Студопедия
Случайная страница | ТОМ-1 | ТОМ-2 | ТОМ-3
АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатика
ИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханика
ОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторика
СоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансы
ХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника

Часть 1. 4 страница

Читайте также:
  1. A) Шырыш рельефінің бұзылысы 1 страница
  2. A) Шырыш рельефінің бұзылысы 2 страница
  3. A) Шырыш рельефінің бұзылысы 2 страница
  4. A) Шырыш рельефінің бұзылысы 3 страница
  5. A) Шырыш рельефінің бұзылысы 3 страница
  6. A) Шырыш рельефінің бұзылысы 4 страница
  7. A) Шырыш рельефінің бұзылысы 4 страница

- Николай Владимирович, так как вы это объясните? Что это такое вообще?

- Объясню… Ну, я могу точно сказать, так это то, что у нас учатся оооочень одаренные дети. А объяснить ЭТО смог бы только Геббельс.

- Кто???

- Да не важно. Пусть деньги у вас побудут пока…

- Не буду я у себя это хранить! Вы вообще понимаете, что это такое?

- Татьяна Павловна, вы знаете, что у одного из наших студентов серьезные проблемы со зрением? – завуч замолчала, – ребенку предстоит операция дорогостоящая… короче. Я сейчас приду, и мы все обговорим.

Я положил трубку, на всякий случай выключил телефон и поспешил на пару.

- Николай Владимирович, так что там со студентом? И что это за деньги?

С радостью я отметил, что про загадки на парах и директорские контрольные завуч уже не помнит.

- Вы знаете, что у одного из наших студентов катаракта? В его возрасте ее быть не может! А операция по замене хрусталика на новый и качественный порядка двух тысяч $ стоит.

Я замолчал и начал сверлить Татьяну Павловну взглядом.

- Продолжайте, – нервничая, приказала она.

- Так как свыше было указание никого не резать, я решил проявить инициативу и…

- Николай, вы В СВОЕМ УМЕ??? Какая инициатива? Это подсудное дело!

- Да плевать мне на это! ВЫ ПОНИМАЕТЕ, ЧТО ЧЕЛОВЕК МОЖЕТ САМОГО ЦЕННОГО ЛИШИТЬСЯ?

Татьяна Павловна не ожидала такой дерзкой реакции с моей стороны и сникла.

– Извините, я на нервах. Так вот. Все равно им всем придется поставить. А из них половина чертить не может нормально. И они лучше заплатят кому-то, чем сами думать будут. Так пусть эти деньги пойдут в нужное место.

- Так это вы не научили.

- Нет, это не я не научил! – начал сердиться я. – Это вы у меня всех студентов своей математикой замучили! – Татьяна Павловна округлила глаза. – Ни один не может прийти на консультацию, так как уже стоит консультация по этой вашей математике. И по четыре пары в неделю! Подумайте, 4 ПАРЫ одного из самых НУДНЫХ и СЛОЖНЫХ ПРЕДМЕТОВ!?

Каждый математик наивно полагает, что математика – альфа и омега всего мироздания. Все они немного чокнутые по жизни. Ну, по крайней мере все, с которыми мне пришлось общаться. Но когда ругаются на математику, они становятся буйными и неадекватными.

- Да как вы смеете! Математика – это основа, без которой не смогут развиваться другие науки! – стараясь сдерживаться, Татьяна Павловна уселась за стол. – Эта единственная универсальная наука, которая позволяет развивать все участки мозга, способствуя развитию личности в целом. А то, что мы учим, было открыто еще древними греками. В этом ничего сложного нет!

- Даааа, – начал иронизировать я. – Они такими продвинутыми, эти ваши греки, что даже не смогли канализацию придумать. Когда начались самые великие открытия? Спустя много-много лет и только благодаря экспериментам. Ну и неординарности мышления конечно. Математика – это наука, которая лишь обслуживает основные НУЖНЫЕ науки. К тому же в 90% случаев там ничего сложнее интеграла, который уже и на телефоне можно посчитать, не требуется. Вот обратитесь к Александру Сергеевичу, у которого курсовой по проектированию киноконцертного комплекса. Серьезная задача ведь? А там одна арифметика! Максимум корни и квадраты.



- Ваша точка зрения, Николай Владимирович, достойна разве что студента ПТУ. Даже не преподавателя, заметьте! Вы полагаете, что математика вообще не нужна?

Я понимал, что меня понесло. Хотя я и принципиален, но наживать себе врага на идеологической почве не буду.

- Нет, вы что??? Без этой вашей математики было бы еще хуже, чем с ней. Вы меня неправильно поняли! Я вам пытаюсь объяснить, что это дано лишь ограниченному числу людей с особым складом ума. Именно благодаря своему другу-математику Эйнштейн когда-то доказал свою теорию относительности. Сам он в этом был не силен, зато его дружбан ею бредил. Именно благодаря этому дружбану Эйнштейн доказал, что его теория – не пустая болтовня шизанутого клерка, а переломный момент в истории всего человечества. Я настаиваю на том, что большинству… считай, серой массе, этот предмет не нужен. Вот, думаете, тот же Шкляров будет ее в жизни применять? Конечно же нет! Он ведь БАРАН! Но вы видели, как он чертит? Один из лучших среди трех групп! Но у него будет четверка за год, потому что ему просто не хватает времени и терпения все сделать по-человечески. И мне просто обидно, что он занимается с вами, а не со мной. Вот почему, если у вас есть админресурс, то можно одеяло на себя тянуть? Я тоже с ними хочу позаниматься!

Загрузка...

Татьяна Павловна смутилась. И ее распирала гордость. Оно и понятно – у нее работа на всех рычать, а тут такой комплементище.

- Вот вы думаете, мне интересно с ними возиться? Объяснять им тривиальные вещи? По десять раз? А потом читать этот тихий ужас на контрольных? Но есть программа, которая ТРЕБУЕТ! Согласно которой я должна…

И пошло поехало…

Пока завуч жаловалась на свою тяжелую жизнь, я понимающе кивал и думал, как бы слямзить конверт с деньгами и прикрыть эту щекотливую тему.

Когда Татьяна Павловна перестала рассказывать, я очень серьезно и очень осторожно спросил.

- Так как вы советуете поступить с Городко? Ему нужен нормальный хрусталик…

- Так это Городко!? – испуганно охнула завуч. – Он же никогда ничем не болел! Такой хороший мальчик, интеллигентный, умный, хотя и неопрятный… А у него там все серьезно?

- Пока еще неизвестно… на обследование отправили в Донецк. Но там сложно ошибиться.

Татьяна Павловна откинулась на спинку кресла и посмотрела в потолок:

- Ну так нельзя… это же неправильно… в конце концов у нас есть профсоюз?

- Неправильно человека инвалидом оставлять на всю жизнь! – сорвался я. – А от профсоюза только мандарин пакет можно дождаться.

- Ну, мы, преподаватели, тоже поможем, чем сможем. Тут такое дело… не бросать же в беде студента? Тем более такого хорошего.

- Ну вы подумайте сами: через две недели Новый год. Все уже всё на вотку с мандаринами потратили.

- Ну, а что… это так срочно?

- Со здоровьем всегда срочно, Татьяна Павловна. Мало ли, что там еще найдут. В общем, вы как хотите, а я буду придерживаться своего плана. Вы мне будете мешать или нет?

- Ну я… А что директор скажет? Она не будет с вами вот так разговаривать. Выговор и точка.

- Еще раз говорю: если у меня есть возможность помочь, я постараюсь помочь. Я придумаю еще сто тысяч вариантов, верите? И мне плевать, кто что скажет!

Я сказал это очень уверенно, и вопросов больше не было. С минуту завуч думала о своем.

- Ну а зачем ты сказал в бухгалтерию нести? – наконец-то улыбнулась Павловна.

- Вот вы, математик с изощренным умом? Вот и попробуйте догадаться, – прищурился я. – Ладно, вы извините, у меня пара скоро, я побежал. И остальным скажу, чтобы деньги сдавали мне непосредственно, чтоб никого не подставлять. А вы подумайте, подумайте.

И закрывая дверь, тихонько шепнул: «вам, математикам полезно».

Пара началась с еще одного конверта со списком. Группа была сильная, поэтому общая сумма составляла около 50 баксов. А еще одна лентяйка заказала себе пятерку. Видимо, сильно поджимало на стипендию. Ну что ж.

Не акцентируя внимания на проблеме дня, я начал читать лекцию. Сегодня изучали шпилечное соединение – вполне интересно. Народ внимательно слушал, пока в аудиторию не зашел Юрий Захарович:

- Колька, а ну-ка, пойдем ко мне наверх! Ты ж писатель, там тебе хохма готова!

В кабинете усилительных устройств была лабораторная, где каждый занимался со своим макетом. Юрий Захарыч показал на Рыбкина, который тупо пялился в старенький пузатый телевизор.

- Нужно подключить DVD плеер к телевизору и показать кино. Вот этот уже десять минут не может.

Рыбкин тупо смотрел на телевизор, нажимая все кнопки на передней панели. Затем почему-то начал протирать экран от пыли. Предварительно убрав мешающий кабель питания, висящий сверху… ИДИОТ!

- Тут пульт нужно. Он так не включится, – неуверенно заявил Рыбкин.

Юрий Захарович достал из стола пульт.

- На, держи. Если не включишь с пультом, я тебе двойку за год поставлю.

Рыбкин начал судорожно нажимать на красную кнопку, но телевизор почему-то не включался.

Другие студенты, сидя за более серьезными макетами, заливались слезами, наблюдая за действия коллеги.

- А тут, наверное, батарейки сели! – догадался Рыбкин.

- А ты через камеру телефона посмотри на инфракрасный диод. Если будет светиться, значит, все нормально. Если нет – таки сели.

Рыбкин достал солидный наладонник (ЗАЧЕМ ОН ЕМУ???) и начал светить. Заглядывая через плечо, я убедился, что светодиод ярко мигает. Но студент открыл для себя нечто потустороннее и больше не интересовался окружающим миром.

- Прекрати баловаться, Баран! – гаркнул Захарыч. – А то мы тут заскучали уже. Что? Ставить двойку за год?

- Ну у меня же там нормальные оценки? Пятерка даже есть одна по семинару! За что двойка?

Нервничая, Рыбкин положил пульт на телевизор и начал играться кабелем питания. Группа заплакала пуще прежнего. Мы с Юрием Захарычем тоже не могли сдержаться.

- А-а-а-а!!! – вдруг осенило Рыбкина. – Это не тот пульт! Тут написано одно, а на телевизоре другое.

На пульте было написано «универсальный пульт удаленного управления» по-английски. Таким одним можно управлять всей техникой в доме, если правильно настроить. А у меня в детстве пульт ДУ представлял из себя длинную палку подвешенную на шнурке к потолку. Во, времена!

- Рыбкин, давай, я сейчас тебе все клеточки двойками заполню, но покажу, что он работает? – предложил Захарыч.

- Не, не надо. Я сейчас… Я чувствую, что почти разгадал эту хитрую тайну.

Группа лежала. Не туда этот клоун поступил все-таки…

- В розетку включи, баран! – не выдержал кто-то из студентов.

Рыбкин, немного потормозив, бросил кабель питания телевизора и включил в розетку DVD плеер. У нас была истерика. Минуты три мы пытались сказать хоть что-то, но так и не смогли, наблюдая, как клоун включает и выключает плеер с пульта.

Я бы и дальше продолжил, но зазвонил телефон. Звонила Светлана Алексеевна.

- Колечка Владимирович, а ты где? Мы тут у тебя в кабинете, и…

- Да я тут поднялся помочь на третий. Сейчас спущусь.

В аудитории была завуч, депутат и два каких-то перца в старых слежавшихся черных свитерах, серых джинсах и очках. И с недельной небритостью на лице. Наверное, программисты сегодня будут что-то из сферы IT рассказывать. Депутат как раз удивленно читал объявление на двери.

- Ха-ха, – обрадовался он, разворачиваясь. – И мелким шрифтом в конце: «…всех, кто в это поверил, заранее поздравляю с профессиональным праздником 1-го апреля!». – И что, сдают?

Завуч тоже решила ознакомиться с объявлением и уже с первых строчек сильно покраснела. Я же пошел к столу, достал два конверта и вручил депутату. Завуч впала в когнитивный диссонанс.

- Впечатляет. Но впредь так делать не следует. А это убрать. Иначе найдется какой-нибудь хороший человек, который обставит все, как нужно и донесет в высшие эшелоны власти. А у вас с наполняемостью и так проблемы, насколько я знаю.

И я решил играть ва-банк, рассказав историю про студента с катарактой. Не знаю, зачем они сюда пришли, но оно их уже совсем не интересовало. Группа тоже внимательно слушала и под конец, при фразе «это может случиться с каждым!», прониклась идеей хоть как-то помочь попавшему в беду.

- Ну а что? – начал депутировать депутат. – Вот вам и первое боевое задание: найти финансирование для проекта. Задание сложное, но разрешимое. Ищите спонсоров, продавайте свои услуги, может, ярмарку какую-то устройте. Может, у вас идеи какие-то есть?

- Ковер-пати! – радостно предложил я.

- Чего? – не поняли все.

- Ну, ковер-пати! Мы так когда-то в Киеве делали со знакомыми. Получили добро у администрации города, вытащили в парк кучу ковров и фоткали всех подряд на их фоне. Фото на фоне ковра – это ж классика! А потом фотки выкладывали в группе вконтактика. Весело и интересно. А у нас люди вообще большого фотоаппарата не видели, для них это будет «ВАУ!». Послезавтра суббота, поэтому нужно сейчас быстро накатать объявления и развесить по городу, а потом собирать пожертвования. Немного выйдет, но тут даже поддержка важнее, чем средства, – я обратился к студентам. – Кто хочет участвовать?

И почему-то после такой пламенной речи все отморозились.

- У нас контрольных куча, – сказал кто-то. – Готовиться нужно.

- И долгов много. Завтра и послезавтра математику пересдавать, а то к экзамену не допустят.

- А я разбил зеркало, и меня мама не пускает гулять, – сказал кто-то, и все заржали.

«Если бы у народа было много свободного времени, то революции происходили бы чаще, чем успевают выходить новости на национальном телеканале», подумал я. Именно отсутствие свободного времени превращает мозг в аморфное желе. По крайней мере у меня так. Может, в этом и заключается суть учебной программы? Чтобы замучить студентов и отбить желание учиться, воспитывая неграмотное ленивое стадо, и замучить преподавателей, чтобы ни дай Бог не начали требовать нормальные условия труда и оплату? Офигенная тема для рассказа, кстати!

- А можно еще кино показывать! – сказал кто-то.

- Ну да, – поддержал его сосед. – У нас же в городе кинотеатра нет, а у нас актовый зал на 150 мест, и проектор хороший.

- Пойти некуда, – сказала расстроено какая-то студентка.

- А еще можно усилители делать! – предложил еще кто-то. Вон, мы на кружке у Юрия Захаровича мне усилитель собрали за 10$ почти на сто ватт! Их там нефиг делать! Только корпус нужен! А то я сделал в коробке из-под обуви…

Все захихикали.

- А у меня отец работает в столярной мастерской. Они там мебель делают. У них можно какие хочешь заказать!

- А еще можно рекламу снимать…

Я смотрел на депутата, а депутат на меня. Мы оба офигевали. Почему дети, пускай и взрослые, могут рожать, а главное – воплощать такие идеи, а взрослые только жалуются на плохую жизнь? Может, они еще не так испорчены? Хотя чувствовалось, что чего-то мы не учли, и ничего не получится.

- Ничего не получится, – сказала печально Светлана Алексеевна. – Если мы будем брать деньги за что-то, нас налоговая прижмет. А у нас и так штрафы огромные до сих пор висят за неправильно начисленные зарплаты и стипендии. Нам нельзя вести коммерческую деятельность… ни под каким предлогом.

- Ну а просто пожертвования собирать? Кто сколько может.

- У нас в городе кто-то что-то пожертвует, ага… – иронизировала завуч. – У нас скорее на выпивку и сигареты потратят. Вот мы уже раз такое делали, когда хотели отремонтировать крышу в общежитии – набился весь зал. Собралось что-то около десяти долларов, а грязь и мусор мы выметали неделю потом.

Все замолчали.

- Так, Светлана Алексеевна, вы помните, мы не за этим пришли, – вдруг съехал депутат.

- Ах да. Николай Владимирович, вы нас удостоите своим присутствием: И пофотографируете? У нас сегодня опять мастер-класс. Ирине пришлось уехать в командировку.

- Нет, – холодно и обиженно ответил я. – Сегодня администрация занята и я смогу консультацию, наконец, провести. А то у них завтра директорская. Мне Татьяна Павловна пообещала своих студентов пригнать. Да и фотоаппарат разрядился. Вы извините, но учебный процесс – это святое.

Извинившись, гости вышли, а я уселся за стол:

- Вот скажите, друзья, вы бы помогли своему коллеге? Только честно. У меня есть одна идейка, просто нужны люди и небольшие финансовые вливания.

Все начали смотреть в парты. Минуты три никто даже не шевелился.

- От если бы раньше немного! А то контрольные каждый день, готовиться нужно.

- Ой, – рассмеялся я. – Типа вы готовитесь когда-то? Когда последний раз шпаргалки делали? Чего глаза прячете? Совсем с вашими интернетами зажрались! Ну, у меня на инженерке вам никакие шпоры не помогут. Вот хотите, я вам сейчас дам задания на контрольную?

Все закивали.

– И гарантию даю, многие все равно напишут плохо или не напишут вообще.

Я протянул заранее приготовленный листик старосте и наказал распространить среди других групп.

Остаток пары мы обсуждали шпилечное соединение, а на консультации - разрезы и проекции. Даже как-то скучновато.

По пути домой я купил дорогущий антигрибковый крем для своего маленького друга и пельменей. Джентльменский набор, блин. Дома ждет братец, отчаянно пытающийся вывести все вирусы на компе, интернет и сосед, который все время что-то сверлит. Мрак…

Марине позвонить я не решился. Уверен, она расценивает ситуацию так: до этого она считала, что она такая вся из себя роковая женщина с легкостью вертит таким бравым молодцом, как я. А теперь считает, что я ей басни наплел про свое одиночество и что это я ею пользовался. Не раз она мне говорила, что задушит, если буду спать с другими. Правда, это было в шутку, но в каждой шутке, как известно, есть доля шутки, а все остальное…

Стоя в мачмале из грязного снега и гравия у подъезда, я все никак не мог придумать, как поступить. Хотелось понимания. Не через аську или скупе, а живого, настоящего, тактильного. Прикосновения – вроде бы такая простая штука, но если ты forever alone как я, то каждое из них ценится на вес золота.

Глядя в пустоту и медитируя, я чуть не обосрался от звука автомобильного клаксона сзади. Бибикала желтая иномарка. Где-то я ее уже видел… Ира? ИРА!!!

Дверь Мазды отрылась, и вышедшая из нее Ира угодила прямиком лужу по щиколотки. Бугагашенька!

- Ну, чего ржешь? Помог бы даме!

Не боясь испачкать и так грязные берцы, я подал даме руку, а затем получил пакет.

- Ты чего здесь делаешь? Ты же в Москве должна быть?

- Час до аэропорта, час туда самолетом, еще час на подготовку, два часа саммит, два часа обратно и час сюда.

Прикинув, я несколько раз кивнул, но все равно нифига не понимал.

- Ну… А как узнала, что я тут живу?

- Спросила у твоей сестры. Через контакт.

Моя троюродная сестра живет в Киеве уже года четыре.

- И что, она помнит?

- Нет, она маме позвонила, спросила.

Аленка была последнее время очень занятым и важным брокером, и даже мне, своему идейному вдохновителю и надежному источнику положительных эмоций, отвечала не всегда.

- Алена??? С чего это вдруг?

- А я сказала, что я из редакции, и что нужен адрес, чтобы тебе отправить договор.

- КАКОЙ ДОГОВОР???

- Ну… – Ира смущенно улыбнулась. – Что моя редакция хочет твои рассказы издать.

- Какая «твоя» редакция? Откуда ты знаешь, что я пишу?

- А я, когда летела в самолете, зашла на твою страничку, там нашла ссылки на работы, прочитала первый запоем, впечатлилась сильно…

- Так что за редакция? Что за договор?

- Да это я так сказала, чтобы шокировать. Люди безоговорочно поверили и не задавали глупых вопросов.

Я сильно-сильно растерялся.

- Так, а зачем приехала?

- Я ж говорю – впечатлилась сильно. Захотелось тебя покормить.

Видя мою щенячью радость, Ира заулыбалась:

– Может, все-таки пригласишь даму в дом?

Поднимаясь на пятый этаж, я успел рассмотреть в пакете что-то большое, замотанное в розовое махровое полотенце, полбуханки хлеба и какую-то полулитровую банку. Список ништяков, полученных от писательской деятельности, увеличился почти вдвое.

Квартира встретила меня и гостью бардаком. И хорошо, что в комнате у моего братца сгорела лампочка (уже месяц, как) и не было видно, что там. Ибо там, пардон, сказочный пиздец.

- Где руки мыть? – спросила Ира.

Я показал на туалет, а сам быстренько побежал собирать постель и закидывать под нее грязные носки и всякие упаковки от печенек. Убирая, я не заметил старого не работавшего уже два месяца системника. Видимо, любимый братец что-то оттуда уже уволок, как недавно уволок плохой (по его словам) проц, а заменил на новый и лучший, который в тот же день спалил материнку и память. И хотя проведенная мною лично экспертиза показала, что во всем виновата планка памяти с отвалившимся пином, я все равно на него за это сердился. Ну, это не главное. У меня в гостях интересный человек! Главное – не вести себя так, как у меня обычно получается.

- А кухня у тебя где? Ну и бардак… Хотя я думала, будет еще хуже. Ну-ка…

Ира взяла стоящий в углу веник и начала подметать пол.

Блджад, срам-то какой…

- Ира, дай, я сам подмету, – начал требовать я. – Это, наверное, брат не убрал.

- Ага, как же, брат. Знаю я вашего брата. И не мешай мне! А то как дам щас!

Ира пригрозила веником, и я, полностью потеряв мужское достоинство, уселся на стул. Стул был в чем-то липком и мокром. Хорошо хоть, что на него сел я… Боги, задницей чувствую, что сейчас произойдет что-то настолько глупое, что я себе всю жизнь не прощу…

- Так… – Ира высыпала мусор в ведро и поставила веник на место. – Где холодильник?

- Там… – Я показал на комнату брата. – А что ты…

Но Ира, игнорируя меня, захватила со стола пельмени (про которые я совсем забыл) и потопала в спальню. Послышался звук открывающейся дверцы холодильника, затем дверцы морозильника, шелест пельменей, звук включающегося ночника, звук резко сворачивающегося одеяла и «Ээээ…» моего великовозрастного братца.

Ира вернулась в кухню.

- А твой брат всегда спит голый?

Я был готов сгореть со стыда. Уперев рукой лоб я изо всех сил делал вид, что мне стыдно, и что я морально уничтожен.

Выждав несколько мгновений в бесконечность, Ира достала из пакета «нечто в полотенце», и развернула маленький судочек. Вроде с гречкой.

- Это тебе. Ешь.

- Это чо, гречка что ли?

- Нет, это омары под кислым соусом. Ешь, говорю.

Я пододвинул судочек поближе и снял крышку. Гречка на вид была невкусной – нерассыпчатой, и без каких-либо ништяков.

Глядя на Иру я осторожно попробовал. Какая-то фигня безвкусная. Абсолютно несоленая, еще и вязковатая. Бууэээ!

- Ира… – уже немного пришел в себя я. – Ты ехала после перелета в ТУ страну и обратно ко мне на машине, тратила бензин, время, чтобы накормить меня вот ЭТИМ?

- Да! – аж подпрыгнула от счастья Ира. – И только попробуй не съесть.

Я посмотрел на бездонный судочек гречки.

- А можно, ты уйдешь, а я сделаю вид, что съел?

- Ешь! – шутливо пригрозила кулаком Ира. – А то я обижусь.

Я съел еще немного.

- Давай, я тебе песню спою? – жалобно проскулил я. – Ну, может… что тебе нужно?

- Ты же писал, что гречка с майонезом – твоя «любимая нямка»! Я даже по-мужски приготовила. Чтобы мерзко было. Вы ж, мужики, совсем готовить не умеете!

- Это я не умею??? – удивился я. – Да я лучше тебя готовлю в сто раз! Я…

- Да-да-да, конечно. А в холодильнике пельменей пачка, майонез, кетчуп и три яйца. И какая-то протухшая рыбина…

- Это брата наверное… А не готовлю я потому что некому, – немного расстроился я.

- А что ж так?

- Да вот так… – совсем раскис я.

- Ну, а та девушка, Аня? Что у вас случилось? Ты так мило все описал.

- Ты не дочитала наверное. Я же написал, что это просто плод фантазии больной.

- Фантазии? – прищурилась Ира и начала сверлить взглядом. – Я не верю тебе. Ты сейчас фантазируешь. Ты даже глаза потупил.

- Да это потому что…

- Коль, ну давай не будем, да? Я тоже не первый год беременна. И могу отличить выдумку от правды. А чтобы так искусно лгать, нужно иметь огромный опыт сочинительства. Так вот у тебя написано плохо. Причем так плохо, что нарочно не придумаешь. Но видно, что от души, – Ира немного подобрела. – Так что, вы расстались?

Я понял, что врать выйдет дороже.

- Угу.

- А чего?

- Я признался, что не люблю ее.

Ира показушно рассмеялась.

- Это ты-то? А-ха-ха-ха-ха! Ой, не могу!

- Не смейся! – разозлился я. – Это не смешно!

- Ну ты же себе врешь! Тебя даже сейчас мучает совесть.

- Ей так будет лучше, – выдавил я.

- А ты ее не пробовал спросить? А вдруг…

Я ударил кулаком по столу, перепугав Иру до смерти.

- Либо ты прекращаешь тему, либо кто-то из нас покидает этот коммунальный рай.

По моей серьезной морде Ира поняла, что шутить я не настроен и беседу теперь тоже вести не настроен.

- Ну, ладно, ешь свою любимую гречку. А я пока пойду залезу в твой компьютер.

- Это еще зачем? – удивился я.

- Ну, интересно посмотреть, чем живет ТАКОЙ человечек. – сказала она это с подлейшей издевкой. – А ты ешь. Если все не доешь, обижусь. Серьезно.

Я понял, что спорить бесполезно.

- Блин… А не могла нормального чего-то привезти?

- А я и привезла, – из пакета на стол переместилась банка с аппетитным гуляшом, который вскоре оказался в судочке. – Не раскрывать же все карты сразу? Нужно же отомстить?

- За что?

- За то, что даже спасибо не сказал! – рассмеялась Ира подобно Берии, а я покраснел подобно огурцу.

- Спасибо…

- Вот, чудо! Я прям не могу. Ладно, ешь!

И я начал есть. Гуляш очень сильно увеличил тактико-технические характеристики гречки, увеличив тем самым мой бешеный аппетит (на работе-то не удалось поесть). Жрат был поглощен в рекордный срок, и я отправился в зал. Ира сидела за компом. Который кагбэ сгорел…

Впопыхах я не заметил новый системник, стоявший под столом между чехлом от электрогитары и весьма объемным сабвуфером. Сегодня день больших неожиданностей!

На дисплее были мои обои, моя цветовая схема и все диски в проводнике. Вот все-таки хорошо, что винчестер с семеркой можно на любое железо впизнуть и все будет работать. То ли, раньше… Ира уже нашла мой любимый прон (хотя «проном» это назвать нельзя – просто красивая фетиш-эротика) и просматривала самые эмоциональные сцены. Подвинув окно плеера, я зашел в диспетчер устройств и с радостью обнаружил на борту своего нового компа 16 Гб оперативы самой быстрой (раньше было 3Гб старенькой) и проц i3. Проц не айс, конечно, но все же лучше того, что было. А главное – работает! Для эксперемента я запустил фотошоп – 4 секунды до полной готовности. А раньше было где-то 12-13. Круто!

Оставив Ирину наедине с тетками в резине я побежал к братцу:

- Брааат? Браааат??? Ты спишь?

- Колян, – спросонья замычал братец. – Я там на уценке купил железо тебе. Пришло в помятой коробке, поэтому в розницу не отдали. А на уценке никто не брал, так они скинули почти 50% за все, чтоб до Нового года все распродать. Ото, что у тебя стоит – на двести баксов. А кого это ты там привел?

- Это коллега, гы-гы. Все, спи. Спасибо!

Я закрыл дверь и побежал обратно.

- Прикинь, Ир, у меня сегодня столько случилось! А… кстати… Тебе к врачу нужно…

Ну а как еще говорить такие вещи?

- К какому врачу??? – удивилась и немного испугалась Ирина.

- Ну… наверное, к гинекологу. Хотя, может, и дерматологом обойдешься.

И где-то полчаса я рассказывал о минувшем дне, закончив на беде студента. Это сыграло мне на руку, ибо Ира поначалу сильно нервничала по поводу кожных заболеваний. Где-то в душе я надеялся, что Ира точно знает, как решить финансовую проблему. Но она тупо моросила.

- Может, ты посоветуешь чего-то?

- А что тут советовать? Считай меня жестокой, но это естественный отбор. И рано или поздно природа возьмет свое. Вот ты? Тебе делали операцию? Я читала у тебя заметку. Ты не написал, что кто-то как-то сильно помог. А ты полностью лишился органа. А у него все не так смертельно. У меня сын, которому тоже нужна операция на ухо, потому что он одним ухом почти не слышит. Ему три года, и операция возможна только сейчас, потому что потом формирование чего-то там закончится и все. Операцию есть смысл делать в Германии. Стоит 23 тысячи евро. Это очень большие деньги. Мы могли бы с мужем продать квартиру или обменять на другую, в каком-нибудь спальном районе, но мы этого не делаем. И не из-за того, что мы плохие родители, а потому что четко понимаем, что это нецелесообразно.

Только к концу повествования я понял, что у Иры есть муж и сын. Как минимум один. А на пальце чудесным образом появилось обручальное кольцо.

- У тебя не было кольца? Ну, вчера вечером.

- Да, сняла.

- А зачем?

- Ты тупой? – я начал усиленно это демонстрировать. – А на кой я презервативы с собой брала?

- Вот это номер! А муж что?

- Узнает, голову открутит. ОБОИМ!

- А сама что? Не стыдно?

- Да ну, что ты? Командировка, другой город с ночевкой, новые люди – сам Бог велел! Нужно ж разнообразие какое-то… И вообще! Святой нашелся тут!

- Гы, вот тебе и разнообразие! Вот я раньше думал, что кожвен заболевания нужны для того, чтобы медленно и мучительно наказывать всяких безбашенных поебух и блядей, но теперь понимаю, что это еще и способ наказания за измену.

- Так ты сказал, что это грибок какой-то.

- Ну все равно. Я сначала на тебя думал, мол, «наградила», но мне хорошие люди сказали, что такое за час не проявляется. А у меня только с одним человеком произошел контакт в этой области и как раз ровно месяц назад. Видишь, месяц ровно? Тютелька в тютельку! Мне лечить около месяца, и ты сразу узнала, в тот же день. Чувствуешь? Возможно, я вообще был создан, чтобы передать тебе вот такой сюрпрайз, дабы ты прекращала распутством заниматься.

Ира удивленно и растерянно смотрела на меня с минуту, изредка мотая головой в стороны.

- Вот, чудо! Это ж надо так нафантазировать. И не распутница я вовсе. Это, между прочим первый раз за год. Вот как! А раньше я была ОГОГО! И между прочим, тьфу-тьфу-тьфу, ничего. Мы с моим гинекологом старые подруги, уже лет десять дружим эм... тесно очень. Можно сказать интимно. Она знала о моих похождениях и постоянно удивлялась моему везению, – Ира гордо посмотрела в никуда. – Хотя никакого везения. Просто холодный расчет.


Дата добавления: 2015-07-10; просмотров: 91 | Нарушение авторских прав


<== предыдущая страница | следующая страница ==>
Часть 1. 3 страница| Виды внимания

mybiblioteka.su - 2015-2017 год. (0.188 сек.)