Студопедия
Случайная страница | ТОМ-1 | ТОМ-2 | ТОМ-3
АрхитектураБиологияГеографияДругоеИностранные языки
ИнформатикаИсторияКультураЛитератураМатематика
МедицинаМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогика
ПолитикаПравоПрограммированиеПсихологияРелигия
СоциологияСпортСтроительствоФизикаФилософия
ФинансыХимияЭкологияЭкономикаЭлектроника

«Только б не было войны..», - говорила моя прабабушка Мария Панфиловна, мудрая женщина, пережившая ссылку в результате «раскулачивания» семьи своего отца, и тяготы Великой Отечественной войны.



«Только б не было войны..», - говорила моя прабабушка Мария Панфиловна, мудрая женщина, пережившая ссылку в результате «раскулачивания» семьи своего отца, и тяготы Великой Отечественной войны.

Я разглядываю старинные фотографии военных лет. На одной из них – лейтенант, молодой красивый парень с улыбающимися глазами. Это Тимофей, родной дядя моего дедушки. Даже не верится, но эти глаза так и не увидели победу: он погиб шестого сентября тысяча девятьсот сорок второго года под Сталинградом (похоронен в с. Орловка Сталинградской, ныне Волгоградской, области). Но, глядя на этот снимок, сделанный в начале войны, кажется, что не ты, а он смотрит тебе в глаза, как бы говоря: «Парень, будь уверен - победа за нами!» Будто он знал…

Я думаю, Тимофей, как и все сражавшиеся за Родину, нисколько не сомневался, что враг будет повержен. Но для кого-то эта победа наступила раньше, как для Тимофея, ведь он погиб в битве за Сталинград, который наши войска отстояли неимоверными усилиями. Победа! Ещё какая! Для кого-то, как для его братьев - Григория и Василия, победа заслуженно стала завершением их службы, и они вместе со всем народом праздновали это великое событие. А кого-то, как моих родных прадедов Кирилла и Михаила, победа застала в Германии. Эти две удивительные истории я и хотел бы рассказать, даже больше для себя, для своих будущих детей и внуков, чтобы знали и помнили, как я.

Мой прадед Кирилл Владимирович Таланов (отец моего дедушки Владимира Кирилловича) не любил рассказывать о войне и о годах, проведенных в плену у фашистов, сколько его ни спрашивали дети и внуки. Эту историю я собирал по крупицам из воспоминаний его детей.

В тысяча девятьсот сороковом году прадеда Кирилла призвали на срочную военную службу в армию. К тому времени он уже был женат на Марии, с чьих слов я начал свое повествование, и у них родилась первая дочь. Война его застала при отбывании службы в рядах Красной Армии, и он даже не имел возможности повидаться с женой и маленькой дочкой, так как его сразу направили на фронт. В самом начале войны Кирилл получил тяжелое ранение, в результате чего он попал в госпиталь недалеко от родных мест, где и состоялось долгожданное свидание с супругой Марией. Прабабушка Маша, к слову, была на семь лет его старше, но выбрала именно его: очень уж, говорила, был грамотный и красивый юноша. В отличие от своего родного брата Тимофея, у молодого Кирилла в военной форме такой серьезный и пронзительный взгляд, что невольно начинаешь робеть, разглядывая его фотографию. Здесь я улыбаюсь, так как на самом деле прадед мой был очень добрым и умным. «Последнюю рубаху отдаст», - говорит мой дед Володя, который, кстати, такой же суровый, как отец, но большой доброты человек.



При выписке из госпиталя у Кирилла вместе с другими окрепшими солдатами офицер советской армии собрал документы для дальнейшего следования на фронт, но сам по неизвестным причинам исчез. Всем выдали временные документы и направили дальше на фронт, на оборону Москвы. И там-то в сорок втором году Кирилла, вновь тяжело раненного, будучи без сознания, немцы взяли в плен. Дальнейшая его судьба известна нам из обрывков его фраз, скупых рассказов по просьбе группы школьников, приходивших брать у него интервью уже в наши годы. Родным он на все вопросы отвечал кратко: «Был в плену»… И после этих слов наступало такое молчание, которое громче любых слов передавало невероятную боль от воспоминаний событий тех лет.

Известно, что как только Кирилл поправился от ранения, немцы отправили его в лагерь для военнопленных, где он работал на шахте. Своей младшей дочери, родившейся уже после войны, на вопросы: «Как там было?», он, шутя, говорил: «В плену собак кормил». И она по-детски представляла себе картинку, как её отец с руки кормит хлебом собачек. Уже когда она выросла, узнала всю суровую действительность и поняла, что он так отшучивался, чтобы не пугать маленькую девочку. На самом деле, прадед Кирилл много раз пытался бежать, но всегда его догоняли собаки и рвали его тело.

После лагеря его, как и многих военнопленных, отправили в Германию к фермерам в работники – «арбайтером», как их тогда называли. Тут он много рассказывал своим детям, как жили в подвале и много работали. «Иной раз совсем сил нет, - рассказывал он моему деду Володе, - а останавливаться нельзя. На помощь приходила смекалка – переворачивали пилу тыльной (гладкой) стороной и какое-то время водили так по бревну, чтобы перевести дух». А ещё он говорил: «Меня руки кормили». Все работники голодали, ели что попало или вместе со свиньями, а у него руки были «золотые» - мастерил из дерева игрушки, а хозяйский сын и его мать приносили за них хлеб. Да не простые игрушки, а с инженерной конструкцией: на дощечке прикреплены вырезанные из дерева курочки, соединенные с обратной стороны веревочками разной длины в небольшой шарик. При потягивании шарика верёвки натягивались, и курочки поочерёдно клевали зёрнышки на дощечке. Хотел бы я такое старинное произведение увидеть!

Так до конца войны он работал в плену, а в сорок пятом их освободили союзные американские войска. Домой Кирилл попал не сразу – три месяца после освобождения длилось разбирательство обстоятельств захвата его в плен. Но и это время не прошло даром для Кирилла – снова выручили его «золотые» руки. Во время расследования он находился в Западной Украине при штабе, где работал писарем, так как он имел каллиграфический почерк и грамотную речь (и это при семи классах образования!) Через три месяца его реабилитировали, и он вернулся домой, награждён медалью «За отвагу» и орденом Великой Отечественной войны. Война оставила след не только на его теле в виде множества ранений (рука перебита, пальцы левой руки потеряны, на спине многочисленные следы от пуль), но и глубокую рану в душе.

Не менее трудный путь через Великую Отечественную войну прошёл второй мой прадед Михаил Николаевич Суздалев (отец моей бабушки). Хоть в дате его рождения и присутствуют, как многие говорят, несчастливые цифры – тринадцатое августа тысяча девятьсот тринадцатого года, но он прожил, по словам моей бабушки, долгую замечательную жизнь, и многое успел сделать на своем веку.

В ноябре тысяча девятьсот тридцать пятого года Михаила или Михея, как его все звали, призвали на военную службу в ряды Рабоче-крестьянской Красной Армии в пограничный отряд. Служил на границе с Восточной Польшей, в августе тысяча девятьсот тридцать седьмого – недалеко от города Никополь Днепропетровской области.

В августе тридцать девятого прадед Михей женился на моей прабабушке Анастасии, молоденькой девушке с большими голубыми глазами, и увёз её в Польшу к месту службы, где у них в тысяча девятьсот сороковом году родился первый сын. Роды, кстати, он сам принимал, так как случилось это ночью на горной дороге, вдалеке от жилых селений. К тому времени уже началась Вторая мировая война, Польша перестала существовать как отдельное государство, и обстановка стала напряжённой. Супруга Анастасия с ребёнком вернулись домой в село Кульчум Оренбургской (ранее - Чкаловской) области, а Михей в ноябре тысяча девятьсот сорокового года служил в городе Сколе Львовской области. Война для него началась в рядах сухопутных войск Юго-Западного фронта. В августе сорок первого воевал под Полтавой, а в ноябре сорок второго участвовал в обороне Сталинграда. Затем участвовал в боях на Дону, а в мае сорок четвёртого – в Житомирской области Западной Украины. К концу войны, в сорок четвёртом, Михей участвовал в наступлении в Западной Украине, в ноябре того же года – в посёлке Лукове Волынской области Украины. Как видно, география его участия в войне очень широка: в марте тысяча девятьсот сорок пятого года Михей принимал участие при освобождении Восточной Польши, прошёл Восточную Пруссию, дошёл до Берлина.

На оборотной стороне одной из фотографий имеется подпись его рукой «24 мая 1945 года, город Лодзь». Среди многих его снимков в военной форме, это единственная фотография в гражданском костюме. На этом «победном» снимке в мае сорок пятого у Михея невероятно счастливые глаза, кажется, что всё лицо его улыбается, и каждая чёрточка показывает щемящую сердце радость победы, гордости за свою страну! И только глубокая бороздка между бровями выдаёт тяжёлый отпечаток войны в его душе…

Войну Михей окончил в звании старшего сержанта, и награждён боевыми медалями «За Победу над Германией в Великой Отечественной войне», «За оборону Сталинграда», «За боевые заслуги», «За взятие Варшавы», орденом Отечественной войны второй степени. Но домой он вернулся только в тысяча девятьсот сорок восьмом году: сразу после войны он служил в войсках НКВД, о чём никогда ничего не рассказывал, так как давал подписку о неразглашении, и информация об этом была долгое время засекречена. И только незадолго до смерти в конце восьмидесятых годов прошлого столетия он получил юбилейную медаль в честь семидесятилетия советской милиции. Тогда-то родные и узнали о послевоенных годах его службы.

Эти факты о Великой Отечественной войне в истории моей семьи потрясают до глубины души нас, детей мира и благополучия. Разглядывая военные фотографии моих прадедов, невольно удивляешься, как такие молодые ребята могли совершать нечеловеческой силы подвиги. Мужественные и светлые глаза глядят на меня сквозь годы. Вот еще молодой парень с озорными глазами – родной брат моей прабабушки Марии – Михаил. На войне его тяжело ранило, его комиссовали, и победу он с нетерпением ждал дома, сделав всё возможное для её приближения. Невероятна история и его родного брата – прадеда Андрея. Попав в плен, его жестоко пытали, подвешивая за густые кудрявые волосы. Жутко даже подумать... А после освобождения из плена он дошёл до Берлина. Не могу даже представить его радость, но искренне за него горд. Там он встретил свою будущую супругу – Таисию, пережившую блокаду в Ленинграде, но впоследствии угнанную немцами в плен в Германию. Они прожили долго и счастливо, умерли с разницей в один месяц.. Просто не могли друг без друга.

 

Так, вспоминая всех моих прадедов и членов их семей, ожидавшие с войны своих близких, можно написать целые отдельные рассказы о каждом из них. Это переполняет меня невыразимой гордостью за своих дедов, за Родину. Поэтому День Победы для меня, как и для многих, я думаю, это ещё и личный праздник, повод вспомнить подвиг моей семьи. И спасибо вам, дорогие мои, за этот мирный день без войны!


Дата добавления: 2015-08-27; просмотров: 105 | Нарушение авторских прав




<== предыдущая лекция | следующая лекция ==>
В один из теплых длинных июньских вечеров я привез свою жену в старый, еще довоенной постройки, роддом номер пятнадцать на Шарикоподшипниковской улице. Мы зашли в фойе приемной и позвонили нашему | Частные доходы, расходы, инвестиции, сбережения, гос.расходы (млрд. долл. 2005 г.): 1969Q1 – 2012Q3

mybiblioteka.su - 2015-2024 год. (0.006 сек.)