Студопедия
Случайная страница | ТОМ-1 | ТОМ-2 | ТОМ-3
АрхитектураБиологияГеографияДругоеИностранные языки
ИнформатикаИсторияКультураЛитератураМатематика
МедицинаМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогика
ПолитикаПравоПрограммированиеПсихологияРелигия
СоциологияСпортСтроительствоФизикаФилософия
ФинансыХимияЭкологияЭкономикаЭлектроника

НАЗВАНИЕ: Твои волосы стали блестеть не так, как раньше



АВТОР: Killa_Hilz

НАЗВАНИЕ: Твои волосы стали блестеть не так, как раньше

СТАТУС: закончено

КАТЕГОРИЯ/ЖАНР: slash/Romance, Angst, порой PWP

РЕЙТИНГ: NC-17

ПЕРСОНАЖИ: Том/Билл

ОТ АВТОРА: не знаю, что из этого получится… но вы меня знаете… все как обычно

ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ: много секса, нецензурных выражений и грубости

Том, стоя со спущенными штанами, выписывал круги в унитазной воде, двигая при этом бедрами. Дверь открылась, и на пороге появился Билл.

- Том, почему даже когда ты просто ссышь, не прекращаешь излучать секс? – томно спросил он.

Том обернулся, небрежно кинув взгляд на брата, и снова отвернулся, продолжая опустошать свой мочевой пузырь.

- Билл, ты дурак.

Билл подошел к умывальнику и, включив воду, стал смывать размазанную косметику с лица. Том, в это время полностью облегчившись, вышел из валявшихся на полу штанов и стал наполнять ванну, подливая пену под сильную струю воды.

Младший нагнулся над умывальником и усердно намыливал лицо. Том сел на край ванны и внимательно смотрел на его отставленную задницу. Он помахал рукой в воздухе, делая вид, якобы шлепает ее и заулыбался.

- Ты вещи собрал? – спросил Том, уже залезая в теплую воду.

- Что?

- Вещи собрал? – крикнул Том.

- Я ничего не слышу из-за воды, - отозвался Билл, все еще стоя нагнувшись над умывальником.

- Пидор, - тихо сказал Том и засмеялся своей недалекой шутке. – Билл, ты пидор.

- Что? Говори громче!

- Вещи собрал? – закричал Том, засмеявшись.

- Нет еще.

- Ну и пидор, - снова тихо добавил Том и загоготал изо всех сил.

Ванна заполнилась водой до самых краев и Том, наконец, выключил воду, а Билл все еще продолжал умываться.

- Вот ты не устаешь раком стоять так долго? – спросил Том, погрузившись в воду всем телом, до самого подбородка.

- Очень смешно, - заявил Билл и выключил воду.

- Может, отсосешь?

Билл уставился на брата, уперев руки на талии.

- Где? Под водой?

- Ну, я вылезу, - сказал Том, нехотя выбираясь из ванны и садясь на бортик.

- Том, ну мы же только что закончили…

- Билл, вот только твоих претензий мне не хватало еще…. Давай без этого, а?

Он недовольно закатил глаза и, подойдя к ванне, опустился на колени между ног Тома.

- Я что-то так устал…

- Я тоже, но тебя это совсем не волнует, - начал было Билл, но Том запустил руки в его волосы и притянул его лицо к своему члену.

Билл обхватил его ладошкой и прислонил головку к губам. Он начал целовать ее только губами, выпуская через узкую щелочку во рту слюну и размазывая ее по нежной и сверхчувствительной коже.



- Пиздец, не знаю, что одеть завтра. Думал в белое…

- Неееет… ты меня не возбуждаешь в белом, - протянул Билл, подняв глаза на Тома.

- Я тебя что, спрашивал что ли? Я рассуждаю сам с собой вслух. Ты лучше продолжай… у меня же даже не встал! Чего ты отвлекаешься?

Билл недовольно цокнул язычком и снова стал облизывать член, рукой совершая движения вверх-вниз по основанию.

- А вот Листингу нравится, когда я в белом…

Билл что-то хмыкнул и крепко обхватил член губами, совершая при этом круговые движения языком, от чего Том едва слышно простонал и закрыл глаза. Билл стал заглатывать с каждым разом все глубже и глубже, до самого горла, раздражая корень языка до появления рвотных позывов, которые, впрочем, он уже умело научился сдерживать за многие годы. Надо только потерпеть немного, привыкнуть и заглатывать глубже.

- Да!!! Да! Мой хороший, давай-ка еще глубже…, - просипел Том, дергая Билла за голову, придвигая к себе как можно ближе.

«Куда уже глубже, идиот!» - подумал Билл, упираясь руками в его ноги, не давая засадить член слишком далеко, чтобы просто-напросто не задохнуться.

- Слушай, ты не упирайся руками, а делай что-нибудь ими!

Билл схватил одной ладошкой яички, а второй обхватил член, поглаживая, давая себе передохнуть и немного восстановить дыхание.

- Билл, ты как закончишь, позвони на ресепшн закажи ужин.

- Пиздец, Том! Может, я тоже хочу расслабиться и принять ванну, а не бегать по твоим поручениям!

Том сожмурился и снова впихнул свой член Биллу в рот, заставив замолчать. Хотелось побыстрее кончить, поэтому Том как заведенный стал трахать брата в рот, не обращая внимания на его редкие, но громкие всхлипы и крики.

- Мне ризотто закажи. Только лимонное. Никакого грибного или с ветчиной. Только лимонное, - говорил Том уже охрипшим от возбуждения голосом.

Билл сжал его мошонку пальцами. Язык ласкал тонкую кожу отвердевшего члена, а губы смыкали крепким колечком головку. Еще пару раз впихнув по горло свой член, Том выгнулся и выпустил в рот брату несколько струек теплой вязкой спермы. Он сидел, закрыв глаза и все еще не выпуская его голову из рук. Билл, сделав недовольное лицо, сглотнул содержимое во рту и посмотрел на Тома. Тот тоже открыв глаза, посмотрел на него, погладил по волосам и улыбнулся.

- Мне кажется, у тебя волосы стали блестеть не так как раньше. Ты что, поменял шампунь? – спросил Том, разглядывая его пряди.

- Серьезно? – Билл округлил свои миндалевидные глаза. – Да, поменял. Но мне Наташа сказала, что этот шампунь лучше, чем предыдущий. Вот черт!

- Да серьезно, они какие-то тусклые стали. Мягкие, но не блестят, - сказал Том, притянув Билла к себе. Поцеловал его в губы, прикусив язык, и сказал, - Лимонное, помнишь?

Билл улыбнулся:

- Хорошо.

Том снова залез в ванну, которая еще не успела остынуть, и довольно вытянулся во весь рост.

*****

*****

После концерта уже поздно вечером братья лежали в свом номере на кровати.

- Посмотри, у этой бездомной собаки шерсть блестит сильнее, чем мои волосы! Ну, посмотри! Не переключай! – завопил Билл, вскочив на кровати. Том нахмурился и дальше стал щелкать кнопки на пульте телевизора. – Ну, Тоооооооом!!!

Том не обращал на вопящего брата никакого внимания и корил себя за то, что оказался полным идиотом, заявив ему вчера о его волосах отнюдь не приятные для него новости.

Билл недовольно сложил руки на груди и отвернулся спиной к Тому.

- Ты меня не любишь!

Том закатил глаза и, все же, остановив свой выбор на канале, где шел какой-то ужастик, сказал:

- Билл, не начинай. Ты ведешь себя как маленький.

- Тооооом! Ну, мне же плохо, разве ты не видишь? Ну, пожалей меня! Почему ты такой черствый? – не унимался Билл.

- Послушай, принеси-ка мне лучше пиво из холодильника.

Билл яростно запыхтел, а щеки покрылись густым румянцем.

- Говна я тебе принесу, понял? ГОВНА!!! – крикнул Билл и лег на кровать снова, но теперь демонстративно повернувшись к Тому спиной.

«Господи, неужели заткнулся?» - Том ухмыльнулся.

- Том?

Том глубоко вздохнул, но ничего не ответил.

Билл заерзал на кровати, пытаясь удобнее улечься, и одновременно привлечь к себе внимание. Старательно покрутил попой, вызывающе, просто до неприличия отставив ее, и громко засопел в подушку.

Том боковым зрением наблюдал за ужимками брата, но все еще делал вид, что смотрит фильм. Билл резко перевернулся лицом к Тому, ударив руками по кровати и раскинув ноги в разные стороны. Билл стал сверлить глазами профиль брата. Не выдержав, тот спросил:

- Что?

- Ничего, Том. Ни-че-го!

- А почему ты так на меня смотришь? – Том повернулся к Биллу и улыбнулся, увидев его такое обиженное и какое-то уж слишком детское без макияжа личико.

- Нельзя? Могу и отвернуться, - капризно сказал Билл.

Том крепко схватил его за плечи и притянул к себе, словно маленького котеночка. Билл безвольно поддался и примкнул к его груди.

- Ты еще такой маленький у меня, - сказал Том, гладя ладонью по волосам.

- Угу…, - промямлил Билл и всосал губами сосок Тома. Он громко вздохнул, давая понять, чтобы брат продолжал свои нежные ласки.

Играясь языком с твердым соском, задевая нежную чувствительную кожу шариками пирсинга, Билл одновременно запустил руку в штаны Тома и поглаживал его ягодицы, легко впиваясь в них ногтями.

Напряжение росло, отдаваясь теплыми, пульсирующими и заставляющими на секунду замирать сердце волнами во всем теле.

«Он такой капризный… как девочка. Как же порой меня это достает, но вот в такие минуты как эта, я готов терпеть все его выходки и истерики. Одно такое прикосновение ко мне и я готов на все».

- Хочешь меня? – спросил Билл, крепко сжимая мягкие ягодицы пальцами, начав кусать уже покрасневший от чрезмерных ласк сосок, теперь уже доставляя скорее боль.

- Да, - просипел Том, притянув его к себе и прислонившись к губам. Билл тут же ответил на поцелуй, глубоко проникнув языком в его рот.

- Мммм….. ммм… мм… ммммм…… ммммммммм…., - Билл просто завелся не на шутку, с каждым движением языка мыча все громче и прижимаясь в Тому все сильнее. В трусах стало тесно и он начал двигать бедрами навстречу, чувствуя даже через его джинсы, что он уже полностью готов, точно так же как и сам Билл.

Том резко разорвал поцелуй, напоследок оттянул его нижнюю губу, больно ее прикусив. Дрожащими от нетерпения и страсти руками, он быстро стянул с себя всю оставшуюся одежду и лег на уже тоже обнаженного и раздвинувшего свои длинные ноги брата.

- Том…! – томно стонал Билл. – Когда твой член дотрагивается до моего, вот так, как сейчас, я просто умираю…

Том еще сильнее заерзал бедрами, стараясь сделать эти соприкосновения более частыми и продолжительными.

- Черт бы тебя побрал!!! Ты же чертов дьявол!!! Я больше не могу терпеть…, - шептал Билл, выгибаясь на кровати под братом и беспорядочно загребая руками простынь и покрывало под собой.

Том встал на колени между ног брата и взял его член одной рукой, а второй обхватил яички.

- Пиздец, Том!!! Это полный пиздец!!!! – Билл начал орать, не в силах сдерживать свое возбуждение и помутнение рассудка.

Все эти вопли доводили Тома до крайней степени возбуждения, от чего в паху стало колоть от боли, как если бы кто-то повтыкал туда иголки.

Билл взял из тумбочки тюбик со смазкой и протянул Тому. Выдавив на ладонь довольно таки много желеобразной массы, Том стал растирать ее в руках.

- Что за запах?

- Том, я купил новую смазку – она с запахом шоколада…, - ответил Билл, ослепительно улыбнувшись.

- Шоколада? Ах ты, малолетний извращенец! – засмеялся Том, размазывая смазку по своему члену.

- Знаешь, как я долго ее искал? Во всех городах, где у нас были концерты… пиздец, Том, везде есть любые запахи, кроме шоколада!

Том стал размазывать смазку по промежности брата, нежно дотрагиваясь кончиками пальцев до розовой расслабленной дырочки.

- Знал бы ты, как я обрадовался, когда наткнулся…

Том ввел один палец на половину и достал.

- Черт…. Когда наткнулся на…

Том снова ввел палец, но уже до самого основания.

- Наааа….ткулся на эээ…

Еще одно движение – внутрь и обратно. Шире расставив ноги, Билл подался навстречу пальцу и сжал мышцы, желая сильнее ощутить в себе его присутствие.

- На эту… нааааа….

Том достал палец и ввел снова, но уже сразу два и до самого конца.

- Наааааааааа……… чертову…. Наткнулся…

Билл закрыл глаза и сильно уперся головой в подушку, двигая бедрами все сильнее. Ему так хотелось быстрее почувствовать в своем узком проходе член Тома, что он уже просто не понимал, что несет в данный момент.

- В Мааааадрииииде… в Мааа… наткнулся на нее…

Том двигал пальцами в быстром ритме, постепенно раздвигая их внутри.

- Я как увииииииидел ее……, - Билл задыхался и путался в словах, желая только одного. - …увидел… и…..

Том вынул пальцы и, приподняв Билла за бедра, стал тыкаться своим членом в него. Но никак не получалось проникнуть – член постоянно соскальзывал из-за большого количества смазки. Шоколадной смазки. Том раздраженно схватил свой член рукой и прислонил к проходу, который просто манил своей доступностью. Вставив головку и почувствовав, как Билл слегка сжимается, чтобы доставить брату еще больше наслаждения, стал продвигаться дальше, преодолевая такое приятное сопротивление.

- Увидел ее и сразу же…. Сраааазуу… Сразу… наткнулся и….

Том ввел член до самых яичек и, выждав пару секунд, стал медленно двигаться обратно, смотря на то, как мышцы Билла расслабляются и помогают выталкивать его твердый член.

- Я тогда подумал…. Кааааак… же мнеееееее….

Вынув член до головки, Том снова стал двигаться внутрь, на сей раз куда быстрее.

- Как же повезло… мне таааак еще никогдаааааааа не везло……. Ммммм….

Билл уже вовсю двигался навстречу брату, то сжимая, то разжимая хорошо разработанные мышцы.

Том начал быстро толкаться в его бедра, крепко сжимая их руками и притягивая к себе.

- И я купил эту…. Эту смазку… как только наткнулся…. Даааааа….даааах…

Билл дышал всей грудью, мотая головой из стороны в сторону, от чего волосы прилипли к щекам и уже потной шее.

Том обхватил ладошкой его член, поддерживая Билла одной рукой снизу, от чего рука сильно напряглась и заболела. Билл обхватил Тома ногами и скрестил их у него за спиной, от чего Тому сразу стало намного легче.

Он растер капельку его смазки по головке большим пальцем и начал двигать рукой, крепко сжав пальцы.

Билл просто не знал, что делать: то ли подаваться вверх, трахаясь в руку, то ли вперед – навстречу члену. Хотелось и того и другого, а тело потеряло всякий ритм и координацию.

- ТОМ!!!!! Сильнее!!! Вставляй сильнее! И дрочи сильнее!!! – Билл кричал, срывая свой голос.

Том стал низко и хрипло постанывать от приближающегося оргазма, от чего крепче сжал член брата и задвигал рукой намного быстрее.

- Билл… господи… какая же у тебя сладенькая задница….мммм…., - стонал Том, закинув голову назад.

По пальцам потекла теплая сперма Билла, но Том продолжил свои движения рукой, размазывая ее и, помогая брату до конца кончить.

С каждой волной оргазма, накрывающей тело Билла, он непроизвольно сжимал мышцы своего прохода, что бесповоротно приближало Тома к его собственному оргазму.

Том всадил в Билла по самое основание, ощущая, что осталась всего секунда до конца. Быстро полностью вышел и снова всадил до яичек, выстрелив спермой первый раз. Сделав еще один небольшой толчок, снова выстрелил… еще раз…

Сильно впившись пальцами в нежную кожу бедер, Том открыл глаза. Билл пристально смотрел на него и блаженно улыбался.

- Черт… Билль… ты великолепен…, - прошептал Том и медленно вышел из него.

Из задницы неприятно стекала сперма прямо на свежие и чистые, правда уже изрядно мятые простыни гостиничного номера, но все было похер.

Том лег рядом на спину, уставившись в потолок.

Билл взял с тумбочки сигареты и, подкурив одну, протянул ее Тому, предварительно обслюнявив фильтр.

- Когда ты прекратишь так слюнявить сигареты?

- Не прекращу…, - ответил он и закурил сигарету себе.

- Что ты там трындел про то, как наткнулся на смазку? – засмеялся Том, посмотрев на него.

- Сам не знаю…, - улыбнулся Билл. – Какую я только херь не несу, кода ты меня трахаешь…

«Ты несешь ее всегда!! Как будто я тебя ПОСТОЯННО и БЕСПЕРЕРЫВНО трахаю», - Том улыбнулся сам себе и стал глубоко затягиваться белым горьким дымом.

*****

- Так, всем спасибо за работу. Парни – свободны, можете даже напиться сегодня, разрешаю. А Билл со мной на фотосессию, - заявил Йост.

Билл вздохнул, но улыбнулся. Йост уже третий день подряд расписывал ему то, какого талантливого и известного фотографа он нашел для его нового личного фотошута, что Билл даже был готов работать в то время, когда другие уже отдыхают. Ведь так хотелось увидеть свое божественно любимое лицо на не менее божественных фотографиях.

Перед тем, как сесть в машину Дэвида, Билл протянул Тому маленькую коробочку с бантиком и прошептал:

- Это тебе, мой любимый. Надеюсь, понравится…

- Что это?

- Не советую открывать ее в присутствии кого бы то ни было, - усмехнулся он и сел в машину. Том посмотрел на белую коробочку в своих руках и растерянно покачал головой.

*****

«Ты охренел???»

Билл улыбнулся, прочитав смску от Тома. «Томми… ты понюхал?»

«Билл! Твоя задница нарвалась! Так и знай! Только попадись мне…!»

«Так понюхал?»

«Мелкий! Ты чертов извращенец, понял?»

Билл снова довольно хихикнул и, услышав голос фотографа, бросил телефон в сумку и вернулся к съемкам.

*****

Том сидел в гостиной на диване. Рядом лежала уже распакованная подарочная коробка и разорванный бантик, а в руках он держал трусы Билла.

*****

Дверь медленно открылась. В комнате горел приглушенный свет торшера. Том сидел на диване.

Билл закрыл за собой дверь и небрежно кинул сумку на пол. Стянул кроссовки и носки, швырнув их в угол у двери. Глазами, сверлив лицо брата и нахально в ухмылке приподняв уголок рта, он стал медленно подходить к нему, по дороге снимая куртку, нетерпеливо вывернув рукава наизнанку и бросив в сторону. Он остановился в паре метров от Тома, приподняв рукой свою майку и показав кусочек загорелого живота.

- Тебе понравился мой подарок?

- Этот? – спросил Том и достал из кармана черные боксеры. Облизал губы и уставился на брата. Билл стал ласкать себя под майкой, распутно двигая бедрами. Вскоре футболка полетела на пол.

Между ног стало горячо. Том смотрел на то, как Билл расстегивает массивный ремень, пуговицу на джинсах и медленно опускает молнию вниз. Конечно, трусов не было, ведь они были у Тома в руках.

Билл в этих едва приспущенных джинсах, открывающих взгляду Тома все самое нужное в данный момент, выглядел очень развратно и соблазнительно. Но Билл не предпринимал никаких действий дальше, видимо ожидая их от старшего брата.

Том поднес трусы к лицу и, прижав, глубоко вдохнул, сразу ощутив это сводящий с ума интимный запах.

«БЛЯДЬ!» - Билл от этого зрелища почувствовал такое сильное возбуждение, будто ему только что усердно отсосали, остановившись за секунду до желанного оргазма.

Он подвигал бедрами, от чего джинсы поползли вниз по ногам, упав на пол. Вышагнув из них, он стал приближаться.

В горле пересохло так, что было невозможно даже сглотнуть. Щеки пылали, а голова стала слегка кружиться. До такого состояния его мог доводить только брат.

Билл сел на пол, широко расставив ноги. Открывшаяся глазам Тома картина мгновенно вознесла его на высшую степень желания поскорее получить это соблазнительное и похабно ведущее себя тело.

Том хотел было встать, но Билл указал ему пальцем, чтобы он сидел.

Одной рукой оперевшись сзади, второй он обхватил свой член и стал медленно поглаживать его, то теребя головку, то опускаясь вниз к мошонке и еще ниже, проникая пальцами между ягодиц.

- Ты уже успел подрочить, пока ждал меня?

Том не ожидал таких вопросов. Он бросил трусы прямо ему в лицо и, резко вскочил с дивана и навалился.

- Так не честно! – вопил тот. – Я же попросил тебя сидеть!

- Да? Как ты себе это представляешь? Ты же заводишь меня до потери контроля… когда ты только что крутил своей задницей, или когда сел и начал себя трогать… я не могу терпеть в такие моменты…, - хрипел Том, покрывая лицо, шею, грудь Билла жаркими поцелуями.

Билл попутно снимал с него штаны с трусами, стягивая руками так далеко как смог, а затем ногами, пока полностью не сбросил их на пол.

- Как ты хочешь?

Билл перевернулся на живот и поднялся на четвереньки, как обычно широко расставив ноги и сильно прогнувшись:

- Вот так.

- Подожди минуту, я за смазкой сбегаю, - сказал Том, вскочив с пола и убежав в спальню.

Билл опустил голову, от чего волосы рассыпались с плеч и теперь свисали вниз, почти касаясь пола.

- Ну, где же ты? Сколько можно ждать? Я уже не могу терпеть… давай же скорее… как я хочу тебя… мммм… хочу, чтобы ты вошел в меня и терся своим членом внутри моей задницы… жадно имел меня, шлепал и обзывал последними словами… чтобы твои яйца шлепались о мои… чтобы ты впивался пальцами в мою кожу до синяков…, - тихо говорил Билл, не видя, что Том уже давно стоит в дверях и слушает его изможденные стоны. – Черт тебя побери… ну чего ты там копошишься? Иди же скорее ко мне и трахай… боже… трахай меня в рот, дергая за волосы… черт, хочу отсосать у тебя… хочу, чтобы кончил на лицо и размазал сперму, чтобы заставил глотать ее…

Член Тома так напрягся и налился от этих откровений, что было невозможно пошевелиться и что-либо сказать.

Билл поднял голову и увидел, что Том, открыв рот, стоит напротив него.

- Ах ты, сука! Все слышал…

- Ну, все… ты нарвался, извращенец хренов! – засмеялся Том и подошел. – На спину ложись…

- Но…

- Заткнись и ложись на спину… я уже понял, что ты хочешь…

Билл перевернулся на спину. Том, расставив ноги, стал над его лицом и, опустившись на колени, уперся членом прямо в рот. А сам стал на четвереньки, так, что его лицо тоже оказалось в районе паха брата.

Он выдавил смазку на руку и притронулся к уже влажной дырочке. От прикосновений к ней прохладными кончиками пальцев, мышцы сокращались и по телу Билла разливались с каждым разом все более сильные волны возбуждения.

Сам он взял член Тома в рот, обхватив вначале только головку губами и, схватил руками его за бедра, стал опускать их вниз, засаживая член себе до самого горла и тогда мошонка упиралась прямо в его нос.

Том начал уже сам опускаться и подниматься, трахая Билла в его горячий рот. Наклонился и облизал его яички, обхватив их по очереди губами и легонько всосав. Одновременно стал проникать пальцем внутрь, едва шевеля им по кругу. Билл расслабился, с легкостью впуская его. Вставив полностью, Том немного согнул его, от чего из легких Билла вырвался громкий стон, несмотря на то, что рот был занят членом.

Плавно вынимая палец и снова вставляя его обратно, Том одновременно обхватил второй рукой его член и стал водить по ней в такт движений пальцами.

Терпение лопнуло и он вставил второй палец, почти сразу же и третий, начав грубо всаживать их в горячее отверстие и надавливая на заветный бугорок внутри. Его язык жадно вылизывал покрасневшую головку. Том почувствовал, что Билл перестал работать языком со своей стороны и понял, что тот сейчас кончит. От чего он сделал еще несколько резких плотных движений рукой по члену и, обхватив губами головку, получил вылившуюся в рот теплую сперму. Вынув пальцы и поглаживая по внутренней стороне бедер брата, он нежно вылизывал его член по всей длине, собирая языком белые капельки.

Через несколько секунд Билл снова надавил на бедра Тома вниз и крепко сжал губы вокруг его члена, продолжив отсасывать. Том резко опускался и поднимался, изнемогая от перевозбуждения, которое совсем скоро закончилось оргазмом, выплеснувшимся полупрозрачной беловатой жидкостью на лицо Билла.

Том развернулся к нему и лег сверху, размазывая свою сперму по лицу.

- Ты ведь этого хотел? Да? – Том водил пальцами по щекам, подбородку. Дотронувшись до губ, он собрал с них всю сперму и стал проникать ими в рот, раздвигая губы Билла. Билл же охотно впустил его пальцы в рот и стал их вылизывать. - Черт бы тебя побрал, малыш… как же ты великолепен…

Том схватил свои трусы, валяющиеся рядом на полу, и вытер с его лица остатки своей спермы. Билл улыбнулся, обвив его шею руками. Том покорно приблизился и поцеловал его, мягко всасывая губы и запустив пальцы в его влажные от пота волосы.

*****

*****

- Билл, тебе будет потом нехорошо от того, что ты съел столько слив, - сказал Том, взглянув на миску, полную сливовых косточек.

- Да все нормально! Знаешь, что-то так сильно захотелось слив, просто хоть на стену лезь…

Том скептически снова посмотрел на тарелку.

- Что-то это странно…. Чего это тебе вдруг так резко захотелось…, - сказал он и, вдруг, широко улыбнулся. – Может, ты забеременел?

Билл мгновенно покраснел и, схватив стакан с водой со стола, выплеснул его на Тома.

- Что ты творишь, идиот? – заорал Том.

- Сука, посмей еще раз сказать мне что-то подобное! - Билл со злости бросил тарелку на пол, от чего она разбилась, и косточки разлетелись по полу.

Том растерянно стер с лица воду и сказал:

- Ты псих?

- Какого хрена ты заводишь эти чертовы разговоры? Ты же прекрасно знаешь, что я бешусь от этого! Какого *уя ты постоянно намекаешь на то, что я девка?

Тому хотелось засмеяться, но неимоверным усилием воли он сдержал улыбку, сильно прикусив щеку во рту.

- Знаешь что, Том… иди на *уй…, - сказал Билл и вышел из кухни.

*****

- Извини…, - вкрадчиво сказал Билл, зайдя в комнату.

Том оторвал взгляд от монитора ноутбука и посмотрел на брата. Он осторожно прикрыл дверь и сел на край кровати.

- Я что-то такой нервный последнее время. Не знаю почему. Вот и не сдержался. Прости меня…

- А с *уя ли мне, милый, так поступать? Не объяснишь? – огрызнулся Том.

- Тоооом, - протянул жалобно Билл, слегка дрожащими руками заложив волосы за уши. – Ты же знаешь, что я очень переживаю, когда мы ссоримся. Я просто извожусь весь…

- Знаешь что, мне пофиг, что ты изводишься. Ты сам этого хочешь, сам постоянно ведешь себя как…

Билл снова напрягся и просто вгрызся глазами в Тома.

- Да ну тебя! Сейчас ты извиняешься, а через минуту снова готов выплеснуть на меня стакан воды, бросить тарелкой, вилкой или ножом. Что, это впервые? Или я тебя плохо знаю? Ты же ненормальный! Полный псих. С тобой пошутить нельзя. У тебя минус чувство юмора….

Билл молчал.

- Что, я не прав? Чего ты бесишься постоянно?

- Том… ну прости… это все сливы… они были какие-то агрессивные, наверное. Ты, кстати, прав оказался. Мне уже как-то нехорошо…

Том улыбнулся, глядя на брата – какой же он еще ребенок.

- Ладно, мелочь, иди ко мне – обниму тебя, - сказал Том, отставив ноутбук на кровать и протянув руки к Биллу.

- Хочешь, я попрошу прощения? – вкрадчиво спросил Билл, сжимая Тома в объятиях.

- Ты ведь уже попросил…

- Я хочу не так, - Билл чуть отстранился и хитро сощурил глазки.

- А как?

- Ну не так. Ты разве не догадываешься как?

- Нет. Расскажи…

Билл опустил руку между ног Тома и стал поглаживать там через джинсы.

- Вот так. Хочешь?

- Не знаю…, - протянул Том, стараясь сделать как можно более безразличный вид.

- Не знаешь? – переспросил ошарашенный Билл. Но затем крепче прижал руку к заметно потвердевшему члену. – Даже сейчас?

- Нет. Даже сейчас… не могу решить: надо мне твое прощение или не…, - Том не договорил, потому что в этот момент Билл провел ногтями по грубой ткани, вызвав невероятную волну возбуждения, в которой просто можно было утонуть.

- Ну а теперь? Решайся…, - Билл начал расстегивать ширинку.

Том молчал. Билл вскинул брови в ожидании и замер на мгновение.

- Ну, ты продолжай, а там посмотрим.

Билл продолжил свои действия, стягивая с брата штаны. Том сам снял с себя майку и остался в одних трусах. Билл подтолкнул его и он лег на спину. Сам же улегся так, что лицо оказалось прямо возле паха.

Гладкая обтягивающая ткань сильно натянулась. Он провел пальчиками по члену под ней и поднял невинные глаза на брата.

- Что-то мне спать захотелось, - Том демонстративно наигранно зевнул.

На этих словах Билл сильно сжал свою ладонь и, собрав ткань в руке, стал стягивать ее вниз. Освободив Тома от трусов, он снова взглянул на него.

Том привычно расставил ноги, согнув в коленях.

Билл осторожно обхватил головку губами, массируя член рукой вверх-вниз с каждым движением сжимая пальцы крепче. Он прикоснулся кончиком языка к маленькому отверстию и потеребил им, от чего Том сильно выгнулся и вскрикнул. Тело бросило в жар, и на лице выступила испарина. Он жадно хватал воздух ртом, а руки переместились на голову брата и мертвой хваткой вцепились в его черные волосы.

Билл начал до предела заглатывать его напряженную плоть, крепко сжимая губы. А Том ему в этом помогал, дергая его за голову, задавая такой темп, что вскоре услышал его хриплые стоны и недовольное сопение. Но останавливаться не стал… братец ведь сам напросился!

Не было ощущения более сильного по вознесению на вершину блаженства, чем когда головка касалась горячего горла. Оно повторялось через каждые полсекунды, и с каждым соприкосновением оргазм опускался все ниже и ниже, концентрируясь в самом низу живота. Еще раз… еще… член пульсирует. Корень языка крепко сдавливает его к горлу… еще раз… получи… получи еще раз… Так же как ты выплеснул на меня воду, я выплесну свою скользкую сперму на тебя!

Сейчас его не волновало, дышит Билл или уже нет. Были только эти мимолетные молнии наслаждения, пронизывающие его изнемогающее тело.

Почувствовав, что сперма уже движется по каналу, Том отпустил голову брата и кончил ему на лицо.

Билл облизал распухшие губы и стер со щек слезы: все-таки член в самом горле, хочешь, не хочешь, а пробивал на рвотный рефлекс.

- Ну что? – спросил он.

Том открыл глаза и улыбнулся:

- Что?

- Я прощен?

- Сейчас – да. Но вот я решил, что надо почаще на тебя обижаться. Уж слишком мастерски ты умеешь просить свое прощение.

*****

- Мне кажется, само вселенское зло опустилось этими черными тучами на небо, - сказал Билл, поежившись, глядя в окно. Том посмотрел на брата, стоящего в одних боксерах и подошел к нему сзади, посмотрев через его плечо на улицу, и потягивая холодный чай из кружки. – Так жутко, да? Я еще никогда не видел, чтобы небо было такое черное. Не просто темное, а черное, как сажа.

Билл не отрывал глаз от улицы: деревья от сильного ветра раскачивались из стороны в сторону, небрежно и беспорядочно покачивая ветками и шелестя листьями. Хотя солнце еще не зашло за горизонт, но стало очень темно, так, как обычно бывает в фильмах ужасов, когда в яркий солнечный день погода вдруг резко портится и все вокруг превращается в подобие ада.

Том все так же стоял сзади, даже и не дотронувшись до брата.

- Обними меня, - прошептал Билл, немного повернув в его сторону голову. Том отставил кружку на стол и обвил руками талию брата. – Знаешь, как мне порой не хватает твоей нежности…

Том ничего не ответил. Он уже понял давно, что лучше всего не реагировать вслух на все эти капризы и замечания Билла – себе дороже. Хочешь потерять спокойствие и сжечь пару миллионов нервных клеток – ответь ему что-нибудь на его претензии.

Том положил подбородок на его плечо и крепче обнял. Так было всегда: он был старшим, защитником, тем, кто принимает решения и тем, кто всегда прав. Билл же никогда ни о чем не задумывался и не напрягался, потому что знал, что все всегда контролирует Том и волноваться ему не нужно.

Да, он был за ним как за каменной стеной. Той, что ограждает его от неприятностей и суеты. Он привык верить брату, всегда подчиняться всем его решениям, всем просьбам. Для него только Том – всегда был прав, даже если против были все и целый мир. Он был для него концентрацией силы, правды, заботы, уверенности, защиты. И так было на самом деле. Он никогда не решал свои проблемы сам. Да и Том никогда не позволял этого. Пусть он иногда психовал и бесился из-за беспомощности и капризности младшего брата, но на самом деле всегда хотел быть для него тем, кем стал – единственным в его жизни. Во всех смыслах.

- Я хочу вот в такие минуты, как сейчас, исчезнуть отсюда вдвоем и очутиться где-нибудь, где мы будем одни. Где никто не потревожит, где ты будешь только мой. Где твоя нежность и любовь будут отданы только мне.

- Билл, ты эгоист, - тихо сказал Том, уткнувшись носом в его шею. Его правая рука поползла вверх по животу, перемещаясь на грудь. Холодными кончиками пальцев Том стал гладить его сосок.

Билл порой ощущал себя беспомощным слепым котенком, которого Том, как его мама, таскала за шкирку в зубах. Но ему это так нравилось – быть зависимым, отдаваться человеку, которого он любит. Быть подвластным, быть покорным, быть зависимым.

Том крепче прижался к брату, придавив его рукой к себе. Билл накрыл ладошкой руку брата и поднес ее ко рту. Стал целовать пальчики просто губами. Сухими, обкусанными в порыве страсти этим вечером и от того шершавыми губами.

- Ты не замерз? – спросил Билл и выпустил свой язык. Он стал надавливать им прямо на кончики пальцев, прямо под корни коротко стриженных ногтей. С каждой секундой стараясь давить в едва ощутимую щелочку между кожей и ногтями еще сильнее.

По телу Тома пробежала волна возбуждения. Ну, кто бы мог подумать, что такое простое прикосновение в этом месте принесет такое неожиданное тепло внизу живота.

- Билл, где ты узнал об этом…?

Билл чуть слышно хихикнул.

- О чем?

Том потерся бедрами о его ягодицы и выдохнул прямо в ухо:

- О том, что это дико возбуждающе – трахать языком в кончики пальцев…. Пойдем в комнату, - Том потянул брата за руку. Билл вздохнул и пошел следом.

Включив яркий свет, Том подтолкнул Билла на кровать. Сегодня как никогда хотелось ласки, нежности и спокойствия.

Билл лег на спину и сбросил с себя боксеры.

Том смотрел на него, стоя у края кровати, словно не решаясь на дальнейшие действия.

- Иди ко мне…, - прошептал Билл и протянул руки.

Том покорно лег сверху, сжав своими ладонями его пальцы. Завис в паре сантиметров над его губами и снова не отрываясь, стал смотреть на него.

- Ну что с тобой такое? – не выдержал младший и потянулся вверх, нетерпеливо захватив губами губы брата. Том ответил на поцелуй, выпустив свой язык в его рот. Закрыл глаза и, наконец, расслабившись, полностью лег на Билла. Тяжесть тела приятно давила сверху, вжимая в мягкую кровать.

Том почти невесомо целовал его тело губами, иногда всасывая нежную гладкую кожу.

- Как же я хочу, чтобы ты был со мной… вот такой, как сейчас… мой любимый…

Билл раздвинул ноги и обхватил ими Тома. Все тело дрожало, будто они делали это впервые.

- Выключи свет…

- Нет, я хочу смотреть на тебя. На твое тело, на твои губы, на твои чувства, - шептал Том, продолжая целовать всё тело, не упуская ни одного сантиметра горячей кожи.

Оторвавшись на секунду и освободившись от лишней одежды, Том снова лег на брата и, опустив руки вниз и раздвигая ягодицы, стал нащупывать его проход. Через мгновение пальцы скользнули внутрь, где было невыносимо горячо и влажно.

- Пожалуйста… охх… пожалуйста… Том…

Билл, закрыв глаза и дыша уже ртом, начал двигаться под братом, стараясь почувствовать его пальцы в себе как можно глубже.

Том обрывисто целовал его в шею, а второй рукой зажал его волосы почти у самых корней. Его собственное возбуждение уже невозможно требовало вырваться наружу, поэтому он быстро сменил пальцы на свой отвердевший член.

Стоны и вскрики заполнили комнату и, отражаясь от безупречно гладких стен, возвращались эхом в голову. Том двигался до самого предела и пристально смотрел на лицо брата: на его закрытые глаза, на морщинки на лбу и между бровей – то ли от боли, то ли от наслаждения, на его приоткрытый рот и пересохшие от страсти губы…

Не хотелось, чтобы эти минуты отсчитывались секундами и бесследно исчезали в вечности, как и все другие. Сейчас, в это мгновение было слишком много любви, слишком много желания, слишком много счастья. Если бы можно было выбирать момент, в который будешь умирать, то вот эта секунда и стала бы избранной.

Движения резко ускорились и углубились, частота увеличилась и, впившись худенькими пальчиками в такие же худенькие ягодицы брата, Том кончил.

Рухнув почти без всяких сил рядом с ним, он положил руку ему на грудь и повел ее вниз, щекоча кончиками пальцев чувствительную кожу. Последовав за рукой, Том сполз к паху брата и взял его член в рот, сильно сжав губы. Билл все так же дрожал, вцепившись вспотевшими ладошками в простыню. Он стал двигать бедрами навстречу движению рта Тома. Мир завертелся. И воздух прекратился. Эти влажные прикосновения языка, губ и порой самого горла возносили так высоко в самые райские небеса, что Билл забывал дышать.

Сбившееся дыхание, перемешанное с несдерживаемыми стонами – вот все, что осталось от него в тот момент. Еще одно касание головки самого горла и теплая сперма заполнила рот Тома.

Как бы не хотелось глотать, но, пересилив себя и все свои ощущения, он сделал это, стараясь морщиться как можно более незаметно, и в этот момент укорил себя сам за то, что не выключил свет. Но эти терзания были напрасны – Билл, все так же лежал с закрытыми глазами, лишь расслабив руки и отпустив простыню.

Том лег рядом. И снова стал разглядывать его, едва заметную улыбочку и слезы в уголках глаз.

- Том, я хочу попросить тебя кое о чем.

Билл повернулся и открыл глаза.

- О чем?

- Оставь меня, пожалуйста.

Том встряхнул головой.

- Что? Я не…

- Ты можешь пойти спать в свою комнату?

- Билл…. Я сделал что-то не так? Может я…

- Нет, - перебил его Билл и ласково провел рукой по щеке. – Просто я очень хочу выспаться, а когда мы спим вместе, я не высыпаюсь.

Том смотрел в его глаза. Чувствовал теплые пальчики на своей щеке, и даже слышал его дыхание.

- Ну ладно, если ты так хочешь. Ты уверен, что все в порядке?

- Да, Том, все нормально. Я просто на самом деле хочу, чтобы мы оба отдохнули.

Том слез с кровати и, выключив свет, сказал:

- Спокойной ночи.

- Том?

- Что?

- Я люблю тебя.

Том уже в темноте снова залез на кровать и, на ощупь найдя губы брата, нежно поцеловал.

- Я тоже люблю тебя, - ответил он и, встав с кровати, вышел из комнаты, аккуратно закрыв за собой дверь.

Билл повернулся на бок, поджав ноги к животу и, крепко зажав рот ладонью, заплакал.

*****

Билл валялся в кровати, накрывшись одеялом с головой. На часах было десять часов вечера.

- Ну что, ты решил?

- Решил.

- Значит, вставай и собирайся.

- Я решил, что не пойду.

Том даже открыл рот от удивления. Подошел к кровати и резко попытался стянуть одеяло с ленивого братца, но тот цепко схватил его и не позволил это сделать.

- Биииилл!! Ну, пойдем! Мне будет чертовски скучно без тебя, - капризно протянул Том.

- С каких пор ты действуешь моими методами? – в лоб спросил Билл, снова натянув одеяло на голову.

Том просто опешил: во-первых, Билл в коем то веке сам добровольно не хочет идти на вечеринку, во-вторых, не капризничает, а в-третьих, что поразило больше всего – слишком уж здраво и рассудительно с ним разговаривает. Черт… это точно Билл, там, под одеялом???

- Эй… что с тобой? – совсем тихо спросил Том, присев на край кровати и положив руку на его плечо, накрытое мягким одеялом. Билл даже вздрогнул от этого прикосновения. – Билл…

- Том, просто мне нехорошо. Поэтому нет никакого настроения куда-то идти, вот и все, - пробубнил Билл из-под одеяла.

Том нахмурился. Вся эта недосказанность и непонимание происходящего не давала Тому спокойствия с сегодняшней ночи, когда Билл его просто вытурил из комнаты к себе. Такого еще ни разу не происходило.

- Ладно. Как хочешь. Если что – я буду у себя.

Билл вылез из-под одеяла и удивленно посмотрел на брата.

- Ты что, никуда не пойдешь?

- Нет. Я не хочу идти сегодня без тебя. А лучше всего я останусь прямо здесь, с тобой, в этой кровати.

Билл резко сел и как-то испуганно вцепился глазами в Тома.

- Но почему? Ведь ты так хотел пойти. Да и ребята расстроятся…, - начал Билл.

Том немного сощурил глаза, даже не пытаясь скрыть своей настороженности.

- Почему ты так реагируешь?

- Я нормально реагирую. Просто, зачем тебе оставаться со мной, если ты можешь повеселиться в клубе.

- Я хочу повеселиться с тобой, - сказал Том и залез с ногами на кровать. Билл немного отодвинулся, будто испугавшись. – А ты хочешь?

- Том… пожалуйста…

- Ночью ты говорил мне то же самое, - сказал Том, придвинувшись к Биллу вплотную и обняв его за шею руками.

- Том, не надо. Я не хочу…, - жалобно простонал Билл, пытаясь высвободиться из объятий брата.

- Зато я хочу. Ммм? – Том старался вести себя как можно похабнее и наглее. Вызывая тем самым брата на правду и настоящие чувства, которые он пытался спрятать. Он резко просунул руку в его трусы и крепко сжал член.

- Не надо… Том, пожалуйста… только не сегодня… Том…, - голос Билла дрожал, а сам он уперся руками в его плечи, пытаясь оттолкнуть.

- Ты что, не любишь меня? – грубо спросил Том, начав движение рукой в трусах брата.

- Том… я люблю тебя… я люблю тебя больше всех, но…

- Если любишь, то давай трахнемся сейчас… сейчас же, - Том жадно впился губами в рот Билла, но тот не отреагировал, лишь отрицательно замычав в ответ.

- Умоляю, Том… не надо…, - Билл, сдавшись, совсем обмяк под давлением брата и зарыдал во весь голос.

Том оттолкнул его и вскочил с кровати. Его брат, безвольно опустив плечи и руки, сидел и плакал изо всех сил, всхлипывая и дергаясь.

- Мать твою… что происходит??? Отвечай! Что с тобой происходит??? – заорал Том, но Билл лишь еще сильнее заплакал.

Не в силах смотреть на его состояние, Том снова сел на кровать и обнял его. Тот вцепился в него как в спасательный круг, который бросают утопающим.

- Малыш, успокойся. Я прошу тебя, не плачь, - Том шептал Биллу прямо на ухо, поглаживая его по спутанным от долго сна волосам. – Ведь у тебя будут завтра красные глаза. А они у тебя такие красивые. Билл, пожалуйста, не плачь. Я люблю тебя. И я всегда-всегда буду с тобой. Я всегда-всегда помогу тебе. Малыш…

*****

****

- Для нас было очень важно принять участие в этом благотворительном концерте по поддержке детей, больных лейкемией. Это совершенно необычное чувство, когда понимаешь, что своим творчеством, своими песнями можешь помочь больным детям, подарить им улыбки, самые чистые искренние эмоции, - как всегда завораживающе говорил Билл, попутно же его внимание от болтовни отвлекала прическа ведущей. «Такие прямые волосы… наверняка щипцами выпрямляет».

- Да, это было для нас впервые! Это совершено другие ощущения, чем на обычном концерте. Здесь мы не просто пели и играли, а всем сердцем желали помочь этим маленьким больным детям, - сказал Том и посмотрел на рядом сидящего брата.

- Я после этого концерта почувствовал себя невероятно одухотворенным, - начал снова говорить Билл. «Цвет не очень красивый… отливает каким-то красноватым оттенком… черт, но волосы такие гладкие… не верится, что такие бывают».

«Билл, что ты несешь? Перед тобой сидели умирающие лысые дети, а ты себя одухотворенным чувствовал. Вот дебил!» - Том не сводил глаз с брата, не спуская с лица умиленной улыбочки.

Затем журналистка на удивление братьев задала вопросы Георгу и Густаву. В конце интервью Билл все же выхватил микрофон из рук гитариста.

- Я рад, что смог помочь, что смог сделать мир немного добрее и счастливее, - заключил он.

«Хоть сквозь землю провались… пиздец… ты моя мисс Америка… где ты набрался этой пошлости, которую несешь?» - Том перевел глаза на журналистку. «Милая девушка. Такие становятся хорошими подругами. Нет, не девушками, а именно подругами. С которыми можно быть самим собой и не выпендриваться, набивая себе цену в ее глазах. Такие как она – все понимают, все видят, все принимают. Они, как братья. Тьфу…ну и логика у меня… Билл прикурит от этих умозаключений… черти что…. Эта его вчерашняя истерика совсем свела меня с ума. Слава богу, что сегодня с самого утра он ведет себя, как ни в чем не бывало. Что там вчера с ним случилось и что он себе надумал? Я его никогда не смогу понять…»

*****

*****

- У Йорки волосы блестят сильнее, чем у меня…. Вот черт…, - промямлил Билл на ухо Тому, сидя рядом с ним на диване и поглядывая на Георга, капающегося в углу номера в своем чемодане.

«Где же были мои мозги, когда я ляпнул ему об этих чертовых волосах? Неужто в той же жопе, где и его мозг??? Ой *лядь… с кем поведешься…»

- Томми, я не зна…

- Георг, ну что, нашел? – перебил Том брата. Билл на это недовольно засопел и сжал губы.

- Нету у меня этого диска. Может Густав забрал? Спросите у него.

Билл встал с дивана и направился к двери, по пути невнятно бросив:

- Извини за беспокойство, Йорки.

Когда дверь довольно-таки громко захлопнулась, Листинг удивленно посмотрел на Тома.

- Каулитцы, вы когда-нибудь прекратите свои хреноватенькие, по правде говоря, выяснения отношений? За*бало уже даже меня. Как вы живете?

Том вздохнул. В данный момент не хватало еще наставлений гитариста, если честно. Одного Билла хватает до истерии.

- Йорки, извини за беспокойство. До вечера, - сказал Том и тоже вышел из номера.

*****

*****

Билл почувствовал, что от услышанного внутри вдруг стало пусто.

Уже несколько месяцев адской боли, две недели неопределенности, три дня страха – и вот он, результат. Ненавистный. Отвратительный. Мерзкий.

Билл не чувствовал своего тела. Казалось, это сидел кто-то посторонний, будто едва знакомый. А сам он смотрит на него со стороны: широко распахнутые глаза, бледное лицо, ладони, до белизны прижатые друг к другу. Не было видно даже то, как двигается его грудная клетка, будто он и вовсе не дышит.

Мужской голос заставил встряхнуть головой и развеять видение:

- Поверьте, что я понимаю, каково вам.

- Вряд ли…, - едва слышно сказал Билл.

- Билл…, - Дэвид, сидящий в соседнем кресле потянулся и взял его за руку. Что говорить дальше он и ума не мог приложить. Он, мать его, оказывается не всесилен, как ему казалось прежде. Он превратил не очень-то особенных и сверхталантивых детей из восточного городка в кумиров целого поколения. Сделал их мечтой, положил к их ногам половину Европы. Благодаря нему они заработали уже столько денег, сколько большинство добропорядочного населения за всю жизнь не успевает заработать. Он решал ВСЕ проблемы. Любыми способами. То, что не покупалось за деньги, покупалось за большие деньги. То, что не отдавалось просто так, вырывалось без объяснения причин. Он на самом деле верил, что может все. Оказалось, что отнюдь.

- Билл, послушайте, - продолжил доктор. – Новость без сомнения шокирующая и неожиданная. ОЧЕНЬ неприятная. Это сложно осознать, и еще тяжелее принять. В этом кресле перед вами за годы моей работы сидело много людей с точно таким же диагнозом.

- И сколько из них теперь может поговорить с вами, так, как это еще делаю я? – перебил его Билл.

- Не буду врать вам, Билл. Не много. Но не ищите такую статистику в книгах или в интернете. Правду вам не скажет никто. Вы лишь еще больше погрузитесь в страх. А этого делать ни в коем случае нельзя.

- Я не хочу умирать.

- Билл, не говори так. У нас еще есть время, – встрепенулся продюсер, крепче сжав холодную руку своего подопечного.

Билл посмотрел на Дэвида и совсем безразлично сказал:

- Это у ТЕБЯ Дэвид еще есть время.

- Билл, нужно найти в себе силы, чтобы бороться. В жизни возможно всё, - мягкий голос врача хоть и был полон уверенности, надежда Билла никак не хотела просыпаться.

- Когда будет операция? – спросил он доктора.

- Конечно, лучше сделать ее как можно скорее. Максимум в течение этого месяца. Смотрите сами, когда вы созреете на это решение. Но еще раз повторяю вам, что положительное решение в этой ситуации дает нам шанс спасти вас. Без операции же, я не дам гарантии, что вы проживете более полугода. Я не тороплю вас. Обдумайте всё. Взвесьте все за и против. Сами. Лично для себя. Примите свое собственное решение. Поверьте в него. В его правильность. Операция – это риск. Всегда. Даже самая невинная пластическая операция это риск. Всегда что-то может пойти не так. Но, в вашем случае, существует достаточный шанс выжить.

Дэвид смотрел на дрожащий подбородок Билла, готового вот-вот расплакаться. Он сильно впился своими нарощенными ногтями в его ладонь.

- Чудеса бывают, Билл. За мою долгую врачебную практику, поверьте, я видел многое. Я видел много слез, много отчаяния, много бессилия, много безнадежности. Не буду врать. Я видел много смерти. Я сам смотрел ей в глаза. Не раз. Но поверьте в себя. В жизнь, которая будет ждать вас после операции. Представьте ее себе. Представьте, что сделаете самое первое, когда вылечитесь. Думайте о том, куда поедете, что купите себе, с кем будете проводить свое время. Представьте себе всё до самых мелочей. Верьте в свою жизнь. Верьте, и она вас не оставит. Не прощайтесь с ней сейчас.

По щекам Билла потекли слезы. Он закрыл рот рукой и зарыдал. Дэвид поднялся с креста и обнял его, встав на пол на колени.

- Малыш, прекрати. Мы всё переживем. Мы победим эту чертову опухоль. Мы вместе всё-всё переживем. Слышишь? – Дэвид шептал на ухо трясущемуся от рыданий Биллу.

- Я тааааааааак не хочу умирать, Дэвид…., - простонал Билл, сильнее вжимаясь в продюсера.

- Держите свою жизнь в руках, Билл. Не отпускайте ее. Она с вами. Сейчас. И будет потом. Верьте в свои силы. В то, что у вас непременно все получится. Ведь вы уже доказали и самому себе и половине мира, что силой характера и верой можно добиться всего, о чем желаешь.

- Ты не умрешь, слышишь? – Йост отстранился от него и, обхватив лицо руками, посмотрел ему в покрасневшие глаза. – Мы потратим все возможные и невозможные деньги, мы привлечем самых лучших врачей, мы добьемся самых лучших условий. И ты не умрешь! Мы вместе. Мы никогда не оставим тебя.

Как хорошо и легко раздавать обещания другим. Когда над тобой не висит смерть. Когда ты свободен от ее паутины, оплетающей тебя. Когда у тебя не дрожат пальцы от бессилия. Когда надежда, чертова надежда, хоть самая крошечная, хоть игрушечная никак не хочет проникнуть в сердце.

Как сказать о происходящем Тому? И как он отреагирует? Быть может, он не просто будет любить, но, наконец, станет делиться своей любовью? Перестанет хранить ее глубоко в себе, но и покажет ее. Вынесет на свет, от чего она засверкает ярче самых идеально ограненных бриллиантов?

- Я клянусь, что ты будешь жить, веришь?

Слезы все еще текли по щекам, но он даже усмехнулся последним словам Дэвида.

- Ты дурак, Дэвид Йост. Ты не бог, чтобы делать такие заявления, - всхлипывая, прошептал Билл. Заложенный нос от слез, красные мокрые щеки, вспухшие глаза и дурашливый шепот заставили Дэвида улыбнуться. Билл вздохнул и вытер щеки ладонью.

- Доктор Штайнберг, я позвоню вам завтра и скажу, что я решил. Мне нужно посоветоваться. С братом.

*****

*****

- Знаешь, мне уже надоело разыгрывать из себя дуру и полную истеричку.

Том сделал удивленное выражение лица. Это что-то новое. Просто невъ*бенно новое.

- С чего бы такие разговоры, Билли?

- Трахни меня, а?

Том приподнялся на локтях и посмотрел на брата.

- С тобой сегодня творится что-то странное? Не заметил? Да и вообще, последние пару недель.

- Хватит трепаться без толку. Я, кажется, сказал, чего хочу. Что за ненужные вопросы? И вообще, с каких пор тебя волнует то, что со мной происходит?

- Стоп! Что за разговор? – Том сел на кровати. В комнате уже не горел свет, они легли спать. – Что значит «с каких пор»? Меня всегда это волновало, волнует и будет волновать. Ты мой брат. Я, между прочим, если ты вдруг забыл, люблю тебя.

- Ну и мастер же ты попи*деть! Делом займись, Том, делом…, - Билл стянул с себя боксеры и бросил их на пол. Том проводил их взглядом. Тут же к ним полетели и его боксеры. Слез с кровати и стал искать в сумке смазку.

- Давай так, ммм?

- Ладно, – согласился Том. – Тебе точно не будет очень больно?

- Мы что, в первый раз, что ли трахаться будем? – усмехнулся Билл.

Сейчас меньше всего хотелось жалости. Том еще ничего не знает и всё будет по-настоящему. Без сожаления и без страха.

Том бросил сумку и залез на кровать.

- Ложись. Я хочу сверху.

Том лег на спину, немного раздвинув ноги. Билл наклонился к его члену и обхватил ладонью. Двигал по нему, пока не довел до возбужденного состояния.

Сел сверху и, уперевшись одной рукой ему в грудь, стал опускать бедра, насаживаясь на его член, помогая себе в этом второй рукой. Было медленно, но уже давно не больно. Просто приятно.

Сев на Тома полностью, он немного сжал мышцы от ощущения, как же все-таки ох*енно, когда он так глубоко внутри. Не важно, что реально «так глубоко» там ничего не чувствуешь, что все ощущения сконцентрированы в самом начале, а там, внутри, ничего особенного. Просто осознание того, что он всадил тебе до самых яиц невероятно возбуждает и внутри точно щелкает какая-то зловещая кнопочка.

Билл начал медленно двигаться вверх-вниз, упираясь руками в грудь Тома, пока тот не стал дышать уж слишком тяжело.

- Ты можешь быстрее? – просипел он.

- Думаешь, так легко скакать сверху?

- Ты МНЕ будешь это рассказывать? – усмехнулся Том. – Я просто спрашиваю.

Хоть постоянно напрягать не очень-то натренированные мышцы ног и опираться на колени было очень тяжело, Билл всё же постарался ускориться. И только, почему-то сейчас до него дошло, почему ему так часто болят колени.

Билл убрал руки с груди Тома и оперся ими о его руки, согнутые в локтях. Казалось, он трахается на весу. Руки Тома дрожали в его руках. Вдруг Том резко расслабил их и развел в стороны. Лишившись опоры, Билл, шлепнувшись задницей о Тома, сел на член до конца.

- Ооооохххх…. Тоооом… что же ты творишь…

- Здорово, да?

Биллу было не то, что здорово, а ох*енно. Казалось, член в его заднице по самое горло. Было так хорошо, что невозможно было дышать.

- Давай ещё, - попросил Билл. Том поднял руки, и Билл снова сцепил их ладони, всем телом опираясь на подрагивающие руки брата.

Он двигался на нём, постоянно ожидая, что Том снова отпустит его, от чего член снова проникнет в него на самую максимальную глубину.

- Аааааххх… мммммм…., - Билл запрокинул голову назад и вдавил уже расслабленные руки Тома в кровать. – Где ты узнал об этом?

- Это так важно сейчас – где? Может, хочешь ещё?

- Да, - сразу же ответил Билл. Вроде бы он был сверху и контролировал ситуацию, полностью выбирая и скорость, и темп, и глубину. Но это просто сногсшибательное чувство, когда ждешь и не знаешь, когда именно получишь такой сюрприз.

В жизни ещё столько не узнано. Не испытано. Не прожито. Неужели это всё так и останется лишь словами с приставкой «не-»?

Через минут десять не осталось уже вообще никаких сил. Том перевернул Билла на спину и вошел снова, продолжив свои движения в нем, и двигая рукой по его члену. Почему-то сегодня хотелось, чтобы Билл кончил первым. Причем тогда, когда он ещё будет внутри.

 

Билл резко повернул голову на бок и вдохнул. Мышцы стали быстро сокращаться, но Том продолжил свои движения как внутри него, так продолжив двигать рукой по члену, из которого всё ещё выстреливала сперма. Когда брат наконец-то выдохнул, Том медленно и аккуратно вышел. Лег на спину рядом с Биллом и, подрочив в минуту, кончил сам.

Когда Билл услышал его расслабленный вздох, то закрыл глаза и глубоко вздохнул. Сейчас он всё скажет. Еще один вздох и точно скажет. Но губы как назло, будто были склеены самым прочным клеем, никак не могли произнести то, что нужно. Сердце уже стучало возле горла и хотелось его проглотить, чтобы не слышать его громкие толчки, усиливающие и без того ужасную боль в голове.

Билл открыл глаза и уставился в потолок. Нет большего счастья, чем просто так лежать на кровати и смотреть в потолок. Дышать. Видеть. Чувствовать. Жить.

Он вдруг понял, что теряет своей нерешительностью время, такое дорогое сейчас для него. Быть может, это последнее время, отмеренное ему жизнью.

- Сегодня я не ездил на озвучку мультика. Я был в больнице. У меня злокачественная опухоль головного мозга, - голос не дрожал, но был бесконечно глухой. - Без операции мне осталось жить полгода. С операцией – удачный ее исход и вся жизнь впереди или сразу смерть. Не поднимаясь с хирургического стола. – Билл повернул голову в сторону брата. Даже в темноте он прекрасно видел выражение его лица.

Том сел на кровати и замотал головой.

- Неееееет, - протянул он, продолжая истерично дергать головой. – Нет, Билл. Это невозможно…. Что ты говоришь?

- Томографию мне сделали еще две недели назад. Три дня назад я сдал анализы. Сегодня мы с Дэвидом ездили за результатами. Мы надеялись, что всё обойдется. Поэтому я не говорил тебе раньше. Но ничего не обошлось. Я, черт побери, Том, умираю.

- Билл, - прошептал Том и, потянув брата к себе, обнял. Билл безвольно опустил руки, не обнимая его в ответ. Просто положил голову ему на плечо и продолжил тихо говорить.

- Из-за этого я истерил последнее время. Из-за этого иногда отказывался от секса с тобой. Из-за этого мои волосы стали блестеть не так, как раньше, - на последней фразе Билл грустно усмехнулся. - Просто мне так сильно болит голова, что кажется, лучше отрубить ее собственными руками, чем терпеть эту боль. Раньше это было периодически, но сейчас боль постоянная. С каждым днем лишь усиливается.

Тому хотелось заорать, а потом разреветься. Слезы и так уже текли по щекам, но хотелось не сдерживать их, а всхлипывать в голос и дрожать всем телом. Выпустить всю ту мерзость, собравшуюся внутри от услышанного.

Где-то глубоко-глубоко в сердце всё еще мимолетно порхала надежда, что Билл шутит. Что это просто дурацкий трюк, умело разыгранный братом, чтобы отомстить ему за его порой черствость и бесчувственность.

- Том, я так не хочу умирать.

После сказанной фразы, Том сильнее прижал брата к себе, поняв, что шутками здесь и не пахнет.

Он никак не мог осознать, что Билл, его веселый, капризный и полный жизни брат может оставить его навсегда. Просто однажды зайти в белоснежные больничные двери и уже не выйти оттуда. Или просто однажды не проснуться. Том откроет глаза, поцелует его, а брат не ответит.

От этих мыслей его передернуло.

- Билл, ты не умрешь. Этого просто не может быть. Это НЕВОЗМОЖНО.

Билл ничего не сказал, лишь обнял наконец-то Тома.

*****

*****

- Том, я перестал писать песни… чего-то меня это напрягает…

- Ээээ…. А ты что, раньше их писал? С каких пор ты поменял фамилию на Йост-Хоффман-Рот-Бензнер?

Билл с укором посмотрел на брата. Том уже было решил, что сейчас будет очередной скандал, и ему даже стало стыдно за сказанное, но совершенно неожиданно Билл засмеялся, бросив в него подушкой, и навалился сверху, начав щекотать.

Том вырывался, задыхался от смеха и всё же не отрывал глаз от брата. Его такая знакомая улыбка, раскрасневшиеся щеки, усмехающиеся блестящие глаза, теплое дыхание никак не могли соотнестись с тем фактом, что этот человек на самом деле умирает. Что что-то отнимает у него жизнь, подло выкрадывает минуту за минутой. Вот он здесь, щекочет, заливается смехом, совсем близко, его длинные волосы касаются лица Тома. А уже завтра всё это может исчезнуть. Остаться одним лишь воспоминанием, которое будет разъедать мозг, как ржавчина металл.

Они свалились с дивана на пол и громко засмеялись. Билл глубоко дышал ртом. Ну и что, что от усилившегося сердцебиения, кровь, толкающаяся в сосудах, казалось, взрывалась, разрывая их тонкие стенки, причиняя сумасшедшую боль. Скоро это закончится. При любом исходе.

Главное, Том рядом. Том любит. Том вместе.

- Сегодня я обещал позвонить доктору.

Том повернулся к брату, и улыбка исчезла с его лица. Он не хотел этого, просто так получилось. Это было не в силах – улыбаться смерти в глаза. Том передернул плечами от собственных мыслей.

- Уже?

Билл кивнул.

- Я хочу скорее вернуть свою прежнюю нормальную жизнь.

- Ты выбрал операцию, да, - Том скорее констатировал факт, чем задал вопрос.

- Да, - Билл тоже повернулся к Тому лицом. – Я очень надеюсь, что сделал правильный выбор. Очень надеюсь.

- Я уверен, что это так. Я чувствую, что с тобой всё будет хорошо. Дай сюда, - Том взял руку Билла и прислонил ее к груди слева. – Слышишь? Оно стучит мне о том, что после операции, когда ты откроешь глаза, ты посмотришь на меня и улыбнешься. Слабо, устало, обессилено, но улыбнешься. Я поцелую тебя в уголок губ. И скажу, что всё хорошо. Что у нас ещё вся жизнь впереди. Что тебе больше не будет больно. Что ты больше не будешь плакать. Что тебе больше не будет страшно, - Том отвел глаза и быстро заморгал, чтобы не заплакать.

- Том?

- Ммм?

- Всё будет именно так, как ты сказал, - Билл осторожно улыбнулся. – Давай я сейчас позвоню, а потом мы что-нибудь приготовим покушать? Вместе.

Том вздохнул. Скажи ему об этом Билл еще вчера утром, он бы просто проигнорировал его и захотел вставить свой член ему глубоко в рот, чтобы избавить его голову от таких милых мыслей. Но сейчас всё изменилось. Вдруг и резко. Теперь он сам готов был запрыгать от радости, как раньше это сделал бы Билл, получив на свою просьбу приготовить ужин вместе от Томом положительный ответ.

- Конечно, - заулыбался Том. – Конечно. А хочешь, я позвоню врачу?

Билл встал с пола и помог подняться брату.

- Нет. Я сам. Иди пока что на кухню и открой нам вино, ладно?

- Ладно.

*****

*****

Билл открутил крышку и бросил ее на стол. Гадливо понюхал растворимый кофе и недовольно сощурился. Только что он, видимо, сломал кофемашину, потому что вначале она не реагировала на нажатие кнопок. Вначале на легкое нажатие. Потом на резкое и сильное нажатие. Потом на нервное нажатие. Потом на удары кулаками со всей злости. А потом оказалось, что провод не был включен в розетку. А так как что-то странно хрустнуло ещё до обнаружения этой досадной глупости, то уже и подключенная к электричеству кофемашина отказалась работать.

Билл насыпал три ложки кофе в кружку и залил только что вскипевшей в чайнике водой. Сел. Гадская кофемашина напротив так и просила врезать ей ещё разок.

На кухню зашел Том. На нём были одни боксеры. Он мило улыбнулся брату и потянулся, от чего на груди повыступали тонкие ребра, резко топорщась под загорелой кожей.

- Подай мне молоко.

Том открыл холодильник и влез туда чуть ли не головой. Подал Биллу пакет и снова стал разглядывать содержимое на наличие чего-нибудь более-менее подходящего на завтрак. Бутылка белого вина, бутылка шампанского, десять ровно, просто идеально составленных друг к другу пакетов сока из красных апельсинов, ещё один пакет молока и непонятно что делающая в холодильнике пачка макарон.

Том скептически сжал губы и захлопнул дверцу.

- Может, закажем еду, а?

- Я не хочу. Заказывай себе, - безразлично сказал Билл, вытирая пролитое им мимо кружки молоко. Он бросил салфетку в раковину и снова сел за стол.

- Да ладно. Кофе выпью. А поедим потом, по дороге. Хорошо? – спросил Том, подставляя свою пустую чашку под носик кофемашины. Билл молча смотрел на бесполезные попытки брата включить этот чертов аппарат. – Чего-то не пойму…

Билл поднял дрожащей рукой кружку и сделал глоток. Гадость.

- Она сломалась, Том. Не тискай её так, - наконец отозвался Билл. Том недоверчиво посмотрел на брата, потом снова на кофемашину, потом снова на брата. Между этими двумя явно что-то произошло, о чём Том не знал. – Обычный заварить?

Том сел напротив Билла и согласно кивнул.

Билл встал со стула и, подойдя к стойке, стал насыпать кофе. Рука всё ещё дрожала. Нервы никак не хотели успокаиваться перед поездкой в больницу на консультацию. Билл залил кипяток и, поворачиваясь, задел открытую банку локтем. Она громко ударилась о пол и разбилась. Кофе разлетелось по плитке.

- *ляяяяяяяяяяяяяядь!!!! – заорал Билл и тут же выронил кружку кофе для Тома. – Ну что за дерьмо? – Билл отскочил в строну, чтобы брызги не попали на новые джинсы. Но они попали.


Дата добавления: 2015-08-27; просмотров: 33 | Нарушение авторских прав




<== предыдущая лекция | следующая лекция ==>
ТВИН ПИКС: СОВЫ НЕ ТО, ЧЕМ ОНИ КАЖУТСЯ 11 страница | 

mybiblioteka.su - 2015-2024 год. (0.15 сек.)