Студопедия
Случайная страница | ТОМ-1 | ТОМ-2 | ТОМ-3
АрхитектураБиологияГеографияДругоеИностранные языки
ИнформатикаИсторияКультураЛитератураМатематика
МедицинаМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогика
ПолитикаПравоПрограммированиеПсихологияРелигия
СоциологияСпортСтроительствоФизикаФилософия
ФинансыХимияЭкологияЭкономикаЭлектроника

«Пятьдесят оттенков свободы» — третья книга трилогии Э Л Джеймс «Пятьдесят оттенков», которая стала бестселлером № 1 в мире, покорив читателей откровенностью и чувственностью. Чем закончится история 10 страница



 

Как убитая, лежу на его груди. На полу в телевизионной.

 

— Знаешь, по-моему, мы обошли третью базу. — Я провожу пальцами по его груди.

 

Кристиан смеется.

 

— Оставим до следующего раза, миссис Грей. — Он целует меня в макушку, а я поворачиваюсь к телевизору — по экрану ползут финальные титры «Секретных материалов». Кристиан дотягивается до пульта и включает звук.

 

— Нравился сериал? — спрашиваю я.

 

— Да, когда был мальчишкой.

 

Да-а… Представляю: кикбоксинг, «Секретные материалы» и никаких ласк.

 

— А тебе? — спрашивает он.

 

— Это было еще до меня.

 

Кристиан улыбается, тепло и ласково.

 

— Ты такая юная. Мне нравится заниматься с вами сексом, миссис Грей.

 

— Взаимно, мистер Грей. — Я целую его в грудь, и мы молча досматриваем концовку «Секретных материалов» и рекламу.

 

— Чудные были эти три недели. Автомобильные погони, пожары, психованный босс — ничто их не испортило. Как будто мы жили в каком-то отдельном воздушном пузыре, — мечтательно говорю я.

 

— Угумс, — согласно мычит Кристиан. — Не уверен, что уже готов поделиться тобой с остальным миром.

 

— А завтра — возвращение в реальность, — вздыхаю я, стараясь, чтобы это не прозвучало слишком грустно.

 

Кристиан тоже вздыхает и гладит меня по волосам свободной рукой.

 

— Тебя будут охранять и… — Я прижимаю палец к его губам. Не хочу слушать повторение уже знакомой лекции.

 

— Знаю. И буду паинькой. Обещаю. — Кстати… Я приподнимаюсь на локте, чтобы лучше его видеть. — Ты почему кричал на Сойера?

 

Он тут же напрягается. Черт.

 

— Потому что за нами следили.

 

— Но Сойер ведь не виноват.

 

Кристиан смотрит на меня серьезно.

 

— Они не должны были так далеко тебя отпускать. И они это знают.

 

Я виновато краснею и снова кладу голову ему на грудь. Сойеру досталось из-за меня. Это я хотела оторваться от них.

 

— И все-таки…

 

— Хватит! — резко бросает Кристиан. — Это не обсуждается, Анастейша. Они отстали, это факт, и ничего подобного больше не повторится.

 

Анастейша! Если я Анастейша, значит, у меня проблемы. Так было дома, с матерью.

 

— Ладно, ладно. — Я отступаю, чтобы не злить его. Ни спорить, ни ругаться нет желания. — Райан догнал ту женщину в «Додже»?

 

— Нет. И я не уверен, что за рулем была женщина.

 

— Вот как? — Я снова приподнимаюсь и смотрю на него.



 

— Сойер видел кого-то с убранными назад волосами, но видел недолго, доли секунды. Он предположил, что в машине женщина. Теперь, когда ты опознала того хрена, можно предположить, что в «Додже» был он. Мы знаем, что он тоже убирал волосы назад. — Голос звенит от недовольства и омерзения.

 

Новость интересная, но что с ней делать? Кристиан гладит меня по голой спине, отвлекая от размышлений.

 

— Если с тобой что-то случится… — Глаза у него серьезные, голос дрожит.

 

— Знаю, — шепчу я. — Знаю и понимаю. — От мысли, что с ним может что-то случиться, мне становится не по себе. Я поеживаюсь.

 

— Все, хватит, ты уже замерзаешь. — Кристиан садится. — Пойдем в спальню. Надо же закрыть третью базу. — Он улыбается своей обольстительной улыбкой, как всегда летучей, переменчивой, в которой и страсть, и злость, и тревога, и желание. Я подаю руку, он помогает мне подняться, и мы идем в спальню.

 

На следующее утро мы паркуемся возле издательства. Кристиан сжимает мою руку. В темно-синем костюме и галстуке в тон он выглядит именно так, как и должен выглядеть влиятельный администратор. Я улыбаюсь. В последний раз он был таким на балете в Монако.

 

— Ты же знаешь, что не обязана это делать? — негромко говорит Кристиан. Опять! Я едва удерживаюсь, чтобы не закатить глаза.

 

— Знаю, — отвечаю шепотом. Не хочу, чтобы нас слышали Сойер и Райан, которые сидят впереди. Кристиан хмурится — я улыбаюсь.

 

— Но ты же знаешь, что я сама хочу этого. — Я привстаю на цыпочки и целую его. Кристиан все равно хмурится. — Что-то не так?

 

Он бросает неопределенный взгляд на Райана. Сойер выходит из машины.

 

— Мне будет недоставать тебя.

 

Глажу его по щеке.

 

— Мне тебя тоже. — Я целую его. — У нас был чудесный медовый месяц. Спасибо.

 

— Идите работать, миссис Грей.

 

— И вы тоже, мистер Грей.

 

Сойер открывает дверцу. Я глажу Кристиана по руке и выхожу на тротуар. Иду к зданию, потом поворачиваюсь и машу ему. Сойер пропускает меня вперед и входит сам.

 

— Привет, Ана. — Клэр улыбается мне из-за стола в приемной.

 

— Привет, Клэр, — отвечаю ей я улыбкой.

 

— Чудесно выглядишь. Медовый месяц удался?

 

— Лучше не бывает, спасибо. Как у нас здесь?

 

— Старик Роуч — в своем репертуаре. У нас теперь охрана, и в серверной все переделывают. Ханна тебе лучше расскажет.

 

Конечно. Я дружески улыбаюсь Клэр и иду в свой офис. Ханна — моя помощница. Высокая, подтянутая, аккуратная, в высшей степени эффективная — никаких поблажек ни себе, ни другим. Я, признаться, порой ее побаиваюсь. Но со мной она любезна, хотя и старше на два года. Латте уже готов и ждет — другого кофе я ей готовить не разрешаю.

 

— Привет, Ханна.

 

— Ана! Как медовый месяц?

 

— Фантастика! Это тебе. — Я ставлю на стол коробочку с духами, и она хлопает от радости в ладоши.

 

— Спасибо тебе, спасибо! — восторженно говорит Ханна. — Вся срочная корреспонденция на твоем столе. Роуч ждет тебя в десять. Пока все.

 

— Хорошо. Спасибо. И за кофе тоже. — Я прохожу в кабинет, кладу на стол портфель и смотрю на стопку писем. Сколько же работы!

 

Около десяти слышу робкий стук в дверь.

 

— Войдите.

 

В комнату заглядывает Элизабет.

 

— Привет, Ана. Я только хотела сказать, что рада твоему возвращению.

 

— Ох. Должна сказать, разбираясь со всеми этими письмами, я уже не раз пожалела, что не осталась на юге Франции.

 

Элизабет смеется, но как-то безрадостно, принужденно. Я смотрю на нее, чуть склонив голову набок, как смотрит на меня Кристиан.

 

— Хорошо, что с тобой ничего не случилось, — говорит она. — Увидимся у Роуча.

 

— Хорошо. — Элизабет исчезает, а я смотрю на закрывшуюся дверь и хмурюсь. Что она имела в виду? Пожимаю плечами, ладно, не ломай голову. Звонок, пришло сообщение. От Кристиана.

 

От кого: Кристиан Грей

 

Тема: Заблудшие жены

 

Дата: 22 августа 2011 г. 09:56

 

Кому: Анастейша Стил

 

Жена,

 

Я послал е-мейл, и письмо вернулось.

 

Потому что ты не поменяла фамилию. Хочешь что-то сказать?

 

Кристиан Грей,

 

генеральный директор «Грей Энтрепрайзес»

 

Приложение

 

От кого: Кристиан Грей

 

Тема: Пузырь

 

Дата: 22 августа 2011 г. 09:32

 

Кому: Анастейша Грей

 

Миссис Грей,

 

Закрыл бы все базы.

 

Всего наилучшего в первый день.

 

Уже скучаю без нашего пузыря,

 

х

 

вернувшийся в реальный мир Кристиан Грей,

 

генеральный директор «Грей Энтрепрайзес»

 

Черт! Торопливо исправляюсь.

 

От кого: Анастейша Стил

 

Тема: Не порви пузырь

 

Дата: 22 августа 2011 г. 09:58

 

Кому: Кристиан Грей

 

Муж,

 

С вами, мистер Грей, я только за бейсбольные метафоры. И я хочу остаться здесь под своей фамилией.

 

Объясню вечером.

 

Сейчас ухожу на совещание.

 

Тоже скучаю.

 

PS. Думала воспользоваться «блэкберри».

 

Анастейша Стил,

 

редактор, SIP

 

Чувствую, драчка будет еще. Вздыхая, собираю бумаги для совещания.

 

Совещание длится уже два часа. Присутствуют все редакторы, а еще Роуч и Элизабет. Обсуждаем штатный состав, стратегию, маркетинг, безопасность и планы на конец года. Чем дальше, тем больше чувствую себя не в своей тарелке. Отношение ко мне в коллективе немножко другое — сдержанное, более почтительное. Раньше, до медового месяца, ничего такого не было. А Кортни, она возглавляет отдел нон-фикш, воспринимает меня с откровенной враждебностью. Может, я все это воображаю, может, у меня паранойя, но тогда чем объяснить странное поведение Элизабет?

 

Мысленно возвращаюсь то на яхту, то в игровую комнату, то к загадочному «Доджу», преследовавшему нас на автостраде I-5. Что, если Кристиан прав и я не смогу больше заниматься этим? От этой мысли становится еще тоскливее. Но ведь я всегда хотела только этого. Уйду отсюда, а что потом? Возвращаясь в кабинет, стараюсь гнать подальше мрачные мысли. Сажусь за стол, быстренько проверяю почту. От Кристиана ничего. Заглядываю в «блэкберри». Тоже ничего. Вот и хорошо. По крайней мере, почта не принесла ничего такого, что спровоцировало бы негативную реакцию. Может быть, получится обсудить все вечером? Хотя верится с трудом. Игнорируя невнятное беспокойство, открываю маркетинговый план, который получила на совещании.

 

Следуя заведенному ритуалу, Ханна приносит тарелку с ланчем, любезно собранным миссис Джонс. Едим мы вместе, обсуждая заодно планы на неделю. Ханна посвящает меня в последние офисные сплетни, которых, учитывая, что я отсутствовала три недели, набралось совсем немного. Мы еще треплемся, когда в дверь стучат.

 

— Войдите.

 

Дверь открывается. На пороге — Роуч, за ним — Кристиан. Вот так сюрприз, я даже немею от неожиданности. Кристиан бросает на меня испепеляющий взгляд и проходит в кабинет, любезно улыбнувшись Ханне.

 

— Здравствуйте, вы, должно быть, Ханна. Я — Кристиан Грей.

 

Ханна неловко поднимается и протягивает руку.

 

— Мистер Грей… П-п-приятно познакомиться, — бормочет она, заикаясь. — Принести кофе?

 

— Да, пожалуйста. — Мой муж — сама любезность.

 

Ханна бросает на меня озадаченный взгляд и торопливо выходит из комнаты, протискиваясь мимо застывшего на пороге Роуча.

 

— Если позволите, Роуч, я хотел бы переговорить с мисс Стил.

 

«С» выходит у него нарочито шипящим, отчего и обращение звучит пренебрежительно, сдобренное сарказмом. Так вот в чем дело. Вот почему он здесь. Вот же засада.

 

— Конечно, мистер Грей. Пока, Ана. — Роуч поворачивается, выходит и закрывает за собой дверь.

 

Я наконец-то обретаю дар речи.

 

— Мистер Грей, как приятно вас видеть. — Я мило улыбаюсь.

 

— Мне можно сесть, мисс Стил?

 

— Это же ваша компания. — Делаю жест в сторону освободившегося после бегства Ханны стула.

 

— Да, моя. — Он хищно улыбается, но глаза остаются холодными. Тон резкий. Я чувствую его напряжение. Хреново. Сердце уходит в пятки.

 

— У вас очень маленький офис, — говорит Кристиан, подсаживаясь к столу.

 

— Меня устраивает.

 

Он смотрит на меня бесстрастно, но я знаю, вижу — зол как черт. Перевожу дыхание. Сейчас будет не до смеха.

 

— Итак, Кристиан, что я могу для тебя сделать?

 

— Я просто проверяю свои активы.

 

— Твои активы? Все?

 

— Все. Некоторым определенно требуется ребрендинг.

 

— Ребрендинг? Какой же?

 

— Думаю, ты знаешь. — Голос его звучит угрожающе спокойно.

 

— Только не говори, что ты в первый же по возвращении день отложил все дела и примчался сюда, чтобы поцапаться из-за моей фамилии. — Я, черт возьми, не какой-то там актив!

 

Он закидывает ногу за ногу.

 

— Не цапаться. Не совсем так.

 

— Кристиан, я работаю.

 

— Работаешь? А по-моему, сплетничаешь со своей ассистенткой и обсуждаешь меня.

 

Чувствую, как вспыхивают щеки.

 

— Мы занимались нашим расписанием, — бросаю я.

 

— Ты не ответила на мой вопрос.

 

В дверь стучат.

 

— Войдите! — Получается слишком громко. В комнату входит Ханна с маленьким подносом. Молочник, сахарница, френч-пресс — притащила все. Она ставит поднос на стол.

 

— Спасибо, — бормочу я смущенно.

 

— Что-нибудь еще, мистер Грей? — запыхавшись, спрашивает Ханна. Я только что не закатываю глаза.

 

— Нет, спасибо. Это все. — Кристиан улыбается своей ослепительной, неотразимо-обольстительной улыбкой, и Ханна, залившись краской, выходит. Кристиан снова поворачивается ко мне. — Итак, мисс Стил, на чем мы остановились?

 

— На том, что ты ворвался в мой кабинет, чтобы поругаться из-за моего имени.

 

Кристиан моргает, удивленный, как я думаю, горячностью моего ответа. Ловко снимает с колена невидимую пушинку. Я знаю, что он делает это намеренно, и, стараясь не отвлекаться, не подпасть под магию его длинных хватких пальцев, в упор смотрю в серые глаза.

 

— Мне нравится наносить неожиданные визиты. Чтобы люди не расслаблялись, а жены знали свое место. — Он с самодовольным видом пожимает плечами.

 

Чтобы жены знали свое место!

 

— Не думала, что у тебя так много свободного времени, — бросаю я.

 

Взгляд холодеет.

 

— Почему ты не захотела поменять имя? — обманчиво мягко спрашивает Кристиан.

 

— Нам что, обязательно нужно обсуждать это сейчас?

 

— Почему бы и нет, если я уже здесь.

 

— У меня куча работы, и за три недели ее меньше не стало.

 

Смотрит на меня. Бесстрастно, оценивающе, даже отстраненно. Как ему это удается? После всего, что было прошлой ночью. После трех последних недель. Паршиво. Похоже, он и впрямь не в себе. Безумен. Безумен по-настоящему. Научится ли когда-нибудь не реагировать так остро на каждую мелочь?

 

— Ты меня стыдишься?

 

Что?

 

— Нет, Кристиан, конечно, нет. — Я сердито качаю головой. — Дело во мне, а не в тебе. — Да, вот уж кто умеет действовать на нервы. Глупый, деспотичный мегаломан.

 

— Как же не во мне?

 

Он склоняет набок голову; выражение уже не отстраненное, а недоуменное. Смотрит на меня во все глаза. Зацепило. Надо же. Я задела его чувства. Задела за живое. Да нет же. У меня и в мыслях не было обидеть его. Надо объяснить ему мою логику. Объяснить причины моего решения.

 

— Кристиан, когда я пришла сюда на работу, мы только-только познакомились, — терпеливо начинаю я, тщательно подбирая нужные слова. — Я не знала, что ты собираешься покупать компанию.

 

Что можно сказать о том эпизоде в нашей короткой истории? Все его безумные страхи и комплексы — неудержимое стремление к контролю, недоверие и подозрительность — реализовались в принятом решении только потому, что Кристиан богат. Я знаю, он заботится о моей безопасности, но главная, фундаментальная проблема в том, что SIP — его собственность. Если бы он не вмешивался, я продолжала бы работать как ни в чем не бывало, и мне не пришлось бы сталкиваться с недовольством коллег, ловить их завистливые взгляды и слышать перешептывания у себя за спиной. Закрываю лицо ладонями — только бы не смотреть ему в глаза.

 

— Почему это для тебя так важно? — спрашиваю я, с трудом сохраняя видимость спокойствия. Отнимаю руки — он смотрит на меня бесстрастно, глаза блестят, но ничего не выражают, ничего не выдают, даже обиду прячут. Я задаю вопрос, в глубине души уже зная ответ.

 

— Хочу, чтобы все знали — ты моя.

 

— Я твоя — посмотри. — Поднимаю левую руку, показываю два кольца.

 

— Этого недостаточно.

 

— Недостаточно, что я вышла за тебя замуж? — Голос срывается на шепот.

 

Он моргает, заметив отразившийся на моем лице ужас. Куда уж дальше? Что еще я могу сделать?

 

— Я не это имею в виду, — бросает он и проводит ладонью по волосам. Одна прядка падает на лоб.

 

— А что ты имеешь в виду?

 

Он сглатывает.

 

— Я хочу, чтобы твой мир начинался с меня и мною же заканчивался.

 

Вот так! У меня просто нет слов. Как будто получила под дых и не могу ни вдохнуть, ни выдохнуть. А перед глазами видение: маленький испуганный мальчик, сероглазый, с волосами цвета меди в грязной, разносортной, не по размеру одежде.

 

— Так оно и есть, — говорю я, ничуть не лукавя, потому что это правда. — Я просто стараюсь выстроить собственную карьеру и не хочу торговать твоим именем. Мне нужно что-то делать. Я не могу сидеть взаперти в «Эскале» или в новом доме и ничем не заниматься. Я сойду с ума. Я всегда работала. И мне это нравится. Сейчас у меня работа, о которой можно только мечтать. Но это вовсе не значит, что я люблю тебя меньше. Ты для меня — весь мир.

 

К горлу подступает комок. На глаза наворачиваются слезы. Но плакать нельзя. Здесь плакать нельзя. «Ты не должна плакать, — мысленно повторяю я. — Ты не должна плакать».

 

Кристиан смотрит на меня и молчит. Едва заметно хмурится, обдумывает услышанное.

 

— Значит, я тебя подавляю? — Голос холодный, безрадостный, как эхо какого-то заданного раньше вопроса.

 

— Нет… да… нет. — Какой дурацкий, неприятный, бессмысленный разговор! Вот уж без чего бы я обошлась, так это без выяснения отношений. Закрываю глаза, тру лоб — как же мы докатились до этого? — Послушай, речь идет о моем имени. Я хочу оставить его, чтобы между нами была какая-то дистанция, чтобы меня не воспринимали как продолжение тебя. Но это только здесь, только на работе. Ты же понимаешь, здесь все считают, что я получила работу благодаря тебе, хотя на самом деле… — Я останавливаюсь на полуслове, замираю… О нет… неужели и вправду благодаря ему?

 

— Хочешь знать, почему получила эту работу? Хочешь, Анастейша?

 

Анастейша? Вот черт.

 

— Что? Что ты имеешь в виду?

 

Он ерзает, устраивается поудобнее. Хочу ли я знать?

 

— Тебе отдали работу Хайда. Не хотели тратиться на редактора, учитывая, что с продажами у них не очень. Они не знали, как поступит с издательством новый владелец, и, что вполне логично, не шли на увеличение штата. Поэтому тебя посадили вместо Хайда. Временно, до появления нового хозяина. — Он выдерживает паузу и иронически улыбается. — А именно меня.

 

Вот, значит, как.

 

— Что ты хочешь сказать? — Так вот оно что. Меня взяли из-за него. Черт.

 

Он усмехается и, заметив мое смятение, качает головой.

 

— Успокойся. Ты справилась. Показала себя с лучшей стороны. — Я слышу в его голосе нотку гордости.

 

— Ох… — От такой новости голова идет кругом. Я откидываюсь на спинку кресла и смотрю на него. Он снова ерзает.

 

— Я не хочу подавлять тебя, Ана. Не хочу держать тебя в золотой клетке. Ну… — Лицо его мрачнеет. — По крайней мере, этого не хочет моя рассудочная половина. — Он задумчиво поглаживает подбородок, как будто составляет какой-то новый план.

 

Интересно, что у него в голове?

 

Кристиан вдруг вскидывает голову, как человек, нашедший верное решение.

 

— Я пришел сюда не только для того, чтобы привести в чувство заблудшую жену, но и чтобы обсудить главный вопрос: что делать с компанией.

 

Заблудшая жена! Я не заблудшая, но я и не какой-то актив. Смотрю на него сердито, и слезы незаметно отступают.

 

— И что же ты собираешься делать? — Я склоняю голову набок, копируя его жест, и вопрос, независимо от моего желания, звучит саркастически.

 

На его губах подрагивает усмешка — настроение снова поменялось. Ну как мне угнаться за этим Мистером Непостоянство?

 

— Я переименую компанию — в «Грей паблишинг».

 

Вот так новость.

 

— И через год она будет твоей.

 

Что? У меня даже челюсть отваливается.

 

— Это мой свадебный подарок тебе.

 

Я закрываю рот, пытаюсь что-то сказать — ничего не выходит. В голове пусто.

 

— Так что, поменять название на «Стил паблишинг»?

 

А ведь он не шутит. Офигеть.

 

— Кристиан, — мне удается наконец наладить контакт между головой и языком. — Ты уже сделал мне подарок, часы. Я не могу управлять издательством.

 

Он наклоняет голову и смотрит на меня критически.

 

— Я управлял бизнесом в двадцать один год.

 

— Но это ты. Особая статья. Ты помешан на контроле. В бизнесе ты как рыба в воде. Ты даже изучал экономику в Гарварде. У тебя-то хотя бы есть какое-то представление обо всем этом. А я три года продавала краски и кабельные стяжки. Я почти ничего не видела и совсем ничего не знаю! — Незаметно для себя я говорю все громче и заканчиваю тираду едва ли не на крике.

 

— Ты самая начитанная из всех, кого я знаю, — парирует он. — Ты любишь хорошие книги. Ты даже во время медового месяца не могла забыть о работе. Сколько рукописей ты прочитала? Четыре?

 

— Пять, — бормочу я.

 

— И все прорецензировала. Ты очень умная женщина, Анастейша. Уверен, ты справишься.

 

— Ты с ума сошел?

 

— Да, по тебе.

 

Что? Я хмыкаю, потому что это единственное, на что я сейчас способна. Он щурится.

 

— Над тобой будут потешаться. Покупать компанию для человека, у которого весь опыт работы — несколько месяцев.

 

— Да мне наплевать, что там кто-то подумает. К тому же ты будешь не одна.

 

Я пялюсь на него во все глаза. Нет, на этот раз он определенно сдвинулся.

 

— Кристиан…

 

Я закрываю лицо руками — эмоций уже не осталось, как будто меня пропустили через особую отжимную машину. О чем он только думает? Откуда-то из темной глубины внутри меня вдруг поднимается абсолютно неуместное желание рассмеяться. Я опускаю руки, поднимаю голову и ловлю его удивленный взгляд.

 

— Вас что-то позабавило, мисс Стил?

 

— Да. Ты.

 

Он шокирован, но хотя бы не сердится.

 

— Потешаетесь над мужем? Это вам так не пройдет. И кусаете губу. — Глаза его темнеют… О нет, я знаю этот взгляд. Страстный, похотливый, прельщающий… Нет, нет, нет! Только не здесь.

 

— Даже не думай, — предупреждаю я.

 

— О чем, Анастейша?

 

— Я знаю этот твой взгляд. Мы на работе.

 

Он наклоняется, продолжая неотрывно смотреть на меня серыми голодными глазами. Полный отпад. Я невольно сглатываю.

 

— Мы в небольшой, относительно звуконепроницаемой комнате с запирающейся дверью.

 

— Это серьезный этический проступок, — тщательно подбирая слова, выговариваю я.

 

— Но не с мужем.

 

— С боссом.

 

— Ты моя жена.

 

— Нет, Кристиан, нет. Я серьезно. Вечером можешь трахать меня как тебе заблагорассудится. По всем семи оттенкам воскресенья. Но не сейчас. Не здесь.

 

Он моргает, щурится, а потом вдруг смеется.

 

— По всем семи оттенкам?.. — Вскидывает бровь. — Я это запомню, мисс Стил.

 

— Только перестань тыкать меня этой мисс Стил! — бросаю раздраженно я и хлопаю ладонью по столу. Мы оба вздрагиваем. — Ради бога. И если тебе так уж невмоготу, я поменяю имя!

 

Он переводит дыхание. И улыбается — широко, во весь рот. Офигеть…

 

— Хорошо. — Он хлопает в ладоши и неожиданно поднимается. — Прошу извинить, миссис Грей.

 

Что? Ну как можно с таким разговаривать! Он же кого угодно сведет с ума!

 

— Но…

 

— Что «но», миссис Грей?

 

Я устало вздыхаю.

 

— Ничего. Просто уходи.

 

— Уже собрался. Увидимся вечером. Буду с нетерпением ожидать семи оттенков воскресенья.

 

Корчу гримасу.

 

— И да… У меня намечено несколько деловых встреч, и я хочу, чтобы ты меня сопровождала.

 

Смотрю на него молча. Ты уйдешь когда-нибудь?

 

— Скажу Андреа, чтобы позвонила Ханне: пусть отметит даты в твоем расписании. Тебе нужно познакомиться с кое-какими людьми. Отныне Ханна должна вести твой график.

 

— Хорошо, — бормочу я. Столько всего свалилось — ни думать, ни говорить, ни реагировать на что-либо я уже не в состоянии. Он подходит к столу. Наклоняется. Ну, что еще? Его взгляд гипнотизирует.

 

— Мне нравится вести бизнес с вами, миссис Грей.

 

Он наклоняется еще ближе, а я сижу как парализованная. Нежно целует меня в губы. Выпрямляется, подмигивает и уходит. Я опускаю голову на стол — чувствую себя так, словно меня только что переехал грузовой поезд. И этот поезд — мой любимый муж. Самый несносный, невозможный, противоречивый человек во всем свете. Я выпрямляюсь. Отчаянно тру глаза. И на что я сейчас согласилась? Ах да, Ана Грей — директор SIP. То есть «Грей паблишинг». Безумец. В дверь стучат — Ханна просовывает голову.

 

— Ты в порядке?

 

Я тупо смотрю на нее. Она хмурится.

 

Я киваю.

 

— «Твайнингс инглиш брекфаст», слабый и без молока?

 

Еще раз киваю.

 

— Я мигом.

 

Еще не оправившись от шока, смотрю на экран. Как же сделать так, чтобы он понял? Электронное письмо!

 

От кого:

 

Тема: НЕ АКТИВ!

 

Дата: 22 августа 2011 г. 14:33

 

Кому: Кристиан Грей

 

Мистер Грей,

 

Когда надумаете прийти в следующий раз, сообщите заранее, чтобы я могла, по крайней мере, подготовиться к проявлениям подростковой мегаломании.

 

Ваша

 

Анастейша Стил — прошу запомнить,

 

редактор, SIP

 

От кого: Кристиан Грей

 

Тема: Семь оттенков воскресенья

 

Дата: 22 августа 2011 г. 14:34

 

Кому: Анастейша Стил

 

Моя дорогая миссис Грей (ударение на Моя)

 

Что я могу сказать в свою защиту? Был неподалеку, в вашем районе. И, конечно, вы не мой ценный актив — вы моя возлюбленная супруга.

 

Кристиан Грей

 

Мегаломан и генеральный директор холдинга «Грей энтерпрайзес»

 

Пытается обратить все в шутку, но мне не до смеха. Я перевожу дыхание и возвращаюсь к работе.

 

Вечером, после работы, Кристиан встречает меня настороженным молчанием.

 

— Привет, — говорю я, садясь в машину.

 

— Привет, — сдержанно отвечает он.

 

— Кому еще сегодня помешал? — нарочито любезно спрашиваю я.

 

— Только Флинну, — отвечает он с едва заметной улыбкой.

 

— Когда соберешься к нему в следующий раз, возьми список интересующих меня тем, — ворчливо говорю я.

 

— Вы, похоже, не в духе, миссис Грей.

 

Молчу. Смотрю прямо перед собой, на затылки Сойера и Райана.

 

Кристиан подсаживается ближе.

 

— Эй. — Он тянется к моей руке. Всю вторую половину дня я, вместо того чтобы сосредоточиться на работе, думала о том, что скажу ему. Но с каждым часом только злилась все сильнее. Надоело. Сыта по горло его бесцеремонностью, упрямством. Ведет себя как мальчишка. Я убираю руку и отворачиваюсь — совсем по-детски.


Дата добавления: 2015-08-27; просмотров: 23 | Нарушение авторских прав







mybiblioteka.su - 2015-2024 год. (0.085 сек.)







<== предыдущая лекция | следующая лекция ==>