Я замерла. По центру комнаты, на кучке кукурузной пыльцы, был установлен огромный кристалл. Прямо напротив меня все той же пыльцой была нарисована звезда. Из центра круга выходили две стрелки, указывающие на юг и на север. Нарисованы они были ложе при помощи кукурузной пыльцы.

Слушай внимательно, — сказала Агнес. — Обойди Круг в направлении на юг и поставь один кувшин с водой на нарисованный круг, затем отправляйся на запад, там ты будешь сидеть, но, прежде чем сесть, отправься на север. Поставь второй кувшин и вернись на запад. Сядь напротив меня я на востоке, ты на западе. Поняла?

—Думаю, что да. Можно задавать вопросы?

—Холмик по центру называется Центральной Горой. Круг из кукурузной пыльцы называется Следом Ящерицы. Центральный кристалл мужской по своей природе. Его можно назвать передатчиком или посредником. Нам следует поспешить, чтобы не упустить момент. Делай, что я тебе говорю.

Мы вошли в круг с востока. Я поставила кувшины с водой на юге и севере и села напротив Агнес. Она задула свечу, кукурузная пыльца засветилась в темноте. Я различала серо-голубое свечение, исходящее от Агнес. Сейчас я могу сказать, что по форме она напоминала луманную фигуру мужчины.

Агнес выложила три кристалла на землю. Они были размером с кулак. Пять кристаллов она положила слева и пять кристаллов справа от себя.

— Это кристаллы-помощники, — сказала Агнес. — Это друзья Кристальной Женщины.

Агнес достала шесть молитвенных палочек и воткнула их в землю по три с каждой стороны перед кристаллами. Каждая палочка была обвернута тесемкой и украшена перьями.

— Линн, с этого момента ты должна сидеть не шевелясь. Ночь — время самоуглубления. Теперь мы будем вызывать Кристальную Женщину. Это ее любимое время.

Мы сохраняли молчание, затем Агнес запела на языке племени кри. Никогда ранее я не слышала этой песни, смысл ее был мне неизвестен. Закончив петь, Агнес стала возносить молитвы. Голова ее была откинута, руки воздеты к небу. Я заметила, как одна звезда отразилась в кристалле, лежавшем между нами. Должно быть, ее свет проникал сквозь дымовое отверстие в потолке. Чем дольше я смотрела, тем ярче становилось сияние.

Агнес достала мешочек, висевший на груди, и развязала тесемки. Она погрузила палец в содержимое, затем помазала им центр лба, затем лизнула палец языком.

В это мгновение я заметила, что у нее на коленях лежит большой кристалл. Она поворачивала его из сгороны в сторону, пока в нем не отразилось холодное бело-голубое сияние звезды, сиявшей в центральном кристалле. Казалось, Агнес впала в транс. Молчание длилось очень долго. Склонив голову вперед, она все внимание сконцентрировала на кристалле Затем она повернула голову и посмотрела на меня. В животе у меня появилось очень неприятное ощущение — Агнес говорила, что там находится моя воля.

—Линн, ты сбилась с пути, когда не перерезала связующие нити, идущие от тебя к книге. Ты до сих пор связана с ней духовной пуповиной. Эта нити следует оборвать. Тебя связало твое собственное порождение. Когда ты закончила писать, тебе следовало отделиться от написанного. Подобно тому как ребенок отделяется от родителей, так и тебе необходимо пройти через ритуал отделения. Тебе нужно подписать книгу собственной кровью и позволить ей жить своей жизнью. Этой церемонией ты завершишь процесс отпускания. Ты согласна?

—Я согласна, но не знаю, как это сделать.

Ну конечно, не знаешь, — сказала она. — Я буду тебя направлять.

И вновь голова Агнес подалась вперед. Казалось, что она потеряла сознание. Как бы мне хотелось когда-нибудь путешествовать вместе с Агнес в состоянии транса сновидений. У меня затекли ноги, сидеть выпрямившись становилось все труднее но я знала, что лучше не двигаться.

Зрение стало подводить меня. Линии кукурузной пыльцы, светившиеся каким-то резким и сухим светом, стали размываться. Я подумала о своей книге о сказанном Агнес и закрыла глаза. Я знала, что она права. В животе все еще ощущалась боль, но я не шевелилась.

Агнес не дала мне никаких указаний. Оставленная наедине с самой собой, я начинала чувствовать себя неуютно. Я уже не чувствовала свое тело. Неподвижность навевала дремоту. Я уже собралась пошевелиться, когда Агнес стала возносить молитвы благодарности силе за ее появление. Церемония закончилась.

Агнес дала сложную инструкцию насчет того, как именно следует убрать комнату. Когда я закончила работу, она сказала:

— Давай посидим немного на свежем воздухе.

Мы вышли наружу. Мое ощущение реальности сместилось. Луна освещала окрестности. Мы сели, и я постаралась устроиться поудобнее.

—Что происходило во время церемонии, Агнес? — спросила я. — Ты была так далеко.

—Вещество, коло рое я втерла над глазом видения, красное оно происходит из растения-учителя. Я немедленно коснулась им языка. Мгновенно трава переходит из мира растений и отправляется вместе со мной в путешествие в мир сновидений. Этому учатся в течение многих лет. Не всем оно подходит, тебе, например, оно противопоказано.

—Ты помнишь, что говорила мне?

—Конечно, помню. Помнить — моя работа, потому что я шаманка.

—Мне показалось, что ты находишься в трансе, — сказала я.

—Так оно и было, но я осознавала все происходящее. Меня допустили в священное для наших предков место. Первое, что я сделала, — вызвала дух четырех ящериц, чтобы они помогли мне связаться с Кристальной Женщиной. Они не замедлили явиться на мой призыв. Затем я попросила помощи у растения-учителя. Кристалл, который я держала на коленях, женский по своей природе, именно через него я и смогла увидеть иное обличье формы. Кристаллы-помощники также давали мне силу и защиту. Когда все было сделано так, как положено, я увидела, что Кристальная Женщина спускается вниз. По форме она напоминает женщину, светящуюся всеми цветами радуги. Кристальная Женщина выпрыгнула из центрального кристалла, стоявшего на Центральной Горе и, как кружащийся огненный свет, встала на нари сованную кукурузной пыльцой звезду между мной и кристаллом на Центральной Горе, потому что Кристальная Женщина всегда стремится овладеть смотрящим. Ее красота превосходит все описания и представления. Она сверкает, подобно миллионам драгоценных камней. Голос ее подобен грому. Единственное что не позволило Кристальной Женщине забрать меня, — это закон, запрещающий ей выходить за пределы нарисованной звезды.

—А что бы произошло, если бы она овладела тобой, Агнес?

Она разбила бы меня на тысячи сверкающих кристал -

лов. Я бы превратилась в осколки, захваченные мирами, для объяснения которых невозможно найти слов. Иначе говоря, я бы сошла с ума.


Дата добавления: 2015-07-08; просмотров: 184 | Нарушение авторских прав


<== предыдущая страница | следующая страница ==>
Linking Devices to Make a Good Story| ЩИТ ЗАЩИТНИЦЫ ДЕТЕЙ: ЮГ 4 страница

mybiblioteka.su - 2015-2018 год. (0.022 сек.)