Студопедия
Случайная страница | ТОМ-1 | ТОМ-2 | ТОМ-3
АрхитектураБиологияГеографияДругоеИностранные языки
ИнформатикаИсторияКультураЛитератураМатематика
МедицинаМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогика
ПолитикаПравоПрограммированиеПсихологияРелигия
СоциологияСпортСтроительствоФизикаФилософия
ФинансыХимияЭкологияЭкономикаЭлектроника

ЭКЗИСТЕНЦИАЛЬНАЯ ПСИХОТЕРАПИЯ 21 страница

Десенсибилизация к смерти: эмпирические данные

В нескольких публикациях (все они являются докторскими диссер-
тациями по психологии) описываются мастерские по сознаванию
смерти, где применялись многие из вышеописанных методов десен-
сибилизации к смерти и оценивались количественные изменения тре-
воги смерти. Об одном восьмичасовом марафоне - состоявшем из
обсуждения темы смерти, просмотра кинофильма о смерти, направ-
ленного фантазирования (в состоянии глубокой мышечной релакса-
ции) каждого члена группы о своем смертельном заболевании, смер-
ти и похоронах - сообщается, что восемь участников этого экспери-
мента (по сравнению с внегрупповой контрольной выборкой) "реор-
ганизовали свои представления о смерти", меньше прибегали к отри-
цанию в конфронтации с собственной смертью и. согласно проведен-

эму через восемь недель проверочному тестированию, имели более
дизкие показатели тревоги смерти. В послегрупповых интервью не-
которые испытуемые спонтанно заявили, что мастерская послужила
[я них катализатором жизненных изменений в других областях жиз-
я. Например, один из них, алкоголик, рассказал, что группа ока-
1ла на него огромное воздействие: он решил, что не желает умирать
-шзительной смертью алкоголика и стал полностью воздерживаться
г спиртного".
Другая сходная программа десенсибилизации к смерти, SYATD
формирование ваших позиций по отношению к смерти") привела к
унижению страхов смерти (измерявшихся с помощью двух шкал ма-
1нифестной тревоги смерти). Мастерская "смерти и самораскрытия"
вызвала повышение тревоги смерти, но также усиление чувства смыс-
ga жизни. Результаты других программ проявились в снижении тре-
рюги непосредственно после мастерской с возвратом по прошествии
четырех недель к уровню, который был перед проведением мастерс-
кой"". Наконец, шестинедельный образовательный курс на тему смер-
для медицинских сестер не изменил тревогу смерти сразу же, но
л о себе знать достоверным ее снижением четыре недели спустя.

Смерть - лишь один компонент человеческой экзистенциальной
"ситуации, и работа над сознаванием смерти составляет лишь одну грань
экзистенциальной терапии. Чтобы прийти к полностью сбалансиро-
1ванному терапевтическому подходу, мы должны исследовать значение
1> терапии каждого из остальных конечных факторов. Смерть помога-
ют нам понять тревогу, дает динамическую структуру, из которой мы
1можем исходить в своих интерпретациях, и служит источником погра-
ничного опыта, способствующего грандиозному сдвигу точки воспри-
нятая. Каждый из прочих конечных факторов, к которым я сейчас
Обращаюсь, составляет отдельный аспект всеобъемлющей психотера-
1пеетической системы: свобода помогает нам понять принятие ответ-
ственности, преданность изменению, решению и действию; изоляция
проясняет роль отношений; что же касается бессмысленности, то она
обращает наше внимание на принцип обязательства.



Часть II .
СВОБОДА

В разделе, посвященном концепции смерти в психотерапии, я
высказывал мысль о том, что клиницисту данный текст покажется чем-
то чуждым, но странно знакомым: "чуждым" потому, что экзистен-
циальный подход нарушает традиционные классификации и группи-
рует клинические наблюдения по-своему; "знакомым" - потому, что
опытный клиницист интуитивно понимает важность и вездесущность
концепции смерти. "Чуждое, но странно знакомое" - этот эпитет не
меньше подходит и к содержанию настоящего раздела. Хотя в психо-
терапевтическом словаре понятие свободы отсутствует, в теории и
практике всех традиционных и новаторских видов терапии оно совер-
шенно незаменимо. В порядке иллюстрации приведу некоторые те-
рапевтические фрагменты, встретившиеся мне на протяжении после-
дних нескольких лет.

Загрузка...

Терапевт спрашивает пациентку, заявляющую, что ее поведение
контролируется ее бессознательным: "Чье это бессознательное?"
У ведущего группы есть "не-могущий" колокольчик, в который
он звонит всякий раз, когда член группы говорит "Я не могу". Па-
циенту предлагается отказаться от сказанного и затем вновь сказать
свою фразу, употребив "Я бы не хотел" вместо "Я не могу".
Пациентка, запутавшаяся в весьма саморазрушительных отноше-
ниях, заявляет: "Я не могу решить, что мне делать. Я не в состоя-
нии заставить себя прекратить отношения, но мечтаю застать его в
постели с другой женщиной, чтобы я наконец-то смогла уйти от него".
Мой первый супервизор, ортодоксальный фрейдистский анали-
тик, твердо верящий в фрейдовскую детерминистскую модель пове-
дения, сказал мне двадцать лет назад во время первой встречи: "Цель
психотерапии - привести пациента к той точке, где он сможет сде-
лать свободный выбор". Тем не менее, я не припоминаю, чтобы в
течение более чем пятидесяти супервизорских сессий он сказал еще
хоть одно слово о "выборе", который сам же объявил целью терапии.
Многие терапевты вновь и вновь предлагают пациентам менять
фигуры речи и "присваивать" то, что с ними случается. Вместо "он

ристает ко мне" - "я позволяю ему ко мне приставать
и так устроен, что перескакивает с темы на тему" - "когда я чув-
вую себя травмированным и мне хочется плакать, я защищаю себя
1утанностью мыслей".
Терапевт попросил сорокапятилетнюю пациентку провести диа-
эг со своей покойной матерью и в процессе его несколько раз по-
ргорить следующее предложение: "Я не изменюсь, пока не изменит-
Ья твое обращение со мной в то время, когда мне было десять лет".
Об Отто Уилле, легендарном терапевте, сообщается, что он
ериодически прерывал бесконечные размышления сильно скованного
ациента с навязчивостями, высказывая предложения типа: "Послу-
дайте, почему бы вам не сменить имя и не переехать в Калифорнию?"
В 5 часов вечера сексуально компульсивный мужчина прилетел
> город, где на следующее утро должен был выполнять профессио-
нальные обязанности. Прямо из аэропорта он начал торопливо об-
йванивать знакомых женщин, чтобы назначить на этот вечер интим-
ное свидание. Увы! Все уже кому-то что-то пообещали. (Разумеется,
{ни с легкостью мог бы позвонить им за несколько дней или даже не-
дель.) Его реакцией было облегчение: "Слава Богу, теперь я смогу
1егодня ночью почитать и выспаться, чего я на самом деле и хотел".

Эти виньетки могут произвести впечатление попурри из бездумных
[оказываний пациентов и хитроумных уловок самоуверенных тера-
втов. Однако, как я позже продемонстрирую, все они объедине-
ы тем, что связаны с концепцией свободы. Более того, хотя эти
[стории с виду весьма легкомысленны, они отражают отнюдь не лег-
ковесные заботы. В каждой из них при надлежащем рассмотрении
бнаруживается смысл, уводящий в сферу экзистенциального. Каж-
ая высвечивает определенный взгляд на тему свободы, каждая мо-
гсет служить исходной точкой для обсуждения какого-либо терапевти-
1ески релевантного аспекта свободы.
Для философа слово "свобода" имеет широкие личностные, соци-
альные, моральные и политические импликации, соответственно
включая в себя обширное пространство. Более того, это понятие
вызывает интенсивные споры: философские дебаты на тему свободы
И причинности не прекращаются две тысячи лет. На протяжении ве-
IKOB концепция абсолютной свободы неизменно вызывала ожесточен-
ый протест, поскольку вступала в конфликт с господствующим ми-
овоззрением: вначале - с верой в божественное провидение,
последствии - с научными законами причинности; еще позже - с
гельянским взглядом на историю как на осмысленное продвижение,

с марксистскими и фрейдистскими детерминистскими теориями. Од-
нако в этом разделе, так же как везде на страницах настоящей кни-
ги, я буду рассматривать лишь аспекты свободы, имеющие важное
значение для повседневной клинической практики, а именно: в гла-
ве 6 - свободу индивида в творении собственного жизненного пути,
в главе 7- свободу индивида желать, выбирать, действовать и - са-
мое важное с точки зрения целей психотерапии - меняться.

6. ОТВЕТСТВЕННОСТЬ

Слово "ответственность" имеет много оттенков значения. Надеж-
ного, заслуживающего доверия человека мы называем "ответствен-
ным". "Ответственность" подразумевает также подотчетность - юри-
дическую, финансовую или моральную. В сфере психического
доровья под "ответственностью" имеют в виду способность пациента
рациональному поведению, а также моральные обязательства тера-
(евта перед пациентом. Хотя каждый их этих смыслов имеет то или
мое отношение к нашей теме, здесь я уподобляю слово "ответствен-
Вость" в одном специфическом смысле - в том же самом смысле, что
и Жан-Поль Сартр, когда он писал, что быть ответственным значит
1)ыть "неоспоримым автором события или вещи". Ответственность
Означает авторство. Осознавать ответственность - значит осознавать
Гворение самим собой своего "я", своей судьбы, своих жизненных
Неприятностей, своих чувств и также своих страданий, если они имеют
риесто. Никакая реальная терапия невозможна для пациента, не при-
нимающего такой ответственности и упорно обвиняющего других -
иодей или силы - в своей дисфории.

Ответственность как экзистенциальная проблема

Каким образом ответственность оказывается экзистенциальным
фактором? Экзистенциальная природа смерти самоочевидна: смерт-
ность и конечность являются несомненными свойствами существова-
ния. Но экзистенциальный аспект ответственности и воли, о кото-
1рой речь пойдет в следующей главе, не столь ясен.
1 На самом глубоком уровне ответственность объясняет существова-
ние. Я понял это много лет назад благодаря одному незатейливому
переживанию, однако столь мощному, что оно по сей день остается
12кивым и ярким для меня. Я в одиночестве плавал с аквалангом в
1теплой, пронизанной солнцем, чистой воде тропической лагуны и
испытывал, как часто испытываю, находясь в воде, ощущение глу-
1бокого удовольствия и уюта. Я чувствовал себя как дома. Тепло воды,
1-красота кораллового дна, сверкающие серебристые гольяны, неоно-

во-яркие коралловые рыбы, величественные морские ангелы, мяси-
стые анемоны, эстетическое наслаждение от плавного скольжения и
прорезания воды - все это вместе создавало ощущение подводного рая.
А потом, по причинам, так и оставшимся мне непонятными, у меня
произошло радикальное смещение точки отсчета. Я внезапно осознал,
что ни одно из существ, окружающих меня в воде, не разделяет мое
ощущение уюта. Морские ангелы не знают, что они прекрасны, го-
льяны не знают о своем сверкании, коралловые рыбы - о своей яр-
кости. Если уж на то пошло, черные игольчатые морские ежи и ле-
жащий на дне мусор (который я старался не замечать) понятия не
имеют о своем безобразии. Домашность, уют, время радости, кра-
сота, приветливость, комфорт - всего этого на самом деле не суще-
ствовало. Все переживание сотворил я сам! Я мог бы скользить по
воде, покрытой пятнами нефти, с качающимися на ней пластиковы-
ми бутылками, и с равным успехом решить, считать это прекрасным
или отвратительным. На самом глубоком уровне выбор и сотворение
переживания оставались за мной. Изъясняясь в понятиях Гуссерля,
произошел взрыв поста (смысла), и я осознал свою конституирую-
щую функцию. Это было, как если бы я сквозь прореху в завесе по-
вседневной реальности увидел более фундаментальную и глубоко тре-
вожащую реальность.
Сартр в своем романе "Тошнота", в одном из великих пассажей
современной литературы, описывает момент просветления - откры-
тия ответственности.

"Корни каштана уходили в землю прямо под моей ска-
мейкой. Я уже не мог помнить, что это корень. Слова ис-
чезли и вместе с ними - значение вещей, методы их исполь-
зования и те слабые ориентиры, которые люди отметили на
их поверхности. Я сидел нагнувшись вперед и склонив го-
лову, один перед этой черной узловатой массой, совершенно
жутко-животного вида, которая пугала меня. Потом у меня
было это видение.
Оно лишило меня дыхания. Никогда, до этих последних
нескольких дней, я не понимал значения "существования".
Я был таким же, как другие, прогуливавшиеся вдоль мор-
ского побережья, разодетые в свои весенние наряды. Я го-
ворил так же, как они: "Океан - зеленый, то белое пят-
нышко - чайка", но я не чувствовал, что океан существует
или что чайка - "существующая чайка".

Название рыбы. - Прим. переводчика.
246

...И вдруг оно было здесь, ясное, как день: существова-
ние внезапно сбросило свои покровы. Оно утратило безо-
бидный облик абстрактной категории, это был сам мозг
вещей, корень был замешан в глину существования. Нет -
корень, дорога, парковые ворота, скамейка, скудная тра-
ва - все это исчезло: разнообразие вещей, их индивидуаль-
ность были лишь кажимостью, видимостью. Эта видимость
расплавилась, оставив мягкие безобразные массы в полном
хаосе - обнаженные, в ужасающей, непристойной обна-
женности... С другой стороны, этот корень существовал
таким образом, что я не мог объяснить этого. Узловатый,
инертный, безымянный, он околдовывал меня, наполнял
мои глаза, непрестанно возвращал меня к своему собствен-
ному существованию. Тщетно было повторять: "Это ко-
рень" - это больше не работало!"

Герой Сартра встречается с первозданными "безобразными масса-
1", с самим "мозгом вещей" - веществом, не имеющим ни фор-
.1, ни значения до тех пор, пока он сам его не внесет. На него об-
цшвается знание этой "подлинной ситуации", когда он открывает
ою ответственность за мир. Мир приобретал значение, только бу-
чи конституирован человеческим существом - в терминах Сартра,
амостью". В мире нет никакого значения вне или независимо от
мости.
. Как западные, так и восточные философы размышляли над про-
Вемой человеческой ответственности за природу реальности. Самое
равное в революции, произведенной в философии Кантом, - его
Е)чка зрения, что именно человеческое сознание, природа психичес-
1их конструктов человеческого существа, является источником внеш-
ей формы реальности. Согласно Канту, пространство само по себе
:йе объективно и реально, а напротив, субъективно и идеально; иначе
воря, это схема постоянным закономерным образом обусловливае-
я природой психики, требующей координации данных всех внешних
вств"
Что привносит этот взгляд на мир в индивидуальную психологию?
1Йдеггер, а вслед за ним Сартр исследовали значение ответственно-
и для индивидуального существа. Хайдеггер обозначал индивида как
sein (не "я", не "некто", не Эго" и не "человеческое существо")
> конкретной причине: он всегда стремился подчеркнуть двойствен-
ную природу человеческого существования. Индивид - это "здесь"
fda), но он или она также конституирует, что есть здесь. Эго - это
а-в-одном: это эмпирическое Эго (объективное: нечто, находящееся

"здесь", объект в мире) и трансцендентное (конституирующее) Это,
которое конституирует (то есть "ответственно") за себя и мир. С этой
точки зрения ответственность неразрывно связана со свободой. Если
индивид не свободен конституировать мир любым из множества спо-
собов, то концепция ответственности не имеет смысла. Вселенная
условна: все, что есть, могло быть создано иным. Взгляд Сартра на
свободу чреват серьезными последствиями: человеческое существо не
только свободно, но и обречено на свободу. Более того, свобода про-
стирается дальше ответственности за мир (то есть насыщения мира зна-
чением): мы полностью ответственны за свою жизнь, не только за свои
действия, но и за свою неспособность действовать.
В то время, когда я пишу эти строки, в другой части мира сви-
репствует голод. Сартр утверждал бы, что я несу ответственность за
этот голод. Я. разумеется, протестовал бы: я мало что знаю о проис-
ходящем там и считаю, что мало чем могу содействовать изменению
этой трагической ситуации. Но Сартр указал бы, что я сам предпо-
читаю оставаться неосведомленным, и в данный момент принимаю
решение писать эти слова, вместо того чтобы включиться в трагичес-
кую ситуацию голода". В конце концов, я мог бы организовать ми-
тинг для сбора средств или, воспользовавшись своими контактами в
издательской среде, информировать общественность о событиях в
другой части мира. Но я предпочитаю оставаться в неведении. Я несу
ответственность за то, что я делаю, и за то, что я предпочитаю игно-
рировать. Точка зрения Сартра здесь не касается морали: он говорит
не то, что я должен делать нечто иное, а что я отвечаю за то, что
делаю. Оба эти уровня ответственности - установление значимости и
ответственность за жизненное поведение - имеют, как мы увидим,
огромное значение для психотерапии.
Осознание и того, и другого - и факта собственного конституи-
рования себя и мира, и собственной ответственности - серьезно пу-
гает. Рассмотрим следствия. Ничто в мире не имеет иного значения,
кроме порожденного нами. Нет ни правил, ни этических систем, ни
ценностей, никакого внешнего референта, никакого грандиозного
вселенского плана. Согласно Сартру, индивид - единственный тво-
рец (именно об этом его фраза "человек - это существо с перспекти-
вой быть богом ")
Голова кружится, если ощутить существование таким образом.
Ничто не воспринимается как раньше. Словно разверзлась сама по-
чва под ногами. Действительно, в описаниях субъективного опыта
беспочвенность, или отсутствие почвы (groundlessness). Многие экзи-
стенциальные философы описали тревогу отсутствия почвы как "пра-

"гвогу" - самую фундаментальную из всех, проникающую еще бо-
ее глубоко, чем тревога, ассоциированная со смертью. По сути,
ногие рассматривают тревогу смерти как символ тревоги отсутствия
очвы. Философы нередко проводят различие между "моей смертью"
просто смертью - смертью другого. В "моей смерти" по-настоя-
1ему ужасно то, что она подразумевает распад моего мира. С "моей
мертью" умирает и воистину встречается с пустотой даритель значе-
.Ий, зритель мира.
1 Проблемы "пустоты" и самопорождения имеют еще один глубокий
[неприятный аспект: одиночество, экзистенциальное одиночество,
зоторое, как я буду обсуждать в главе 8, распространяется много даль-
де, чем обыкновенное социальное одиночество. Это одиночество,
вязанное с отделенностью не только от людей, но также и от мира,
акого, каким мы обычно его воспринимаем. "Ответственность са-
йости (то есть индивидуального сознания) подавляюще огромна,
Воскольку именно благодаря самости случилось так, что мир есть".
Мы реагируем на тревогу отсутствия почвы так же, как вообще на
Гревогу - ищем облегчения. Есть много способов заслониться. Во-
первых, тревога отсутствия почвы, в отличие от тревоги смерти, не
Очевидна в повседневном опыте. Ее нелегко постичь интуицией взрос-
лого и, возможно, она вовсе не испытывается ребенком. У некото-
1ых индивидов, подобно сартровскому Рокентину из "Тошноты",
1есколько раз в жизни бывают вспышки сознания их конституирую-
Вцей активности, но обычно это остается далеко от осознания. Мы
[избегаем ситуаций (например, принятия решений, изоляции, авто-
номного действия), которые, по глубоком размышлении, могли бы
[ривести нас к сознанию этого фундаментального отсутствия почвы.
4ы ищем структуру, авторитет, грандиозные проекты, магию - не-
То большее, чем мы сами. Как напоминает нам Фромм в "Бегстве
IT свободы", даже тиран лучше, чем полное отсутствие лидера
1оэтому дети плохо переносят свободу и требуют установления гра-
,1иц, и такую же потребность в структуре и границах испытывают на-
1одящиеся в состоянии паники психотические пациенты. Та же ди-
Яамика лежит в основе развития переноса в ходе терапии. Среди других
1ащит от тревоги отсутствия почвы - общие с теми, что используют-
йя против полного осознания "моей смерти", потому что отрицание
бмерти является союзником отрицания пустоты.
" Однако самая мощная защита - это, вероятно, переживание ре-
альности как таковой, то есть видимости вещей. Видеть себя первич-
ным конституирующим агентом значит бросить вызов реальности, как
Мы обычно ее воспринимаем. Наши сенсорные данные говорят нам,

что мир находится "здесь", а мы входим в него и покидаем его. Но.
как полагают Хайдеггер и Сартр, видимости поступают на службу к
отрицанию: мы конституируем мир таким образом, что он видится нам
независимым от нас. Конституировать мир как эмпирический мир зна-
чит конституировать его как нечто независимое от себя.
Когда нами овладевает один из психологических механизмов, по-
зволяющих бежать от нашей свободы, мы живем "неаутентично" (Хай-
деггер), или в "нечестности" (bad faith) (Сартр). Сартр считал своей
задачей освободить людей от нечестности и помочь им принять ответ-
ственность. Это совпадает с задачей психотерапевта; значительная
часть данной главы будет посвящена клиническим проявлениям избе-
гания ответственности и техникам, с помощью которых терапевт мо-
жет способствовать процессу принятия ответственности.

Избегание ответственности:
клинические проявления

Даже самый поверхностный исторический обзор в области психо-
терапии показывает радикальные изменения в методах помощи тера-
певтов своим пациентам. Бурный рост количества новых конкуриру-
ющих между собой терапевтических подходов не позволяет увидеть к
них какой-либо целостный паттерн и временами подрывает доверие
широкой публики к предмету в целом. Но внимательный взгляд на
эти новые формы терапии - так же, как на новое развитие традици-
онных форм терапии - обнаруживает, что у них есть одна общая вы-
дающаяся характеристика: акцент на принятии персональной ответ-
ственности.
То, что в современных подходах большое значение придается от-
ветственности, отнюдь не случайно. Терапии являются отражением
патологии, которую они должны лечить, и формируются ею. Вена
конца века, инкубатор и колыбель фрейдовской психологии, обла-
дала всеми характеристиками поздневикторианской культуры: выте-
снение инстинктов (особенно сексуальных), жестко структурирован-
ные и четко определенные правила поведения и манер, отдельные
сферы активности для мужчин и женщин, акцент на моральной силе
и силе воли и заразительный оптимизм, порожденный научным по-
зитивизмом. сулившим объяснить все аспекты естественного поряд-
ка, в том числе человеческое поведение. Фрейд понимал и был со-
вершенно прав, что такое жесткое подавление естественных наклон-
ностей наносит ущерб психике; либидинозная энергия, которой за-
прещен открытый выход вовне, порождает ограничительные защиты

: находит косвенные пути выражения. Защиты и непрямой путь ли-
Видинозной экспрессии в совокупности составили клиническую кар-
тину классического психоневроза.
1. Но на чем бы поставил акцент Фрейд, исследуя современную аме-
риканскую культуру, - особенно в Калифорнии, где зародились столь
Многие новейшие терапевтические подходы? Естественным инстинк-
тивным устремлениям дано значительное свободное выражение; сек-
суальная терпимость, начиная с раннеподросткового возраста, по
йидетельствам многих отчетов, стала реальностью. Поколение мо-
вдых взрослых вскормлено и воспитано в соответствии с системой
омпульсивной терпимости. Структура, ритуал, границы любого
ода - все это безжалостно ликвидировано. В религиозных орденах
атолические сестры открыто не повинуются Папе, священники от-
азываются соблюдать целибат, женщины и гомосексуальные муж-
ины вызывают разногласия в англиканской церкви, требуя права быть
рукоположенными; во многих синагогах службу ведут женщины-рав-
1ины. Студенты называют профессоров по именам. Где былые зап-
реты на непристойные слова, где профессиональные звания, учебники
Хороших манер, нормы, связанные с одеждой? Мой друг, художе-
ственный критик, охарактеризовал новую калифорнийскую культуру
Вписанием инцидента, произошедшего во время его первого визита в
Южную Калифорнию. Он заехал в кафе для автомобилистов, где
вместе с гамбургером получил маленький пластиковый контейнер с
Кетчупом. Повсюду эти контейнеры имеют пунктирную линию с по-
меткой "разрывать здесь"; на калифорнийском контейнере не было
Никаких пунктиров, только незамысловатое предписание "разрывать
1де угодно"".
Соответственно изменилась картина психопатологии. Классичес-
ие психоневротические симптомы стали раритетом. Уже десятиле-
ле назад индивид с истинной психоневротической клинической кар-
1йпюй был призом, за который рьяно бились и молодые стажеры, и
тарший персонал. У сегодняшнего пациента больше проблем со сво-
бодой, чем с подавленными влечениями. Больше не преследуемый
знутри представлениями о том, что ему "следует" делать, и не по-
1уждаемый извне "обязанностями" или "долженствованиями", паци-
ент имеет дело с задачей выбора того, что он хочет делать. Все чаще
Клиенты обращаются за терапевтической помощью, предъявляя смут-
ные, плохо определенные жалобы. Честно говоря, я нередко закан-
чиваю первую консультативную сессию, не имея ясной картины про-
блем пациента. Тот факт, что пациент не может определить проблему,

Безбрачие. - Прим. ред.

я рассматриваю как проблему. Пациент жалуется, что в его жизни
"чего-то недостает", что он изолирован от чувств; сетует на пустоту,
бесцветность жизни; на то, что он плывет по течению. Ход терапии
таких пациентов отличается соответственной диффузностью. Слово
"излечение" изгнано из лексикона психотерапии: теперь терапевт го-
ворит о "росте" или "прогрессе". Поскольку цели неопределенны,
окончание терапии столь же туманно и терапевтический процесс за-
частую бесцельно тянется год за годом.
Атрофия структурирующих социальных (и психологических) инсти-
тутов привела нас к конфронтации с нашей свободой. Если нет пра-
вил, нет грандиозного проекта, ничего, что мы должны делать, - мы
свободны делать то, что предпочитаем. Наша базовая природа не из-
менилась; можно сказать, что сегодня, с ликвидацией маскировав-
ших свободу атрибутов, с упразднением налагаемых извне структур,
мы стали ближе, чем когда-либо, к переживанию экзистенциальных
фактов жизни. Но мы не подготовлены; нагрузка оказывается слиш-
ком велика; тревога мощно требует разрядки, и мы, индивидуально
и социально, вовлекаемся в неистовый поиск защиты от свободы.
Позвольте мне теперь обратиться K исследованию конкретных пси-
хических защит, ограждающих индивида от сознавания ответственно-
сти. В течение рабочего дня любой терапевт встречает несколько
примеров защит, направленных на избегание ответственности. Я со-
бираюсь обсудить некоторые из наиболее распространенных: компуль-
сивность, перенос ответственности на другого, отрицание ответствен-
ности ("невинная жертва", "потеря контроля"), избегание автоном-
ного поведения и патология принятия решений.

Компульсивность

Одна из наиболее распространенных динамических защит от созна-
вания ответственности - создание психического мира, в котором нет
переживания свободы, а есть существование под властью некой не-
преодолимой, чуждой для Эго ("не я") силы. Мы называем эту за-
щиту "компульсивностью".
Клинической иллюстрацией может служить случай Бернарда, двад-
цатипятилетнего коммивояжера, основные проблемы которого кон-
центрировались вокруг вины и "одержимости". Он был одержим в
своем сексуальном поведении, в работе и даже в проведении свобод-
ного времени. Это тот самый мужчина, о котором шла речь в приме-
ре, приведенном во введении к части II: когда ему не удалось органи-
зовать интимную встречу (он намеренно позвонил слишком поздно),

и вздохнул с облегчением: "Теперь я смогу сегодня ночью почитать
выспаться - чего я на самом деле и хотел". Эта примечательная
раза - "чего я на самом деле и хотел" - заключает в себе загадку
роблем Бернарда. Возникает очевидный вопрос: "Бернард, если
менно этого ты на самом деле хочешь, почему бы тебе не делать это
.яме?"
Бернард отвечал на этот вопрос по-разному: "Я не знал, что по-
стоящему хотел именно этого, пока не почувствовал волну облег-
;ния, прошедшую по моему телу, когда последняя женщина мне
казала". В другой раз его ответ сводился к тому, что он не созна-
л наличие выбора: "Снять женщину - вот и все, о чем шла речь".
Влечение было столь властным, что он и подумать не мог о том, что-
1ы не лечь в постель с доступной женщиной, хотя было совершенно
совершенно краткое сексуальное возбуждение не стоит связанных с ним
неприятных переживаний - опережающей тревоги, чувств
неудовлетворенности собой (постоянные размышления на сексуальные темы
йшжали его потенцию), чувства вины и страха, что жена узнает о его
1ексуальном промискуитете, презрения к себе, обусловленного со-
Йнанием, что он поступал нечестно, используя женщин как неоду-
певленные предметы.
Бернард, таким образом, избегал проблемы ответственности и
выбора с помощью компульсивности, устранявшей выбор; в его
субъективном переживании это было так, как если бы он, борясь за
>вою жизнь, пытался удержаться верхом на обезумевшем, неуправ-
[емом диком коне. Он обратился за терапевтической помощью, ища
.1легчения от дисфории, но не желал видеть того, что на определен-
IHOM уровне он несет ответственность за возникновение своей дисфо-
Каспекта своей затруднительной жизненной ситуации.


Дата добавления: 2015-08-27; просмотров: 93 | Нарушение авторских прав




<== предыдущая лекция | следующая лекция ==>
ЭКЗИСТЕНЦИАЛЬНАЯ ПСИХОТЕРАПИЯ 20 страница | ЭКЗИСТЕНЦИАЛЬНАЯ ПСИХОТЕРАПИЯ 22 страница

mybiblioteka.su - 2015-2020 год. (0.03 сек.)