Студопедия
Случайная страница | ТОМ-1 | ТОМ-2 | ТОМ-3
АрхитектураБиологияГеографияДругоеИностранные языки
ИнформатикаИсторияКультураЛитератураМатематика
МедицинаМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогика
ПолитикаПравоПрограммированиеПсихологияРелигия
СоциологияСпортСтроительствоФизикаФилософия
ФинансыХимияЭкологияЭкономикаЭлектроника

Донасьен Альфонс Франсуа Де Сад 3 страница



Пришло время для встречи девушек на земле Герцога. Кто то из сводниц не привез намеченных девяти, кого то потеряли по дороге, кто то заболел, так или иначе на место встречи приехали сто тридцать девушек. И каких восхитительных, бог мой! Наверное, никогда еще не собиралось вместе столько красавиц! Отбор занял тринадцать дней. Ежедневно экзамен проходило десять девушек. Четыре ценителя образовывали ассамблею. Девушка оказывалась «середине кружка из четырех человек – сначала одетая в то платье, в котором ее похитили. Сводница докладывала историю вопроса: если чего то не хватало в табели о происхождении, или ее целомудрие было под вопросом, девушку немедленно отсылали обратно без сопровождающего и какой либо помощи, а сводня лишалась своего гонорара. После характеристики, данной девушке сводницей, ее уводили, а у девушки спрашивали, правда ли то, что рассказала сводня. Если все было правдой, сводня возвращалась и поднимала девушке сзади подол платья, чтобы продемонстрировать ассамблее ее ягодицы. Это была первая часть тела, которую желали осмотреть. Малейший недостаток здесь заставлял сразу же ее отсылать. Если же, напротив, в этом храме очарования все было в порядке, девушку просили раздеться донага, и в таком виде она пять или шесть раз поворачивалась перед нашими развратниками. Ее крутили и рассматривали, отодвигали и придвигали, проверяли состояние ее девственности, – и все это хладнокровно и строго, как на настоящем экзамене. После этого девочку уводили, а на билете с ее именем экзаменаторы помечали: «принята» или «отправлена обратно». Эти билеты помещали в ящик. Когда экзамен заканчивался, ящик открывали. Чтобы девочка была принята, необходимо было, чтобы на билете с ее именем оказались подписи всех четырех экзаменаторов. Если хотя бы одной не хватало, девушку не принимали и возвращали домой пешком, без помощи и сопровождения (за исключением последних двенадцати, с которыми четверо друзей позабавились после экзамена и которых затем уступили сводницам). После первого тура было исключено пятьдесят кандидатур, восемьдесят оставшихся начали осматривать более тщательно, малейший недостаток служил поводом для отказа. Одну очень красивую девушку отправили домой только потому, что верхний зуб у нее чуть чуть выступал вперед. Еще двадцати отказали, так как они были не дворянского происхождения. После второго тура осталось пятьдесят девушек. На третьем экзамене, еще более тщательном, каждый из четырех был окружен группой из двенадцати тринадцати девушек во главе со сводницей; группы переходили от одного ценителя к другому, которые старались держать себя в руках, подавляя возникшее возбуждение, так как желали казаться беспристрастными. В результате осталось двадцать, и все одна другой красивее, но надо было отобрать только восемь. Уже невозможно было отыскать изъяны у этих небесных созданий. И все таки при равных шансах по красоте необходимо было найти у восьми девушек какое то преимущество перед двенадцатью остальными. Это доверили Председателю как наиболее изобретательному. Он решил проверить, кто из девушек лучше всего создан для того занятия, которым он любил заниматься больше всего на свете. Четыре дня понадобилось для решения этого вопроса; в результате двенадцать были отсеяны, но не так, как предыдущие: с ними забавлялись восемь дней самыми разными способами. А потом их всех уступили сводням, что их скоро обогатило: не часто в их борделях встречаются проститутки столь изысканного происхождения. Что касается восьми отобранных девушек, то их отправили в монастырь, чтобы сохранить для будущих удовольствий, время для которых еще не пришло.



Я не решаюсь описать вам этих красавиц. Все они так хороши, что мое перо просто бессильно это сделать из боязни показаться монотонным. Довольствуюсь тем, что назову каждую из них. Перед таким скоплением очарования, грации и всех совершенств я могу только заметить, что природа не могла бы создать лучших моделей.

Первую звали ОГЮСТИН: ей было пятнадцать лет, она была дочерью барона де Лангедока и была похищена из монастыря в Монпелье.

Вторую звали ФАННИ: она была дочерью советника в парламенте Бретани и была похищена из замка своего отца.

Третью звали ЗЕЛЬМИР: ей было пятнадцать лет и она была дочерью графа де Тревиля, который ее обожал. Он взял ее с собой на охоту в одной из своих земель в Босе. Ее похитили, выследив, когда она на несколько минут осталась в лесу одна. Она была единственной дочерью своего отца и в будущем году должна была выйти замуж за знатного синьора, имея приданое в 400 тысяч франков. Она больше всех рыдала от горя и ужаса, оплакивая свою судьбу.

Четвертую звали СОФИ: ей было четырнадцать лет, она была дочкой богатого дворянина, живущего в своем поместье в Берри. Её похитили, когда она гуляла со своей матерью, которая пыталась ее защитить и была сброшена в реку, утонув на глазах у дочери.

Пятую звали КОЛОМБ: она была из Парижа. Ей было тринадцать лет, она была схвачена по дороге с детского бала в монастырь, куда ее сопровождала гувернантка, которая была убита.

Шестую звали ЭБЕ: ей было двенадцать, она была дочерью капитана кавалерии, аристократа, живущего в Орлеане. Девочку соблазнили и она содержалась в монастыре, откуда ее похитили с помощью двух монашек, которым хорошо заплатили. Она была прехорошенькая, трудно было найти существо более очаровательное и соблазнительное.

Седьмую звали РОЗЕТТА: ей было тринадцать лет, она была дочерью генерала из Шалон сюр Сон. Ее отец только что умер, а ее увезли из деревни на глазах у ее матери.

Последнюю звали МИМИ или МИШЕТТА: ей было двенадцать лет, она была дочерью маркиза де Сенаж и была увезена из поместья своего отца в Бурбонэ, когда каталась в коляске, в которой ей разрешалось кататься только в сопровождении двух или трех женщин из замка; все они были убиты.

Как можно видеть, все похищения сопровождались преступлениями и большими затратами денег. У таких людей, как наши герои, сокровища обесценивались, что же касается преступлений, то в том веке, когда они жили, преступления совершались без конца, правда, и наказывались тоже, поскольку за преступлением следует наказание. Однако, большие деньги помогают все устроить и уладить настолько удачно, что наши развратники ничуть не беспокоились по поводу последствий, которые могли бы иметь подобные похищения; возможный обыск даже не приходил им в голову.

Итак, наступил момент экзамена для юношей. Поскольку условия были нетрудные, их число было большим. Сводники набрали сто пятьдесят мальчиков, и я не преувеличу, если скажу, что по красоте лица и детской грации они не уступали высокому классу девочек. Им платили по тридцать тысяч франков каждому, как и девушкам, но сводники ничем не рисковали, так как эта дичь была деликатной и больше всего по вкусу нашим развратникам. Сводники знали, что здесь они не промахнутся в любом случае, поскольку те юноши, которые не пройдут по конкурсу, все равно будут использованы для утехи, за что и им будет заплачено.

Экзамен проходил как у девушек. Их осматривали по десять человек, очень тщательно, при этом экзаменаторы принимали меры, чтобы не «выстрелить» в экзаменующихся. Хотели даже совсем исключить Председателя, опасаясь испорченности его вкусов; говорили, что своей наклонностью к пороку он и так уже всех одурачил на экзамене девочек. Но он обещал держать себя в руках; если он сдержал слово, то это ему дорого стоило, поскольку, если уж твое воображение пристрастилось к подобным порочным привычкам, а природе было угодно, чтобы эти привычки давали тебе максимум сладострастия, так уж тут назад дороги нет. Порочные наклонности настолько подчинили себе все мысли и чувства Председателя, что он уже не разбирал, где добро, а где зло; белое казалось ему черным, а правое – неправым.

После первого экзамена было отобрано сто юношей. Их число потребовалось сократить в пять раз. Когда их осталось пятьдесят, понадобились дополнительные критерии, помимо их красоты и физического совершенства. Решили нарядить их в женские одежды: двадцать пять из них при этой уловке отсеялись тут же, поскольку одежда скрыла вожделенный аппарат любви и все ослепление пресытившихся экзаменаторов сразу прошло. Но как трудно оказалось отобрать восемь из двадцати пяти оставшихся! Все средства были перепробованы, в том числе и те, что применялись при экзамене девочек, но все двадцать пять оставались «избранными». Тогда решили бросать жребий. Вот эти восемь юношей и краткие сведения о каждом из них. Что касается их портретов, то я бессилен описать этих божественных ангелов – все мои слова здесь недостаточны.

ЗЕЛАМИРУ было тринадцать лет, он был единственным сыном дворянина из Пуату, который прекрасно воспитывал его в своем поместье. Его послали к родственнице в Пуатье в сопровождении слуги. Слугу убили, а мальчика похитили.

КУПИДОНУ тоже было тринадцать. Сын дворянина, жившего в окрестностях города Ля Флеш, он учился в колледже в этом городе. Мальчика выследили и похитили во время воскресной прогулки школьников. Это был самый красивый ученик в колледже.

НАРЦИССУ было двенадцать лет. Он был сыном Кавалера Мальты. Его похитили в Руане, где его отец получил почетную должность, соответствующую его высокому положению. Сын его должен был учиться в престижном лицее «Луи Ле Гран» в Париже. Его схватили по дороге.

ЗЕФИР, самый прелестный из восьми, был из Парижа. Его необыкновенная красота упростила выбор. Он учился в престижном пансионе. Его отец был генералом и делал все возможное, чтобы отыскать сына, но безуспешно. С помощью денег подкупили директора пансиона, но дали меньше, чем обещали, и он обиделся m Герцога. Герцог же сказал, что если за то, чтобы всадить в зад рому мальчишке потребуется даже миллион, он готов его заплатить немедленно. О, бедный и деликатный мальчик! Какая ужасная судьба была тебе уготована!

СЕЛАДОН был сыном судьи из Нанси. Он был похищен в Люневиле, куда приехал в гости к своей тете. Ему только что исполнилось четырнадцать. Он был единственный в группе, кого завлекла, девушка его возраста. Маленькая плутовка прикинулась влюбленной и заманила его в ловушку.

АДОНИСУ было пятнадцать. Он был похищен из колледжа в Плесси. Его отец был председателем Большой Палаты. Кюрваль увидел его в доме его отца и два года сходил по нему с ума. Он лично выделил средства и дал необходимые указания как захватить мальчика. Его приятели были даже удивлены таким достойным выбором со стороны недостойного Кюрваля; тот, в свою очередь, был горд, доказав им, что способен проявить хороший вкус. Мальчик узнал его и заплакал, но Председатель успокоил его, сообщив, что лично лишит его невинности. Это трогательное сообщение он сопроводил похлопыванием своего огромного орудия по ягодицам мальчика. Председатель выпросил его у ассамблеи для себя и без труда получил согласие.

ГИАЦИНТУ было четырнадцать лет. Он был сыном офицера, который служил в маленьком городке в Шампани. Его похитили во время охоты, которую он обожал. Отец имел неосторожность разрешить ему поехать в лес одному.

ЖИТОНУ было тринадцать лет. Его схватили в Версале у большой конюшни. Он был сыном дворянина из Нивернэ и стал страстью Епископа, которому был обещан.

Таковы были юноши, которых наши развратники выбрали для своего спектакля. Мы увидим в свое время, какая роль была им приготовлена. Осталось сто сорок два юноши, не попавших в число «избранных». Но подобная дичь не залежится. Употребление нашлось для каждого. Целый месяц наши развратники наслаждались красивыми мальчиками, а затем придумали, как от них избавиться, еще при этом и заработав на них. Их продали турецкому корсару, тот увез их в Монако, откуда небольшими группами вывозили и продавали в рабство. Ужасная судьба, но какое дело до них четырем развратникам!

Пришло время выбирать «работяг» – содомистов. С ними особых трудностей не было. Им оплачивали дорогу туда и обратно и «услуги». Приехало пятьдесят претендентов. Среди двадцати самых крупных отобрали восемь наиболее молодых и миловидных. Мы опишем четырех из них, наиболее сильных.

ГЕРАКЛ – скроенный, поистине, как бог, откуда и его знаменитое имя, был двадцати шести лет. Обладал инструментом толщиной в восемь дюймов, а в длину – тринадцать. Трудно было найти подобный член, который всегда был в состоянии боевой готовности и способен к восьми извержениям за вечер. Ему устроили экзамен: набралась целая кружка спермы! По характеру он был добрым и внешне приятным.

АНТИНОЙ – обладал не только самым красивым щекотуном в мире, но еще и самым сладострастным задом, что встречается очень редко. Его член был размером восемь на двенадцать дюймов. Ему было тридцать лет и он к тому же был очень красив.

«БРИЗ КЮЛЬ» («РАЗОРВАННЫЙ ЗАД») – на заднем проходе у него было кольцо, из за которого в зад невозможно было войти, не разорвав его, откуда и прозвище «разорванный зад». Головка его жезла, похожая на сердце быка, была в толщину восемь дюймов, длина члена была тоже восемь, но он был кривой – имел такой изгиб, что разрывал задний проход, когда входил туда; это его качество наши развратники ценили особо.

«БАНД О СЪЕЛЬ» («СТРУЯ В НЕБО») – был так назван потому, что его эрекция была постоянной. Орудие у него было длиной в одиннадцать дюймов и семь в толщину. Его предпочли сопернику, потому что у того потенция была ниже, а этот «струил» без конца, стоило только прикоснуться к нему.

Четыре других из этой восьмерки были примерно такого же роста и сложения. Что касается остальных сорока двух из пятидесяти, то наши герои развлекались с ними две недели, а когда насладились до отвала, отпустили домой, хорошо заплатив.

Осталось выбрать четырех служанок, и это было, без сомнения, весьма возбуждающее занятие. Извращенным вкусом обладал отнюдь не один Председатель. Три его друга, в том числе Дюрсе, имели большое пристрастие к проклятой мании порока и распутства, которая заставляет находить особую пикантность в старых, отвратительных и грязных женщинах, предпочитая их божественным созданиям природы.

Трудно объяснить эту фантазию, но она встречается у многих мужчин. Вероятно, дисгармония в природе несет в себе нечто такое, что воздействует на нервы даже с большей силой, чем красота. Впрочем, даже доказано, что ужас и омерзение оказывают сильное воздействие на момент эрекции. А в ком еще все это в изобилии, как не в порочном объекте? Конечно, если во время полового акта возбуждающе действует именно безобразие, то вполне естественно: чем объект грязнее и порочнее, тем больше он должен нравиться. И именно его предпочтут существу безупречному и совершенному – в этом нет никакого сомнения! Впрочем, красота – явление простое и понятное, а уродство – нечто чрезвычайное, и извращенное воображение всегда предпочтет немыслимое и чрезвычайное, а не простое и обычное. Красота и свежесть поражают только в простом смысле, уродство и деградация гораздо более сильное потрясение – и результат бывает живым и активным.

Поэтому не надо удивляться, что многие мужчины выбирают для наслаждения женщину старую и безобразную, а не свежую и красивую. Не надо удивляться тому, говорю я, если мужчина предпочитает для прогулок ухабистую землю гор монотонным тропинкам равнины. Все эти тонкости зависят от нашего устройства и наших органов, от того, как все это в нас проявляется; мы подчас не властны изменить свои вкусы, как не можем, например, измерить строение своего тела.

Как бы то ни было, но таков был, без сомнения, вкус у Председателя и трех его друзей, поскольку все они проявили единодушие при выборе служанок, выборе, который, как мы это увидим, проявил ту извращенность вкуса, о которой мы только что говорили.

Итак, в Париже после тщательных поисков были отобраны четыре создания, портреты которых вы увидите ниже. В их портретах есть кое что весьма отталкивающее, но читатель позволит мне их нарисовать, поскольку это имеет значение для той картины нравов, изображение которых – одна из главных целей этого произведения.

Первую звали МАРИ.

Она была служанкой знаменитого грабителя, которого недавно наказали, а ее отстегали розгами. Ей было 58 лет, волос у нее почти не было, нос кривой, глаза тусклые и гноящиеся, рот широкий, зубы желтые, как сера. Она была высокой и совершенно высохшей, как она уверяла, от истощения, поскольку родила четырнадцать детей и всех их задушила, чтобы они не стали преступниками. Живот ее колыхался, как волны моря, а зад был весь в нарывах.

Вторую звали ЛУИЗОН.

Ей было шестьдесят лет. Маленького роста, горбатая, хромая и одноглазая, она обладала хорошим для своего возраста задом и еще свежей кожей. Она была злющей, как дьявол, и всегда готовой совершать гнусности и выполнять любые мерзкие поручения, о которых ее просили.

ТЕРЕЗЕ было шестьдесят два года. Она была высокой и худой, с голым черепом, похожей на скелет. Во рту у нее не было ни одного зуба, и из этого отверстия исходило зловоние, способное вызвать рвоту. Зад ее был испещрен шрамами от ран, а ягодицы были такие отвислые, что их можно было обернуть вокруг палки. Дыра в этом заду была похожа на отверстие вулкана. Она сама говорила, что вообще никогда его не вытирает, так что на нем, наверное, сохранился кал со времен ее детства. Что касается влагалища, то это было вместилище всех нечистот, настоящий склеп, от зловония которого можно было упасть в обморок. У нее одна рука была искалечена, и она хромала на одну ногу.

ФАНШОН звали четвертую. Ей шесть раз грозила виселица. Не было, наверное, такого преступления на земле, которого бы она не совершила. Ей было шестьдесят девять лет, она была курносая, низкорослая и толстая, к тому же косая. В ее зловонной глотке осталось только два зуба. Рожистое воспаление покрывало ее зад, у заднего прохода образовался геморрой величиной с кулак. Ужасная язва сожрала влагалище; одно ее бедро было обожжено. Три четверти года она была пьяна, из за пьянства у нее был больной желудок, ее рвало повсюду. Дыра ее зада, несмотря на геморроидное обрамление, была так велика, что она непрерывно портила воздух, даже этого не замечая.

Независимо от службы в доме в период намеченного спектакля, эти четыре женщины должны были участвовать во всех ассамблеях, чтобы выполнять поручения и услуги, которые от них потребуются.

 

 

* * *

 

Все нужные меры были приняты, а поскольку лето уже начиналось, то главными заботами стали перевозки всевозможных вещей, которые должны были сделать пребывание в замке Дюрсе в течение четырех месяцев удобным и приятным. Туда перевозили в большом количестве мебель и зеркала, запасы продовольствия, вина и ликеры; туда отправляли рабочих, а понемногу и участников спектакля, которых Дюрсе принимал и размещал.

Теперь пришло время описать читателю знаменитый замок, где произойдет столько событий за предстоящие четыре месяца. Место действия было выбрано со всей возможной тщательностью. Замок был совершенно удален от всех людных мест, и его уединенность Я тишина вокруг служили могучими стимулами разврата. Горный пейзаж и приближенность к небу придавали ему еще большую (привлекательность.

Мы опишем вам эту обитель не такой, какой она была в прежние времена, а в ее нынешнем великолепии, о котором позаботились наши герои.

Добраться до замка было нелегко. Сначала надо было доехать до Баля, затем до Рэна. Здесь надо было выходить из экипажа, поскольку дальше дорога становилась труднопроходимой. После Шоре Нуар («Черный лес») шли примерно пятнадцать лье по извилистой дороге, по которой без гида пройти было невозможно. На этой высоте находился неприветливый поселок угольщиков и лесников – он принадлежал Дюрсе и отсюда начинались его владения. Так как обитателями этого хутора были преимущественно воры и контрабандисты, Дюрсе сумел с ними поладить. Они договорились, что жители поселка в течение определенного рока совершенно не будут вмешиваться в жизнь замка и не реагировать, что бы там ни происходило. За это он предоставил им некоторые льготы, которых они давно добивались, и вооружил своих вассалов. И этот барьер оказался закрытым на замок. В дальнейшем описании мы увидим, что эта хорошо закрытая дверь практически делала Силин, так назывался замок Дюрсе, недосягаемым. Поселок заканчивался огромной ямой для сожжения угля, затем начинался крутой подъем, наверно, не менее высокий, чем на Сен Бернар, но еще более трудный, так как на вершину горы можно было подняться только пешком. Не то, чтобы мулы отказались идти, но со всех сторон была пропасть, и тропинка, по которой приходилось взбираться вверх, с каждым шагом становилась все опаснее. Уже шесть мулов, груженных продовольствием и другой поклажей, сорвались вниз, а с ними и два рабочих, которые пытались их спасти. Надо было затратить около пяти часов, чтобы достигнуть вершины. Но и на вершине, благодаря принятым предосторожностям, возникал новый барьер, который могли преодолеть только птицы. Этим странным капризом природы была трещина в тридцать туаз1 (Туаза – старинная французская мера длины) между северной и южной сторонами вершины, через которую невозможно было перебраться без искусной помощи. Вот почему, поднявшись на гору, нельзя было с нее спуститься. Дюрсе соединил эти две части расщелины, между которыми находилась глубокая пропасть, красивым деревянным мостом, который сразу поднимался, едва только проходили последние пешеходы. И с этого момента всякая связь замка Силин с внешним миром прекращалась. Потому что, спустившись с северной стороны, попадешь в долину протяженностью четыре арпана2 (Арпан – старинная французская земельная мера), которая, как ширмой, со всех сторон окружена отвесными горами с острыми вершинами, без малейшего просвета между ними. Поэтому этот проход, который назывался «дорогой через мост», являлся единственным, с помощью которого можно опуститься вниз и иметь связь с долиной, но если мост разрушить, уже ни один человек на свете, каким бы способом он ни пользовался, не мог бы спуститься вниз. Итак, именно посередине этой небольшой долины, так хорошо защищенной и так плотно окруженной горами, и находился замок Дюрсе.

Замок окружала стена в тридцать футов высотой, а за стеной находился ров, наполненный водой, который защищал еще одну ограду, образующую круговую галерею. Потайной ход из галереи, низкий и узкий, вел в большой внутренний двор замка, где находились жилые помещения. Они были просторны и прекрасно меблированы благодаря последним усилиям организаторов. Теперь я опишу сами апартаменты – не те, что были здесь прежде, а заново отделанные в соответствии с планом, который был задуман.

Из большой галереи на первом этаже попадаешь в очень красивую залу, оборудованную под столовую, по бокам которой расположены шкафы в форме башен. Сообщаясь с кухней, эти шкафы давали возможность гостям получать горячие блюда без помощи слуг. Салон был украшен дорогими коврами, балдахинами, турецкими диванами, великолепными креслами и всем тем, что могло его сделать уютным и приятным. Из столовой дверь вела в гостиную, простую, без вычурности, очень теплую и обставленную красивой мебелью. К гостиной примыкал зал ассамблеи, предназначенный для выступлений рассказчиц. Это было, если можно так выразиться, главное поле битвы, центр ассамблеи порока, поэтому помещение было особенно тщательно декорировано, и его описание заслуживает особого внимания.

Зал имел форму полукруга. В его дугообразной части помещалось четыре широких зеркальных ниши, в каждой из которых был установлен великолепный турецкий диван. Все четыре ниши обращены были лицом к стене диаметру, разрезающей круг. В центре этой стены возвышался трон с четырьмя ступенями. Трон был предназначен для рассказчиц, а ниши – для четырех главных слушателей. Трон был расположен таким образом, чтобы каждое слово рассказчиц долетало по назначению. Зал напоминал театр: трон был сценой, а ниши – амфитеатром. На ступенях трона должны были находиться «объекты» разврата, привезенные для того, чтобы успокаивать возбуждение, вызванное рассказом. Эти ступени, как и сам трон, были покрыты коврами из черного бархата с золотой бахромой. Такие же ковры, но темно синие с золотом, покрывали диваны в нишах. У подножия каждой ниши находилась дверца, ведущая в помещение, похожее на артистическую уборную, предназначенное для того, чтобы выпускать на сцену «объекты», которые желали видеть в данный момент и которые садились на ступени трона. Помещения под нишами были снабжены диванами и другой мебелью, необходимой для совершения непристойностей всех видов. С двух сторон трона находились колонны, упирающиеся в потолок. Эти две колонны были местом ожидания наказания для «объекта», который в чем то провинился. Все нужные инструменты пыток были выставлены тут же у колонны. Их зловещий вид создавал атмосферу подчинения – того подчинения, которое, как известно, придает пороку особое очарование.

Зал ассамблеи сообщался с кабинетом, который в свою очередь примыкал к жилым помещениям. Этот кабинет был своего рода будуаром, глухим и тайным, очень теплым и сумрачным даже днем: он был предназначен для свирепых любовных баталий один на один или иных тайных грехов, о которых будет рассказано потом.

Чтобы попасть в другое крыло замка, надо было вернуться в галерею, в глубине которой виднелась красивая часовня. В параллельном крыле находилась башня, выходящая во внутренний двор. Красивая прихожая вела в четыре прекрасных аппартамента, каждый из которых имел свой будуар. Красивые турецкие кровати, покрытые шелковыми покрывалами трех цветов гармонировали с мебелью. Будуар предлагал все, что нужно для самой тонкой извращенности. Эти четыре квартиры были предназначены для наших четырех героев. И так как все квартиры были хорошо утеплены и комфортабельны, они были прекрасно устроены. Согласно договору, жены героев жили вместе с ними.

На втором этаже было такое же число квартир, но они были разделены иначе. В большой квартире было восемь альковов с восемью маленькими кроватями – здесь спали девушки. Рядом в двух небольших комнатах жили две служанки, которые за ними следили. Две нарядные комнаты были отданы двум рассказчицам. В квартире, подобной квартире девушек, с восемью альковами, разместили юношей. Рядом с ними – комнаты двух служанок, наблюдательниц за ними и комнаты двух других рассказчиц. О комфортабельной комнате для содомистов тоже позаботились, хотя им придется редко спать в своих кроватях.

На первом этаже разместилась кухня, где стряпали три хороших поварихи, которым прислуживали три здоровых деревенских девушки. Их участие в «удовольствиях» не предполагалось. Одна из них отвечала за скот, который нагнали в замок в большом количестве. Больше прислуги в замке не было.

В галерее находился маленький христианский храм. Узкая лестница в триста ступенек вела в подземелье. Там, за тремя железными дверями, в глубокой тайне хранились орудия самых жестоких, варварских и утонченных пыток в мире. И кругом – тишина и полная изоляция. Здесь можно было расправиться со своей жертвой совершенно безнаказанно. Хозяева были здесь у себя дома, Франция с ее законами – далеко. Кругом – непроходимые горы и леса. И только птицы могли узнать правду. Горе, сто раз горе наивным созданиям, оказавшимся в подобной изоляции от всего мира! На что они могли рассчитывать? На милость победителей? Но победители были лишены жалости, их привлекал только порок. Ни законы, ни религия не могли их остановить.

 

 

* * *

 

Наконец все было готово, все были размещены по квартирам. Герцог, Епископ, Кюрваль и их жены вместе с четырьмя содоми стами прибыли в замок 29 октября. Дюрсе, как мы уже говорили, его жена и первая группа участников прибыли раньше. Как только последние приехали, Дюрсе приказал обрубить мост. Но это еще не все. Герцог, осмотрев окрестности, решил, что, поскольку продовольствия в замке было в избытке, и не было необходимости за чем либо выезжать за его пределы, следует предотвратить опасность атаки снаружи и бегства изнутри. Посему он велел замуровать все двери, через которые проникали во двор и, вообще, все возможные выходы, превратив замок в подобие осажденной крепости. Не осталось ни щелочки ни для врагов, ни для дезертиров. Теперь вообще было трудно определить, где раньше были двери.

Два последних дня до ноября были отданы на отдых «объектов», чтобы они появились на сцене свежими в момент открытия представления. Сами же четыре друга использовали это время для составления правил, которым все участники должны были подчиняться безоговорочно. Подписав их, они обнародовали правила перед всеми «объектами». Прежде чем перейти к действию, познакомим читателя с этими правилами.

 

Правила

Подъем во все дни спектакля и для всех в десять часов утра. К этому моменту содомисты, которые не будут заняты ночью, придут к друзьям и приведут с собой каждый по одному мальчику. Переходя из комнаты в комнату, они будут удовлетворять желания друзей. Однако мальчики, которых они с собой приведут, вначале будут лишь «перспективой», поскольку друзья договорились, что девственницы будут использованы только в декабре, а юноши девственники – только в январе. И все это ради того, чтобы возбудить и понемногу усиливать желание, все более его распаляя, чтобы, в конце концов, полностью удовлетворить сладчайшим образом.

В одиннадцать часов друзья идут в квартиру девушек. Там будет сервирован завтрак с горячим шоколадом. Будет подаваться Жаркое с испанским вином или другие блюда. Девушки будут обслуживать друзей обнаженными. С ними будут Мари и Луиза, а две другие служанки будут с мальчиками.

Если друзья пожелают обладать девушками за завтраком или после него, девушки обязаны им безропотно подчиняться, иначе Их ждет наказание. Договорились, что по утрам это будет происходить на глазах у всех. Кроме того, девушки должны будут усвоить привычку вставать на колени каждый раз, когда они видят или встречают друзей и оставаться в этом положении до тех пор, пока друзья не позволят им подняться. Помимо девушек, этим правилам подчинялись жены друзей и старые служанки. Каждого из них надо было называть отныне только «Монсиньор».


Дата добавления: 2015-08-27; просмотров: 31 | Нарушение авторских прав







mybiblioteka.su - 2015-2024 год. (0.018 сек.)







<== предыдущая лекция | следующая лекция ==>