Студопедия
Случайная страница | ТОМ-1 | ТОМ-2 | ТОМ-3
АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатика
ИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханика
ОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторика
СоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансы
ХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника

Часть 1. 2 страница

Читайте также:
  1. A) Шырыш рельефінің бұзылысы 1 страница
  2. A) Шырыш рельефінің бұзылысы 2 страница
  3. A) Шырыш рельефінің бұзылысы 2 страница
  4. A) Шырыш рельефінің бұзылысы 3 страница
  5. A) Шырыш рельефінің бұзылысы 3 страница
  6. A) Шырыш рельефінің бұзылысы 4 страница
  7. A) Шырыш рельефінің бұзылысы 4 страница

- Вот знаете, эта гитара стоит три тысячи гривен, – соврал я. – Я ее купил недавно, почти год назад. Когда учился в университете. На стипендию, которую полгода не снимал. А учился на гитаре марки «Изъяславль». Вы даже не можете представить, с каким ужасом я ее вспоминаю! Она вообще не строила, на 12м ладу подъем над грифом у струн был почти в палец. Но мне хотелось научиться круто играть, и я таки учился! Кстати, первую свою электрогитару я купил тоже не стипендию. Только гитара тогда стоила 100 баксов, а стипендия была 10$. А сейчас цены поднялись где-то на треть, а стипендии – почти в пять раз. Достаточно три месяца никуда не тратить стипендию и можно позволить себе нормальное весло… А если сильно не терпится, можно через месяц купить какую-нибудь отечественную «Трымбиту» – тоже нормальное весло, если пальцев не жалко. И пускай вы не вытяните математику вашу на четверку (а любого препода можно измором на тройку развести), перекроете ее физрой или биологией. Сколько вы тратите дома на домашнюю работу? Только честно?

Студенты поникли.

- Целыми днями сидят в своем компьютере, картинки смотрят! – взорвалась мама Стаса. – Нет, чтобы чем-то интересным заняться! Вот мы в свое время и на кружки, и на секции…

- Постойте, постойте! В ваше время к этому было другое отношение. Сейчас все не так, – с тоской я подумал, что большинство родителей не в состоянии организовать СВОЙ досуг, не говоря уже о детях. – Но мы не об этом. Давайте еще раз: сколько времени вы тратите на домашнюю работу? – студенты не ответили и покраснели. – Не переживайте. Я еще раз вам говорю. Я здесь не для того, чтобы пилить вас. Просто, если вы будете хотя бы час в день тратить на ту же математику, ДАЮ ГАРАНТИЮ - у вас не будет таких серьезных проблем. А если еще час на другие предметы, то выйдете на стипендию. Поверьте, ничего в этом сложного нет! Да и вам самим понравится через некоторое время. И нужно понимать, что делаете не просто так, вам за это будут платить деньги. Вы, за два часа работы в день сверхурочно будете получать по 50$ в месяц. Я, например, за свою работу получаю меньше.

Рассказывая, я набирал темп и усложнял технику игры, так, что к концу проповеди пацаны прониклись уважением, а мамы поддались обаянию. Было видно, что уходить они уже передумали. Остался последний контрольный штрих:

- А если будете стараться, я вас кое-чему научу. Можно будет даже выступить на новый год на сцене под гитару. Да так, чтобы все девочки были вашими! Давайте не откладывать в долгий ящик, приходите сегодня после пар в кабинет черчения, поболтаем.

Пацаны загорелись. Мамы тоже. Свою работу мотиватора я сделал. Главное, чтобы несчастная администрация, у которой и так полно дел и нет времени отвлекаться на неуспевающих студентов (кроме вот таких крайних случаев), не просрала все полимеры. Нужно брать этих двоих под контроль:

- Вы мне будете рассказывать каждый день, чего сдали и чего не сдали. По возможности буду помогать. Обещаю, если вы будете работать, замолвлю за вас словечко перед администрацией на стипендиальной комиссии. Они меня редко конечно, но слушают… Вопросы?

Вопросов больше не имелось. Напоследок я взял контакты у мам, вежливо откланялся и вышел, сияя как красно солнышко.



- Ну как там? – спросила секретарь.

- Сказали, что ноги их здесь не будет, – радостно соврал я и потопал на пару.

Остаток пары прошел в плавной полемике на тему пенсионного обеспечения. В очередной раз удивляюсь, насколько слепой у нас народ и наглая власть. Ну вы только подумайте: по новой реформе на государственную пенсию мужчина уходит в 60 лет. Человек лет с двадцати работал, работал, заплатил в пенсионный… ну, пускай, 200$ в год (самый-самый минимум). Получается 60-20=40 лет стажа. 40 лет х 200$ = 8000$, и это не учитывая процентов от депозита, которые увеличивают сумму раза в два-три. Средняя продолжительность жизни – 62 года (у мужчин, согласно географическому справочнику на 2010 год). Минимальная пенсия – 100$. За два года человек получает 12х2х100$=2400$. А остальное куда? Но зато все знают, что американцы тупые, а Галкин спит с Пугачевой.

Загрузка...

Решив, что молния два раза в одно и то же место не бьет, вторую пару я провел так же, как и первую, только в два раза тише, да еще и решил отпустить студентов пораньше на пять минут. Но юные дарования никуда уходить не хотели, поэтому пришлось пригрозить летучкой. А отпустил студентов пораньше я, чтобы сходить на разведку. Впереди большая перемена, и нужно где-то пожрать. У Лены или у Лены. У одной был диван, а с другой было интереснее. Одна будет жаловаться, другая – жизни учить. Чай/кофе у обоих был одинаковый (одни и те же студенты дарят), бутерброды, как правило, тоже (с гордостью заявляю, что почти всегда их количество было рассчитано и на меня). Поднявшись в свою подсобку, я увидел на столе корзинку с печеньками… ради них я готов на все. Даже чайник поставить!

Рассказывая с набитым ртом Лене о произошедшем, я подошел к моменту про сегодняшний мастер-класс для студентов.

- Сегодня же педсовет! – немного раздраженно напомнила Лена.

- Блин! – расстроился я. – Точно! И что я этим двоим скажу? Это ж их первое впечатление… это ж надо так, а? У меня и так память хреновая, а тут вообще все стал забывать! Что со мной такое?

Лена довольно разулыбалась:

- Это профессиональное, не переживай. Ты обратил внимание на то, что у каждого преподавателя есть блокнотик? Туда все всё записывают, потом читают, делают и вычеркивают. ОБЯЗАТЛЬНО ВЫЧЕРКИВАЮТ, чтобы второй раз не сделать! – Лена рассмеялась. – Я вот два раза распечатала директорские контрольные и завучу носила. Кстати… ты сделал задания? – я подавился. – Ты что, не видел объявления??? У тебя через три дня по черчению кажется…

Мой тупой взгляд заставил расстояние между правой рукой Лены и ее лбом очень быстро уменьшиться до нуля. Сквозь обреченный ироничный смех пробивались нотки безысходности.

- Коль… ну я даже не знаю…

- А я знаю! – резко воспрянул я. – Страшный секрет знаю!

- ??? – удивилась Лена.

- Расторгуев в армии не служил! А Зверев служил. Такие дела.

Просто совсем не хотелось говорить о работе. Я уже давно поймал себя на том, что кроме работы ни о чем не думаю. Последний раз тЁлочег фоткал месяца три назад (да и то, школьниц), музыку последнюю написал месяца два назад, а кулстори писал с таким напрягом, как если бы вагон разгружал (хотя раньше это было в невероятный кайф). Секс, хоть и был, но такой скучный и короткий, что лучше б Коэльо почитал. Три месяца все сводилось к жрать/работать/спать. Ни на что больше не хватает энергии. Конечно, учить студентов – занятие интересное, но нифига не благодарное. С неслабой долей цинизма хочу сказать, что благодарные глаза студентов – это невероятно круто, но они, увы, не булькают, и на хлеб их не намажешь. А есть же еще и неблагодарные или совсем слабые, с которыми просто невозможно работать. Как-то я на лабе провел диктант технических терминов. Слово «Аккумулятор» правильно написала половина опрошенных (17-18 лет), остальные писали что-то, типа «акамулятор», «окомулятор» и даже «окамулятер». Так же очень доставило «ОМПЕРМЕТЫР» вместо «Амперметр». Люди не понимают принцип действия электрического тока и напряжения, не могут в уме сложить 21 и 13 (на пальцах считали, когда запретил пользоваться куркуляторами!). А я их должен научить, как измерять нелинейные искажения в децибелах… И самое интересное, что я таки учу! Из кожи вон лезу, нахожу или придумываю всякие жизненные примеры (например, про скалярного и векторного черного кота, который переходит дорогу туда и обратно), за что в благодарность получаю банку кофе на день учителя (и то, от одного конкретного студента), которую сразу же дарю булгахтерам, ибо кофеин не очень переношу. После пар, вместо того, чтобы охмурять какую-нибудь цыпочку, даю консультации по скайпу или асе, или просто туплю, просматривая «смищное видео», присланное теми же студентами. Достало… Еще и директор ругается. Говорит, что я не отрабатываю свои 80$ инженера, что должен с нуля сделать молодежный онлайн портал со всяческого рода свистелками и перделками, наполнять старый сайт колледжа, на который заходят аж два человека (я, чтобы посмотреть, работает ли, и она, чтобы просто посмотреть). А на предложение: «увольте меня с этой ставки к чертям, как неспособного выполнять свои обязанности», - требует найти преемника. А кто будет за такие деньги администрировать сайт? Вот и я о том же. А еще она мне тонко намекнула, чтобы сильно не разглагольствовал в своих опусах (которых, уверен, не читала) про всякие тонкости функционирования сложной и прекрасной системы образования, на что я еще более тонко намекнул на движение в направлении «Х».

Так… чет я совсем раскис. У меня ж тут печеньки есть!

- Лен, – серьезно спросил я. – Кем бы ты хотела бы работать? Ну, если бы можно было бы выбирать? Бесплатно обучиться, выбрать место работы, начальство?..

Лена задумалась и немного растерялась.

- Учителем бы и хотела. Только с трудолюбивыми студентами… и чтобы приборы были, на которых эксперименты проводить. А то веду физику, а ту же дифракцию показываю на картинках.

- Как «учителем»? А как же космонавт? А актер? Ну, на худой конец писатель или фотограф? Неужели?.. – я обреченно посмотрел на Лену.

- Я этим всю жизнь занималась. И это у меня получается неплохо.

- Да неееет, ты не поняла. Если бы была возможность вернуться в прошлое, до поступления в ВУЗ, предварительно узнав номер выигрышного билета ГОСЛОТО?

- Не знаю… Чего ты ко мне пристал вообще? Тебе директорские контрольные еще нужно придумать, бланки составить, оформить все…

Ну и так далее. Я не слушал.

В груди, чуть правее сердца образовалась пустота. Сознание било тревогу. Мозг понимал, что мало-помалу лишается самого главного – мыслить абстрактно. Не так, как требуют сиюминутные обстоятельства, а глобально. С ужасом для себя я отметил, что в целях у меня нечего кроме «дождаться еще двух зарплат и купить новое железо» и «когда-нибудь скоро или не очень ПОПРОБОВАТЬ издаться». Хорошо, что в приоритетах на текущий день у меня нет «сделать тормозок» или «прочитать тему, которую буду рассказывать», а то бы и утро, единственный час в сутки, который я спокойно посвящаю чтению вкусной и полезной информации, от которой растет мозг, пропало. А раньше, в универе, на это отводилось часа по три-четыре. А! Еще и друзья! Говорят: «скажи мне, кто твой друг, и я скажу, кто ты». Сейчас эта фраза приобрела несколько иное значение: достаточно зайти вконтактик и посмотреть на обновления. Если раньше в фотографиях я наблюдал творческие потуги друзей-фотографов (или тех, кто таковыми себя считает), в обновлениях – информацию о новых плагинах для FL Studio и потожопа, то сейчас в фотках - украденные студентками изображения гламурных кис, чья ненатуральность просто поражает мозг (а для студенток это идеал!), а в обновлениях - одни украденные цитаты и баяны (которые нагло вырваны из контекста)… Вот тут я напишу единственный мат в этой части: ЭТО ПИЗДЕЦ! Нет, одним матом тут не обойдешься: ЭТО ПИЗДЕЦ, БЛЯТЬ! При упоминании Чехова, гениального русского писателя, у студентов отвращение на лице, зато от НоГгано они фанатеют. Культивирют в своем маленьком мозгу идеи легкой наживы типа: «застраховать друга, а потом сломать ему руку и получить компенсацию» или «жениться на богатой и некрасивой, а потом сбежать со свадьбы со столовым серебром и прочей мелочью». Ну что тут сказать? Я один, их пятьдесят. А чтобы был результат нужно наоборот. Хотя есть несколько талантливых студентов, с которыми действительно интересно. На четыре группы, с которыми я работаю – человек десять. Есть среди студентов один парень, весьма талантливый, на фотокружок ко мне ходит, чертит неплохо, играет, но на парах появляется раз через два, аргументируя это частыми репетициями. Я сперва на него обижался, а потом послушал, как он со своей группой рубит митоллкоре на сцене… Моя воля, я бы его сам пинками под зад вытолкал в театральное. Но, увы, у нас такого нет. И других талантливых студентов постоянно забирают на всякие мероприятия и фестивали. Несправедливо, блин! А мне приходится заниматься с остальными. А есть такое хамье, что вы себе представить не можете! Я, когда учился, даже и подумать не мог, чтобы накричать на препода, или обвинить в чем-то (уже и говорю, как «старпер» =) ). А сейчас это норма. То, что меня посылали куда подальше – это скорее забавный курьез. А есть такие (что самое интересное, девочки), которые просто быкуют. Ты ей говоришь «спрячь планшет/телефон», а тебе: «А ЧЕ ВЫ КО МНЕ ЧЕПЛЯЕТЕСЬ? ЧЕ ЕМУ МОЖНО ПЕСНИ ПЕТЬ, А МНЕ ТИХОНЬКО ПОСИДЕТЬ НЕЛЬЗЯ?» – и еще расскажет, как нужно преподавать правильно. Да и таким тоном, что просто становиться противно и трогать не хочется больше…

Видимо, я таки начал портиться. Нужно избавляться от рутины!

Отряхнувшись от негатива, я начал хитро улыбаться, придумывая, какую бы глупость сделать, чтобы никому не навредить, но чтобы потом пришлось общаться с администрацией серьезно. Пусть они свято верят в то, что воспитывают меня, а на самом деле я просто ищу повод потренировать мозги. На мое предложение уйти мне сказали: как только найдешь преемника на обе должности, можешь быть свободным. Поэтому уволят меня вряд ли. Из зарплаты ничего взыскать не могут, спасибо КЗОТу, максимум, могут премии лишить. Хотя от них дождешься, ага. Я в сентябре провел шикарный мастер-класс. Три дня потом комплиментами разливались, хотя в ресторан по поводу не пригласили (сказали, что лишние люди приехали, и мест нет). Зато наградили грамотой, которую я тут же определил на стенку шкафа, где хранятся швабра и веник. Так что нужно наделать себе трудностей, чтобы потом интересно было. Да и будет, чего в рассказе написать интересного.

Только я хотел поблагодарить Лену за обед, позвонила другая «Лена язык».

- А ты не придешь?

- Нет. Может, после пар, но еще не уверен. А что?

- Да мне тут скучно… Оксана уехала, самой неинтересно. А ты у Лены опять сидишь?

Троица (Лена, Лена и Марина) последнее время недолюбливали друг друга, ибо всем троим равное количество внимания я уделять не мог. Это невероятно забавляло!

- Да. Мы тут плюшками балуемся.

- А у меня пирожные. Мне студенты на контрольную целую коробку принесли.

Вот все-таки хорошо, что я не кушал печеньки, а думал о плохом. И еще целых десять минут до пары!

- Пирожные? – сказал я, чтобы вторая Лена услышала. – Ну… я не знаю даже… через три минуты буду.

Лена обиделась. Собираясь, я видел, как ее испепеляет ревность. Или жадность? Мне кажется, у женщин четкой границы для этих эмоций нет. Ну и пусть.

Подсобка второй Лены весело встретила запертой дверью. Но у меня на всякий пожарный (у нее все-таки был холодильник) был дубликат ключа. Открывшись, подсобка встретила меня жизнерадостным диваном, на котором вальяжно лежала сама Лена. Она рассматривала каталог строительных и облицовочных материалов. Красивые черные сапожки аккуратно стояли неподалеку, а стройные ножки как бы намекали, что нуждаются в массаже. Должен сказать, что намекают они это уже месяца два, и все как-то безрезультатно. Во-первых, потому, что на просьбы помочь с редакцией кулстори мне ответили «ой, у меня контрольные / конкурс / поросенок заболел / еще какая-нибудь стандартная преподская отмазка», а, во-вторых, Лена об этом сама никогда не просила. Понятно, что она стесняется, но, повторюсь, для меня стеснительность сродни глупости и поощрять ее я никогда не буду. А еще массаж через колготки делать не очень правильно.

- Что не должен делать препод? – с ходу спросил я.

Лена слегка удивилась.

- Взятки брать?

От радости я хлопнул в ладоши и подпрыгнул. ВЗЯТКИ! Нужно сделать так, чтобы все подумали, что я беру взятки, но ни в коем случае не брать! Нужно запилить прейскурант, но для начала нужно определиться со стоимостью:

- Ты сколько берешь за четверку по своему предмету?

- Я не беру… – испугалась Лена.

- КАК? А жить как?

Вы меня простите за то, что здесь так много потоков сознания и мемуаров, но вспомнились некоторые наши аспиранты из универа, ведущие курсовые проекты. На четвертом курсе по одному из самых непонятных предметов у нас был курсач, который со всего потока (70 чел) сделали самостоятельно и сдали аж двое. Кстати, оба сделали неправильно, но им все равно поставили по пятерке за упорство. А остальные платили денежку. Я тогда был замом старосты, поэтому за меня заплатили остальные (за что был потом бит нещадно). В общем, вышло около штуки баксов. Согласитесь, приятная прибавка к нищенской аспирантской зарплате? А учитывая, что потоков не один…

- Да вот так и жить…

- Нет, ты не поняла. А как студентам, которые не тянут? Сдавать что ли?

- Ну да. Походят, попересдают и все.

- А тебе пересдачи оплачиваются? – Лена неуверенно замотала головой. – Но это же противоречит здравому смыслу! Смысл тебе общаться с «одухотворенными личностями», тратить на них свое время и нервы, еще и бесплатно?

- Ты предлагаешь взятки брать?

- Я ничего не предлагаю. Я просто провожу соцопрос: «Сколько самому брать».

- Ты что??? Это же статья!

- А кто будет дело открывать? Студенты, которые не могут нарисовать десять линий, или администрация, которой нужна тягомотина в суде и черный пиар?

- Коль… скажи, что ты шутишь…

- Хрена с два! Конечно, стричь деньги с бедных студентов я не буду, за это и вправду можно загреметь… а я за свою жопь, ты знаешь, очень сильно переживаю. Но интересна реакция окружающих на то, когда ты делаешь вид, что делаешь что-то, что все обычно делают вид, что не делают. Смешно же?

Лена откинулась на спинку дивана, закрыв лицо каталогом.

- Коля, ты дурак.

- Ты говоришь так, будто это что-то плохое.

- Не вздумай так делать! Серьезно! Проблем потом не оберешься.

- Ты опять говоришь так, как будто это что-то плохое.

Не зная, что сказать, Лена посмотрела на часы:

- Звонок через минуту. У тебя пара есть?

- Есть, – спокойно сказал я. – Хочешь массаж ножкам сделаю?

За дверью галдежа студентов не было, а значит, пары у Лены не намечается.

- Но у тебя же пара??? – спросила она.

- А ты сидишь тут с сексапильными обнаженными ножками, – игриво парировал я. – Что мне интереснее? Пубертатная молодежь или компания закомплексованного филолога?

Лена начала краснеть. Стараясь не встречаться со мной взглядом, она шарила по комнате в поисках чего-то, но так не нашла ничего.

- Ну ладно, – слегка расстроено сказал я. – Тогда я пойду.

Кроме как растерянно хмыкнуть, Лена ничего не придумала. Интересно, на кого она больше обижается? На себя или на меня?

 

Запустив студентов в аудиторию, я уселся за свое место и уткнулся в ноутбук. Прозвенел звонок, но никаких решительный действий я не производил. Студенты поначалу недоумевали, а потом, как положено любым нормальным студентам, начали галдеть.

- Так, ТИХО! – недобро рявкнул я, обведя всех суровым взглядом.

Все замолчали. А я продолжил творить. С минуту (что даже как-то странно) все молчали. Потом, наконец, кто-то спросил:

- А вы нам что-то будете рассказывать сегодня?

Я удивленно поднял глаза:

- Я? Вам? Зачем? – я опять опустил глаза.

- Ну мы ж пришли учиться! – наиграно сказал какой-то двоечник, и все рассмеялись.

- Вот ты учиться пришел, а учебник с собой взял? Нет? Ну, вот и все твое отношение к учебе.

- А мы принесли! – отличники с первой парты гордо продемонстрировали тонкие брошюрки.

- Ну вот по ним и учитесь, – раздраженно буркнул я уже не поднимая глаз. – Так, всё, не мешайте, я занят. Кто будет шуметь, сразу два в журнал. Без предупреждения. Три двойки в журнале – начинаем контрольную писать. И никаких книг, конспектов и интернетов. Только с головы. ВОПРОСЫ?

Вопросов не было. Почти все достали мобильные телефоны и начали играться в игры, просматривать страницы социальных сетей и тихонько слушать музыку. Ни один не открыл учебник, конспект или что-то еще. А у них уже завтра должна начаться серия директорских… Ладно, плевать.

Распечатав в учительской набросанные на скорую руку вопросы и кое-что еще, я повесил кое-что еще на дверях кабинета, внутри и снаружи, чем заинтересовал успевших заскучать студентов. На листочке формата А4 с заголовком «Согласно указу минобразования №2012 «О либерализации учебного процесса» цены за зачет по предметам (три предмета, которые я читаю) составляют». Ниже имелась небольшая табличка, в которой в соответствие оценкам ставилась цена или альтернативное действие. За пятерку предлагалось в фонд «благосостояния несостоятельных преподавателей» заплатить 20$. За четверку – 10$, а за тройку – 15$. В качестве альтернативы за пятерку нужно было рассказать с выражением стишок про ёлочку (примечание – «только обязательно с ВЫРАЖЕНИЕМ!»), за четверку – разложить все чертежи по группам и по хронологии (их там за полгода накопилось сотен с пять), а на тройку нужно было рассмешить завуча по учебной части. Хе-хе-хе. Под табличкой мелким шрифтом было написано «Работаем только оптом и только по налу», далее крупным шрифтом следовало «Знаю, это забавно, но можно попробовать сдать необходимые чертежи / семинары / лабораторные своими силами, причем совершенно бесплатно!». Далее мелким шрифтом шла белиберда о том, что нужно деньги только в бухгалтерию (мы серьезные люди, чо), 23% от прибыли согласно действующему налоговому кодексу пойдет государству, о выплатах в пенсионный фонд, о страховании и кое-что еще. Выглядело все очень натурально и правдоподобно. Я даже спер подпись какого-то министра и поставил в уголок.

Всем хотелось посмотреть, и я разрешил. Возможно, они начнут шуметь, придет завуч и будет что-то интересное. Но ничего не произошло. Зато посыпались вопросы:

- А че тройка дороже, чем четверка?

- А когда деньги можно приносить?

- А можно прямо сейчас стишок рассказать?

Избрав тактику, присущую нашим политикам я ответил только на один последний вопрос:

- Да, конечно. Подходите к доске, вот вам текст, – я протянул студенту распечатанный текст. – Вам, как самому смелому, даже на память не нужно учить. Ну, поехали!

И студент начал рассказывать стишок про елочку. Рассказывал он вяло и скучно. Но то, что он проявил инициативу – уже очень хороший знак. Нужно будет потом поощрить. Жаль, что придется его обломать.

Во время чтения студент пару раз сбивался, путал слова, но совершенно никакого впечатления не произвел. Публике скорее был интересен мой вердикт.

- Плохо, Рыбкин, плохо… – цинично объявил я. – Вы пятерку не получаете.

- Почему? – возмутился Рыбкин.

- А потому, что никому не понравилось. Вот если бы вам все хлопали – я бы поставил. А так, посмотрите на публику? Да они все засыпают! Ну ничего, вам это чуть позже зачтется. Давайте, я за одну лабу (из девяти) поставлю вам четверку.

Четверка для Рыбкина была очень неплохой оценкой, но дуться он почему-то не перестал.

Вот что за дурацкая ментальность? Ты получил оценку по лабе нормальную (которую пришлось бы зарабатывать полчаса минимум), но не получил того, о чем десять минут назад и не мог мечтать! Идиот!

- А можно я? Можно я? – вдруг неистово застрекотал Бодя.

- Конечно, – мне стало весело, ибо этот точно отожжет. – Только помните – вы должны прочитать так, чтобы вся аудитория хлопала.

Бодя, хоть и был не особо любим своей группой за наличие мозгов, но уважение вызывал. К тому же мог действительно нормально пошутить. Два человека достали телефоны и начали снимать.

- А можно гитару? – поинтересовался Бодя.

- Да! – обрадовался я. – КОНЕЧНО! В шкафу возьмите.

Хитрец знал, как подогреть интерес у публики. С полминуты он пытался попасть в высокие ноты своим уверенным баритоном, чем вызвал смех у половины аудитории, затем все же начал петь. Пел он с душой. А душа нот, как вы понимаете, не знает, ни текста, ни музыки... Выглядело это действительно смешно, и в итоге аудитория таки разродилась сначала смехом, а затем и аплодисментами. Даже я не удержался и легонько похлопал.

- Ну что, мне пять? – спросил довольный студент, пряча гитару в чехол.

- Нет, – ровно ответил я. – вам ничего.

- Почему???

- Не все хлопали. Увы.

- Как это??? – возмутился Бодя. – Даже вы хлопали!

- Ну видите? Я старался вам помочь как мог. Но хлопали не все. Поэтому поставить пятерку я вам не могу.

- А кто не хлопал? – начал серьезно возмущаться Бодя, оглядывая аудиторию.

- Рыбкин! – предательски заявил кто-то.

Все покосились на угрюмого Рябкина, но ничего не сказали.

Не знаю, сработало национальное «сам не гам и другому не дам» или Рыбкин так сильно расстроился… короче, механизм свое отработал. Халявы не будет по причине жадности и глупости. Но то, что некоторые студенты не боятся показаться смешными – уже достижение!

- Но бонус вам однозначно гарантирован! – спокойно сообщил я. – Садитесь. Кто еще хочет испытать судьбу?

Серая масса предпочла потупить, поэтому остальное время мы конспектировали.

 

В конце пары мне позвонила Светлана Алексеевна (завуч по какой-то там работе):

- Колечка Владимирович, здравствуй. У тебя фотоаппарат с собой?

- Угу, а что?

- Да к нам тут приезжает депутат сегодня, нужно бы пофотографировать.

- Без проблем. А когда?

-Сразу после педсовета. Он с собой привезет специалистов, будут давать мастер-класс по издательскому делу.

- Ну, Светлана Алексеевна, – расстроился я. – А как же покушать?

- А у нас кофебрейк будет, там бутерброды, печенье. Мы все предусмотрели!

- Ну, раз такое дело, то можно.

 

Депутат для нашего учебного заведения был кем-то вроде мессии. Сперва я относился к нему крайне скептически, пока при случайной встрече (нужно было сделать пару снимков) мы не начали трепаться про фототехнику. Он оказался вполне адекватным челом (хотя и снимал на Сапог), с быстрыми и подвижными мозгами, без пафоса и прочих составных большого политика. Приезжал он к нам уже четвертый раз. Причем в позапрошлый раз, нам была презентована видеокамера стоимостью в пять штук баксов. Хорошая такая, репортерская Сонька. Обидно только то, что в виду дороговизны и особой ценности хранилась она где-то в сейфе и никому не доверялась. В прошлый раз он привез к нам своих политтехнологов, которые рассказывали, как правильно привлекать внимание. Не скажу, что полностью с ними согласен, но мне послушать было интересно. А детям так вообще. Короче, сегодняшний день удастся хорошенько шлифануть.

Но сначала педсовет.

Педсовет – самая скучная и унылая часть педагогической работы. Один из наших преподов, заходя в актовый зал, ловко заметил: «А почему так темно? А как же я кроссворд разгадывать буду?».

На педсовете сначала обсуждались вопросы, типа «сколько мыла выдавать техническим работникам? 150 или 250 грамм?», потом что-то про заведование аудиториями, типа на одного человека может быть только одна аудитория, за которую в месяц платится аж 4$. Заведование второй (а у некоторых и третьей) должно основываться только на альтруистических порывах. Лаборантов обрадовали тем, что они больше не имеют возможности заведовать лабораториями, а то, что они наглым образом украли у государства (законопроект был внезапно утвержден уже как полгода, а наши узнали только сейчас), придется возместить в добровольно-принудительном порядке. Потом я не выдержал и задремал. Разбудили меня уже под конец.

- Группа номер 119 (первый курс), – важно сказала директор. – Была сформирована из студентов, у которых средний балл – 4.3 (по двенадцатибальной системе). Дети очень слабенькие, и после школы им ой как тяжело. Поэтому я вас прошу просто по-человечески: делайте им поблажки. В группе стипендию должно получать не меньше 70% студентов. Вы сами понимаете почему…

- Почему? – не понял я.

- Потому, что если мы дадим стипендию меньшему количеству, то на следующий год нам стипендиальный фонд урежут. Нужно тратить все, что дают, иначе вообще давать не будут. Тем более к нам люди небогатые пришли. Но даже не это самое главное. Главное – чтобы они крылья расправили, чтобы учиться начали. Именно это входит в наши основные задачи. Не ждите, что они будут ходить сами и сдавать! Сами назначайте, кому, куда и во сколько. Если нужно – звоните родителям. Если совсем плохо, мы будем общаться на административном совете…

«Ага, вы уже наобщались», - подумал я иронично и опять заснул.

 

Мастер-класс был на тему визуального восприятия. Собрались студенты со всех учебных заведений района, пара взрослых и я. Депутат почти не депутировал, просто представил нам своего специалиста и куда-то уехал.

Специалистом оказалась тетенька лет двадцати пяти. Тут конечно же должно последовать описание внешности, ибо всем плевать на богатый внутренний мир человека. Внешне тетенька была на твердую дифференцированную четверку. Природные данные на тройку, а подача на пять. Лицо больше всего портила улыбка как у Лаврентия Палыча Берии. Тетя это знала и старалась улыбаться по минимуму. Некоторое количество лишнего веса было удачно завуалировано веселым платьицем, легкость которого говорила, о том, что тетя передвигается не пешим ходом. Что вызвало мой неподдельный интерес. А еще не было обручального кольца.

Ира (так звали тетю) сначала рассказывала вполне годные вещи, очаровывая меня все больше и больше. Пока не начала показ своей презентации. Я чуть не блеванул, чесслово! Это один из тех многих случаев, когда так плохо еще нужно уметь сделать. Вы только представьте: фон из розового грязного асфальта (это просто мрак!), на котором синими буквами, отбрасывающими тень (от чего их контуры даже мне, с моим «глазом-пластмассом» было рассмотреть тяжело), написано нечто броское и умное. В качестве иллюстрации использован украденный из «MS Word 98» клипарт чудовищной ужасности, а основной текст из-за малого размера больше похож на россыпь черных квадратиков (опять же, на розовом фоне!), а внизу еще и копирайт «Ирина такая-то, © 2009» зачем-то. Ну, я понимаю, начинающие фотографы хотят показать свой «уникальный» стиль и на полфотки лепят «Vasya Pupkin», дабы никто дерзко не похитил из интернетов часть их тонкого духовного мира, но вот для таких серьезных людей копирайт на таком говне – моветон! Короче, меня задело, и я решил немного развлечься.


Дата добавления: 2015-07-10; просмотров: 84 | Нарушение авторских прав


<== предыдущая страница | следующая страница ==>
Часть 1. 1 страница| Часть 1. 3 страница

mybiblioteka.su - 2015-2017 год. (0.19 сек.)