Студопедия
Случайная страница | ТОМ-1 | ТОМ-2 | ТОМ-3
АрхитектураБиологияГеографияДругоеИностранные языки
ИнформатикаИсторияКультураЛитератураМатематика
МедицинаМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогика
ПолитикаПравоПрограммированиеПсихологияРелигия
СоциологияСпортСтроительствоФизикаФилософия
ФинансыХимияЭкологияЭкономикаЭлектроника

"Не так давно этот город был

"Не так давно этот город был

дерзок и спесив.

Сегодня обломки

укутывает зеленый массив.

Затянутся живым освальтовые

пятна

Вы образно не поняли

Теперь вы видите

наглядно....." Грот.

 

 

Глава-первая. "Другие"

 

Ливень, темный, густой и

холодный, казалось взяв в руку

оплавленный кирпич и

надовив, увидишь как вниз

текут выдавленные струи

грязной, фонящей воды. Вонь

перепрелой травы и водорослей

забивала нос и рот. Ветер

неистово кидал неуправляемые

струи воды, небесной воды.

Низкое, темное небо без

единого намека на огненный

шар сливалось с такой же

колыхающейся, расплывчатой

землей. В мороке непогоды, где

то на краю слышимости, что то

взвизгнуло, пауза, только шум

нестихающего ливня, теперь

вклиниваясь в сумрак

непогоды разнесся щемящий

сердце и бросающий в дрожь,

плач младенца. Минута,

полторы, и снова лишь гул

небесной воды. И вот всаживая

в уши отточеные клинки

Меняя интонацию что то

зарокотало набирая силу и тут

же неожиданно стихло. Мая

встрепенулась и прижала

кулачки к груди, стараясь еще

сильней вжаться в замшелые

останки рыбацкого сарая. -

Никого не заманил, сука!?

Руслан повернувшись на звук

прищурил темные, почти

черные глаза и сплюнул.

Волосы заплетенные в две

черные косы поехали по голым,

мускулистым плечам, остовляя

на коже после себя дорожки без

капель. Тонкие, красиво

выточенные ноздри на хмуром

лице парня хищно вздулись,

еще и еще, вбирая в себя

запахи. - Мая, Мая, девушка

вздрогнула от прикосновения и

обернулась, плечи мелко

подрагивали от холода. -

Позови еще раз! Девушка

поймала каплю бегущую по

губам, темннозеленые глаза с

серой роговицей, печально

смотрели на Руслана. Длинные

рестницы застыли, собирая

капли воды. -Я, я больше не

могу, у меня очень болит вот

здесь, девушка положила

ладони на виски. Зови, это

пройдет. Они скоро будут здесь,

Руслан говорил медленно,

растягивая слова, смотря в

глаза девушке. - Ты знаешь, что

случается когда приходят они,

знаешь, что они делают с теми

кого ловят... Мая вздрогнула, ее

плечи затряслись сильней.- Я,

позову. Руслан опустил голову,

длинные, черные волосы

укрыли лицо, оставив лишь

подрагивающие желвоки.

Девушка оперлась руками в

землю, худое тело двигалось

как пластик марионетки.

Подобрав ноги под себя, она

уселась ближе к мутной,



черной, воняющей,

застоявшейся гнилью воде

озера. Мая закрыла глаза,

подняв голову застыла,

превратившись в мокрую

статую. Низкие тучи неслись

под напором пронизывающего

ветра, сцеплялись, напирая

друг на друга. Казалось теперь,

Мая не замечала резкие,

холодные порывы. Руслан

смотрел на девушку в груди

была щемящая пустота и

жалость. Не та мерзкая

противная, липкая дрянь, когда

то он чувствовал от многих

именно такую, сидя на огрызке

картона у облупившегося

мусорного бака с сухим куском

хлебной корки. Сейчас его

жалость, превращалась в нечто

такое, что томило его,

заставляя просыпаться сырыми

ночами! Ответственность за

тех, кто оказался рядом. Твари,

сколько раз он повторял это,

убить, испепелить все то, что

было жизнью, просрать, одним

всебщим походом в сартир.

Нажать одну большую, красную

кнопку страшного слива.

Уничтожить судьбу, память,

надежду на будущее следующих

поколений. Твари! Руслан

очнулся, Мая тихо трясла его за

плечо, осунувшееся, болезнено

бледное лицо девушки

приблизилось.-Он услышал, он

поднимается. По ее лицу

скользнуло подобие улыбки.

Руслан молча кивнув, быстро

снял со спины грубо сшитый,

темно кожанный чехол.

Развязав тесемки он вытащил

короткий лук и пучок стрел.

Мая не отрываясь смотрела на

приготовления, - зачем ты

Загрузка...

играешь со смерью?

Костлявая!? парень хищно

усмехнулся, в просвете между

губами показался острый клык.

Она меня боится, боится значит

уважает, а я люблю играть с

теми кто уважает партнера. Он

согнул лук и одним движением

накинул титеву. - Ведь мы

играем вместе с тобой! Мая

подогнула колени к груди и

обхватила их руками. - Вы мои

козыри! Руслан взяв три стрелы

сунул их между пальцами

левой руки, при этом

удерживая ей лук. - Что такое

козыри? Мая положила голову

на бок следя за движениями

парня. - Это самое важное в

любой игре, - он отжал

бесформенную тряпку волос, по

выпуклой груди побежали

струйки воды. - Тогда почему

ты рискуешь самым важным?

Мая вытерла с лица стекающие

капли дождя непереставая

смотреть на Руслана. - Так

надо! Встав на одно колено он

ослабил ременную петлю в

которой сидел самодельный

топор с длинной, ребристой

рукоятью.

Ливень хлестал злобно,

неистого накатывая тугими,

мутными волнами.

Черноволосый парень быстро

скатал чехол и продев голые

руки в лямки, закинул обратно

за спину. - Отойди на двадцать

шагов назад, двадцать Мая,

сядь за кусок той лодки

которую мы проходили,

хорошо? Руслан окуратно взял

девушку за плечи.- Спрячся и

жди, плечи девушки сильно

дрожали, она всхлипывала и не

поднима на него лица, ее плечи

были теплыми не смотря на

обжигающий холодом дождь.

Он оглянулся на темную

пучину озера, подернутую

рябью барабанящего ливня и

окуратно подняв ее голову за

подбородок, заглянул в зеленые,

заплаканные глаза. -Все будет

хорошо, мы ее обманем, ту,

костлявую с косой. Ты мой

самый главный козырь. Руслан

погладил девушку по щеке и

улыбаясь подмигнул, а теперь

иди. Он резко поднялся и

пройдя к рыбацкому сараю

скрылся в гуще мутировавшей

осоки.

В далеке что то гортанно

захохотало, вверху как будто в

ответ громыхнуло на миг

темное небо прорезала

искореженная жила молнии.

Руслан наложил стрелу, слева,

в глубине камыша

закопошилось и снова

отрывисто хохотнуло и мерзко

завывая резко стихло. Справа

что то громко и хрипло

затараторило и перейдя в

тихий, сиплый смех, замолкло.

Руслан выругался и крутя

головой по сторонам отошел от

воды. Теперь о то всюду

слышались гортанные вскрики

срывающиеся то на хохот от

которого в предвечерней мгле

стыла кровь то шопот

переходящий в бормотание.

Руслан увидел их сразу, пузыри

воздуха на поверхность то по

одному, большие, то стайкой

мальков, буравили черную

гладь озера. - На конец, Руслан

подбежал к кромке берега и

воды пузыри были уже почти у

берега. Наконец последние

лопнув растворились, сердце

Руслана бухало в грудную

клетку, успеть кричал бешеный

ритм, только бы успеть. И вот

Бурозеленая ряска подалась в

стороны откидывая рябью от

движения в воде сгустки

перепрелых кувшинок. Руслан

подался в сторону, и на берег

выбрался, получеловек, с

бледно зеленой кожей, тело

лоснилось и блистело. Большие

каплевидные глаза, почти что

на пол лица, затуманенные

прозрачной подрагивающей

пленкой, смотрели на Руслана

тонкими полосками зрачков.

это нечто среднее, между

человеком и амфибией

пыталось улыбнуться, с

заметным усилием раздвигая

еще вполне человеческие губы.

Белесая грудь существа

вздымалась как кузнечные

меха забирая огромные порции

воздуха, в верхней части шеи

еще подрагивали широкие

жабры. Голос амфибии

прозвучал как после глубокого

наркоза, когда немеет язык, но

вполне на членораздельном,

человеческом языке. - Скиф, я

добыл!

Пленка мгновенно свернулась

реагируя на другую ужу почти

забытую среду, демонстрируя

весь спектр оттенков, зеленого.

-Я вижу, значит еще поживем.

В руках амфибии были сетки,

сплетенные из волокон

водорослей, до отказа набитые

продолговатыми, большими

яйцами в бордовую крапинку. -

Здесь четыре гнезда, наметали,

жабы херовы! Человек амфибия

снова улыбнулся, получилось

дико, а прозрачная пленка

вновь налезла на глаза

создавая эфект того что он

щюрится. Руслан подал ему

руку. Рад тебя снова видеть

живым, Тритон. Все, уходим.

Скиф прощупывая взглядом

близкие заросли камыша

начал подниматься по

пологому берегу не сразу

заметив, что идет один. Он

обернулся и замер, сердце

превратившись в камень

сорвалось с сухих, ломких

клапонов и провалилось в

холодный желудок. Тритон

лежал на траве скрутившись в

фигуру эмбриона, по его телу

блуждали пятна меняя цвет от

темнофиолетового до

яркокрасного.

Руслан метнулся оратно и

подбежав опустился рядом,

амфибия широко открывал рот

глотая воздух, теперь, белесое

тело покрылось бесцветной

слизью. Губы Тритона

шевельнулись.- Прости, Скиф,

я... думал... позже... в

убежище.. не.. расчитал,

уходи... Мая будет... ждать

тебя. Руслан сжал в руке лук,

костяшки пальцев побелели. -

Сколько тебе нужно времени,

сколько длится изменение, ну!?

Скиф положил свою руку на

скользкое плечо Тритона -

Долго... не успею.. - Надо,

Руслан уже снимал чехол. Тело

Тритона резко сжалось он

закричал, извиваясь и вырывая

из размокшей земли пучки

травы. Все, уходим, Руслан

отслеживая любое движение в

густых зарослях осоки и

жухлых камышей, начал

подниматься по пологому

склону, сразу не заметив, что

он идет один, он обернулся и

встал как вкопанный, Тритон

лежал на мокрой траве

скрутившись в позу эмбриона

по блестящему телу амфибии

текли пятна меняясь цветом от

темнофиолетовго до ярко

бордового. Руслан метнулся

обратно, добежав присел

рядом. Кожа, уже белесая, была

в слизи, метаморфоза уже

началась. - Сколько нужно

времени, сколько до того как

все закончится, ну же!? Скиф

положил руку на склизкое

плечо Тритона.-Много,

прос..ти, я... не успею ду... мал

в у... бежище , уходите. Губы

человека амфибии дрожали,

прозрачная пленка укрыла

глаза. Скиф окуратно повернул

голову тритона, жабры осели и

теперь затягивались, как

рваные широкие раны. Руслан

прищурил глаза смотря на

мутную шумящую стену

небесной воды. Тритон резко и

гортанно закричал его тело в

буграх и складках старой кожи

неперестовая извивалось, он

страшно забился в болевой

агонии. Каждый раз думая, что

привык, Руслан ошибался.

Водянистые глаза Тритона

казалось вытекали, липкая

слизь плыла, текла по дряблым

щекам, шее и сгустками падала

в примятую траву, рот то резко

вытягивался как по струне, то

тут же становился жутко

похожим на рыбий, между

руками уже сухие отмирающие

перепонки медленно

отслаивались от тела как и

толстая склизкая кожа по всему

туловищу. Он жалобно стонал

открывая широкий рот и

глотая воздух.Ухо.. ди..те.

Руслан услышал шопот и сжал

лук, ладонь побелела, он не мог

помочь. чехол вновь упал на

землю, в ременную петлю на

левом боку прыгнул близнец

первого топора, хищным

веером на мокрой коже чехла

легли стрелы. Тритон

превратился в сгусток

отслаевающейся органической

каши. Скиф не смотрел, он

видел лишь глаза друга,

замутненные болевой агонией.

Они не мигая, печально

смотрели в его лицо. - Держись,

ты, ты только потерпи ладно?

Хриплый голос Скифа

прозвучал совсем рядом,

Тритон попытался кивнуть но

болевой спазм кинул его в

пучину мрака. Он уже не видел

как из зарослей осоки

выметнулась белесая тварь

отдаленно похожая на помесь

человека и жабы, не видел как

такие же мерзкие создания

начали наступление, захлопнув

ловушку, стискивая кольцо

вокруг человека. не видел как

одно из мерзких порождений

глубин зделав пару огромных

прыжков приземлилось на

спину скифа и вцепилось

желтыми клыками в его шею а

второе гадостное нечто

открыло широкую пасть

разбрызгивая тягучую слюну в

полуметрах от Руслана...

Руслан не успел среагировать

на долю секунды, слишком

поздно заметив несущуюся на

него тварь. Его рвануло назад

под тяжестью холодной туши,

голову и шею пронзила боль

тварь вцепилась в шею Краем

глаза заметив как еще одно

чудовище раззевает пасть для

броска, Руслан превозмогая

дикую боль крутнулся

скидывая визжащую,

обезумевшую от вкуса крови

тварь, та располосовав ему

спину слетела и шлепнулась на

земю, пара секунд и чудовище

было снова на ногах, оно

поднялось как человек,

выпремляясь на задних ногах

оно задрало уродливую

испачканную в крови голову,

воздух сотряс вибрирующий

бросающий в холодный пот

жуткий хохот. Пара секунд,

вечность для обреченного,

Скиф правильно поделил их,

секунда смазанное движение и

топор развалил голову мутанта

до нижней челюсти, вторая

секунда, и второй топор

рассекли узкую вытянутую

грудь и вспороли выпуклый,

мерзостный живот разинувшей

пасть твари. Руслан чувствовал

что воздух стал теплым не

смотря на холодный, косой

ливень. Они бежали отовсюду,

белесые, сгорбленные с

плоскими лягушачьими

головами усеянными

наростами и гребнями,

визглявый хохот, не давал

сосредоточиться, сбивал, резал

уши. Голод и жажда крови,

гнали водяных на

забрызганные кровью и слизью

топоры человека, чуя свежую

кров и валясь под точными

ударами топоров Скифа. Но они

все прибывали, Руслан рыча

бил, отрубал, подсекал мерзкие,

двойные колени и глотки,

отрубал мерзкие головы, со

спины пахнув смрадом,

промахнулась очередная

бестия, Руслан напрягая силы

резко подбил шищастую

зеленоватую голову и резким

ударом снес ей пол черепа.

Пробиваясь, через гул в голове

и биение огромного пульса по

всему телу прокатилась

знакомая волна, он не верил,

но она нарастала, заполняя

созгание... Он чувствовал как

виски начинают неметь а тело

гудит как от сотен бегущих

внутри него зарядов

электрического тока и он вновь

боясь этой силы, боясь самого

себя отдался этому

всесжигающему, будоражущему

чувству перемены. Всплеск,

белые круги в глазах, Руслан не

контролировал себя, его

душила, сжирала черная злоба,

он вскричал, пытаясь

заглушить, забить боль обратно

внутрь головы но сила которая

разламывала голову на части,

уже выходила наружу. Его

глаза из черных становились

алыми Скиф резко и страшно

выгнулся, еще и еще, движения

были смазанные и ломанные,

казалось, что то из вне

швыряет его из стороны в

сторону. Он дико вскричал и

запрокинув голову упал на

колени, спина парня

встопорщилась буграми мышц

по всему телу пробежала

сильная судорога, меняя его до

неузнаваемости. Руки быстро

удлиняясь становились лапами

животного, длинные,

изогнутые когти вылезли на

местах отслоившихся в секунды

человеческих ногтей, Руслан

страшно вскрикнул и

изогнувшись упал на спину,

топоры выпавшие из

транформированных рук

валялись тут же, а на земле в

припадке биологического сбоя,

бился черный жуткий зверь,

нападающие, жабообразные

чудовища разом отскочили от

странного, черного существа

семенили на четвереньках, не

решаясь напасть навалится,

что бы рвать вожделенное

мясо, теперь они боялись,

слишком резким был переход и

теперь они утробно урча и

раздуваю пузыри под

уродливыми головами, нюхали

воздух впитывая , терпкий

хапах сильного зверя! Из

вороха рваной одежды,

выметнулось огромное, жуткое

существо все в черной

отливающей обсидианом

шерсти и неистово врубилось в

скопление глубоководных

тварей. Тут же две особи

отлетели с оторванными

головами, густой клубок

жабообразных распался,

черный зверь с плоской

хищной мордой двигался как

запоздалая молния, разрывая

рыхлые склизкие тела, срывая

визжащие оскаленные головы,

вцепляясь клыками в белесые

туши водяных. Тритон,

очнувшись, скинув кожу,

неповоротливый, теперь,

беззащитный как ребенок

превозмогая немоту во всем

теле отползал к близкой стене

бурой осоки. Один из водяных,

увернувшись от сеющего

смерть безумного зверя

добрался до Тритона и

вцепившись ему в бок пастью

потащил того к гудящей от

ливня воде. Тритон протяжно

всхлипнул и стоная начал

биться в пасти мерзкого

чудовища цепляясь

непослушными руками за

скользкую траву. Черный,

хрипящий зверь повернул в

сторону Тритона вымазанную в

крови морду и опрокинув одно

из существ, мгновенно

рванулся к амфибии. Водяной

дико заверещав и зделав на

фоне темного неба кульбит,

плюхнулся в черную воду , и

почувствовав себя в

привычной стихии начал

уходить на глубину, но черный

зверь кинулся за ним, страшно

подмял под себя, и схватив

поперек тела начал неистово

мотать из стороны в сторону,

кромсая склизкое тело

земноводной твари. Тритон,

уже почти ни чем не

отличаясь от человека хватался

за камыш в попытке встать, в

сторону от левого бока , по воде

расплылось кровавое пятно.

Зверь тяжело дышал алые глаза

и забрызганная кровью

водяных морда подрагивали

выдавая напряжение и злобу,

черная смолянистая шерсть

блестела, по загривку пробегала

волна за волной нетерпения,

каждый раз вспучивая густую

шерсть сотнями игл. Водяные

выбрали другую тактику, с

озера вылазели и неслись вме

новые и новые твари уже

заросшие тиной чернозеленые

от донного ила, с уродливыми

наростами по всему телу. Они

мерзко визжа метались вдоль

берега, боясь это неистовое

существо, которое охроняло

лежащую в полузабвении

легкую добычу. Они собирались

в кишащее месиво, уродов,

отравленной, чуждой фауны.

Совсем стемнело, ливень

начал убывать, только

холодный пронизывающий

ветер так же нещадно хлестал

камыш согнувшуюся осоку и

темные дождевые облака. Вдруг

как по беззвучной команде все

скопление водяных бросилось

на зверя, неожиданно молча. и

слаженно, двоих тварей он

збил в прыжке отшвырнув

мощными лапами в стороны,

третья с лету вцепилась в

плечо зверя, еще четыре

синхронно прыгнув повалили

черного мутанта в осоку

пытаясь добраться до его горла.

Землю у озера обдал фонтан

брызг и перепрелой дряни.

Казалось чудовищам нет числа,

мутная вода кишела тварями а

черный зверь облепленный

склизкими телами неистово

отбивался от водяных а рассеяв

рвал их на части, пока вновь

не сгибался под десятками

беснующихся мерзких существ.

Вдруг зверь, что то

почувствовав коротко взревел,

рванулся, разбрасывая с себя

обезумевших от крови тварей.

Рассверепев, он разорвал

одного, накинулся и сшиб

уродливую голову второму

водяному. Огромная, черная

грудь вздулась забирая воздух

и все вокруг огласил

протяжный рев переходящий в

вой, по задранной к

темнеющему небу узкой морде

стекали струи воды и крови .

Волна страха ударила по

водным тварям, они бросились

бежать неуклюже, но быстро

расстворяясь в вечерней мгле

жутко скалясь, что то мерзко

бормоча и оглядываясь. Но не

зверь привел их в ужас, еще

одна волна, которую и

почувствовал зверь, казалось

опрокинула и потопила жуткую

атаку, твари падали, дико

визжали и бились о землю.

Неведомая энергия, рожденная

в пепле нового мира, что бы

подавлять,

обрушилась на этих тварей

один из новых доминирующих

видов рожденный сошедшей с

ума природой, теперь был

влеком лишь одним желанием,

скрыться в грязной, такой

привычной воде, забиться в

глубоководные убежища и

иловые гнезда. Стая из двух

десятков водяных непереставая

метались на одном месте,

сталкиваясь, сбивая друг друга

и сцепляясь между собой.

Никто из них не заметил, что

на холм поросший высокой

осокой выметнулось существо

отдаленно похожее на тигра,

оно не было полосатым, в этом

мире яркий окрас, смерть в

сотнях обличий, конечно если

ты сам, не смертоносная,

ядовитая тварь новой,

страшной, книги Гинеса. Узкая,

острая голова животного

наклонилась загривок резко

поднялся, вспучивая жесткую

шерсть. Оно разинуло пасть

усеянную острыми, кривыми

клыками, воздух сотряс низкий

рев, будоражущий сознание. За

две пары его острых ушей,

держалась красивая девушка, в

одежде из грубо сшитых шкур,

в ее светлозеленых глазах

металось пламя. Смотря на

чудовищ, что метались

хаотично налетая друг на друг

она проведя пальцами по

голове животного, она

положила ладонь к своему

правому виску, пышные

ресницы укрыли изумруды

глаз, казалось, что она

превратилась в камень

изваяние из гранита или

базальта. Несколько секунд и

стая водяных рвущих самих

себя, повалились замертво

извиваясь в предсмертных

судорогах, из их ушей, глаз,

жабр, текла густая кровь.

Девушка на тигре медленно

открыла глаза, лицо было

бледным, но краска уже

постепенно приливала обратно

к щекам и губам красотки, она

неуловимо качнулась, но

удержалась за толстую складку,

на шее своего животного. Тигр

покосился на наездницу, в

умных глазах было нетерпение,

она кивнула и зверь коротко

рявкнул и набирая скорость

понесся к драпающим во все

свои перепончатые водяным.

За ее спиной сидела

черноволосая девочка лет

семьнадцати. - Мая держись

крепко, сильнее, ага ! - Аня, я

боюсь.- Голос Маи дрожал. - Я

тоже Мая! Девушка с зелеными

глазами лихо гикнув слегка

здавила бока тигру, и тот

понесся сквозь ливень, обгоняя

ветер.

Он был страшен, и красив...

Она плавно спрыгнула с тигра,

серповидное, сильно, по

персидски загнутое лезвие

клинка в ее руке было ярко

красным, такие же алые капли

усеивали красивое лицо,

успевшие застыть, не смытые

дождем. С кожи Скифа сходили

последние черные,

пигментальные пятна и

остатки черной, блестящей

шерсти. Он все еще тяжело

дышал, не поднемая головы

ждал пока в челюстях утихнет

боль, и залезут обратно

длинные клыки. Сейчас, он

еще жуткое чудовище,

физически все кончено, но оно,

еще долго будет сидеть в

глубине глаз.. Она не смотря по

сторонам и под ноги,

приблизилась и порывисто

прижалась к груди Скифа,

холодная змейка ее косы легла

на кубики его живота. Он

крепко обнял красавицу

прижав к себе, зарылся лицом в

ее пахнущие травами волосы. -

Табити, моя Табити... Он

шептал чувствуя, как ее тепло

проникает в его омытое

адреналином сердце... -Мой

зверь.. Она медленно гладила

его щеку. Глава 2. "Детдом"

Где нет, ни окон, ни дверей, а

горница полна зверей. Там

угнездилась, замерла почуяв

кровь, сырая тьма. Стекло

хрустит под сапогом, и

шепчется тенями мёртвый дом.

А на поверхности бушует

вьюга, ты со спины прикрой

судьба подруга.

Задыхаюсь, горячо, но вижу

сон. Сирена, огненные небеса,

детдом....

Вонь, плотная и густая,

казалось впитывалась в саму

кожу, в волосы.

Омерзительный похожий на

тухлую рыбу запах, от

разбросанных по всюду трупов

земноводных забивал нос и рот.

Мая жалась к Аниному тигру,

он был теплый и мягкий. Тот,

вытянув узкую морду,

покровительственно положил

свою массивную голову ей на

плечо. Он медленно

переминался на передней из

трех пар, мускулистых лап.

Табити сидя подле жутко

бледного человека, обматывала

ему бок. Тритон терпел, иногда

стонал, тогда девушка шикала

на него, потом дула на рану, а

после устраивала короткий

нагоняй Скифу, что не углядел.

Мол зверем, все, еще чутче.

Скиф сперва спорил, потом

плюнув и бурча что то себе под

нос, скрылся в темноте, но

вскоре показался снова, все

тело Руслана было подсвечено

зеленоватым сиянием, это же

свечение отгоняло густой мрак

на несколько шагов впереди

него. На его плече висела

длинная поросль

мутировавшей кувшинки, ее

темнозеленые лепестки,

свернувшись в плотные

бутоны, ярко светились в

сгустившейся темноте. В обеих

руках он нес такие же живые

герлянды. Вернувшись и

скинув на прибитую дождем

траву, свою находку, Скиф

выломал три толстых камыша

в руку длиной, и поднял

причудливые растения.

Наложив кувшинку на конец

камыша он слегка надавил на

ближайший бутон. Ростение

тут же ожило и пришло в

движение, бутоны засияли ярче

а лоза извиваясь, мгновенно

оплела камыш. Скиф повторил

это с оставшимся камышом,

воткнув две палки в землю

рядом с добытыми яйцами, все

пространство вокруг

осветилось, он забрал третью и

направился к Ане и Тритону. -

Как он? Руслан посветил на

Тритона. Табити повернулась к

нему, в ее глазах засела печаль

и усталость, Она не говоря ни

слова покачала головой. Встав

она приблизилась к Скифу и

оглянувшись на Тритона

прошептала. - Рана очень

тяжолая, порвана печень.

Нужно немедленно

возвращаться. Ему нужен

Хозяин. Только он, сможет

излечить его, и, я боюсь

потерять его по дороге. Скиф

посмотрел ей в глаза и

погладив ее теплую щеку,

мягко поцеловал в губы. Ее

зеленые, красивые глаза

заблестели, а губы раздвинула

еле уловимая улыбка.

- Бери Когтя, и спешите домой,

мы с Маей пойдем за вами.

Бери факелы и летите как

ветер. Когда будете подьезжать

воткни их в землю, рядом, друг

с другом, так я буду знать, что

вы в безопасности. Аня кивнув

повела Когтя к Тритону а

Руслан отдав факел Мае,

заспешил к поднимающей

раненого Ане. Скиф бережно

взвалив на себя бледное, худое

тело на себя, перенес и

окуратно положил стонущего

Тритона на мягкую широкую

спину зверя. Табити

запрыгнула на Когтя, сжала

ногами мягкие бока зверя и

потрепав его по пушистому

загривку направила его в

темноту зеленые огоньки

быстро удалялись.

© Copyright: Александр Томилин 2 ,

Свидетельство о публикации


Дата добавления: 2015-08-28; просмотров: 44 | Нарушение авторских прав




<== предыдущая лекция | следующая лекция ==>
В древнем мире тысячи миллиардов звёзд существовали империи и королевства, богов и людей, рабов и господ. Каждый стремился превзойти сам себя, достичь вершины, незабываемой Башни Бесконечности. 13 страница | 

mybiblioteka.su - 2015-2020 год. (0.251 сек.)