Студопедия
Случайная страница | ТОМ-1 | ТОМ-2 | ТОМ-3
АрхитектураБиологияГеографияДругоеИностранные языки
ИнформатикаИсторияКультураЛитератураМатематика
МедицинаМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогика
ПолитикаПравоПрограммированиеПсихологияРелигия
СоциологияСпортСтроительствоФизикаФилософия
ФинансыХимияЭкологияЭкономикаЭлектроника

Потому что придут убить тебя, и придут убить тебя ночью.

ПИР В ТЕМНОТЕ.

 

Потому что придут убить тебя, и придут убить тебя ночью.

 

Книга пророка Неемии 6:10

 

I

 

Ночь была тихой и серой. За окном машины безмолвно проносились широкие улицы. Деревья были припорошены пушистым снегом, мягкое сияние уличных фонарей освещало каменную кладку. Конечно, этот город был не таким красивым, как Рим, но он вполне мог сравниться с Лондиниумом или Венецией – на первый взгляд.

При более внимательном рассмотрении становилось ясно, что город был почти разорен. Половина фонарей не работала, на зданиях виднелись трещины, в мостовой недоставало нескольких каменных плиток, но самое главное – на улице не было ни одного человека, несмотря на ранний час. Зато через каждые несколько метров им попадались патрулируемые солдатами полицейские участки.

Нищий и разоренный город не имел ничего общего с роскошной “жемчужиной Дуная”, которой он был когда-то.

- Удивительно, город выглядит ужасно запущенным. Такое ощущение, что он стостоит исключительно из трущоб, - заметил Авель.

- Во всем виновата эта антиправительственная террористическая группировка, именующая себя “Партизанами”, - ответил ему Радкон.

Авель прижался носом к стеклу, пытаясь получше рассмотреть город. Полковник, которого явно забавляла неосведомленность священника, фыркнул и продолжил:

- Террористы уничтожили практически все правительственные сооружения в городе. Они крадут предназначающуюся горожанам еду, время от времени взрывают водопроводные и газовые рубы. Из-за них весь Иштван катится к чертям. К тому же они убили нескольких человек.

- Кажется, они и впрям ужасные люди, - вздохнул Авель. Проглянувшие на время из-за облаков луны едва освещали город, но большинство уличных фонарей так и не зажглись.

- Но ведь существует Городская Стража, так? Почему же ваши люди не арестуют этих террористов, полковник?

- Разумеется, некоторых партизан мы уже схватили. Но многие все еще скрываются в городе. Такое ощущение, что они плодятся, как тараканы: скольких бы террористов мы ни арестовали, меньше их не становится! – ответил Радкон.

- Да, тяжелая у вас работа…А это что? – вокликнул Авель.

На противоположном конце улицы, упиравшемся в реку, возвышалась огромная сияющая конструкция.

- Это? Стальной мост. Единственный мост, соединяющий районы Буда и Пешт, - пояснил полковник.



Огромный мост сиял огнями. Его подпороки были украшены многочисленными скульптурами, каждая из которых подсвещалась прожектором. Сияющая цепочка огней отражалась в темной воде Дуная. От великолепия этого вида захватывало дух.

- Стой! – приказал караульный, и машина послушно затормозила перед въездом на мост.

- Это Радкон. Я везу гостя в Долину Крови, - сказал полковник.

- Мы получили уведомление, сэр. Хорошего вам вечера, полковник! – караульный отдал честь, помахал рукой остальным солдатам, и те убрали дорожное заграждение. Машина въехала на мост.

- Я смотрю, с мерами безопасности у вас все в порядке, - сказал Авель, оглядываясь назад. Рядом с постом караульных стоял бронированный автомобиль. – Это случайно не последняя модель военных машин из Германикуса? Я думал, они ужасно дорогие.

- Да нет, не особенно. Кажется, одна стоит около пятисот тысяч динаров, - ответил Радкон.

- Пятьсот тысяч динаров?! – взвизгнул Авель. “Да на эти деньги можно заново отстроить церковь Святого Матиаса… и еще в запасе останется!”

- Да, мне, конечно, платят НАМНОГО меньше, - недовольно пробормотал Авель. – Эээ, о чем это я? Да, так почему бы вам не потратить эти деньги на восстановление города и борьбу с партизанами?

Радкон только хмыкнул в ответ.

Они уже какое-то время поднимались в гору. В этом районе вместо фонарей использовались военные прожекторы, и на улице было светло, как днем.

Загрузка...

- Так вот она, Долина Крови. А далеко еще до владений Маркиза Дьюлы? – поинтересовался священник.

- Что? – Радкон удивленно взглянул на Авеля. – Мы УЖЕ в его владениях. По эту сторону реки все принадлежит Дьюле.

- Н-неужели? Что, и гора тоже?

- И гора, и все земли вокруг. Ну вот, приехали.

- Приехали? Так нам сюда? – спросил Авель, указывая на дворец в стиле барокко, словно явившийся из сказки. Величественное здание было окружено огромным ухоженным садом, перед входом красовались несколько фонтанов. По сравнению с разоренным городом особняк выглядел особенно роскошно. Авель изумленно вздохнул, выбравшись из машины.

- Я привез отца Авеля Найтроуда. Пожалуйста, доложите Маркизу Дьюле, - сказал Радкон.

- Мы ждали вас. Пожалуйста, проходите, отец Найтроуд, - сказала механическая горничная. Лицо под копной голубых волос было симпатичным, но выглядело абсолютно неживым. Она была роботом-слугой - еще одной из восстановленных со временем Утерянных Технологий.

“Такую дорогую игрушку могут себе позволить только священники самого высокого ранга и богатые дворяне. Династия Кадар, должно быть, весьма хорошо обеспечена и обладает большим влиянием, раз Дьюла контролирует Городскую Стражу и живет в огромном дворце, - подумал Авель. – Как разительно отличается Долина Крови от запущенного города по ту сторону моста…”

- Ну, увидимся, отец, - попрощался Радкон. Его лицо выражало одновременно насмешку и жалость. – Наверняка у вас осталось еще много дел, но теперь о них позабочусь я. Особенно о той послушнице. Такая красотка…

- Спасибо за участие, но я уже совсем скоро вернусь в церковь, - улыбнулся Авель. – Час довольно поздний, так что, думаю, я отправлюсь обратно сразу после ужина.

- Обратно? Нет, вы это слышали? – Радкон зашелся в диком хохоте. Он так развеселился, что даже принялся стучать кулаком по крыше автомобиля. Водитель тоже издал смешок – впрочем, довольно нервный.

- Жаль, что это противоречит твоим планам, но Дьюла тебя так просто не отпустит. Он… как бы это сказать… хорошо заботится о своих гостях.

Все еще посмеиваясь, Радкон сел в машину, и та сорвалась с места. Авель приподнял воротник плаща, глядя вслед удаляющимся красным огонькам.

- Сюда, отец Найтроуд, - позвала горничная-робот.

Авель развернулся и пошел следом за ней, утопая в мягком ковре. Входная дверь захлопнулась.

 

 

Комната была заставлена подсвечниками, но ни одна из свечей не горела. Впрочем, через огромное окно в комнату проникал лунный свет. Зала, в которой они находились, была, наверное, раз в пятьдесят больше каморки Авеля в церкви Святого Матиаса. Через двойные стеклянные двери можно было выйти на просторную террасу. Справа располагалась широкая лестница, ведущая в библиотеку и комнату для игры в шахматы. А слева…

- Какая красивая! – сказал Авель, разглядывая висевший на стене портрет молодой женщины с черными волнистыми волосами. “Кажется, картина была написана довольно давно. Интересно, кто эта девушка?”

- Это моя жена. Она умерла много лет назад, - сказал Дьюла.

Авель обернулся и увидел на вершине лестницы маркиза, одетого в темный вечерний костюм. С первого взгляда было понятно, что перед ним потомственный дворянин: маркиз словно затмевал собой все вокруг. Держась гордо и уверенно, он грациозно спустился по лестнице и поклонился Авелю.

- Прошу извинить меня за неожиданное приглашение. Вы, наверное, были удивлены, что я попросил вас приехать.

- Н-нет, что вы! Большое вам спасибо, что вы позвали меня на ужин! – ответил Авель.

- Прошу вас, садитесь. Я хочу предложить тост за встречу, - Дьюла с улыкой щелкнул пальцами. В комнату вошел дворецкий, следом за ним появились несколько молчаливых роботов-слуг. Каждый из них катил перед собой тележку.

- У вас довольно много роботов, - заметил Авель.

- Просто я не люблю людей, - ответил Дьюла. – Роботы подходят мне куда больше: они хорошо делают свою работу, и с ними не надо разговаривать.

Маркиз взял кубок из рук горничной, наполнил его бордовым напитком и сделал небольшой глоток.

- Чудесный вкус! Налейте бокал и нашему гостю.

Густое, хорошо выдержанное вино было одновременно сладким и горьковатым.

- О, очень вкусно! Очень! Как называется это вино?

- "Бычья кровь". Его производит моя собственная винодельня. Знатоки всегда отзывались о нем очень высоко. Весь секрет в нашем ароматизаторе.

- Неужели? И что же вы используете? - спросил Авель, приканчивая второй бокал.

Дьюла насмешливо посмотрел на священника:

- Кровь. В это вино добавлено немало человеческой крови.

Авель замер и чуть было не выплюнул вино от ужаса.

- Я шучу, отец. Не волнуйтесь так. В каждую бутылку мы добавляем пару капель бычьей крови, только и всего, - засмеялся Дьюла.

- Ох, а ведь я вам поверил, - Авель все-таки проглотил свое вино. Его глаза тут же наполниись слезами. – Вы меня так напугали, маркиз. Я чуть было его не выплюнул.

- Простите. Я не думал, что моя шутка так на вас подействует, - Дьбла отпил еще немного из своего бокала.

Через какое-то время он заметил:

- Но все это так любопытно…

- Что именно? – уточнил священник.

- Ваша реакция. Ведь существует много блюд с кровью, почему же вас так напугала кровь нашем вине?

- Ну, кровь животных, а не людей. Это совсем другое дело, - ответил Авель.

- Ясно.

Дьюла продолжал неторопливо потягивать вино. Он ничего не говорил, но что-то во взгляде его серых глаз заставляло Авеля нервничать. В конце концов священник собрался с духом и спросил:

- Маркиз Дьюла, могу я задать вам один вопрос?

- Разумеется.

- По пути к вам я как следует рассмотрел Пешт. Он практически полностью разрушен. Вы – единственный, кто живет в роскошном особняке и ни в чем себе не отказывает. Вы никогда не задумывались над тем, чтобы помочь горожанам? – спросил Авель.

- Горожанам? – Дьюла усмехнулся, будто услышав глупую шутку. – С чего бы мне помогать им? Это же просто стадные животные. Пусть радуются, что они вообще живы.

- Стадные животные? Нехорошо так грубо отзываться о своих собратьях! – сказал священник.

- Собратьях? СОБРАТЬЯХ?! – вскричал Дьюла. Его серые волчьи глаза гневно светились. - Не стоит приравнивать меня к ним, отец. Не думаю, что я являюсь собратом этих низменных тварей!

- П-простите! – сразу же принялся извиняться Авель. Ему казалось, что еще секунда – и на него обрушаться стены особняка.

- Извините, я немного… разволновался, - Дьюла прокашлялся и снова придал лицу вежливо-отрешенное выражение. – Моя жена тоже всегда говорила “они такие же люди, как и мы”. Она хорошо относилась к горожанам. В лунные ночи вроде этой она даже раздавала жителям лекарства и еду, хоть я и просил ее не делать этого.

Дьюла с нежностью посмотрел на портрет, погрузившись в воспоминания. Но когда он повернулся к Авелю, его взгляд снова стал жестким.

- Однажды в Иштване началась эпидемия чумы. Моя жена беспокоилась о горожанах, поэтому она снова ушла раздавать им лекарства – и больше не вернулась. Ее убили.

- Убили? – воскликнул Авель.

- Да, убили – те самые люди, которым она так стремилась помочь, - Дьюла снова поднес бокал к губам. Авель заметил, что жидкость в бокале Маркиза отличалось от той, что пил он сам: она была намного более темной.

- Они просто грязные животные. А нашему виду необходимо выживать, несмотря ни на что, - твердо сказал Дьюла. Он позвонил в колокольчик, и в залу вошли слуги с подносами в руках. Одно из блюд было накрыто большой серебряной крышкой. Его поставили перед Авелем.

- Эээ, Маркиз Дьюла, я думаю… - начал Авель, сняв с блюда крышку. – Мне очень жаль вашу жену. Но ведь это не повод ненавидеть всех… А?

Авель умолк. Какое-то время он тупо рассматривал то, что лежало на блюде перед ним.

- Аааааа! – Авель вскочил со стула и сделал несколько шагов назад.

- Что, не нравится? – хихикнул Дьюла. – Это голова того патризана, который напала на меня на вокзале. Жалкий терран, попытавшийся противостоять метоселану!

Авель замер.

- Терран? Метоселан?

Первым словом вампиры называли людей, вторым – свою собственную расу. До этого Маркиз сказал, что горожане - просто “стадные животные”, и наверняка это была не ирония. Именно так и воспринимали людей многие вампиры.

- М-маркиз Дьюла, в-вы что, ва-ва-вампир? – заикаясь, спросил Авель.

- Мне не нравится это слово.

Голос прозвучал откуда-то из-за спины Авеля. Священник обернулся. Каким-то образом Маркиз успел незаметно пересечь всю комнату.

- Мы ВЫНУЖДЕНЫ питаться человеческой кровью. Очень грубо называть нас чудовищами за то, что от нас не зависит. Хотя сейчас меня это не очень волнует.

Авель вскрикнул, когда Дьюла схватил его за плечи. Маркиз потянулся к шее священника, и тот почувствовал исходивший от вампира тяжелый запах крови.

- Ненавижу священников, - продолжил Дьюла. – Они проповедуют любовь, но без колебаний убивают нас, якобы во имя мира. Убивают наших женщин и детей просто за то, что мы другие... Человек, убивший мою жену, тоже был ватиканским священником, как вы, отец Найтроуд.

Увидев появившиеся у маркиза длинные молочно-белые клыки, Авель снова попытался вырваться, но вампир держал его крепко. Однако в тот момент, когда клыки уже готовы были пронзить кожу Авеля, раздался взрыв.

- Что?! – вскрикнул Дьюла. Взрывной волной выбило все стекла в зале, и теперь пол был покрыт осколками, словно снегом. Забыв на время про Авеля, маркиз пытался понять, что случилось. Он увидел, что одна из комнат на другом конце его огромного дворца была объята огнем.

- Склад боеприпасов?

Могло ли это быть случайностью? Дьюла подошел к окну. Дверь неожиданно распахнулась, и в комнату вбежали несколько человек в масках.

- Партизаны! – взревел маркиз.

- Сейчас! – скомандовал предводитель группы, и партизаны немедленно открыли огонь.

Несколько выстрелов попали в стоявшего рядом с маркизом робота, и тот взорвался. Невысокий лучник в центре группы приказал:

- Цельтесь в Дьюлу! Забудьте про всех остальных!

- Ты Звезда, не так ли? – спросил Дьюла.

Не ответив, лучник прицелился и выстрелил. Он явно старался попасть вампиру прямо в сердце.

- Не стоит недооценивать меня, терран! – выкрикнул маркиз, с легкостью увернувшись от стрелы.

Он использовал ускорение – особое состояние, которого вампиры добиваются, стимулируя свою нервную систему. С помощью ускорения они могут какое-то время двигаться в двадцать раз быстрее обычного человека, Ни одна пуля не попала в маркиза – все выстрелы пришлись на долю стоявшей за ним статуи и разнесли ее на кусочки.

Дьюла поймал пущенную в него массивную стрелу.

- Кажется, это ваше! – маркиз метнул стрелу в одного из партизан. Она угодила прямо тому в грудь. Через несколько секунд мужчина уже бился в конвульсиях на полу.

- Рэйош! – лучник бросился к упавшему партизану, однако путь ему преградил худой юноша с глазами темно-желтого цвета, державший в руках автомат. Не переставая стрелять, он прокричал:

- Звезда, не надо! Ему уже не помочь. Скорее спасай священника!

- Н-но Дитрих…

- Быстрее!

Лучник на секунду замер в нерешительности, но затем крикнул остальным “Прикройте меня!”, натянул противогаз и побежал по направлению к вампиру. Он снова выпустил несколько стрел, целясь Дьюле в сердце.

- Звезда, ты что, решил помочь мне убить тебя? – Дьюла легко поймал одну из стрел и разломил ее надвое. Даже двадцать терранов не могли бы противостоять его силе.

Однако Дьюла не знал, что стрела была начинена порохом – и она взорвалась, как только он сломал ее. Впрочем, взрывом маркизу всего лишь оторвало несколько пальцев – для метоселана это было очень легкое ранение. Пальцы восстановились бы за одну ночь. Но хоть взрыв и был пустяковым, вскоре всю комнату заволокло едким белым дымом.

- Дымовая бомба! – воскликнул Дьюла.

Бомба со слезоточивым газом была для метоселан куда более серьезной проблемой. Из-за сверхъестественно развитого обоняния они всегда реагировали на ядовитые газы острее, чем люди.

- Черт! Какой грязный прием, Звезда! – еле выговорил Дьюла, заходясь в кашле. Сквозь пелену дыма он разглядел, как маленькая фигрука бросилась к священнику и потащила его в сторону террасы.

- Сюда, отец Найтроуд! Скорее!

- Что? – переспросил Авель, кашляя. – Я ничего не ви… Аааа!

Звезда вытолкнул священника из окна и тут же последовал за ним. На улице было светло из-за огромного пожара на складе боеприпасов.

- Сюда! – раздался голос из высохшего колодца. На его дне стоял человек и размахивал фонарем, чтобы его заметили.

Предводитель партизан помог Авелю подняться.

- Как вы, отец? Доберетесь?

- Думаю, да. Кстати, Эстер, почему ты это делаешь?

Звезда какое-то время молчала, затем медленно сняла противогаз. Рыжие волосы рассыпались по плечам.

- Когда вы догадались, отец? – спрсила девушка.

- Когда мы говорили про перестрелку на станции. Ты сказала что-то вроде “удивительно, что вас даже ни разу не задело”, но ведь я еще не успел рассказать тебе, что меня не ранили.

- Кажется, я слишком болтливая, - заметила Эстер, убирая волосы с лица.

- Скорее! – снова позвал мужчина со дна колодца. – Остальные уже отступили в укрытие!

Пожалуй, им и правда стоило поторопиться: дым уже начал рассеиваться, и скоро должна была приехать Городская Стража.

- Хорошо, идем в укрытие. Отец, не отставайте! – скомандовала Эстер.

 

II

 

Мужчины и женщины в национальных костюмах были целиком поглощены веселым танцем. В тусклом свете вращающихся ламп были видны их покрасневшие от непрерывного свиста лица. Многие танцоры хлопали в такт простой мелодии, исполняемой на аккордеоне и шарманке. Зрители весело смеялись и передавали друг другу бутылки с бренди – учитывая, что убежище располагалось прямо под винодельней, можно было не ограничивать себя в выпивке и вкусной еде.

Вдоль стен выстроились копировальные машины, на которых стопками лежали листовки с памфлетами. К одному из прессов был прислонен автомат.

- Я думал, что партизаны обычно прячутся в горах или что-то вроде того, - заметил Авель. – Не ожидал, что наше убежище будет прямо в центре города.

- В городе нас куда сложнее выследить. Гооврят же, что дерево лучше всего прятать в лесу… Вот, держите, отец.

Эстер передала ему чашку. Авлеь аккуратно сел рядом с девушкой, стараясь не пролить горячее молоко.

- Спасибо, Эстер. Очень вкусно.

- Хорошо, а то я ужасно торопилась.

Эстер улыбнулась, глядя на Авеля, который уже успел обзавестись молочными усами. Сейчас она выглядела младше своих семнадцати лет. Кто бы мог подумать, что эта славная девушка была Звездой, лидером местной террористической организации! И что именно она всего несколько часов назад вытащила Авеля из серьезной передряги…

- В чем дело, отец? – глаза цвета ляпис-лазури с интересом изучали его.

- А? – опомнился Авель.

- Почему вы так смотрите? У меня что-то с лицом? – спросила Эстер.

- А, нет-нет. – Авель кашлянул и поспешно сменил тему. – Эээ, сестра Эстер, так вы и в самом деле лидер иштванских паризан? Вы руководите всей организацией и отдаете людям приказы?

- Ну, почти. Я бы не сказала, что руковожу организацией.

Эстер наклонила голову и ненадого задумалась, подбирая подходящие слова.

- Я скорее вдохновляю остальных. Существуем мы за счет пожертвований горожан – очень многие помогают нам деньгами. За финансы у нас отвечает Игнац, хозяин бара. А что касатся операций, то их планирует Дитрих. Дитрих, иди сюда!

Молодой человек отделился от оживленно обсуждавшей что-то компании и подошел к девушке.

- Привет, Эстер. Здравствуйте, отец Найтроуд, - Дитрих пожал Авелю руку и сел по другую сторону от Эстер. – Меня зовут Дитрих фон Лоэнгрин. Приятно познакомиться.

- Мне тоже.

Дитрих оказался очень красивым молодым человеком с изящными чертами лица. Судя по фамилии он, скорее всего, был родом из Королевства Германикус.

- Ты все ему объяснила, Эстер? – спросил Дитрих.

- Я как раз собираюсь это сделать. Как вы, наверное, уже поняли, отец, этот город контролируют вампиры во главе с маркизом Венгерским, - слово “вампиры” она произнесла шепотом. – Официально Иштван является свободным городом, но на самом деле они угнетают нас уже несколько сотен лет. Вампиры владеют всем, что имеет хоть какую-то ценность: заводами, банками, фермами… Независимое правительство было создано исключительно для отвода глаз. Даже Городская Стража – просто пешки вампиров!

Дитрих добавил:

- А горожане – их еда.

- Вы видели наш город, отец. Люди едва сводят концы с концами. Маркиз постоянно увеличивает налоги, чтобы покупать все новое военное оборудование. Тех, кто не может заплатить ему, арестовывают и увозят. И никто из них еще ни разу не вернулся.

- Подождите, но вы ведь тоже разоряете город, - перебил Авель. - Мне говорили, что вы уничтожаете общественную собственность, воруете еду и убиваете горожан.

- Мы нападаем только на здания, принадлежащие Городской Страже! – резко возразила ему Эстер. – Мы вызволяем людей из тюрем и забираем еду, которую солдаты украли у нас. С ними мы действительно сражаемся, и некоторых солдат даже убили, но если бы мы этого не делали…

- Эстер, - Дитрих обнял девушку и повернулся к священнику. – Отец, вы называете нас убийцами, но у нас просто нет выбора. Не можем же мы просто сидеть и ждать, когда нас съедят! Ведь даже церковь бессильна нам помочь.

- Бессильна? Пусть настоятельница напишет в Рим и попросит защитить горожан от вампиров, - предложил Авель. – Я уверен, что власти Ватикана организуют крестовый поход.

- Отец, неужели вы и правда не понимаете? – Дитрих покачал головой. – Как по-вашему, почему вампиры правят Иштваном уже много веков? Подумайте: что находится к востоку от Карпатских гор?

- Вы об Империи… - Авель пристыженно опустил взгляд.

На востоке Иштван граничил с Империей Истинного Человечества. Это огромное государство раскинулось от Карпатских гор до Черного моря - то есть занимало практически всю восточную часть обитаемых территорий. Но несмотря на ее гигантские размеры, об Империи мало что было известно. Мотивы их правителя, цели дворянских кланов, обстановка в стране – все это оставалось для Ватикана загадкой. Ведь Империя была единственным государством, основанным не людьми. Все ее обитатели, включая императорскую семью и дворян, были вампирами. И если бы метоселане решили воспользоваться своими сверхъестественными способностями и восстановленными Утерянными Технологиями, их мощь вполне могла бы сравниться с мощью Ватикана, или даже превзойти ее.

- На западе от Иштвана находится Ватикан, на востоке – Империя. Мы зажаты между людьми и вампирами. Если Ватикан введет в город войска, может начаться новый Армагеддон. Вот почему Рим всегда ведет себя очень осторожно, когда дело касается Иштвана. А точнее – предпочитает не вмешиваться, - пояснил Дитрих.

- Но хоть Рим и бросил нас, мы все равно рождаемся и умираем в этом городе. Единственный выход – это сражаться и защищать своих любимых, - добавила Эстер. Ее глаза сияли.

“Неудивительно, что именно она сумела сплотить людей Иштвана,” – подумал Авель.

- Конечно, сегодня мы всего-навсего атаковали поместье Дьюлы, но даже это – огромная победа для нас. Теперь горожане будут знать, что вампиры не так уж неуязвимы.

- Однако мы так и не смогли уничтожить Звезду Скорби, - заметил Дитрих. – А ведь мы были так близки к цели…

- Звезду чего? – переспросил Авель.

- Звезду Скорби. Это сверхмощное оружие, принадлежащее маркизу Венгерскому, - терпеливо разъяснил молодой человек. – Согласно легенде, Звезда – одна из созданных до Армагеддона Утерянных Технологий. Или, скорее, это древнее оружие, которое использовали во время Армагеддона.

- Но что же это за оружие? Громадная пушка или что-то вроде того? – спросил священник.

- Этого мы не знаем. Поговаривают, будто с помощью Звезды можно вызвать небесный огонь… или устроить мощное землетрясение. Но только маркиз умеет пользоваться ей.

- Да уж, пугающая перспектива… Подождите. Но если маркиз Венгерский обладает таким смертоносным оружием, почему же он еще не испепелил Рим и Ватикан?

- Кажется, когда-то давно оружие было повреждено. Но недавно маркиз сумел починить его – по крайней мере, так говорят. А наши разведчики доносят, что какое-то время назад Дьюла приобрел кучу дорогого оборудования…

Эстер перебила Дитриха, явно увлекшегося собственной лекцией:

- Теперь вы все знаете, отец. После сегодняшнего происшествия вам нужно держаться подальше от маркиза. Думаю, с нами вам будет безопаснее.

- Ну, теперь я вряд ли смогу вернуться в церковь... Да, боюсь, мне придется провести остаток своей жизни рядом с тобой, - пожаловался Авель.

- Что? Нет, необязательно быть с нами ТАК долго, - растерянно пробормотала Эстер.

- Ужасно, я обречен… Ой, кажется, молоко закончилось. Где можно раздобыть еще?

- Н-наверху. На кухне.

Эстер смотрела Авелю вслед, пока он, причитая, поднимался по лестнице,.

- А ты уверена насчет этого священника? – шепотом спросил Дитрих. – Мне кажется, он будет нам только мешать.

Эстер была того же мнения.

- Но не можем же мы бросить его, - вздохнула она. – Конечно, пользы от него мало… но ты не волнуйся, я буду за ним присматривать.

Дитрих хотел возразить, но сдержался: судя по уверенному взгляду Эстер, спорить с ней было бесполезно. Он повел плечами:

- Ну, могу только порадоваться, что у тебя такое доброе сердце.

 

 

- И почему мне всегда так не везет? – вздохнул священник, поставив молоко на плиту и выглянув в окно.

Близился рассвет. Это была очень долгая ночь – Авелю казалось, что с момента его приезда в имение Дьюлы прошло уже сорок или пятьдесят часов.

- Я-то думал, что отдохну немного вдали от Рима. Но судя по первому дню в Иштване, долго я тут не протяну. Господи, почему моя жизнь состоит из одних неприятностей?

- Потому что вы вечно сами себе их создаете, отец Авель, - ответил ему веселый женский голос.

В комнате больше никого не было, но Авель, казалось, совсем не удивился. Он прикоснулся к наушнику в левом ухе.

- Добрый вечер, сестра Кейт. То есть доброе утро. Когда вы прибыли?

- Только что. Я получила отчет Стрелка буквально несколько секунд назад. Судя по всему, Городская Стража готовится к крупной операции. К тому же некоторое время назад из города выехали несколько военных транспортных средств. Предположительно, это танки.

Авель снова выглянул в окно, но увидел только заброшенные трущобы. Куда же направились солдаты?

- Видимо, это ответ Городской Стражи на ту вылазку в поместье маркиза. Бедный Стрелок, у него в ближайшее время будет куча дел, - вздохнула Кейт.

- Сестра Кейт, что сказал Стрелок? Какова цель операции?

- Мы не знаем точно. Пока что Городская Стража собирается захватить церковь, - ответила Кейт.

Церковь в Иштване была только одна…

- Значит, они будут оказывать давление на Ватикан.

- Кардинал Сфорца надеется вывезти всех священников в Рим. Однако подобные действия с ее стороны могут вызвать ненужный резонанс…

- Значит, надо найти способ вывезти их тайно, - сказал Авель.

- Но при этом предупредить их заранее, чтобы они успели подготовиться, - добавила Кейт.

Авель погрузился в раздумья.

- Надо попросить партизан вызволить священников, это единственный выход, - предложил он. – Думаю, у них все получится. Даже Стрелок назвал их талантливыми.

- Отец Авель, есть одна проблема… Незадолго до вчерашнего взрыва Городская Стража вынесла со склада бОльшую часть боеприпасов. Вряд ли это простое совпадение.

- Кто-то предупредил их? Среди партизан есть шпион? – догадался Авель.

- По всей видимости. Пожалуйста, будьте осторожнее. Я свяжусь с вами позднее.

- Вас понял. Будьте наготове, Железная Дева, - Авель отключил наушники и задумчиво уставился на вскипающее молоко. Надо было обсудить все с Эстер.

 

III

 

Проспект Андрасси – также известный как проспект Героев - пересекал весь Пешт с запада на восток. Больше тысячи лет назад, задолго до Армагеддона, эта улица была торговым центром Иштвана. И хотя сейчас практически весь город лежал в руинах, на проспекте еще остались многочисленные магазинчики и лавки, напоминавшие о тех временах. По воскресеньям люди все так же бродили по блошиным ранкам, выбирали вещи в магазинах подержанной одежды и нелегально покупали еду.

- Так значит, это черный рынок. А почему Городская Стража не пытается арестовать нелегальных торговцев, ведь они даже не прячутся? – шепотом поинтересовался Авель.

- Потому что они получают приличные взятки. Кроме того, многие солдаты и сами здесь торгуют. Видите вон тот магазин подержанной одежды? На самом деле там можно купить украденное со складов оружие, - ответил Дитрих.

Многие прохожие смотрели вслед высокому молодому человеку с каштановыми волосами, одетому в рясу священника.

- Дитрих, а почему мы идем к церкви по главной улице? – спросила монахиня, поправляя очки. – Может, стоит свернуть в переулки?

- Переулки патрулируются Городской Стражей. И там немноголюдно, мы бы привлекли к себе куда больше внимания, - пояснил молодой человек.

- Да уж, особенно я.

Необычайно высокая монахиня – около шести футов ростом - убрала выбившиеся из-под чепца серебряные пряди. Авель сокрушенно покачал головой и пожаловался шедшей рядом с ним послушнице:

- Я хочу вернуться в Рим. Ну зачем вы меня так нарядили?

- Ну, отец Най… то есть, сестра Авелина, Городская Стража знает, как вы выглядите, и ищет вас. А большинству горожан в это время дня в церкви делать нечего. Придя в обычной одежде, вы вызвали бы подозрения…

Эстер старалась говорить очень серьезным тоном, хотя на самом деле с трудом сдерживала смех.

- А еще эта роба вам очень идет, - хихикнула девушка.

- В-вы еще и издеваетесь!

- Да тише вы! – прошипел Дитрих.

Навстречу им шел взвод солдат из Городской Стражи. У каждого в руках была винтовка. Трое заговорщиков тут же опустили взгляд и принялись изучать каменные плиты у себя под ногами. Стражники прошли мимо, не обратив на них ни малейшего внимания.

- Будьте осторожнее, сестра Авелина, - предупредила Эстер.

Авель хотел было ответить, но тут Дитрих объявил:

- Мы пришли!

Удостоверившись, что Городской Стражи в поле зрения нет, они поспешили к церкви.

- Мать настоятельница! – позвала Эстер.

Настоятельница Витез, подметавшая двор, обернулась на голос. Когда она увидела Эстер, ее лицо просветлело.

- Эстер, где ты была? Я так волновалась! Мы искали тебя всю ночь!

Она крепко обняла девушку и только потом обратила внимание на высокую монахиню.

- Отец Найтроуд? Это вы?

- Да. Доброе утро, - сдержанно ответил Авель.

Судя по странному наряду Авеля, что-то явно случилось. Настоятельница Витез поспешно отворила дверь:

- Пожалуйста, заходите. И объясните мне, в чем дело.

 

Витез спокойно выслушала рассказ Эстер. Отпив немного чая, она поинтересовалась:

- И что же мы должны сделать, Эстер?

- Пожалуйста, позаботьтесь о том, чтобы все священники покинули город. Маркиз уже пытался убить отца Найтроуда. Его следующая цель – уничтожить церковь.

- Но ведь вампиры не трогали нас уже много лет. Почему же они решили начать преследовать нас теперь?

- Я не знаю. Но в церкви больше не безопасно, - предупредила Эстер. – Завтра утром из Иштвана в Вену выедет торговый караван. Пожалуйста, отправляйтесь с ними. Я уже обо всем договорилась...

- Хорошо, но что собираешься делать ты? – спросила Витез.

- Отец Найтроуд тоже поедет, - продолжала девушка.

- Эстер, не уходи от ответа, - мягко попросила настоятельница. – Ты ведь тоже поедешь с нами, верно?

- Нет, я остаюсь. Я не могу бросить своих друзей.

Голос Эстер немного дрожал, но говорила она уверенно. Витез, знавшая Эстер уже семнадцать лет, поняла: ей не переубедить девушку.

- Хорошо, я сделаю, как ты просишь. Но пообещай мне одну вещь. Пожалуйста… Как только все это закончится, приезжай повидаться со мной.

- Да, настоятельница, - Эстер кивнула и перекрестилась. – Обещаю.

- Что ж, в таком случае нам уже пора собираться в дорогу!

Витез с улыбкой повернулась к Авелю:

- Сестра Авелина…

- Хватит, ну пожалуйста! – взмолился тот.

- Ладно, ладно. Отец Найтроуд, вы ведь поедете с нами?

- Знаете, я бы, конечно, с удовольствием покинул этот город, но…

Авель пожал печами и вздохнул:

- Партизаны спасли мне жизнь, так что я у них в долгу. Я остаюсь.

- Отец, нет! – воскликнула Эстер. Такого ответа она явно не ожидала. – Это слишком опасно! Пожалуйста, вы должны уехать вместе с остальными!

- Но ведь вы с Дитрихом рисковали своими жизнями, чтобы спасти меня, - спокойно ответил священник. – Я ваш должник. А свои долги я предпочитаю возвращать как можно быстрее.

- Но…

Эстер взглянула на Дитриха, ища у него поддержки.

Неожиданно дверь распахнулась, и в комнату влетел пожилой монах.

- Настоятельница! Настоятельница!

- Что случилось, брат Вела? – спросила Витез.

- Городская Стража! Они здесь!

Не успел монах договорить, как они услышали громкий топот и звон бьющегося стекла. Затем раздался крик, перешедший в глухой стон – очевидно, некоторые из священников пытались остановить солдат, но без особого успеха.

- Мы ищем террориста Авеля Найтроуда, участвовавшего в нападении на Долину Крови. Он является священником этой церкви, - сказал холодный бесстрастный голос. – Мы получили сведения, что сейчас он находится здесь. Мы начинаем поиски и рекомендуем оказать нам содействие. Те, кто попытается нам помешать, будут наказаны.

- Стражники! – воскликнула смотревшая в замочную скважину Эстер.

Как невовремя они появились! Солдаты в синей униформе уже шли в сторону комнаты настоятельницы. Возглавлял их молодой сержант Трес Икус.

- Эстер, сюда! – Витез схватила девушку за руку и подбежала к огромному шкафу с книгами. Настоятельница нажала на массивный том в кожаном переплете, и шкаф отъехал в сторону. За ним обнаружился небольшой тоннель и ведущая вниз спиральная лестница.

- Спасибо предыдущему настоятелю! Идите же! – приказала Витез.

- А как же вы? – вскричала Эстер.

- Я не могу бросить своих друзей. Так же, как и ты, Эстер. И поэтому я остаюсь.

- Тогда и я останусь!

- Нет, - отрезала Витез. – Ты нужна остальным. Отец Найтроуд, позаботьтесь о ней, пожалуйста.

Авель хотел возразить, но знал, что это беполезно. Вместо этого он молча подтолкнул Эстер к потайному ходу.

- Мать настоятельница… - прошептала девушка.

Дверь начала закрываться. Эстер в последний раз обернулась и посмотрела на Витез, которая все эти годы была для нее, как родная мать:

- Я обязательно вернусь за вами!

Проход закрылся. Беглецы начали долгий спуск по лестнице. Первым шел Дитрих, освещая путь карманной зажигалкой. Эстер несколько раз поскальзывалась, но высокий священник всегда успевал подхватить ее.

 

 

- Прощай, Эстер. Господи, помоги моей дочери!

Витез стиснула своей крест в кулаке, глядя вслед беглецам. Ровно в тот момент, когда шкаф вернулся на свое прежнее место, дверь распахнулась от удара ногой.

- Опомнитесь! – сурово сказала настоятельница. – Вы в доме Божьем!

- Настоятельница Витез, мы осуществляем миротворческую операцию. Нас не интересует, для чего используется это здание, - ответил командир группы, молодой офицер невысокого роста.

– Я – майор Трес Икус, первый полк Особого Назначения[1]. Мы разыскиваем отца Авеля Найтроуда, который, согласно нашим данным, прячется в этой церкви. Ему предъявлено обвинение в терроризме. Вы знаете, где он?

– Нет. А если бы и знала, то не сказала бы вам, - ответила Витез.

– Горожане сообщили нам, что видели, как отец Найтроуд зашел сегодня в эту церковь. Если окажется, что вы его скрываете, то вы понесете за это ответственность, - предупредил Трес.

– Я понятия не имею, где он.

Через секунду Трес уже держал в руках два массивных пистолета самой последней модели Jerico M13 “Dies Irae”.

- Я спрашиваю еще раз, - проговорил невысокий сержант, целясь в Витез. – Вы скажете мне, где находится подозреваемый?

- Нет.

- Ответ принят, - объявил Трес. Сразу же последовали два громких выстрела. 13-миллиметровые пули разнесли шкаф за спиной Витез на кусочки.

- Начать погоню, - скомандовал Трес и устремился к потайному проходу, не обращая внимания на настоятельницу, которая так и осталась стоять с закрытыми глазами. - Попытайтесь схватить их живыми. Однако в случае сопротивления с их стороны разрешается открыть огонь.

- А как насчет нее, майор? – спросил один солдат, указывая винтовкой на Витез. – Если мы арестуем ее за сокрытие подозреваемого, полковник Радкон будет очень доволен.

- Ответ отрицательный. В этом нет необходимости. Наша задача – арестовать отца Найтроуда. Не отвлекайтесь на второстепенные миссии. Сосредоточьтесь на поимке священника.

- Нет, пока что мы не будем его арестовывать, - раздался грубый голос.

Радкон вошел в комнату и приказал:

- Отзовите своих людей!

- Ваш приказ противоречит моему заданию. Пожалуйста, объяснитесь, полковник, - потребовал Трес, убирая пистолеты в кобуру. – Мне было приказано арестовать отца Найтроуда. Если мы отправимся в погоню сейчас, то скоро схватим его.

- Забудьте на время про священника. Я получил от Дьюлы новый приказ.

- Новый приказ? – переспросил майор.

- Кажется, Найтроуд еще пригодится маркизу, так что с ним можно подождать. К тому же…

Радкон бросил на Витез похотливый взгляд.

- Лора Витез, вы арестованы по обвинению в сокрытии террориста Найтроуда. Майор Икус, арестуйте остальных священников и доставьте их в штаб-квартиру Городской Стражи. Затем сожгите церковь.

 

- Телеграмма от полковника Радкона, сэр. Церковь Святого Матиаса захвачена, сэр, - отрапортовал стояший у стены робот. Хозяин его не слушал.

Дьюла смотрел на Пешт со своего балкона, защищенного особым не пропускающим солнечных лучей стеклом. Он разглядел небольшой столб дыма вдали, на другом конце города.

- Наконец-то. Наконец-то я это сделал, - прошептал маркиз.

Сколько лет прошло с тех пор, как он потерял свою любимую? Пять? Или сто? Метоселане в среднем жили больше трехсот лет, но целый век одиночества был серьезным сроком и для них.

Дьюла чувствовал себя опустошенным.

Никто не смог бы занять ее место в его сердце. И сколько бы он ни мстил, его любимая никогда не вернется.

И все же он не собирался останавливаться.

- Какая глупая поговорка – “месть ничего не создает”… Эту глупость мог придумать только тот, кто никогда никого не любил, - усмехнулся Дьюла. – Мстители и не стремяться ничего создавать. И они знают, что их любимые не вернутся. Мы мстим только для того, чтобы через страх, кровь и крики наших жертв выразить свою любовь… в последний раз.

- Хозяин, все готово. Можно приступать к записи, - доложил робот.

- Тогда приступим.

Дьюла повернулся к картине. Изображенная на ней женщина грустно улыбалась ему в ответ.

 

 

- Эстер, ты в порядке? – спросил Игнац.

- Да! Мистер Игнац, прошу, созовите всех, - обратилась Эстер к крупному мужчине, открывшему им дверь подвала. – Это срочно! Городская стража напала на церковь!

- Мы знаем! Только что передавали по радио. Поэтому мы за тебя и волновались, - объяснил Игнац.

- По радио? – нахмурилась Эстер. Она только сейчас заметила, что все находящиеся в подвале люди столпились небольшого приемника.

- Мы установили… подрывная деятельность… Ватиканом… маркиз Венгерский… нацелена…отец Авель Найтроуд…

Из-за помех радио работало очень плохо.

- О, они, кажется, обо мне говорят! – заметил Авель.

- Я ничего не слышу!- пожаловалась Эстер.

Кто-то прибавил звук. С каждым новым услышанным предложением девушка выглядела все более удивленной.

- Повторяю. С вами говорит Дьюла Кадар, маркиз Венгерский, принадлежащий к древнейшему семейству Иштвана. Я объявляю всех граждан этого города своей собственностью. С этого момента я правлю Иштваном. Я приказываю немедленно распустить все суды и Городской совет. Вся полнота власти переходит ко мне.

- Н-не может быть! – воскликнула Эстер.

- Успокойся. Надо дослушать. И узнать, каким образом противник умудряется так быстро реагировать на наши действия, - спокойно сказал Авель, поправляя очки.

Как и надеялся священник, голос перешел сразу к делу:

- Мы установили, что вчерашний террористический акт совершил отец Авель Найтроуд из церкви Святого Матиаса. Мы направим в Ватикан официальный протест. Церковь Святого Матиаса была закрыта, а все ее служители – арестованы.

- О чем они? – пробормотала Эстер.

Она прекрасно слышала каждое слово Дьюлы, но отказывалась в это верить. Вампиры захватили город, закрыли церковь, арестовали священников и обвинили Ватикан в подготовке террористических актов.

- Да что же это? – беспомощно спросил Дитрих.

- Вампиры вызывают Ватикан на поединок! – всокликнул кто-то.

 

 

Кардинал Сфорца пробормотала: “Боже, что происходит?”

Красными огоньками на карте были обозначены военные силы Ватикана, белыми – Городская Стража Иштвана.

Поступили сообщения от нескольких священников:

- Десятый пехотный батальон, Рыцари Святого Стефана, был атакован Городской Стажей Иштвана! Просим разрешения открыть ответный огонь!

- Мы потеряли связь с цеппелином[2], патрулировавшим четвертый сектор. Есть вероятность, что его сбили!

- Передаю сообщение от корабля “Рамиэль”, который сейчас патрулирует границу: “В секторе 209-037 было замечено военное судно Иштвана. На наши сигналы не отвечает. Ждем приказаний!”

- Неужели иштванские вампиры решили развязать войну с Ватиканом? – воскликнул Франческо. Его изумление можно было понять.

Вот уже много веков Ватикан считался центром человеческой цивилизации. И хотя в последнее время дворяне стали более самонадеянными, они все же не решались открыто идти против его воли. О чем только думал Иштван? И как вампир посмел объявить жителей города своей собственностью?

Кардиналы продолжали перешептываться, но не испуганно, а скорее удивленно.

- Каковы силы противника?

- Иштван располагает двумя регулярными пехотными полками, насчитывающими около двух или трех тысяч человек. Один из них состоит из механизированных солдат, другой оснащен танками и военными машинами из Германикуса. Плюс эскадра боевых кораблей, в том числе один истребитель и два фрегата.

- Если это все, то наши пограничные войска сполне справятся с ними. Нет нужды отправлять туда еще солдат.

- Похоже, иштванские вампиры впали в отчаяние…

Громкий голос Франческо заглушил перешептывания:

- Это тот шанс, которого мы ждали! – он с силой ударил кулаком по столу. – Они начали эту битву! У нас есть полное право ввести в Иштван свои войска. Мы сотрем этих вампиров в порошек за три дня!

Катерина молча слушала речь своего сводного брата. Все складывалось слишком уж хорошо: кто-то будто специально создал максимально выгодную для нападения ситуацию. Даже Катерина и ее консервативные сторонники не могли возразить Франческо. Если бы она сейчас предложила воздержаться от битвы, то ее, скорей всего, просто повесили бы.

“Может, маркиз Венгерский рассчитывает на поддержку Империи? – подумала Катерина. – Хотя нет, это невозможно”.

Империя Истинного Человечества, несомненно, была главной угрозой Ватикану, однако последние несколько сотен лет она старательно избегала любых контактов с внешним миром. Вряд ли Империя пошла бы на открытый конфликт из-за небольшого городка на границе.

“Значит, остается только одно объяснение. То самое оружие, о котором докладывали агенты. Звезда Скорби… Надо было уничтожить ее, когда была такая возможность!”

Что именно это это было за оружие, никто не знал. Но раз маркиз решился развязать войну, значит, оно обладало огромной силой. Возможно, стоило немедленно приказать агентам вывести Звезду из строя?

- С-сестра! – раздался неуверенный голос. Ее младший брат дрожал. – А ч-ч-что мне д-делать? Если мы на-начнем войну, м-мне надо будет с-с-сражаться?

- Не волнуйся, Алек. Ты в любом случае останешься в Риме, на поле боя тебя никто не отправит, - улыбнулась Катерина.

- Городская Стража захватила церковь Святого Матиаса! – доложил еще один разведчик. Пока что эта новость была самой тревожной за вечер. – Церковь разрушена и сожжена дотла! Настоятельница Витез и тридцать три священника были похищены Городской Стражей. У нас нет никаких сведений о том, где они находятся и живы ли они!

 

 

Оригинальный текст © Есида Сунао

Перевод с английского © Mrs. Skeeter, февраль 2008

toribura@mail.ru

http://www.translating-trinity.narod.ru

http://www.mrs-skeeter.livejournal.com

 

 


[1] Увы, с военными терминами у меня полный швах. В оригинале было Special Company, First Regiment. Уж перевела, как сумела)

[2] В английском варианте тут было слово “balloon”, то есть воздушный шар. Но, насколько я помню по манге и аниме, все-таки речь идет о цеппелинах.


Дата добавления: 2015-11-04; просмотров: 34 | Нарушение авторских прав




<== предыдущая лекция | следующая лекция ==>
Обновление тематики европейской станковой картины первой трети XIX в. в связи с влиянием политических идей (Давид, Гойя, Делакруа). | Module 2, November/December 2012, Management Department.

mybiblioteka.su - 2015-2020 год. (0.236 сек.)