Студопедия
Случайная страница | ТОМ-1 | ТОМ-2 | ТОМ-3
АрхитектураБиологияГеографияДругоеИностранные языки
ИнформатикаИсторияКультураЛитератураМатематика
МедицинаМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогика
ПолитикаПравоПрограммированиеПсихологияРелигия
СоциологияСпортСтроительствоФизикаФилософия
ФинансыХимияЭкологияЭкономикаЭлектроника

Фэндом: Емец Дмитрий «Таня Гроттер» 17 страница

 

========== Глава двадцать восьмая. Золотые отблески на тонко высеченных рунах... ==========

Бессмертник Кощеев всегда был человеком достаточно алчным, а ещё – слишком любил золото, чтобы хоть раз в жизни отказаться от преподнесённого ему подарка. Надо сказать, взятки таскали ему практически все – в основном дырками от бубликов или жабьими бородавками, но иногда приносили и интересненькие вещицы.

 

Декан Магфорда, человек достаточно пожилой и немного глуповатый, как казалось Кощееву – а, может, и не только казалось, - часто приносил ему то мечи, которые потом вешались на стены, но ещё какие-то безделицы, к примеру, золотую точилку, которая сама прокручивала в себе карандаши.

 

Теперь же он оправдывался из-за какой-то там одной загубленной бумажки, к которой умудрился придраться Кощеев.

 

- И что вы предлагаете? – нарочито медленно протянул Бессмертник. – Это слишком важный документ, чтобы я…

 

Вообще-то он с куда большим желанием поиздевался бы вот так над Сарданапалом, но тот не спешил лебезить и бежать сюда после первого же прокола.

 

А проколов было ох как много…

 

- Знаете, у меня есть одна вещица, - вдруг начал декан Магфорда, доставая платочек из неимоверно тонкой и дорогой ткани, - может, она вам понравится?

 

Мужчина осторожно развязал узелок и положил удивительной работы кольцо прямо на стол, перед Кощеевым.

 

Тот покачал головой, а после прищёлкнул пальцами – то есть, костями.

 

Председатель Магщества не мог заставить себя отвести взгляд от предмета, но всё же пытался вытрясти из несчастного преподавателя нечто большее.

 

- Просто колечко? И это всё? – фыркнул Бессмертник.

 

- О, это не просто колечко! – поспешил заверить его магфордец, а после, привстав на стуле, немного тише зашептал. – Это артефакт невероятной силы, им вы сможете повелевать кем угодно!

 

- Кем угодно? – заинтересовался Кощеев. – Даже, скажем, Сарданапалом?

 

- Да что там Сарданапалом! – потёр вспотевшие внезапно руки декан Магфорда. – Даже самой Чумой-дель-Торт, если пожелаете! Ну, разве это не стоит какого-то там ничтожного документишки?

 

Бессмертник довольно кивнул. От такого Дара он бы не отказался.

 

Всё-таки, жадность взяла своё, и Кощеев, не задумываясь, схватил кольцо и натянул себе его на указательный палец, любуясь тем, как переливалось золото и хитро поблёскивали руны.



 

Право, будто подмигивали!

 

Бессмертник тут же ощутил невероятную власть над всем происходящим, а после захотел испытать столь интересный артефакт. Это надо же!

 

- На колени! – властно промолвил он, указывая перстом на магфордца. – Да быстро!

 

Тот, не зная себя от страха, а ещё не понимая, почему не может сопротивляться, моментально рухнул наземь, кланяясь Кощееву.

 

Председатель довольно усмехнулся – вещица работала просто-таки отменно, лучше и не придумаешь, честное слово!

 

- А теперь вон, - вздохнул Бессмертник. – Больше не хочу вас видеть!

 

Как только декан Магфорда выскользнул за дверь, Председатель вдруг почувствовал себя значительно хуже, но, списав это на усталость, сразу же забросил ноги на стол и стал разглядывать кольцо.

 

Прекрасное, отменной ювелирной работы, оно должно было притягивать к себе далеко не один взгляд, а тысячи, миллионы…

 

Бессмертнику захотелось спрятаться и побыстрее укрыть своё колечко от злых взглядов. Он растерянно смотрел на него, подрагивал и прислушивался к шагам снаружи.

 

А вдруг украдут?

 

Но после Бессмертник вспомнил о власти, которую даёт ему артефакт, и успокоился – значит, он сможет управлять всеми этими людишками!

 

Вновь скрипнула дверь, и Кощеев думал было, что это заявился к нему всё тот же магфордец, вновь с какой-то просьбой, но, подняв голову, смог лишь удивлённо улыбнуться.

Загрузка...

 

Перед ним стоял всё тот же некромаг, который должен был умереть, но почему-то не умер.

 

- А-а-а, - довольно протянул Кощеев. – Мой старый друг… - мужчина заглянул в документы, которые он перечитывал практически каждый вечер, - Глеб Бейбарсов. Верно?

 

- Верно, - кивнул парень, без разрешения усаживаясь в кресло. – А вы, пожалуй, Смертник Кощеев?

 

- Бессмертник!

 

- Смертник, - поправил его черноволосый. – Теперь уже смертник.

 

Председатель Магщества сначала поёжился, но после выбросил все дурацкие мысли из головы и, вспомнив о перстне власти, довольно покрутил рукой, демонстрируя некромагу ювелирное изделие.

 

- А, вы уже как сорока? Всё, что блестит, ваше? – хмыкнул Бейбарсов.

 

Он явно знал, с чем имеет дело, но почему-то отнюдь не спешил пугаться и сбегать, пока есть время.

 

Да и вообще, что за наглость – преступник сидит себе спокойно в кресле и даже не боится, что его схватят!

 

- И всё же, - скривился Бессмертник, - я не понимаю, почему ты, - о правилах вежливости он забыл, если вообще когда-то слышал о чём-то подобном, - так спокойно здесь сидишь! Сейчас сюда придут мои люди и схватят тебя!

 

- Сомневаюсь, - отрицательно покачал головой Глеб. – И я уверен в том, что успею вновь сбежать.

 

- Ну, это вряд ли, - осклабился Кощеев. Вот он момент, когда можно продемонстрировать свои новые возможности.

 

Нагло приподнявшись в кресле, Председатель Магщества вновь повторил тот же жест, с которым отдавал приказы магфордцу:

 

- На колени!

 

К большому удивлению Кощеева, Бейбарсов даже не сдвинулся с места, так и продолжил спокойно сидеть в кресле, более того, ещё и нагло ухмылялся, словно знал, чем всё это закончится.

 

- На колени, - уже более тихо промолвил Бессмертник, практически пискнул, - обманул, скотина!

 

- Кто? Уважаемый декан Магфорда? Ну, почему же, - хмыкнул Глеб, - он сказал правду. Этим перстнем действительно можно повелевать кем угодно – даже Чумой-дель-Торт. Но… только один раз.

 

- В каком смысле? – удивился Кощеев, который наконец-то понял, что неплохо было бы хоть немного продолжить беседу, дабы потянуть время.

 

- Да в прямом, - пожал плечами Глеб. – Перстень рассчитан на то, чтобы после дать кому-то полную власть над тем, кто его надел. Всё очень и очень просто, уважаемый, но вы немного просчитались.

 

Поднявшись на ноги, Бейбарсов продолжил:

 

- Может быть, кто-то и не стал бы так быстро разбрасываться приказами и подождал бы прибытия той самой Чумы-дель-Торт, но вы ведь никогда не были терпеливым, мудрым и хоть немножечко умным человеком, верно? А значит, всё сработало точно.

 

Бейбарсов вёл себя так, словно он и вправду находился у себя дома – а Кощеев, хотя так и не услышал приказа, почему-то сразу понял, что не сможет даже шевельнуться. Появилась сильная тяжесть в ногах, кружилась голова, хотелось кашлять, да и вообще – он почти что умирал!

 

- И теперь любой, - проговорил Бессмертник, - сможет мною руководить?

 

- Почему же любой? – удивился Глеб. – Нет-нет, не переживайте. Разве что только я.

 

Почему-то данная фраза отнюдь не обрадовала Кощеева, скорее даже наоборот. Оказаться слугой преступника, некромага, человека, который по трупам пойдёт…

 

В прямом и переносном значении этого слова.

 

- И не стоит пытаться сбежать, - покачал головой Бейбарсов. – Не поможет. Лучше вот, подпишите – и будете до поры, до времени свободны.

 

Бессмертник хотел было заявить, что он даже ручку не возьмёт в руки, но после почему-то сразу же схватился за перо и потянулся было к листику, не имея шанса даже прочесть, что же именно там написано.

 

Конечно, Кощеев мог представить себе приблизительно, о чём документ, но ведь где гарантии, что он не подписывает свой собственный приговор?

 

- Здесь ведётся речь о полном снятии обвинений, - пояснил Глеб, словно делая некое одолжение Бессмертнику.

 

Председатель Магщества просиял – ведь после можно было бы после вновь выдвинуть какие-то обвинения, а некромаг – человек далеко не законопослушный, к тому же, старые грехи можно припомнить или придумать, а после…

 

- Не тем подписываем, товарищ Председатель, - покачал головой Глеб. – Не тем!

 

Пришлось принять длинное чёрное перо неизвестного происхождения и начать подписывать – но всё же, Бессмертнику очень и очень хотелось прочесть документ.

 

- Читайте-читайте, - кивнул Глеб. – Прошу вслух.

 

Кощеев вообще-то не очень-то и спешил произносить что-либо вслух, но и выхода-то у него никакого не было, поэтому пришлось выполнить сей весьма странный приказ. Тихо, сначала полушепотом, всматриваясь в запутанные формулировки, Бессмертник произносил слово за словом.

 

Рука, на которую был надет перстень, жгла неимоверно, словно кто-то вложил в неё раскалённое железо. Да и вообще, нормально читать написанное было достаточно трудно, потому что у Кощеева кружилась голова и пекли глаза.

 

Некромаг постарался на славу.

 

- Я, Бессмертник Кощеев, Председатель Магщества, - хрипел он, пропуская официальную формулировку и начальные строки, которые, вероятно, Бейбарсов по праву счёл совсем неважными, - обязуюсь на срок до конца существования мира этого, до того момента, пока не умрёт последний человек, не повянет последнее растение, не сдохнет последнее животное, а сама планета не превратится в прах…

 

Если ещё раньше можно было бы найти хоть какую-то оплошность в тексте, то сейчас Председатель окончательно осознал, что никакое событие не сможет заставить его нарушить договор – потому что написанное здесь практически соотносилось с вечностью.

 

Впрочем, и этот момент Бейбарсов умудрился учесть, гори он в аду, потому что вечность – понятие философское, а значит, его можно и опровергнуть.

 

- И не развеется на тысячи мелких порошинок, - Кощеев запнулся – вот чёрт! Где только эти некромаги на его голову взялись? – снять обвинения с…

 

Далее следовала уже официальная формулировка, без всяких заумных философских фраз – научный трактат, как говориться, закончился.

 

Бессмертник продолжал читать документ, хотя чувствовал, что горло у него сильно пересохло, и он уже едва-едва разговаривает, скользил взглядом по пунктам договора – особенно его напрягал тот момент, что ни к кому – не только к самому Бейбарсову, а и к его родственникам, что по дару, что по крови, что по документам, - он в будущем не имеет права предъявлять претензии.

 

- Дочитали? Вот и замечательно. Перо на столе – подписывайте, - Бейбарсову, признаться, скорее уж хотелось избавиться от этого неприятного дела и сбросить груз ответственности со своих плеч.

 

Конечно, Кощеев всё равно подпишет – он не сможет иначе, но чем скорее это произойдёт, тем скорее Таня окажется в полной безопасности.

 

А это волновало некромага куда больше, чем всё остальное.

 

В любом случае, Гроттер навредить не успеют, а он, если что, уж как-нибудь точно выберется.

 

Должен, по крайней мере.

 

Скрипя зубами – негодовать ему пока что не запретили, - Кощеев вывел в самом конце листка свою подпись, а после только отметил, что подписался не просто под документом.

 

- Разрази Громус, - против своей воли, жалея, что и вовсе ознакомился с документом таким странным способом, выдохнул Бессмертник – и маленькая молния блеснула рядом с ним, едва не задев старые косточки председателя.

 

Выхода не было.

 

В конце концов, один некромаг – не такая уж и большая потеря, но мало ли что в будущем вздумает натворить он или ещё кто-то из его ненормальных потомков.

 

Если оные, конечно, будут.

 

- То есть, я теперь не имею права официально отправить отряд для того, чтобы отловить тебя? – поинтересовался Бессмертник.

 

Бейбарсова фамильярное "ты" отнюдь не раздражало – а вот вопрос Кощеева вызвал интерес.

 

- Вы вообще не имеете права отправить отряд. И все ваши подчинённые тоже, - кивнул Глеб, вновь вызвав недовольный вскрик у Бессмертника.

 

- А Гроттер? – вдруг поинтересовался Кощеев. – Ты ведь сам её убил!

 

- Не до конца, - покачал головой некромаг, окончательно потеряв весь интерес к разговору. – Впрочем, это не важно.

 

- Что не важно? – вскочил на ноги Бессмертник.

 

Он только-только начинал осознавать, насколько опасным оказался документ, который он так неосторожно и быстро подписал.

 

В любом случае, возможности нарушить обещание не будет.

 

- И помните про перстень, - уже уходя, хмыкнул Бейбарсов.

 

А Кощеев, попытавшись сорвать ненавистное украшение с пальца, лишь разочарованно вздохнул – оно прилепилось, будто бы специально, и, вероятно, собиралось отправиться вместе с Председателем Магщества в могилу.

 

========== Глава двадцать девятая. Благими намереньями выложена дорога в Ад ==========

Сарданапал в отчаянье покосился на Таню, а после перевёл взгляд на гадальное зеркало, оставленное им посередине стола. В нём отражался силуэт некромага – тому, вероятно, было всё равно, видит ли его кто-то, или нет.

 

- Значит, мы хоронили пустые гробы? – в который раз поинтересовался Академик, не отводя взгляда от бывшей ученицы.

 

- Да, - кивнула рыжеволосая.

 

Ей давно уже надоел этот бессмысленный и глупый разговор, но ведь не могла же девушка просто так подняться, развернуться и уйти!

 

Уважение к Сарданапалу не позволяет!

 

Конечно, в последнее время много чего перестало быть для Тани настолько важным, как было раньше, но всё же на основные правила она не могла вот так просто взять и наплевать.

 

Бейбарсов, наверное, был бы рад узнать, что его любимая жена просто послала всех к чёрту и ушла к себе, но ведь она ещё не может так поступать!

 

Впрочем, всё временно.

 

Скоро, как предчувствовала Гроттер, ей и вовсе станет всё равно, кто и что о ней думает. И это будет касаться не только посторонних личностей.

 

- А ребёнок? – вдруг спросил Сарданапал.

 

- Что – ребёнок? – Таня жутко не любила, когда задевали эту тему, но ведь Черноморова так и тянуло обсудить судьбу и Гроттер, и её дочери!

 

По привычке рыжеволосая прокрутила на пальце обручальное кольцо, вспоминая о том, что Глеба она совсем даже не на войну отправила, и увидится с ним скоро, и всё будет хорошо.

 

Надо успокоиться.

 

Срочно.

 

- Ты и вправду беременна именно от Глеба? – спросил Сарданапал, а после недовольно покачал головой. – Вы же с Ваней – такая хорошая пара!

 

- Была, - уточнила Гроттер. – Мы с Ваней – давно уже не пара, и ничего у нас бы не получилось. Так что, думаю, не стоит говорить об этом.

 

- Но ведь ребёнок некромага – это очень и очень опасно, не говоря уже о том, что данного события вообще не должно было случиться! – возмутился Черноморов. – Может, Ягге всё-таки…

 

Таня вздрогнула. Почему-то вспомнился тот день, когда Бейбарсов и сам предлагал ей сделать аборт – и Гроттер почувствовала, как где-то в глубине души вновь всколыхнулась магия.

 

Рыжеволосая знала, что их с Глебом дочь очень резко реагирует на постороннее вмешательство, но была уверена, что на слова не будет никакой реакции!

 

Вероятно, ещё не родившаяся некромагиня была уверена в том, что Сарданапал желает ей зла, поэтому вновь дало о себе знать то самое энергетическое поле, которое раньше так навредило Свеколт.

 

- Боги правые! – возмутился Черноморов. – Да, пожалуй, я не должен влезать!

 

Почему-то Тане показалось, что Сарданапал сказал это не совсем из смирения и любви к её ребёнку, а потому, что отчасти и сам опасался того, что именно могло сейчас случиться.

 

Некромагию вообще мало кто может воспринимать нормально, а Черноморов реагировал на неё так, будто бы маленький ребёнок уже убил нескольких человек.

 

И вправду, Сарданапал так надеялся на то, что Таня, вернувшись в родные стены, всё-таки одумается и помирится с Валялкиным! Но Гроттер, увы, была слишком упряма – вся в отца! – так что говорить об этом бесполезно.

 

Таня вздохнула. Она уже слишком устала от всех этих расспросов, к тому же, все считали её умершей, вот сейчас и рвалась отчаянно в магпункт.

 

Гроттер даже хотелось прикинуться, что ей не очень хорошо, чтобы отправиться к Ягге – старушка почему-то разговоры на тему любви к Валялкину и того, что Глеб – злой и полный ненависти, не заводила, поэтому Таня и общалась бы с куда большим удовольствием именно с ней.

 

Все остальные всё равно не могли привыкнуть к тому, что Гроттер уже определилась, причём умудрилась выйти замуж за Бейбарсова – вот и совершенно случайно и упоминали всякий раз о Валялкине.

 

Гроттер же, хотя какие-то отношения у них и были, теперь понимала, что долго с Иваном не прожила бы, поэтому сейчас даже радовалась всем тем безумным поступкам, что из-за сотворил Глеб.

 

- Может, всё-таки стоит подумать? – уточнил Сарданапал.

 

- Академик, я всё решила. Если вам неприятно видеть меня в Тибидохсе, то я уеду сразу же, как вернётся Бейбарсов, а… - Таня и вправду намеревалась поскорее отсюда сбежать.

 

Конечно, лучше было бы, если бы беременность протекала под строгим надзором Ягге, но Таня постепенно начинала понимать, что сойдёт здесь с ума, если её все столь рьяно будут переубеждать.

 

Черноморов, стоило при нём вспомнить о некромаге, нахмурился и закусил губу, будто бы собирался о чём-то рассказать девушке, но временно не решался.

 

- Вы что-то хотели мне сказать? – спросила рыжеволосая.

 

Сейчас, на этом весьма странном этапе собственной жизни, она слишком сильно хотела ясности и нормального будущего, чтобы спокойно воспринимать долгие паузы и прочие задержки, которые так любил Сарданапал.

 

В конце концов, ей ведь нельзя переживать!

 

Голова, впрочем, уже почти не кружилась, да и чувствовала себя Таня неплохо, хотя Глеб и снял часть заклинаний, которые блокировали токсикоз и прочие неприятные побочные, так сказать, эффекты.

 

- А ты сама-то хоть счастлива? – поинтересовался академик.

 

Он считал этот вопрос неэтичным, но сейчас, раз уж дело зашло настолько далеко, выбора не оставалось.

 

Либо спасти Гроттер, либо оставить её в покое, если она довольна нынешней жизнью.

 

- Счастлива, - кивнула Таня, не особо понимая, почему мог возникнуть подобный вопрос. – А что?

 

- Неужели ты можешь спокойно ко всему этому относиться? – удивился Сарданапал, глядя на свою бывшую ученицу так, словно она только что убила человека и заявила, что поступила очень даже правильно.

 

- К чему – ко всему? – с улыбкой уточнила Гроттер.

 

И вправду, поведение Черноморова казалось ей очень-очень странным, более того, хотелось добиться-таки от него хоть минимальной честности, а не постоянно скошенных глаз и всего прочего.

 

Сарданапал явно темнил.

 

Но Таня не решалась задать прямой вопрос, потому что не желала обижать старших людей. Ведь нельзя себя вести по-хамски с человеком, который столько всего для неё сделал!

 

- К тому, как ведёт себя Глеб, - вздохнув, промолвил Черноморов.

 

Он был готов смириться с тем, что Таня осталась именно с некромагом, ведь это абсолютно её выбор, и никто не имеет права влиять на её мнение, но ведь Бейбарсов окончательно перешагнул через все черты!

 

Мужчина в который раз посмотрел в гадательное зеркало, осознавая, что именно только что сделал некромаг, и грустно вздохнул.

 

- А как он себя ведёт? – улыбнувшись, уточнила Таня.

 

- Ты слышала что-то об артефактах подчинения? – спросил Сарданапал и, дождавшись утвердительного кивка, продолжил. – Глеб обманом подсунул один из них человеку, заставив того подписать договор, который навсегда освободит вас от опасности, что несёт Магщество. Но это… низко.

 

Гроттер мрачно кивнула. Она понимала, что Бейбарсов просто так сидеть не будет, да и ждать того момента, когда Магщество явится за ним и за их ребёнком тоже не станет, но ведь нельзя же так…

 

Радикально.

 

Таня, впрочем, не знала никаких подробностей – но поскольку была уверена в том, что Бейбарсов способен на подобный поступок, а сама была настроена весьма резко, не собираясь сейчас ничего никому прощать, то сразу же вскочила на ноги, собираясь едва ли не придушить Глеба.

 

- Знаете, мне стоит всё-таки немного подумать, через силу выдавила Гроттер, - о том, что делать дальше.

 

Сарданапал кивнул. Конечно, он немного не договорил о том, что именно сделал Бейбарсов, но, возможно, так будет лучше?

 

Академик был светлым – и сейчас корил себя за то, что вообще когда-то пустил в собственную школу троих некромагов. Возможно, было бы лучше, если бы они никогда в жизни не оказались здесь.

 

В Тибидохсе.

 

Но менять что-либо было слишком поздно, к тому же, Таня оказалась настроенной слишком уж серьёзно, словно Бейбарсов заранее предупреждал её о том, что будет говорить Черноморов.

 

Но после использования таких артефактов… Это было слишком опасно и слишком неприятно, чтобы Гроттер так просто сидела и молчала!

 

Таня же, выскользнув за дверь, медленно направилась коридорами к магпункту, пытаясь бороться с собственными мыслями.

 

С одной стороны, Бейбарсов сделал всё это ради них, но ведь нельзя было так издеваться над другими людьми! Никто не заслуживает подобного обращения!

 

Таня помнила, что именно учила об артефактах такого рода, и раздражало её больше всего то, что Глеб вообще воспользовался чем-то подобным. Ну вот зачем, зачем было применять столь сильное средство!

 

Неужели нельзя как-то помягче?

 

- Таня! – голос показался до боли знакомым, и, оглянувшись, Таня узрела рядом с собой Бейбарсова, улыбающегося и, кажется, вполне счастливого.

 

- Глеб? – тихо переспросила она. – Рада тебя видеть.

 

Некромаг лишь покачал головой, про себя отметив, что не слишком-то и похоже, что Гроттер особо ему рада – слишком уж мрачна была девушка, - но всё же привлёк девушку к себе и поцеловал её в щёку.

 

- Как ты себя чувствуешь? – спросил Бейбарсов, проведя рукой по волосам Гроттер.

 

Теперь им точно никто не сможет больше помешать.

 

- Хорошо, - пробормотала рыжеволосая, а после, отступив на несколько шагов, поинтересовалась, - Бейбарсов, вот зачем ты это сделал?

 

Глеб насторожился. Жена давно уже не называла его по фамилии, и подобное обращение некромага отнюдь не обрадовало. Что могло с нею случиться?

 

Впрочем, в том месте, где директор – Сарданапал, можно ожидать чего угодного, более того, Таня ведь могла поверить в что-то не слишком правдоподобно описано.

 

И, скорее всего, так оно и было.

 

- Зачем ты использовал артефакт Подчинения? – спросила Гроттер, заглянув в глаза некромага. – Ну зачем, Глеб, зачем?

 

- Так было нужно, - не собирался оправдываться Бейбарсов. – А что?

 

- Но ты ведь испортил человеку судьбу, Глеб! – в отчаянье воскликнула Гроттер, с некой злостью посмотрев на некромага.

 

Нет, этот человек ведь даже не раскаивается! Разве можно вести себя вот так?

 

Таня толком даже не понимала, что ещё несколько часов назад была бы рада прибытию Бейбарсова, к тому же, если бы он рассказал ей всё сам, то даже не предъявляла бы ему никаких претензий.

 

Наверное, даже на шею бросилась бы с радостным визгом.

 

Вот только проблема была в том, что после разговора с Сарданапалом Таня уже не очень-то и доверяла некромагу, более того, даже была готова обвинить его в чём-то – впрочем, кто ж его знает?

 

Рыжеволосая прикрыла глаза и отступила на несколько шагов от Бейбарсова, а после выдохнула:

 

- Не прикасайся ко мне больше, - прошептала она.

 

Наверное, так и вправду будет намного лучше. Если бы она… Если бы она смогла бороться с собственными чувствами – Глеб ведь сделал всё это, кажется, ради неё, но…

 

Гроттер не понимала, почему поступает вот так глупо – ведь ей толком даже не противно от того, что сделал некромаг!

 

Наверное, она потому и пытается сбежать от него поскорее – потому что понимает, что и сама уже постепенно начинает портиться, что от её света не осталось больше и следа.

 

Не пройдёт и нескольких месяцев, как она и на убийства будет смотреть спокойно!

 

Возможно, Тане и не надо было телепортироваться в Тибидохс, соглашаться отправляться сюда – разговоры, которыми постоянно доставали её по прибытию сюда, просто-напросто разрушали их с Глебом отношения.

 

- Я не могу жить с человеком, который настолько не ценит человеческие жизни, - всхлипнув, пробормотала Гроттер, а после, развернувшись, убежала.

 

Глеб вздохнул – вот не была ведь его Таня такая, не обращала на подобные мелочи никакого внимания!

 

Ну почему Сарданапал никак не может угомониться? Чем их счастье так ему мешает? Как ком в горле, честное слово!

 

Бейбарсов лишь покачал головой. Ладно, помирятся. Когда-нибудь же должны закончится их испытания!

 

========== Глава тридцатая. В горе и в радости ==========

Медленно накрыла магпункт тёплая майская ночь. Гроттер никак не могла уснуть, прислушиваясь к пению диковинных птиц, поэтому просто смотрела в окно, не обращая внимания на предостережения Ягге.

 

Бабуся Ягуна уже несколько раз повторила, что Тане было бы неплохо спать, а после закрутилась-завертелась и сама случайно выпила сонное зелье, вот и отправилась себе спать в свою комнату.

 

Ещё несколько минут назад из кладовой доносилось бормотание, но сейчас Гроттер не могла услышать ни единого звука, словно мир вокруг замер, замороженный незнакомым магом.

 

Рыжеволосая вслушивалась в звуки, доносившиеся из открытого окна, и всё пыталась выбросить Бейбарсова из головы – а тот маячил перед глазами надоедливым воспоминанием, а после…

 

Таня обернулась на тихий скрип слишком быстро, но никого не смогла увидеть.

 

Вздохнув, она поднялась на ноги и перебралась в постель, а после, улёгшись поудобнее, закрыла глаза и попыталась заставить себя уснуть. Всё-таки, завтра должен быть трудный день, а значит, надо хоть немножечко отдохнуть.

 

- Ты не спишь?

 

Таня попыталась притвориться, что она уснула – разговаривать с Глебом, которого она так просто взяла и прогнала, даже не прислушавшись к собственному сердцу, совершенно не хотелось, но, судя по всему, особого выбора не было.

 

Некромаг присел на краешек кровати и провёл рукой по растрёпанным волосам своей любимой драконболистки, удивляясь тому, насколько же она доверчива и наивна.

 

И что за человек этот Сарданапал, что, называясь светлым, он постоянно суёт нос не в свои дела?!

 

- Не спишь, - хмыкнул Бейбарсов уже утвердительно, поцеловав рыжеволосую в плечо. – Оборачивайся, нам надо поговорить.

 

- Я не стану с тобой разговаривать, - проворчала Таня, накрыв голову подушкой, но Глеб нагло вытащил её из кровати, силой прижимая к себе.

 

Бейбарсов усмехался, наблюдая за тем, как Гроттер вновь забирается в кровать и ворчит, что она уже уснула, а этот вредный человек посмел её разбудить, но уходить, естественно, не собирался.

 

Он и так слишком часто отступал.

 

- И что мы будем обсуждать? – наконец-то поинтересовалась рыжеволосая, усевшись напротив Глеба и посмотрев ему в глаза.

 

Девушке так хотелось спокойствия! А почему-то в голове возникали предательские мысли, что без Глеба ей будет житься более мирно…


Дата добавления: 2015-08-28; просмотров: 106 | Нарушение авторских прав




<== предыдущая лекция | следующая лекция ==>
Фэндом: Емец Дмитрий «Таня Гроттер» 16 страница | Фэндом: Емец Дмитрий «Таня Гроттер» 18 страница

mybiblioteka.su - 2015-2020 год. (0.118 сек.)