Студопедия
Случайная страница | ТОМ-1 | ТОМ-2 | ТОМ-3
АрхитектураБиологияГеографияДругоеИностранные языки
ИнформатикаИсторияКультураЛитератураМатематика
МедицинаМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогика
ПолитикаПравоПрограммированиеПсихологияРелигия
СоциологияСпортСтроительствоФизикаФилософия
ФинансыХимияЭкологияЭкономикаЭлектроника

Фэндом: Емец Дмитрий «Таня Гроттер» 7 страница

 

- Не знаю. Наверное, что-то изменилось, но… Пытки и скотское обращение оказались гораздо сильнее, чем спасение зверей. Увы, - Богиня горестно вздохнула. – Если в ближайшее время связь не разорвётся, ничего его уже не сможет спасти. Я говорю правду – это действительно так. Не знаю, за что парню столь сильно не везёт, но он практически поддался. Осталось совсем немного до полного опустошения. Отчуждение, нежелание общаться с окружающими людьми… Он даже начал презрительно поглядывать на окружающих, хотя настоящий Ванька никогда бы так не поступил.

 

- А что с разрывами? – обеспокоенно спросил Черноморов.

 

Иван внезапно поднял голову, пристально посмотрел на директора и хмыкнул. Ухмылка, появившаяся у него на лице, ужаснула академика – она была более свойственная какому-то бесчувственному существу, чем хорошему, милому юноше.

 

- Три дня уже не было. И нам надо радоваться, что Бейбарсов временно не разрывает связь. Была бы возможность хоть как-то сообщить ему, попросить разорвать и… - Ягге на мгновение замолчала. – Если некромаг не уничтожит ментальную нить до завтрашнего дня, то Ваньке уже можно копать могилу. Он будет просто уничтожен.

 

Сарданапал кивнул. Сколько он не пытался хоть что-то сделать, все попытки увенчались крахом. Глеб даже не реагировал уже, не напоминал о связи, не проникал в сознание Валялкина. Но изменения были непоправимы.

 

Черноморов и сам знал, что долго светлый не продержится. И дело было не в силе духа, а в Даре Тантала, который получил Бейбарсов. Некромагия отравляла кровь Ваньки, разрывала его изнутри. Можно было, конечно, провести очистку ауры, но пока связь существует, ничего не получится.

 

Радостная новость была лишь одна – с Таней, если верить магическим ритуалам, пока что всё было в полном порядке. Но местонахождение до сих пор оставалось неизвестным. Даже Магщество подключилось – пустой номер.

 

Обвинения в сторону Глеба больше не выдвигали, будто бы и забыли о нём. Поговаривали, что Кощеев решил провести последний рейд и поклялся, что в случае неудачи он оставляет все попытки захватить Бейбарсова.

 

Но сейчас это было совершенно неважно. Сарданапал молился лишь об одном – чтобы некромаг наконец-то уничтожил эту проклятую связь. Именно в тот миг можно было бы уже заниматься другими проблемами, пытаться вернуть Гроттер, больше усилий приложить к её спасению. Пока что же именно жизнь Валялкина и висела на волоске.



 

***

 

Гроттер вздохнула и, потянувшись, двинулась дальше по огромной библиотеке, изредка поворачиваясь и проверяя, не идёт ли за нею Бейбарсов.

 

Глеб, по всей видимости, решил выполнить-таки своё обещание и дать Тане походить по огромному помещению одной. Сам некромаг должен был оставаться около входа сюда – по крайней мере, он так говорил.

 

Девушка подняла голову и осознала, что в который раз ощущает головокружение. Здесь, в великолепной комнате, расширенной пятым изменением, это никуда не делось, но рыжеволосая вновь сослалась на то, что здесь слишком высокие потолки. Оправдание получилось слабеньким, но ничего другого в голову не приходило.

 

К горлу подкатилась тошнота, но драконболистка вновь не обратила на оную никакого внимания, лишь отмахнувшись от своих собственных ощущений.

 

- Да что ж это такое? – пробормотала себе под нос Гроттер, шагая дальше.

 

Библиотека показалась ей просто-таки бесконечной. Высокие потолки, колонны, сотни стеллажей – будто бы кто-то умудрился перенести сюда книгохранилище Тибидохса, разве что Абдуллу оставили. Десятки тысяч всевозможный книг, многие из которых уникальны. Некромагия, обыкновенное тёмное волшебство, даже тома о магии Света – единственное, что Справочника Белого Мага не хватает, да и кто его здесь будет читать?

Загрузка...

 

Таня на мгновение замерла, окинув взглядом полку, к которой она подошла. Это был тупик – дальше хода девушка не видела. Вздохнув и решив довериться судьбе, Гроттер прикрыла глаза и протянула руку, решив, что прочтёт первое, что попадётся ей под руку.

 

Драконболистка явилась сюда не просто так, разве что не говорила о цели Бейбарсову, поставив на всякий случай сильный телепатический блок. Собственное плохое самочувствие ей совершенно не нравилось и наводило некие подозрения, несмотря на то, что это было невозможно.

 

Вздохнув, Гроттер недовольно посмотрела на название книги, которую она держала в руках. Обыкновенный исторический справочник – никакой пользы, разве что внутри будет что-то важное. Покачав головой, Таня попыталась открыть книгу, но попытки не увенчались успехом.

 

Девушка тут же оставила попавшийся под руку том и внезапно заметила валяющуюся на столе книжицу, моментально привлёкшую её внимание. Напомнив себе о том, что не следует упускать знаки судьбы, драконболистка устроилась поудобнее в кресле и открыла первую страницу.

 

<i>«При нарушении Кодекса Некромагов возможны некоторые побочные эффекты: исчезновение бессмертия, скоропостижная смерть, пропажа Дара, цепная реакция с истоками в будущем, завершающаяся, как обычно, возникновением очередного пророчества.

 

Если некромаг посмеет нарушить главные заповеди, то его ждёт скоропостижная смерть со следующими муками на девятом круге Тартара.

 

При менее серьёзных нарушениях, сотворённых не специально, по воле случая или под влиянием артефакта, изменения могут быть совершенно разнообразными, но обычно не слишком плохо действуют на самого мага и на его окружающих.

 

Возможны изменения человека, тоже имеющего отношение к нарушению Кодекса Некромага, пусть даже косвенное, не говоря уже о прямом.

 

Чем сильнее аура некромага, тем тяжелее обыкновенному человеку выдержать влияние магии. Будь влияние со стороны, как при тесном общении (см. пункт «Любовь. Запреты. Однолюбие»), изменения не слишком последовательны и в основном случаются из-за изменения характера.

 

При использовании к обыкновенному человеку (Зеркало Тантала и проч.) некромагия является сильным ядом. Сами артефакты, способные разрушать сущность некромага, чаще всего уничтожаются сразу же после создания.

 

При управлении магической связью возможен побочный эффект в виде окончательного разрыва при сильных стрессах, изменения физический способностей мага Смерти, причём вплоть до исчезновения волшебства или же, наоборот, получения ранее несвойственных организму качеств».</i>

 

Гроттер содрогнулась, наблюдая за тем, как шелестят страницы, стремясь открыть ей нужную. Она никак не могла влиять на книгу, поэтому жалела уже, что вообще взяла её в руки, но отступать теперь было слишком поздно.

 

К тому же, Таню охватил интерес. Теперь она не могла уже заставить себя просто отложить предмет, так заинтересовавший её. Несмотря на не слишком-то простые для восприятия изречения, драконболистка даже немного смогла разобраться в написанном, но жалела, что нет возможности перечитать.

 

Книга резко открылась на каком-то совершенно непонятном месте, на котором наводилось одно лишь непонятное заклинание, вызвавшее у Гроттер немалое удивление. С каждой секундой девушка всё больше и больше осознавала, что не может отвести взгляд, а рука с кольцом неосознанно поднимается вверх.

 

Не сдержавшись, рыжеволосая прошептала заветные слова, опасаясь того, что будет дальше, что именно случится после того, как она применит эту невероятную, незнакомую не только ей, а и всему Тибидохсу магию.

 

Зелёная искра, достаточно крупная, оторвалась от кольца и взорвалась где-то под потолком, разрываясь на несколько десятков маленьких огоньков, складывающихся в надпись.

 

- Ну что, дщерь? Весело? – собравшись с силами и использовав последние капли магической энергии, пробормотал Феофил.

 

В тот же миг перстень умолк, не имея шансов за эти сутки проронить хотя бы слово. Гроттер это почему-то расстроило. Она, вероятно, надеялась на какой-то совет, поддержку, а тут…

 

Впрочем, что может сказать дед? Только около виска покрутит и посоветует больше думать о себе, а не заниматься ерундой. Но сама Таня только обрадовалась и поймала себя на мысли, что, наверное, пугаться не стоит. Надо рассказать всё Бейбарсову, в конце концов, это ведь и его дело…

 

Вскочив на ноги и бросив книгу на пол, совершенно не думая о её сохранности, Гроттер быстрым шагом направилась в сторону входа в библиотеку. Она не знала даже, как так быстро и с легкостью находит нужную дорогу, если же к этому месту пришла совершенно случайно.

 

Теперь всё встало на свои места – и головокружение, и даже легкая тошнота. В конце концов, раньше думать надо было… Да и о чем?

 

Рыжеволосая вздохнула и на мгновение остановилась. О чём думать, если она даже не жалеет о произошедшем? И что за дурацкое желание броситься Бейбарсову на шею и сказать, что она его любит?

 

Может, решилась наконец-то, перестала метаться между двух огней? Впрочем, какие тут метания, если она и так уже поддалась ему, практически не вспоминая об Иване. И даже не краснеет толком, когда вспоминает об этих трёх неделях, о прикосновениях некромага, о его поцелуях, о том, что она ему позволила.

 

Впереди показалась дверь, и девушка наконец-то заметила Глеба, стоявшего у стены и листавшего очередное пособие с тысячью способов уничтожить Магщество так, чтобы никто не нашёл виновного.

 

Порой, блокируя очередное поисковое заклинание, которое и действовать-то не должно было в его случае, Бейбарсов испытывал желание использовать-таки парочку заклятий или же, к примеру, сочинить что-нибудь. А что? В конце концов, никогда не поздно переквалифицироваться в поэта.

 

Таня на мгновение остановилась, не отводя пристального взгляда от некромага. Вроде бы и не сомневалась раньше, а сейчас… Душит что-то, мешает подойти и нормально сообщить радостную новость.

 

А такую уж и радостную? Да, наверное, но всё равно страшно, страшно признаться в том, о чём сама себе боишься сказать.

 

- Глеб… - тихо позвала Гроттер, опуская глаза и стараясь сделать вид, что разглядывает кафель на полу.

 

Взгляд скользил по мелким трещинкам, то и дело затягивающимся и вновь появляющимся. Сложилось впечатление, что этот зал дышит, дышит изнутри, и девушка делала вид, что только это и замечает.

 

- Что-то произошло? – Бейбарсов подошёл ближе, а потом, что-то для себя, потянул Таню к выходу. – Не надо тебе так долго торчать среди всего этого Мрака, собранного Танталом.

 

- Всё хорошо, - драконболистка скорее убеждала себя в правоте собственных слов, чем пыталась сообщить их Глебу. А надо бы – всё равно долго скрывать не получится, рано или поздно узнает, а потом ещё и разозлится или обидится.

 

- Я вижу, - вздохнул некромаг, приподнимая голову Гроттер за подбородок и заглядывая в её зелёные глаза. – Ты можешь обо всём мне рассказать. Ты же знаешь.

 

- Знаю, - прошептала Таня, вдруг испугавшись, что вся эта идиллия разрушится в тот момент, когда она наконец-то решится сообщить о собственных чувствах, рассказать ему правду, поделиться чем-то сокровенным и действительно важным для неё.

 

Девушка действительно боялась, теперь уже жалея, что вообще взяла ту злосчастную книгу в руки и посмела произнести ненавистное заклинание, что так обрадовалась, что…

 

- Обними меня, пожалуйста, - шмыгнула носом драконболистка, чувствуя, как руки Бейбарсова ложатся на талию, а сам он шепчет на ухо что-то успокаивающее, пытаясь привести её в чувство и заставить хоть немного успокоиться.

 

Рыжеволосая почувствовала, что внутри что-то взрывается, разрывая измученную душу на тысячи осколков и не позволяя ей срастись, превратиться в нечто цельное, а не разделенное на две отдельные части.

 

Некромаг отстранился и теперь внимательно смотрел на девушку, жестом приказывая дверям за его спиной закрыться, дабы волшебство Смерти не перетекало в коридор и не отравляло весь дом. И без того проблем хватает…

 

Бейбарсов чувствовал, что в последнее время связь становится всё более и более шаткой, но не обращал на это внимания. Хочет Валялкин отсоединиться – да слава богам, пусть хоть с крыши падает, если ему так надоело.

 

Юноша уже не раз порывался провести-таки нужный ритуал, но всякий раз ему казалось, что после Гроттер развернётся и уйдёт или же просто сбежит, что всё это и без того достаточно хрупкое счастье моментально разрушится, а сама Таня окажется не более, чем обыкновенным рисунком на бумаге.

 

- Ты что-то хотела мне сказать, - напомнил Бейбарсов.

 

- Да, я… - Гроттер смутилась. Собравшись с силами, она наконец-то выпалила. – Я беременна.

 

Некромаг замер, не имея сил отвести взгляда от драконболистки. Криво усмехнувшись, он, не отводя взгляда от девушки, протянул:

 

- И зачем ты мне об этом сообщаешь? Думаешь, каким именно способом следует от этого ребёнка избавиться?..

 

========== Глава десятая. Шаг назад. ==========

Гроттер не имела сил пошевелиться или отвести взгляд от некромага. Она лишь стояла, закусывая губу и чувствуя, как где-то в глубине души шепчет противный голосок, что этого и следовало от него ожидать. Конечно же, мёртвый – пусть не физически, но морально уж точно.

 

- Ты говорил, что Сарданапал ошибается… - выдохнула Таня, - а он был прав целиком и полностью.

 

Смахнув с глаз слезу, совершенно лишнюю в данный момент, драконболистка бросилась к лестнице, проклиная это поместье, в котором чтобы найти выход – надо быть гением, причём покруче, чем Шурасик и Свеколт.

 

- Стой! Таня, стой! – Бейбарсов, одумавшись и осознав, что именно он только что ляпнул, побежал следом за Гроттер, отогнав куда подальше плохое предчувствие. – Я совершенно не то имел в виду!

 

- Ты имел в виду то, что сказал, - выдохнула Таня, останавливаясь и оборачиваясь к некромагу. – Клялся в любви, а сам…

 

- Послушай… - не желая принимать очередное враньё, девушка с силой залепила Глебу пощёчину и бросилась было вниз, но юноша успел её схватить.

 

- Пусти! – выдохнула Гроттер, рванувшись вперёд, но оказалась слабее.

 

Взгляд драконболистки остановился на какой-то картине, явно не принадлежавшей Бейбарсову – его творения на стенах не висели. Вероятно, когда-то её заказывал или даже сам писал Тантал. Впрочем, рыжеволосой было всё равно…

 

В портрете совершенно незнакомой девушки, чем-то схожей с нею самой, Гроттер узнавала своё нынешнее состояние – всё те же слёзы на глазах и полное разочарование и пустота в душе Незнакомка оказалась красивой, но на её лице навсегда застыла маска боли и страха перед тем, что будет дальше.

 

Неизвестная девушка сжимала руки в кулаки и будто бы пыталась вырваться из невидимых пут. Вероятно, она только что кричала или же просто выясняла с кем-то отношения, потому что венка на лбу – а это было заметно даже на картине – пульсировала. В самой позе нарисованного образа чувствовалась та самая сломленная гордость, смешанная с невероятной болью.

 

Портрет так и кричал – ненавижу. Всему миру, всем, кому только можно было это сказать, какой-то дурацкой системе, заставляющей её поступать совершенно иначе, не так, как она думает, нарушить все правила, которые только существуют, её собственные, внутренние принципы.

 

Гроттер понимала, что сейчас она выглядит точно так же. Точно так же сжимает руки в кулаки, с такой же ненавистью смотрит на некромага, пытаясь оттолкнуть его и сделать хоть что-то, чтобы отойти от него.

 

- Я правильно тебя поняла, дорогой, - прошипела Таня, в который раз рванувшись. – Тебе была нужна лишь игрушка, и ты её нашёл… А я, дура, тебя полюбила!..

 

Бейбарсов продолжал держать девушку, не позволяя драконболистке вырваться и натворить какие-то очередные глупости, сделать что-то непоправимое, о чём придётся потом всю жизнь жалеть.

 

- Подожди! Да не убегай же ты! Выслушай… - дождавшись, пока Гроттер хотя бы немного успокоится, Глеб продолжил, - я тебя люблю. Но дело сейчас совершенно в другом. Этот ребёнок, он…

 

- Совершенно лишний сейчас, верно? И ты предлагаешь мне избавиться от него и продолжать жить так, как дальше? Уж увольте, - рыжеволосая вновь рванулась и бросилась вниз, стремясь сбежать от помчавшегося следом за нею Бейбарсова, не собираясь больше выслушивать то, что он будет говорить.

 

Таня чувствовала, что душа её падает куда-то вниз и разрывается вдребезги. А говорят, что сердце разбивается – всего лишь метафора. Почему же тогда, если она так любит Ваньку, больно-то, а?

 

Да не любит она Валялкина, и не любила никогда! Вбила себе в голову, что это так, а сама… Впрочем, какая разница теперь? Всё равно Глебу она даром не нужна. Так, обыкновенная девчонка для хорошего времяпровождения. Наигрался – и достаточно. Пусть хоть умирает где-то, теперь не важно уже.

 

- Не предлагаю, - выдохнул Бейбарсов, вновь поймав драконболистку и прижав её к стене, чтобы не вырвалась. – Пойми, это не всё так просто, как ты думаешь. У меня детей вообще не может быть.

 

- А от кого тогда, а? От ветра? – всхлипнув, прошептала Таня, отводя глаза и пытаясь вырваться. – Пусти меня, пусти! Не хочешь – не надо, я сама рожу, сама воспитаю и…

 

- Да ты просто можешь погибнуть! – не сдержался Глеб. – Это действие Зеркала, а я уже по себе самому знаю, что оно ни к чему хорошему не приведёт. Пойми, я был бы очень рад, если бы не…

 

- Если бы? Ненавижу тебя, ненавижу! – Гроттер дёрнулась, а после обмякла в руках некромага, осознавая, что легче уж просто выслушать, чем рваться из его рук и пытаться хоть что-то изменить.

 

Голова невероятно кружилась, а самой девушке и вовсе хотелось умереть. Она доверилась этому человеку, искренне полюбила его, а он просто втоптал её в землю, даже не задумываясь о том, что у неё тоже есть чувства, свои собственные, а не одолженные у кого-то.

 

- Это будет не нормальный ребёнок, а чудовище. Ты просто ничего не знаешь, - в глазах некромага даже промелькнул какой-то отблеск ужаса, но Гроттер не могла этому поверить.

 

- Ты врёшь. Просто хочешь, чтобы я так и оставалась в состоянии обыкновенной пленницы, которую можно в любой миг затащить в постель! – девушка почувствовала, как сознание ускользает куда-то, но заставила себя продолжать стоять и смотреть Бейбарсову в глаза. – Я лучше умру, чем позволю тебе отобрать у меня этого ребёнка!

 

- Ты ничего не понимаешь… Я – некромаг. И даже если ты доживёшь до родов – это действительно возможно – то даже представить себе не сможешь, кого родишь! – Глеб вздрогнул.

 

- Кого? Не ребёнка, не лягушку, а неведому зверушку, да? – вспыхнула Гроттер. – Не смей меня переубеждать, сволочь, я всё равно уйду и буду растить этого ребёнка одна, понял! И ты не посмеешь отобрать его у меня.

 

Бейбарсов, криво усмехнувшись, ослабил хватку и, не обращая никакого внимания на Таню, осел на пол, опираясь спиной о стену.

 

В голове одна за другой взрывались безумные мысли, заставляющие его что-то бормотать, но настолько тихо, что девушка даже слышать ничего не могла. Некромагу же хотелось просто разорвать себя самого на части. Почему всегда так?

 

- Не уходи, - в полголоса попросил он, даже не поднимая головы.

 

Рыжеволосая, на мгновение задумавшись, всё же послушалась и убегать не стала. К тому же, у неё до сих пор кружилась голова, а умирать так глупо, просто свалившись вниз, не хотелось.

 

Она-то, глупая, думала, что Глеб будет рад, обнимет её, скажет что-то, а он… Просто предложил избавиться от ребёнка – так цинично, грубо и, наверное, легко. Ему-то что? Уничтожить человека – пустяки. Убить – мелочь.

 

Ненавидеть – профессия.

 

- Я – некромаг. И даже если ты по ошибке смогла забеременеть, то наш ребёнок никогда не будет нормальным. И дело не в неведомой зверушке, - пробормотал Бейбарсов, - Внешность – не показатель.

 

- Ты врёшь, - отшатнулась Гроттер.

 

Она не могла поверить в то, что сказал некромаг. Нет, он просто придумывает что-то, дабы вынудить её отказаться от собственного счастья, заставить просто бросить этого ребёнка, согласиться на убийство.

 

Пускай даже если отец вышел таким ненормальным некромагом.

 

Таня осознала, что по её лицу ручьем текут слёзы. Чёрт, как же больно – душа на части раскалывается, просто невыносимо стоять здесь и смотреть на Бейбарсова, понимая, какую именно глупость она умудрилась совершить.

 

- Это всё Зеркало Тантала. Вероятно, света от твоего Валялкина слишком много, - Глеб вздохнул, жалея, что вообще когда-то притащил Гроттер в это место.

 

Некромаг ощутил, как где-то в душе что-то треснуло – вероятно, связь становится с каждой минутой всё слабее и слабее. С каждым словом Тани, из-за всего этого недоверия…

 

Да и пусть горит оно всё в Тартаре, артефакт этот вместе с Валенком и Танталом – сгорают дружно вместе там, на девятом круге, но только оставят их с Таней в покое. Нет, поверить в произошедшее не просто сложно, а даже нереально.

 

Потому что это само по себе нереально.

 

- Ты говорила, что любишь меня, - пробормотал Бейбарсов.

 

- Любила, - отрицательно покачала головой Гроттер, отступая от него и надеясь, что скоро всё это закончится, окажется обыкновенным дурным сном.

 

Девушка подумала, что было бы хорошо открыть глаза и оказаться в спальне, рядом с некромагом, когда они ещё ни о чём не знают. А потом просто сообщить ему эту новость, увидеть его столь редкую, но красивую улыбку…

 

- Любишь. Иначе давно бы уже убежала, а не стала слушать, - отрицательно покачал головой некромаг, жестом подзывая драконболистку к себе, - ты просто неправильно меня поняла.

 

- Зато ты совершенно ничего ко мне не чувствуешь, - прошептала Таня, поднимая голову и гладя вновь на тот же портрет, казалось, изменившийся немного за последнее время.

 

И почему всё должно происходить именно с ней? Почему именно она должна любить этого эгоистичного, ненормального человека, самовлюблённого и ненавидящего всех окружающих?

 

- Я не хочу, чтобы ты страдала, - тихо прошептал Бейбарсов, притягивая Гроттер к себе и поднимаясь на ноги.

 

Вот за что он любит столь упрямую, совершенно ничего не понимающую девушку? Почему именно он портит ей постоянно жизнь, пусть даже не желая этого делать, пытаясь уберечь его от какой-то невидимой угрозы?

 

- Хочешь, я разорву связь? – спросил Глеб, пытаясь обнять Таню.

 

Драконболистка отступила на шаг, не позволяя прикоснуться к себе. Слишком уж много между ними случилось, чтобы она просто так взяла и простила, забыла о том, что именно произошло, о том, как именно больно слышать всё это, как больно понимать, что он никогда не будет любить её ребёнка.

 

- Не хочу.

 

- И не боишься даже за Валялкина?

 

- Да хоть ножом себе горло перережь! – не сдержалась Гроттер, с ненавистью воззрившись на Бейбарсова. – Ненавижу вас обоих! Думаешь, один эгоист? Да вы оба друг друга стоите. Может, тебе даже приятно будет такое о нём услышать. Тайга, звери – да чем вы вообще отличаетесь? Один похищает, ради другого я жертвую собственной свободой, собственной жизнью!

 

Таня содрогнулась, осознавая, что всё это она говорит не о ком-то незнакомом, а именно о Ваньке. Впрочем, может, сказанное сгоряча и является истинным мнением? Может, не просто так с языка сорвалось?

 

- Успокойся, - некромаг протянул руку, пытаясь прикоснуться к рыжеволосой, но она вновь отступила назад.

 

- Не буду!

 

Девушка даже толком не понимала, что именно заставляет её говорить всё это, причём прямо в лицо Глебу, но остановиться было уже слишком трудно. В конце концов, она его полюбила, а теперь вынуждена страдать лишь по этой единственной причине.

 

Пускай сначала больно, но потом, когда она уйдёт всё-таки отсюда, станет легче. А через несколько лет всё забудется, просто останется некая пустота. В конце концов, она ведь не некромаг, чтобы бегать за каким-то там Бейбарсовым всю свою жизнь!

 

- Ты обрекаешь себя на муки. Хочешь получить такое же чудовище, как и я сам? – некромаг скривился, делая попытку приблизиться к Гроттер, но она в который раз отступила, понимая, что просто не выдержит.

 

- Чудовище? А ты считаешь себя чудовищем, а? Никогда бы не подумала, - хмыкнула девушка.

 

- Считаю.

 

- Не безосновательно, - Гроттер скривилась, - не смей ко мне приближаться, понял?

 

Глеб кивнул и остановился. Он совершенно не желал заставлять Таню сбегать, пытаться укрыться. Но и уходить или же просто так отпускать её тоже совершенно не хотелось.

 

Да что ж это вообще за любовь такая, что за столько лет она ни на мгновение его не отпускает? Даже там, в Тартаре, когда он передаст-таки Дар, его будет мучать образ Гроттер.

 

Впрочем, может, следует отправиться в Магщество? А что, хотя бы в Дубодаме он наконец-то её забудет, просто всё забудет. Перестанет быть тем самым ненормальным некромагом, в которым, помимо страсти и ненависти, каким-то образом зародилась ещё и глупая, ненавистная нежность?

 

Боги, почему его тогда понесло к этому котлу? Жил бы себе спокойно… Или был бы давно мёртв, сдался бы, наплевал на то, что со старухой требовалось её и бороться. Забыл бы о том, что в жизни и цель обязана существовать.

 

Впрочем, какая жизнь? Он постоянно на грани Смерти, ходит по лезвию и практически не осознаёт этого, потому что и стал частью этой ненормальной грани, способной уничтожить любого человека.

 

Нормального человека, но не некромага.

 

- Не нервничай, пожалуйста, и выслушай меня наконец-то, - вновь повторил Бейбарсов, - не сбегай.

 

- А я хочу уйти, - воспротивилась Гроттер, пытаясь отойти к лестнице.

 

- Тебе нельзя, Таня. Ты погибнешь. Это всё слишком шатко, - отрицательно покачал головой Глеб, - побереги себя, я очень тебя прошу.

 

- Мне плевать на то, что ты просишь.

 

Таня оглянулась, проверяя, сколько ещё места ей осталось до ухода. Может, стоит всё-таки попробовать сбежать отсюда? Её обязательно примут в Тибидохсе и не будут заставлять отказывать ей в помощи.

 

И там она сможет спокойно родить и вырастить своего ребёнка.

 

- Нашего, - поправил её Бейбарсов, - пожалуйста, не уходи. И они тебе не позволят.

 

- Позволят! – уверенно воскликнула Гроттер.

 

Конечно же, позволят. Там хорошие люди, светлые, нормальные, в конце концов. Там ей смогут помочь. В Тибидохсе её любят, ценят, всегда помогают. А Глеба надо просто забыть. Выбросить из головы.

 

Возможно, когда-то она сможет наконец забыть о Бейбарсове, не думать о нём, о том, что они были вместе и что им было хорошо.

 

- Сарданапал не позволит выносить дитя некромага. А если даже он будет благосклонен, но все остальные преподаватели, те же тёмные, ну, в крайнем случае, Магщество, вынудят тебя сделать это, причём с гораздо большей опасностью для твоей собственной жизни. Да просто уничтожат тебя, если это будет нужно! Останься, и мы что-то придумаем. Таня, в конце концов, у тебя будет шанс родить ещё не один раз… от кого-то другого и…

 

- А я не хочу от другого! – воскликнула Гроттер.

 

- Пойми, не нужно рисковать собой. Они тебя уничтожат. Не стоит так сильно доверять светлым, - в глазах Бейбарсова мелькнул страх за жизнь самой Тани. Самое главное сейчас удержать её, а всё остальное они решат когда-то.

 

- Врёшь! Врёшь, врёшь мне, слышишь! – воскликнула драконболистка, ступая последний раз.

 

Пошатнувшись, Гроттер осознала, что падает вниз. Глупо как-то – столько боролась, и вот – не Чума, не Магщество, не враги и не некромаг даже… Её убьют какие-то жалкие ступеньки.

 

Внезапно Таня вспомнила о том, что эта лестница просто огромна. И падать она будет очень-очень долго. Просто-таки невыносимо долго. Умрёт, наверное. Ударится виском в угол или же просто вылетит в окно…

 

Бейбарсов, сдержав вскрик, бросился следом за девушкой, надеясь, что может ещё успеть спасти её с помощью волшебства, но внезапно пошатнулся и рухнул на колени, чувствуя, что голова его разрывается на части.


Дата добавления: 2015-08-28; просмотров: 93 | Нарушение авторских прав




<== предыдущая лекция | следующая лекция ==>
Фэндом: Емец Дмитрий «Таня Гроттер» 6 страница | Фэндом: Емец Дмитрий «Таня Гроттер» 8 страница

mybiblioteka.su - 2015-2020 год. (0.143 сек.)