Студопедия
Случайная страница | ТОМ-1 | ТОМ-2 | ТОМ-3
АрхитектураБиологияГеографияДругоеИностранные языки
ИнформатикаИсторияКультураЛитератураМатематика
МедицинаМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогика
ПолитикаПравоПрограммированиеПсихологияРелигия
СоциологияСпортСтроительствоФизикаФилософия
ФинансыХимияЭкологияЭкономикаЭлектроника

Вокруг меня люди. Все эти люди куда-то идут. Они почти все хмурятся, о чем-то думая, а может это дождь так влияет. Среди них лишь двое-трое шагают беззаботно, наслаждаясь жизнью. Все эти люди не



Вокруг меня люди. Все эти люди куда-то идут. Они почти все хмурятся, о чем-то думая, а может это дождь так влияет. Среди них лишь двое-трое шагают беззаботно, наслаждаясь жизнью. Все эти люди не знают друг друга, просто так вышло, что они оказались в одном городе, на одной улице. Они идут по своим делам, думают свои мысли, и никогда больше не увидят ни одного лица, что встретилось им по пути. За ними можно наблюдать часами, как на центральной улице, так и на бульваре в городском парке. Среди всех этих куда-то спешащих людей есть я. И я умер.

 

Я проснулся от будильника. Он противно пищал прямо в ухо. Он показывал девять утра. Моя девушка уже упорхнула. Институт, все дела. А я здесь. Сегодня у меня нет работы, и можно валяться, сколько душе угодно. Я нащупал пульт от стерео системы рядом с будильником и включил музыку. Нашел спокойный хип-хоп моих друзей и снова закрыл глаза.

Музыка играла спокойно, не спеша, наполняя мое тело своим спокойствием, наполняя умиротворением. Похоже, что я снова уснул, потому что когда я снова открыл глаза, то звонил телефон. Звонил долго. А я все никак не мог сообразить, где он валяется. Наконец найдя его под кроватью, я посмотрел, кто мне звонил и нажал на кнопку ответного вызова. Звонила моя дорогая. Я убавил громкость музыки, чтобы спокойно слышать ее в трубке. Она спросила, как у меня дела, не заболел ли я. По шуму на заднем плане было понятно, что она еще в институте. Я ответил, что все в порядке, просто что-то я разленился и до сих пор спал. Она засмеялась, назвав меня ленивцем, и сказала, чтобы я приводил себя в порядок. Она скоро вернется, и вернется с гостями. Договорившись о времени, через которое ее ждать, я отключил телефон и кинул его на кровать. Переключив музыку на живое и прекрасное электро, я встал.

Я долго простоял в душе, периодически сменяя холодную и горячую воду, чтобы привести себя в чувство. Побрился, привел в порядок свою одежду. Собрал раскиданные по квартире шмотки, сложил их в шкаф и заварил себе кофе.

Я жил в двухкомнатной квартире, с большой кухней и неворчливыми соседями. Одна комната была спальней, где начинался каждый мой день, и гостиная, где мой день мог закончиться как угодно. Квартира была выполнена в стиле холодного и модного минимализма, но гостиная выделялась своим интерьером.

В гостиной в любую погоду и в любое время года царил семейный уют. Здесь воплотилась моя мечта о ретро стиле комнаты. Из дизайна выбивался только огромный плазменный телевизор, висевший на стене, но в целом все было в одном стиле. На стенах висели постеры и фотографии шестидесятых годов. В них не было никакой связи, кроме десятилетия, когда они появились. Как-то на распродаже у одного знакомого старика я купил шикарный торшер, как раз из шестидесятых. Сам дед, похоже был участником еще Бородинского сражения. В моей комнате еще был декоративный камин, но грел, как настоящий. И диван, на котором с комфортом умещались шесть человек. Этот диван столько пережил, что иногда мне просто жаль его выбросить. Поэтому раз в год, стабильно, я привожу его в порядок. Чиню и меняю пружины, ремонтирую, чищу и латаю обивку, подкручиваю болты основания.



В спальне было большое окно, большая кровать и большая стерео система. На полу вечно были раскиданы вещи, которые ночью было некогда аккуратно складывать. Среди этих вещей покоился сейчас будильник, пульт от стерео и мой телефон. В спальне было приятно находиться, не мешались все эти тумбы, зеркала и другие спальные принадлежности.

Кухня была выполнена в стиле максимальной архивации. Там была чумовая встроенная мебель, которая прятала и хранила в себе все прелести кухни. Со временем, года за три, я собрал свой мини бар. Стол, на котором мы кушали и готовили, а один раз не только кушали, убирался в стену. Он быстро собирался и превращался в огромный стол для огромной компании. Только стулья и табуретки вечно в беспорядке стояли по всей кухне.

Сломав стену между ванной и туалетом, я смог и оставить ванну, и поместить туда душевую кабину. При этом там еще осталось место, чтобы спокойно потанцевать при желании.

Моя квартира была на пятом этаже обычного многоквартирного дома. Я жил почти в центре. Поэтому до дома добраться было не сложно. И сейчас сюда добирались моя дорогая и ее гости.

Я немного прибрался, чтобы скрыть всю бурную жизнь этого дома. Еще раз приготовил кофе, на этот раз на шесть персон. Ну, мало ли. И мне ударила в голову идея приготовить гренки.

Моя девушка и гости, которые оказались нашими старыми и хорошими друзьями, пришли через два часа после звонка. В квартире сразу стал легче воздух, и стало веселее. Стало шумно и смех и веселье разлились по квартире. Они принесли мне новый диск одного молодого диджея и мы решили сразу зарядить его. Пока играл диск, мы пили кофе и вспоминали события последней встречи. Когда диск закончился, мы немного обсудили диджея, музыку на диске и в целом одобрили его. Я сменил транс на рок и обстановка в квартире стала напоминать подготовку к вечеринке.

Мы обсуждали разные события, новости. Я показал гостям новые фото и постеры. Один постер мой друг выпрашивал у меня весь день, и я все же сдался. Незаметно пришел вечер. Когда моя девушка взглянула на часы, то вскрикнула. Прошло уже шесть часов с того момента, как пришли гости. Она пропустила важную встречу и собеседование на работу. Друзья тоже вспомнили, что пропустили некоторые свои дела, но решили, что за них беспокоиться не стоит. Один я оставался беззаботно спокойным. Настал вечер, и мы решили сходить в клуб, развлечься, раз все дела на сегодня уже пропущены. Народ засобирался домой, чтобы переодеться. Мы решили встретиться рядом с одним клубом, который славился хорошим вкусом на диджеев. Решили встретиться через пару часов.

Мы с моей любимой собирались. Играл Бен Говард, напевал о счастье. Она перемерила кучу нарядов, от вечерних платьев и до футболок с шортиками. Я точно знал, что я хочу на себе видеть, но разбрасывал шмотки по квартире, чтобы найти нужный цвет. В итоге мы остановились на джинсах, футболках и кроссовках. Она была в белой футболке и белых кроссовках и светло-голубых джинсах. А я в белых джинсах и зеленой футболке с кроссовками. Так как наступил вечер, а день был не особо теплым, мы надели зимние куртки.

Я вышел из подъезда, а дорогая сказала, что догонит, чтобы я ее минутку подождал. Я стоял на улице, смотрел, как растворяется пар моего выдоха. Я просто вдыхал, радовался тому, что нет дождя, что так свежо на улице. Я позвонил друзьям, попросил, чтобы они за нами заехали. Когда вышла моя дорогая, я сообщил ей, что за нами едут, я их уболтал. Мы держались за руки, искали разные созвездия. Потом я рассказал ей свой сон. Она только начала рассказывать свой день, как появился свет фар авто и мы вышли навстречу. Метров за десять послышалось буханье басов из авто и радостное улюкание пассажиров.

Дорога до клуба прошла незаметно. Мы подпевали исполнителям из колонок, перекрикивали друг друга, пытаясь настоять на своей точке зрения, думали, что сегодня вольется в наши организмы и пытались представить свое состояние утром. Вот парковка, двери, гардероб и мы на танц-поле.

Моя дорогая встретила там друзей из своей школы. Они присоединились к нам. Они поведали нам, что мы удачно приехали, так как гостевой диджей примерно сейчас начнет. И после ее слов резко свет в зале потух. Ни один световой луч не разрезал темноту. Стихла музыка. И когда даже люди замолчали, из колонок раздалось радостное приветствие диджея. Вспыхнул фейерверк и заиграла музыка. Появились неоновые лучи, и танц-пол загорелся людской радостью и драйвом. Мы смешались с общей толпой. Я ощущал полет в своем теле, ощущал на себе руки своей дорогой, находил своими руками ее сам. Мы сходили с ума, моя футболка была вся мокрая. Вспыхивающие лучи неоновых ламп освещали мне ее счастливое, наполненное драйвом выражение лица и я просто переполнялся эмоциями.

Вечеринка началась и прошла на одном внушительном выдохе. Когда мы вышли на улицу, уже светлело. Адреналин в крови еще плескался за края, а поэтому мы пошли всей компанией пешком. Школьные друзья моей дорогой отделились, попрощавшись со всеми нами. Постепенно и наши друзья отщиплялись от большой компании, заворачивая в сторону своих домов. Когда мы остались наедине, то оставалось пара кварталов до нашего дома. Моя девочка схватила меня за руку и побежала. Я поддался ее импульсу и побежал следом. Мы бежали до самого подъезда, а потом ее пробрал смех и она все же остановилась. Она смеялась и смеялась, не в силах остановиться. Я подошел к ней очень близко, получилось, что я прижал ее к двери подъезда. И поцеловал. Время остановилось.

До моего сознания добрался звон будильника. Часы показывали восемь утра. Я подумал, зачем так рано. Умывшись, я пошел на кухню в целях перекусить. Нашел наклеенную записку на холодильнике от моей дорогой. Она написала, чтобы я позвонил ей, как проснусь, что она хочет что-то сказать мне на ушко. Я решил не звонить ей, не сейчас. Пусть думает, что я долго еще буду спать. Открыв шкаф, я увидел на пиджаке, брюках и одной из поло наклейки с надписью «надень это». Определенно, моя дорогая что-то задумала. Я надел те вещи, которые она выделила, подобрал обувь. Посмотрев прогноз погоды, я взял очки. Решил немного прогуляться, поэтому взял плеер. Я пошел в сторону Гостевой площади. Обычно там стояли уличные артисты. Я крутился по площади, периодически останавливаясь около музыкантов. Среди них был один, который мне чем-то запомнился. Он пел баллады, но они были такие… необычные. Он будто рассказывал историю любви, а не признавался в ней. Я долго простоял возле него, слушая его истории, его радости и печали. Его песни запали мне в душу. Я несколько раз, пока стоял, подкладывал ему деньги. Когда он закончил очередную песню, я решился подойти к нему и спросить. Он очень дружелюбно улыбнулся, и на мой вопрос, о ком эти песни, ответил, что у каждого творческого человека находится такой человек, который создает идеальное вдохновение. Будто с этим человеком получается все, что начнешь делать. И вот этот певец нашел такую девушку однажды.

Он познакомился с этой девушкой в кафе. Они купили одно и то же кофе и один и тот же десерт. Певец заметил, что девушка сидит одна и решил подсесть. Он подошел к столу, вежливо спросил разрешения присесть рядом и… влюбился. Она только подняла на него глаза, а он сразу почувствовал, что хочет провести с ней остаток жизни. Они разговорились, певец узнал ее имя, узнал, что она делает здесь и почему одна. Она приехала в этот городок на каникулы в колледже, по совету лучшей подруги. Она была с подругой, но та была в магазине напротив. Певец предложил как-нибудь прогуляться, он бы показал девушке город. Девушка, изящно и мило улыбнувшись, согласилась. Дала ему карточку со своим номером телефона. Как будто дожидаясь этого момента, у обоих сразу зазвонил телефон. Девушке звонила подруга, а певцу его коллега из театра.

Попрощавшись, они разошлись каждый в свою сторону. Когда наступил вечер, певец долго не мог уснуть. Пришла ночь, он хотел позвонить девушке, но не решался, так как уже было поздно. Еще через час, не сдержав себя, он набрал номер. Девушка ответила после первого гудка. Их разговор начался плавно. Девушка не могла уснуть, потому что ей испортила настроение подруга. Певец пригласил ее погулять сейчас, тем более, что на улице не так уж и холодно. Певец узнал адрес, где жила на каникулах время и сказал, что через полчаса будет. Певец водил ее по разным красочным именно в ночи улицам, пару раз приводил ее на мосты рядом с Гостевой площадью. Когда солнце проснулось, певец проводил девушку до дома. Она обняла его в благодарность, что он спас ее от плохого настроения и провел по таким красотам.

После этого певец погрустнел. Она сказал, что это была их последняя встреча. Девушка через два дня улетела домой. А кроме телефона у певца ничего не осталось. Он больше ее не видел. С того момента прошло уже пять лет, а он до сих пор живет той ночью, надеясь, что однажды она увидит его, услышит его песни и придет к нему. После этой истории я призадумался. Я крепко пожал руку певцу, пожелал ему удачи в поиске его Музы. Идя дальше, я слушал что-то мелодичное и мягкое. Задумался о том, а что было бы, если бы и я писал и сочинял что-то. Мне бы тоже пришлось искать свою Музу? Наверное, ей стала бы моя дорогая. И как бы я себя чувствовал, когда нашел бы это Идеальное вдохновение.

Так, незаметно я дошел до института, где училась моя девушка. Я позвонил ей, сказал, что я готов выслушать ее секрет, но только лично. Похоже, что она посмотрела в окно, так как сказала, чтобы я помахал ей рукой, и сейчас она спустится ко мне. Лекция подходила к концу.

-Как думаешь, что я приготовила тебе? – Спросила она, как только оказалась в моих объятиях. – Спорю, что никогда не угадаешь. – Она хитро улыбнулась. – Пойдем.

Она взяла меня за руку и повела за собой. Мы шли в какое-то кафе, я был уверен. И, как я ожидал, мы зашли в кафе, довольно тихое и я здесь еще не был. Усадив меня за стол, она подошла к официанту, что-то шепнула ему и прилетела ко мне. Заказав кофе и твороженный торт, мы сидели и обсуждали план на вечер. Официант подошел к нам с большим конвертом в руке. И передал его мне.

Я вскрыл конверт. Там был мой портрет. Но только не такой, обычный, написанный карандашом или красками. Он выражал эмоции. Он был написан полностью черной ручкой, из-за этого создавал яркий контраст с белизной листа. В нем не было ни одной прямой линии. Рисунок сложно описать, но как художнику удалось передать то выражение глаз, о котором мне не раз говорили те, кто жил со мной… было очень много узоров по контуру и контур составляющие. Это произвело на меня неизгладимое впечатление. Совершенно ошеломленный, я только хлопал глазами, не в силах что-то сказать. Моя девушка вся сияла от восхищения. Она поцеловала меня в щеку и прижала к себе. Я очнулся и сжал ее в своих объятиях. После этого мы отвлеклись от милостей, чтобы перекусить замечательный торт.

Спрятав конверт в сумку, мы взявшись за руки, пошли гулять. Тепло поблагодарив официанта, мы расплатились и пообещали, что теперь будем ходить сюда чаще. Он улыбнулся и сказал, что будет рад нас видеть всегда.

Мы много гуляли пешком, решив отложить все планы и просто провести день вместе. Мы много говорили о том, как проходят наши дни, что я со своей работой просто идеальный бездельник в сравнении со своей девушкой. Я несколько раз спрашивал, кто нарисовал эту картину, но она лишь лукаво улыбалась и молчала. Когда стало холодать, мы вернулись домой. Пока моя дорогая возилась на кухне, я быстро забежал в спальню, схватил одеяло и умчался на кухню. Незаметно и неслышно подкрался к девушке и одним замахом закутал ее в одеяло. Она вскрикнула от неожиданности и засмеялась. Я закинул ее на плечо и потащил на диван в гостиную. Свалив ее на диван, я лег сверху, и сказал, что сегодня всеми делами занимаюсь я. А если она без моего ведома выберется сейчас из одеяла, я рассержусь и скормлю ей весь торт, что лежит у нас в холодильнике! Девушка сделала испуганные глазки и сказала, что после такого заявления она меня послушает.

 

 

На кухне ворчала кофеварка. Я в то время разговаривал по телефону, зажав его между плечом и ухом, и одновременно натягивал штаны, смешно прыгая на одной ноге. На другом конце провода была одногруппница, которая в такт кофеварке ворчала о том, что мы давно не виделись и как я посмел проспать встречу с ней. Я сказал в свое оправдание, что третья бессонная ночь не способствует пробуждению от будильника. В ответ я услышал: «Жду через час», и она скинула.

Отлично.

Нет, иногда день начинался с воплей возмущенной подруги, это даже немного мило. Впервые за долгое время я вообще куда-то спешил. Моя учеба меня не тревожила, а тем более, сейчас только начало семестра. Мне была важна работа, сроки которой тоже зависели от меня. О том, что можно взять такси, я сообразил, когда пробежал уже половину пути, и когда меня на пешеходе не сбила как раз таки такси. Увидев ее, свою одногруппницу, я остановился в лавке и купил мороженного. Я подошел к подруге и, на мое удивление, она не стала ругаться, а с радостью повисла у меня на шее. После пяти минут удушения мы решили где-нибудь посидеть. Много говорили о наших одногруппниках, о преподавателях, о том, что делать дальше. Потом, она рассказала мне впечатления от первого косяка. Я слушал с полуулыбкой, потому что факт, что она накурится, был лишь вопросом времени. После я рассказал ей, как продвигается моя почти идеальная работа. Подруга еще немного позлилась по поводу моих шуточек про ее первый опыт с травкой. Когда часы показывали 15.24, ей позвонила подруга, с которой они договаривались пойти за купальниками, поэтому мы потянулись в сторону парковки, где остановилась подруга одногруппницы. Она оказалась нашей общей знакомой, поэтому она быстро уговорила меня составить им компанию. Купальник моя подруга выбирала под симбиоз наших грязных шуточек и пошлых смешков. Время пролетело незаметно и мне надо было ехать за девушкой. Попрощавшись с подругами, я словил такси и поехал в другой конец центра. Ехать или идти было недалеко, но время было ограничено.

Я вышел из такси в тот момент, когда она выходила из здания. Она улыбнулась, увидев меня, и я улыбнулся в ответ. Нагуляв себе аппетит со своими подружками, я предложил девушке перекусить и, она с готовностью согласилась, так как ее университет не дал ей возможности пообедать. Она была в свободной бирюзовой кофте, с одной бежевой полоской на манжете, бежевых брючках, и таких же балетках. Кофта идеально сочеталась с цветом ее глаз, которые были такого же цвета. Волосы, шоколадные, после недавнего похода в салон красоты, витыми локонами падали на плечи.

Сидя за столиком и ожидая заказ, я задал ей вопрос.

- Нэт, - ее полное имя Натали, но так ее никто не называл, - ты веришь в переселение душ?

- Клиф, ты головой ударился? – она звонко рассмеялась, но успокоившись, ошарашено уставилась на меня. – Нет, я настолько конченая атеистка, что даже в языческих богов не верю.

- Ну как так-то! – Я театрально удивился и изобразил грустное лицо. – А я вот верю. И мне кажется, твоя хитрая мордашка уже не в одной жизни меня преследует! – я засмеялся, рассмешив собой и Нэт.

В это время нам принесли еду и мы набросились на нее, как дикие звери.

Вернувшись домой, моя дорогая предложила мне посмотреть кино, а то большой телевизор в пол стены висел без дела. Я согласился, но меня ждало испытание – мы никак не могли выбрать фильм.

 

Сентябрь подарил нам еще один теплый денек, и мы решили прогуляться. Натали освободилась раньше, чем обычно. Меня это порадовало, так как я не слонялся весь день бездельником, а едва не опоздал. Мы решили пойти в парк, на Озеро. Обсуждая планы на ближайшее будущее, я заметил, что она перестала отвечать прямо на простые вопросы, и больше сама задает вопросы, уходя от ответа. На озере мы баловались, обмазывая друг друга мороженным, дышали гелием из шариков и смешили проходящих мимо детей. Устав, мы слушали музыку из моего плеера, сидя, как обычно, на лужайке. Находили плоские камушки и запускали их в Озеро «лягушкой». День прошел красочно и хорошо, С эмоциями, которых не хватало. Придя домой, мы без сил свалились спать.

Однако ночью меня разбудил телефонный звонок. Часы показывали половину четвертого утра. Как назло, заказчиком была девушка. Я сказал ей, сколько у меня сейчас времени, и, судя по ее часам, нас разделяло около семи часов в ее сторону. У нее уже обед. Она много извинялась, но просила срочно заняться ее заказом, так как времени осталось 20 часов. За срочность мне пообещали +50% от суммы, оговоренной при заключении договора, и я, чертыхнувшись, согласился. Проснулась Нэт, выясняя, что случилось. Я в двух словах объяснил ей логику заказчика, на что она недовольно заворчала. Когда она встала, чтобы забрать меня от компа в постель, я невольно залюбовался ее телом. Она взяла меня за руку и потянула за собой. Сил сопротивляться я не нашел.

Проснувшись в 10, я подскочил, как ужаленный. Моя дорогая снова была в университете, назло меня не разубдив. На этот раз добравшись до заказа, я оценил масштабы и сразу перезвонил заказчику. Объяснив ей, что надо было мне написать дня 4 назад, я сказал, что мне как минимум нужно два дня без перерыва на туалет. Девушка, явно нервничая, сказала, что попробует выяснить и выбить еще пару дней. Мы попрощались и я тут же уселся за работу. Часа через два она перезвонила, сообщив, что получила еще сутки сверху. Я угрюмо поблагодарил ее, сказав, что сделаю, что в моих силах. Скинув звонок, я отправил телефон на кровать, сделал музыку громче и ушел в головой в работу. Заказ был сложный, я весь был поглощен работой, поэтому не заметил, как пришла Нэт. Я был зол, из-за того, что у меня что-то выходило из-под контроля при установке вариаций. Нэт что-то говорила, но я слышал плохо из-за громкой музыки, поэтому я сделал тише. Переспросив, я наткнулся на недовольный взгляд. Она развернулась и ушла на кухню, а я остался за столом, так как был полностью в заказе. Через какое-то время я решил сделать перерыв, так как все тело затекло и начало ныть. Я размялся, выйдя из-за стола, и решил сделать себе чаю. Проходя мимо зала, я заметил, что Нэт все такая же напряженная. Почему-то мне не захотелось к ней идти, и прошел прямо на кухню. Пока я готовил чай, в кухню зашла Нэт и спросила, как у меня дела. Воздух в комнате сразу сгустился. Я автоматически сказал, что плохо и поставил вторую чашку на стол.

Мы заговорили о пустяках, но в итоге разговор шел на три тона выше, чем следовало, и точка в этом разговоре была поставлена Натали, которая хлопнула входной дверью. У меня не было ни сил, ни желания куда-либо идти и что-то решать, поэтому я просто вернулся на рабочее место. На улице пошел дождь и это только добавило мрачности атмосфере. Вычислив, когда я должен сдать заказ, я поставил будильник на компьютере за час до этого. К трем ночи глаза начали слипаться, и я пошел на кухню, чтобы заварить кофе. Я заметил, что Нэт так и не пришла. Подумав, что надо бы ей набрать, я вернулся к компу. Видимо, дальше, я уснул. Потому что я стал электронным, вошел в программу и дело пошло гораздо быстрее. Очнувшись, я обнаружил на часах 7 утра. В одной руке была чашка с не начатым кофе, в другой – мышка. Сменив старый кофе на свежий, я принялся за работу.

Когда я составлял письмо для отправки заказа, до будильника было еще пятнадцать минут. Отправив письмо, я нашел телефон. Он был выключен – видимо, сел. Я набрал Нэт через программу связи в интернете. Она ответила не сразу, и говорить явно не хотела. Я спросил, собирается ли она сегодня домой, мол, я соскучился и надо поговорить. Она ответила, что нам не о чем говорить и скинула. Я выключил программу, выключил компьютер и решил прогуляться. Поставив телефон на зарядку, я ушел.

 

 

Время подходило к 11. После дождя моя куртка потяжелела, а улицы сверкали, отражая лужами светящиеся вывески. Я шел, пытаясь пробить мысли сквозь плотный туман в голове, и кофе в этом совсем не помогал. К тому же, вкус у него был отвратительный. Я поставил бумажный стаканчик сверху на мусорный иди почтовый ящик и пошел дальше. Я шел по улицам, сворачивая только потому, что мне надоедало идти прямо. Не считая нескольких баров, горели только окна немногочисленных не спящих жильцов многоэтажных домов. И тут я заметил свет в большом окне, в студии, в доме напротив. В окне танцевала девушка. Это было похоже на балет. Я остановился и наблюдал. Через какое-то время я перешел улицу и встал прямо возле окна. Было прохладно, но я перестал замечать погоду. Девушка, что танцевала, была в тянущемся трико, большой растянутой толстовке с названием хоккейной команды. Волосы в пучок, на затылке. Так как у меня сел телефон, который лежал на кровати дома, я не знал, сколько времени прошло, пока она меня заметила. Она остановилась и, видимо, пригляделась. Я помахал ей рукой, она кивнула. Чего я не ожидал, так это того, что она откроет дверь и пригласит меня зайти. Но именно так она и поступила. Я с радостью принял ее предложение, стараясь этого не показывать, так как она не сказала в приглашении ни слова. Она рукой махнула в сторону, где стоял диван. Диван был небольшим и рядом с ним стоял журнальный столик из стекла. Диван оказался удобным. Я снял куртку и положил ее на ручку дивана. Куда ушла девушка, я не заметил, и как она вернулась, я тоже пропустил. Она поставила на столик чашку и села в кресло слева от дивана. Села странно – она села на корточки, обняв колени. Я кивнул ей в благодарность, так как она не сказала за все это время ни слова, и я поддерживал молчание. Когда я допил, она пошла тренироваться. Все это время она изучала меня из-под полуприкрытых век. А теперь я изучал ее. Прямая осанка, но ходила она на цыпочках. Рукава кофты были длиннее ее рук, но рукава были закатаны на разную длину – слева до запястья, справа – до локтя. Она подошла к ноутбуку и включила музыку. Вопреки моим ожиданиям классической музыки заиграл американский хип-хоп, под который сразу представлялись черные парни, увешанные золотом и девушками, сидящие в дорогих машинах. Девушка танцевала легко, будто парила над землей. Через три песни жанр неожиданно сменился, заиграл рок. Довольно тяжелый для меня, но, видимо, в самый раз для нее.

Я огляделся. Вокруг дивана на стене висело несколько фотографий в рамках. На всех этих фотографиях была эта девушка, сфотографированная на выступлении. На противоположной стене, где был стол с ноутбуком, были плакаты и две золотые пластинки. На полу были мощные колонки, а потолок был увешан светодиодами вместо обычной люстры. В конце стены я увидел темный проем, видимо туда исчезла девушка, и рядом еще дверь. Остальную часть стены занимал рисунок граффити, где парень-робот в куртке и бейсболке рисовал на стене «Супер-май…». Его голова была повернута в пол оборота так, что он смотрел на выход. В комнате не было часов, и я, интуитивно считая песни, примерно сообразил, когда девушка выключила музыку. Прошло 12 песен. На этот раз я видел, как она, все так же молча, исчезла в темном проеме, где почти сразу появился свет. Через несколько минут свет потух, и девушка вышла на этот раз с двумя чашками. Процедура повторилась – чашки на стол, девушка села в ту же позу. Вторую чашку она взяла в руки.

- Согрелся? – на удивление у нее был бесцветный ровный голос. Как будто ее ничего в жизни не интересовало.

- Да, спасибо. – Я кивнул для убедительности. – Красиво танцуешь, правда музыка…

- Надоедает классика. На соревнованиях хватает. – Перебила она. – Так легче придумать что-то свое.

- Классно. Хорошее сочетание.

- Жозель. – Она протянула мне руку.

- Клиффорд. – Я пожал ее руку и улыбнулся.

- Почему ты смотрел, как я танцую? – Она задавала вопросы абсолютно ничего не выражающим голосом. – Неужели нет ничего поважнее?

- Просто я залип, как маленький, и не смог оторваться. Да, типа того, дел нет. – Я печально улыбнулся.

- Девушка? – раскусила она меня. Я кивнул. – Иди, выспись. Все можно вернуть, но лучше, на нормальную голову.

- Ладно, - сказал я упавшим голосом, - не особо хочется, но я послушаю тебя.

- Хорошо. – Она поставила чашку на стол. – Хотя ты и дурак.

Я удивленно посмотрел на Жозель, но спрашивать не стал. Поставив чашку на стол, я отправился домой. выйдя, я через окно снова помахал ей рукой, а она, как и в первый раз, кивнула.

Через два квартала я вышел на большую улицу и поймал такси.

Дома меня встретил мой бардак.

 

 

Дома царил все тот же бардак. Меня не было почти сутки. После продуктивного проведенных полчаса под душем, я почувствовал себя гораздо лучше. Часы показывали половину первого ночи, но спать не хотелось. Чтобы сильно не шуметь, я решил разобрать электронный бардак. Проверил телефон, на котором обнаружилось шесть сообщений и пять пропущенных звонков. Два были от Нэт, один от заказчика – видимо, с благодарностью, и еще по одному от двух ребят из нашей большой компании. В сообщениях примерно также – 4 от ребят из компании, одно от Нэт и одно от Марка. Я тут же перезвонил Марку, чтобы узнать смысл его сообщения.

- Привет, старший партнер, что ты мне написал такое?

- О, смотрите, кто объявился! – В его голосе чувствовалась ирония. – Я хотел спросить, почему ко мне приходит твоя девушка, ищет тебя, а я и сам не в курсе, с кем ты зажигаешь!

- Блин, Марк! Это совсем не повод писать мне, чтобы я тащил свою и две другие попы к тебе на праздник чего-нибудь!

- Ладно-ладно, не горячись! – Он попытался успокоить смех и продолжил сквозь него. – Выкладывай, что случилось. Идеальная парочка идеально развалилась?

- Если бы ты перестал так громко смеяться, то это выглядело бы хоть чуть-чуть драматично! – Я и сам уже не мог сдерживать улыбку. – Но в целом, ты прав.

- Ну, ладно, тогда я завтра тебе позвоню, и мы нормально где-нибудь осядем и поболтаем. – Его голос принял деловой тон. – А сейчас, прости, брат, мои сердечные дела только начали налаживаться! – Он снова засмеялся.

- Давай, купидон, смотри, не облажайся!

- Отношения, больше, чем на 7 лет, заводить не буду, не парься! – Он засмеялся, и повесил трубку.

Позже я перезвонил девушке заказчику, и выслушал такой поток эмоций и благодарностей, что начал думать, что она готовилась к этому целый год. Мы договорились, что в следующий раз она будет предусмотрительнее со сроком и на этом мы попрощались.

Оставив остальное без внимания, я уселся за компьютер, чтобы посмотреть почту. Ничего важного и интересного там не нашлось, поэтому я выключил комп, и решил посмотреть кино на сон грядущий.

 

 

День выдался свободный. Натали утром ушла без настроения, сказав, что поедет за город и вернется, скорее всего, поздно. Середина рабочей недели на календаре намекнула мне, что никого из друзей я не достану. Поэтому я сел за компьютер, сделать один легкий заказ. Зайдя на почту, я нашел письмо с условиями, а спустя два часа, я уже звонил заказчику. Он попросил меня привести ему проект лично, а не скидывать почтой. Пообещал заплатить за дорогу, но я и так не отказывался – отличный повод выйти из дома. Мы назначились в баре среднего порядка в нижней части города, в 7 вечера. До выхода я успел убраться, слушая музыкальные эксперименты, которые меня просили послушать еще месяц назад. Послушав, я позвонил парню автору. Мы посмеялись по поводу того, что я черепаха. Он выслушал мое мнение и сказал, что вечером пришлет свежий «салат». Я, смеясь, обещал ему послушать прямо завтра. На этом мы попрощались, и я начал собираться.

Сев в такси, я написал Нэт, но ответа не пришло. Я не стал навязываться. Приехав в бар минут на 20 раньше, я сел за барную стойку и заказал кофе. Заказчик появился без пяти семь. Весьма пунктуально, отметил я про себя. Это был дядя лет 40, в поло и кардигане, в брюках и теннисных туфлях. Слишком легко для октября, видимо все время на машине. Он пожал мне руку и спросил, как дела. Я объяснил ему некоторые тонкости проделанной работы, отдал флешку и распечатку с текстом, как он просил. Он передал мне объемный конверт и откланялся. Я убрал конверт во внутренний карман куртки. Я был одет совсем не по деловому – свои любимые кроссовки «Найк», джинсы, балахон и куртка нараспашку.

Выходя, я оглянулся в зал, и чуть не упал на ровном месте. За дальним столиком сидела Нэт в обнимку с моим старым знакомым, и целой компанией наших общих друзей. И, что самое странное, такую сборку я видел впервые. Я думал, они не переносят друг друга. Я решил подойти и поздороваться. Я улыбнулся Натали.

- Привет. – Она тут же изменилась в лице несколько раз за пару секунд. Парень, что обнимал ее, Френк, напрягся, но выдавил из себя улыбку. Друзья тут же притихли.

- При…веет. – Она сглотнула. – Ты должен знать его, это Френк, мы учимся вместе.

- Ну, я знаю его, - я улыбнулся, - мы раньше были соседями. Привет, Френк. – Я протянул руку ему и показал на Нэт. – Знакомься, это моя девушка. Уже, конечно, бывшая, раз такое дело. А это, - я показал на притихшую компанию, - приятели-предатели, которые, видимо, не сообщили тебе, что у Нэт есть я. – Я кинул две двадцатки на стол. -

Всем пива, народ.

Я быстро вышел. Поймав такси, я поехал к Марку, своему лучшему другу. Он знал, что я могу заявиться без приглашения, и знал, что на это обычно веская причина. Он открыл дверь в халате и взлохмаченный.

- Я не вовремя?

- Не, уже нормально. Заходи.

Первое, что я сказал, когда он усадил меня на диван, я выматерился.

- Ммм, отлично, а теперь внятно расскажи, что случилось. – Он сделал задумчивое лицо и убрал ноутбук с колен, который только что туда поставил.

Я рассказал ему все, что произошло со мной полчаса назад. Когда я закончил, он, молча, ушел на кухню и вернулся со стаканом. Там что-то плескалось, и позвякивал лед.

- На, тебе надо. – Он протянул мне стакан. Я не глядя глотнул и сморщился от того, что обожгло горло.

 

 

В тот вечер мы нехило надрались. Наутро сражаясь с гудящей головой, мы собрали вещи Марка, так как ему нужно было улетать на встречу с какими-то важными клиентами. Марк пообещал, что по возвращению выслушает все и постарается помочь.

Через час он уехал а такси, а я поплелся домой. голова болела нещадно, поэтому дома я закинул в себя аспирин и улегся спать.

Октябрь явно не задался.

 

 

Погода все холодала, октябрь явно не давал шанса ходить без теплой кофты.

Прошла неделя с вечера моего знакомства с Жозель. Я начинал привыкать к тому, что по вечерам скучно, пока однажды таким же скучным вечером в дверь не позвонили. На пороге была Нэт. С момента ее пропущенных звонков она появилась в первый раз. Я, немного удивленный, пустил ее внутрь, и привычно предложил чаю. Помог снять пальто и ушел на кухню. Она пошла за мной и спросила, как у меня. Я ответил, что нормально и задал ответный вопрос. Она промолчала. Когда я поставил перед ней чашку с дымящимся чаем, она сказала, что пришла за вещами и через час за ней приедут. Я вяло поинтересовался, тот ли это тип из бара, на что Нэт мрачно согласилась. Желания разводить скандал не было, поэтому я, как можно спокойнее, спросил, что ей не нравилось со мной и давно ли она с этим балбесом. Я стоял, опершись на тумбу, Нэт сидела за столом. Ответив, что я казался ей немного нереальным, она ответила на зазвонивший телефон.

Через час, как будильник, зазвонил телефон. Нэт, чей чемодан уже стоял при входе, сидела напротив меня в спальне и плакала. Нэт скинула вызов и подошла ко мне, чтобы обнять. Я обнял ее в ответ, крепко. Со вторым звонком она оторвалась от меня и ушла.

Мое настроение было неисправимо испорчено, желания куда-то идти не было. Однако, мой телефон не дал мне шанса грустить, и ожил, как только ушла Натали. Звонил Джим, заводила всей нашей компании. Я согласился на его предложение, ничего не подозревая. К 11, к назначенному времени, я подъехал к бару, где договорились всей компанией встретиться. Клуб, коктейли, музыка, веселая компания. Вроде бы плохое настроение отпустило, но тут появилась Нэт в компании своего нового парня. Меня тут же выдернуло из, нахлынувшей было, эйфории, схватив Джима за шиворот за шиворот, я выволок его в фойе.

- Джимбо, ты какого хрена позвал Нэт с ее мудаком?

- А что случилось? – он, похоже, действительно не понимал.

- Мы разошлись с ней, об этом знает почти вся наша компания. – Я был по-настоящему зол.

- Особых пожеланий не было, тем более посвящения в ваши тайны! – он смотрел на меня затуманенным взглядом, и не хотел меня понимать. – Расслабься и веселись, Клиф!

Я вернулся в зал за столик, молча забрал и ушел. Через три минуты меня догнала Миа, подруга Нэт и моя одногруппница.

- Клиф, Клиф, стой! – Она догнала меня и схватила меня за руку. – Стой ты, твою мать! Что у вас тут за разборки?

- Мы разошлись с Нэт. Спроси у своих дворовых песиков за столом, они наверняка в курсах, хотя и делают наивные глаза.

- Я-то не в курсе!

- Да вы все не в курсе! Это дело времени. К херам вас, раз вы так спокойно прикрываете мою девушку, пока она вертит моими же друзьями! – Я вырвал руку и развернулся, чтобы уйти.

- Не ори на меня, Клиф! – Она разозлилась в ответ. – На меня не срывай свою злость к Нэт, я тут не при чем!

- Ты-то и не в курсе? Заливай! Ты же ее подруга! Иди к черту! И дружкам передай, пусть туда же стелят!

Я снова отвернулся от нее и, под проклятия Мии, ушел. До дома было достаточно идти, а я был легко одет, чтобы вот так просто гулять. Поймав машину, я вернулся домой. заезжая во двор, у меня зазвонил телефон. Звонил Марк. Сказал, он в курсе, что произошло в баре, так как у него там друг отдыхает. Сказал, не возникать и ехать к нему. Я ответил, что скоро буду. Скинув звонок, я назвал водителю новый адрес.

О, моя голова.

В этот раз я нашел аптечку и принял аспирина. Прошлой ночью так и не вернулся домой, а ведь собрался там похозяйничать. Иногда, в такие моменты, я рад, что у меня нет кошки или собаки.

Я собрался и вернулся домой. У Марка был выходной, но все же он очень удивился, что я собрался домой, а еще больше от того, что часы приближались к четырем часам дня. В общем, я вернулся домой и тут же понял, что зря это сделал. Тут было не пусто. Как только я вошел в дверь, на меня нахлынули вчерашнего дня. Я переоделся, умылся и ушел в магазин. Я решил дойти до большого супермаркета, потому что надо было много.

Так я снова встретился с Жозель. Я встретил ее в отделе чая. Тот же комочек на голове, та же хоккейная толстовка, но теперь джинсы, шарфик, который вряд ли имел большой смысл, и варежки.

- Любишь хоккей? - я стоял лицом к ней, улыбаясь так, как будто увидел чудо.

- Нет. Это толстовка бывшего. - Она обернулась ко мне. - Привет. - Все тот же бесцветный голос, но она легонько улыбнулась, что меня порадовало. - Помоги выбрать чай? - Она сквозь варежку показала пальцем на витрину.

- Вот это да! - Я удивился ее отношению ко, вроде бы, больной теме. - Да. Бери с мятой и лучше черный.

- Спасибо. - Она кинула чай в мою тележку и, не обращая внимания на меня, укатила ее.

- Да, Жозель, я настаиваю, а то я устал. - Сказал я сам себе и бросился догонять девушку со своей тележкой.

Она молчала, пока мы оба не расплатились. Стоя на входе в магазин, я смотрел на нее, пока она со скучающим видом читала информацию с упаковки чая.

- Снова будешь на меня пялиться, как в прошлый раз? – Она повернула голову ко мне.

- Эм… Нет. – Я смутился и отвернулся. – Проводить тебя?

Она кивнула. Подхватив меня за локоть, она уверено пошла вперед. Почти всю дорогу мы молчали, каждый думая о своем, только на подходе к дому она спросила, как у меня дела.

- Продолжаю разрушать свою жизнь. – Ответил я.

- Я не сплю допоздна. – Она смотрела в сторону, но я понял, к чему она клонила.

Она встала напротив меня и протянула руку, чтобы я ее пожал. Я протянул в ответ. Она схватила мою ладонь и резко дернула на себя. Я почувствовал ее губы на своей щеке. После чего она ушла.

Всю следующую неделю я ругался с Нэт, пытаясь вернуть ее или помириться. Скидывая звонки друзей, и пытаясь выполнить заказы, предпочтительно легкие, я никак не мог справиться с головной болью. Пару раз я звонил Марку, но он был за городом, поэтому мы договорились созвониться, как он приедет. Стоя однажды утром перед зеркалом, я пытался вспомнить, когда я последний раз брился, и когда я выходил из дома.

Я позвонил одногруппнице, с которой я не так давно виделся, чтобы послушать ее впечатления от прихода. Когда она ответила, я понял, что она спит. Я немного поболтал с ней о делах в колледже, спросил, как там ее друг, и когда она окончательно проснулась, спросил, сможет ли она достать мне травы. Ну, по старой дружбе. Через час мы встретились и она передала мне самокрутку. Спросила, что у меня такого случилось, что я так внезапно решил отправиться в космос. Я пересказал ей историю с Нэт и друзьями. Она покачала головой и достала еще одну самокрутку. Мы сидели на лавочке в парке, и в это время тут почти никого не было. Пока мы обсуждали некоторые подробности ссоры, она раскурила первую «торпеду» и показала мне все тонкости. Так ушла первая самокрутка. Минут через тридцать одногруппница ушла, а я остался на скамейке. И решил «взорвать» вторую самокрутку. Чувство времени пропало еще во время первой, так что я часто смотрел на часы, в голове все затуманилось, как в Лондоне. Пока я парил над своей головой, я безучастно наблюдал за редкими прохожими.

Я медленно встал и поплелся в город из парка. Надолго моих сил не хватило, поэтому я дошел до ближайшей остановки и снова сел на скамейку. Вокруг меня люди. Все эти люди куда-то идут. Они почти все хмурятся, о чем-то думая, а может это дождь так влияет. Среди них лишь двое-трое шагают беззаботно, наслаждаясь жизнью. Все эти люди не знают друг друга, просто так вышло, что они оказались в одном городе, на одной улице. Они идут по своим делам, думают свои мысли, и никогда больше не увидят ни одного лица, что встретилось им по пути. За ними можно наблюдать часами, как на центральной улице, так и на бульваре в городском парке. Среди всех этих куда-то спешащих людей есть я. Я был третьим лицом. Частью этой скамейки, что стояла здесь давно и будет стоять еще. Я просто наблюдал за людьми, пытаясь угадать их мысли. Туман окончательно накрыл меня. Вдруг что-то сдавило в районе груди. Я испугался, но как-то слабо и это было ленивым отголоском сквозь туман. Я никак не мог вдохнуть, но наблюдал за собой со стороны. И я умер.

 

Я очнулся в больнице. Возле меня в этот момент была маленькая девочка, которая помахала мне ручкой. Я не знал ее, видел впервые. Я слабо ей улыбнулся и закрыл глаза. Видимо я снова уснул, потому что, когда я открыл глаза снова, возле меня горела маленькая лампа, а за окном и в отделении было темно. Ритмично пищал аппарат, вторя моему сердцу. Вокруг меня все было зашторено и свет не проникал наружу. Ко мне было подключено несколько аппаратов, которые следили за каждым действием моего организма. Я закрыл глаза и заставил себя снова уснуть.

Наутро ко мне пришел доктор, сказал, что я 4 дня был в коме. Он выясняет, что со мной случилось, так как у меня остановилось сердце из-за резкой кислородной недостаточности. В течении нескольких дней меня тщательно исследовали, пытаясь найти изъян в системе моего организма, и что именно вызвало такой резонанс. Но мой организм быстро приходил в норму и доктор не смог ничего найти. На шестнадцатый день моего обследования док сказал, что к вечеру меня выпишут, но раз в неделю еще некоторое время я должен буду приходить к нему на прием.

Вечером, он выписал мне какие-то таблетки, и на этом мы попрощались.

Вместо того, чтобы сразу отправиться домой, я вернулся к тому, чем занимался в последний раз. Ушел в парк и наблюдал за людьми. Неожиданно, вырвав меня из мыслей, в кармане зазвонил телефон. Две недели молчания, а тут. Я уже даже отвык от него. Звонила Жозель, балерина.

- Привет. – Это был наш первый телефонный разговор, но я не помню, чтобы давал ей номер. Все тот же бесцветный голос.

- Здравствуй. Я думал, ты на соревнованиях в Париже. – Я сильно удивился, увидев ее на экране телефона.

- Слышала, ты умер. Как ты? – Она задала мне этот вопрос так, как будто я делаю это каждые три дня.

- Я нормально. Доктор мучил меня две недели, так ничего и не нашел и отпустил. Два часа, как я выписался. Как ты?

- Поздравляю. Я, как обычно. Скоро тренировка, пока свободное время.

- Что делаешь? – Спросил я, собираясь предложить ей встретиться.

- Чай пью. – Как всегда, ответ исчерпывающий. – Если ты решил начать новую жизнь с меня, то это не самая лучшая твоя идея.

- Ты первая, кто вообще мне набрал за две недели. Надо ли объяснять.

- Ладно. – Абсолютно бесцветно. Я почти представлял ее сидящей на корточках на кресле, в своем огромном свитере, что остался у нее от бывшего парня. Ее полузакрытые глаза и пучок волос на голове. – Учти, я предупреждала.

- Хорошо, я учту. Буду через час.

- Подожди. – Остановила она меня. – Еще вопрос.

- Валяй. – Я начинал заражаться ее безразличием.

- Что будешь делать дальше?

- В смысле? – Я даже нахмурился.

- Ну, ты умер, теперь ожил. Что будешь делать дальше?

- А, ты об этом. Собираюсь влюбиться. – Я сказал это, почти полностью копируя ее манеру разговора.

- И в кого же?

- Я буду через час.

 


Дата добавления: 2015-08-27; просмотров: 43 | Нарушение авторских прав




<== предыдущая лекция | следующая лекция ==>
Рис 1—9. Различные виды температурных кривых. Рис 1—7 Лихорадки: рис. 1 — постоянная; рис. 2 — послабляющая; рис. 3— перемежающаяся; рис. 4. — гектическая; рис. 5 — возвратная; рис 6 - | Установка фильтров для воды

mybiblioteka.su - 2015-2024 год. (0.047 сек.)