Студопедия
Случайная страница | ТОМ-1 | ТОМ-2 | ТОМ-3
АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатика
ИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханика
ОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторика
СоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансы
ХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника

Боги и богини малоизвестные и вымышленные

Читайте также:
  1. Амбивалентность маятника: эго неэффективно, когда соперничающие богини борются за господство
  2. Архетип богини-девственницы
  3. Боги и богини
  4. Богини как архетипы
  5. БОГИНИ КАК ВНУТРЕННИЕ ОБРАЗЫ
  6. Величание Богини Ночи

 

О некоторых славян­ских богах и богинях, к сожалению, неиз­вестно ничего или почти ни­чего, кроме имен и мест по­клонения. Об их функциях, родственных связях, даже о значении их имен можно лишь догадываться. Таковы плоды истребления «просве­тителями» памяти о богах славян.

В хронике Вацлава Гаека говорится о почитании чеш­скими князьями и княгинями ряда богинь. Сведения его очень скупы и лишь немного дополняются чешским историком Я. Ф. Гаммершмидтом (1659—1735). Следует заметить, что в легендарной истории Чехии большую роль играют ве­щие княгини, жрицы, амазонки. Вполне естественно и большое значение в столь матриархальной стране куль­тов богинь.

Знаменитыми волхвинями были три дочери князя Крока: Казн — знахарка и прорицательница, Тетка — жрица и учредительница обрядов, Либуша — княгиня и проро­чица, «сивилла чехов». Тетка основала священный город Тетин, а рядом, на горе Поглед,— капище богини Климбы. На этой же горе жрица была погребена, и на поминках по ней (в 9-й день) ее муж принес обильную жертву этой богине. Имя Климбы родственно слову klimbati — «дре­мать», «качаться». По Гаммершмидту, идол ее был камен­ный, в каменной короне, со щитом в левой руке и золотым копьем в правой. Очевидно, это была богиня сна, ночи (возможно, луны) и войны. Не тождественна ли она Де-ване или Моране?

Богиня Дирцея и бог Зелу помогли Пржемыслу, мужу Аибуши, одолеть амазонок Власты. Как уже говорилось, эта божественная пара может соответствовать Моране и Даждьбогу.

Князь Незамысл и княгиня Лидомира почитали богиню Красатину, соответствующую, видимо, Красопани-Ладе. Княгиня Банка узнавала волю всех богов через посред­ство богини Кигалы. Больше об этой вестнице богов ни­чего не ведомо.

Князь Вехослав из Клатова почитал богиню войны Клювину и поставил ей святилище с серебряным идолом-ора­кулом. О ней известно лишь по Гаммершмидту. Она также может быть ликом Мораны или Деваны (серебро — ме­талл луны и загробного мира).

Княгиня Людмила, будущая крестительница Чехии, по­клонялась богине Кросине. Эта богиня, чей золотой идол был перелит в статую Богоматери,— также ипостась Лады (см. выше).

О божестве Бода, почитавшемся на Лысой горе в Поль­ше вместе с Ладой и Лелей, уже говорилось. Возможно, это — перенятый у германцев Водан.

Божество Подага имело свой храм и идола в Плуне, в земле вагров. Только это и сообщает о нем Гельмольд. Исследователи чаще всего отождествляют это божество с польской Погодой.

«Сага о Книтлингах» именует кореницкого Поренута «Турупит». Это напоминает эстонское божество «Тарапи-та», о котором говорит хронист Генрих Латвийский (XIII в.). Последний, однако, не понял эстонского выражения «Таарепи, та!» — «Таара, помоги!» Карело-финский Таа-ра, Туури — бог неба и грома. Не отождествляли ли с ним руяне Поренута? Или датский автор просто перепутал сла­вянского бога с финским?



Та же сага говорит о боге Пизамаре, почитавшемся в Яс-мунде на Руяне. Это имя исследователи толковали по-раз­ному: «Бесомир», «Бесомор», «Позмор» (то есть бог мо­ря), «Печимир» («пекущийся о мире»). Не ясно, был ли это бог смерти (Чернобог?) или, наоборот, добрый бог, защит­ник людей от бесов. Вряд ли, впрочем, капище Чернобога могло существовать не в карпатской глуши, а на густонасе­ленном Руяне, недалеко от Арконы — твердыни Святови-та. Скорее здесь можно предполагать какую-нибудь мрач­ную ипостась Даждьбога.

Бог Годраг (или Гонодраг) почитался в Зверине (Шве-рине) у бодричей. Церковники велели славянам вместо него почитать св. Годегарда (руководствуясь, видимо, сход­ством имен). Об этом сообщил продолжатель Гельмольда Арнольд.

Лужицкие историки XVIII в. Френцель и Кнаут ут­верждали, что в городе Цейц (южнее Лейпцига) славяне почитали богиню-мать Цицу (чеш., польск. и луж. сус — «женская грудь», рус. «титька», укр. «цицька»). Ее храм здесь якобы существовал при Карле Великом. Лужичане, однако, называют Цейц не «Циц», а «Жич». А немецкая хроника XVI в. говорит о почитании Цицы в Аугсбурге и ее празднике 28 сентября, после жатвы.

Загрузка...

Аугсбург лежит в Баварии, далеко от славянских земель. Его римское название — Августа Винделиков. Быть мо­жет, немец-хронист спутал славян-венедов с кельтами-винделиками и перенес славянскую богиню за Дунай? Или, наоборот, лужицкие книжники перенесли к славянам чужой культ? Или же этот культ, как и некоторые другие, был общим для славян и германцев? Сама же Цица была, очевидно, одним из многих ликов Матери Мира.

Все рассмотренные до сих пор божества, по крайней мере, действительно почитались славянами. Но, к сожале­нию, по страницам популярной и неоязыческой литературы до сих пор странствуют «славянские боги», которых не по­читал никто и никогда. Своим появлением они обязаны, в лучшем случае, домыслам поздних авторов, в худшем же — бессовестному обману.

В 1550 г. в Тюрингии была найдена полая бронзовая фигурка толстого голого человека. Внутрь ее можно было залить воду, развести в нижней части огонь — и толстяк принимался с шумом извергать изо рта и отверстия в голо­ве дым и пар. В 1561 г. историк Г. Фабрициус счел фигур­ку идолом, изготовленным хитрыми жрецами, и окрестил ее «Пустериком». Полтора века спустя А. Френцель принял этого «идола» за лужицкого бога «Быстрика». На самом де­ле «Пустерик» был механической игрушкой XV—XVI вв.

Г. Шпонгольц, фабрикуя своих «приллвицких идо­лов», наносил на них имена славянских и балтских бо­жеств — Белбога, Радигоста, Живы, Прове, Перкунаса и др., а также римской Немезиды («Немиса») и герман­ского Водана («Вода»). Некоторых же богов литейщик измыслил сам. Среди них Числобог (с полумесяцем на плечах), Чернитра (дракон), Ипабог (с охотничьей сценой на спине и большим фаллосом). Числобог, очевидно, бог времени, а Ипабог — охоты. Имя и внешность последне­го явно говорят о знакомстве Шпонгольца со славянски­ми непристойными выражениями...

Числобог попал и в «Велесову книгу» Ю. П. Миролюбова. Там же в качестве славянских богов фигурируют индийские: Индра, Шива (Сивый), Вишну (Вышень), Кришна (Крышень), Сурья, Дьяус (Питар Дый), Притхиви (Протева). Миролюбов по-дилетантски отождествлял язык и пантеон древних индийцев с общеиндоевропейским. Образы Сурьи-Солнца, Дьяуса-Неба, Притхиви-Земли, Индры-Громовника — действительно общеиндоевропей­ские. Но образы Шивы и Кришны сложились в основном уже в послеведические времена. В славянских же источни­ках все эти теонимы не встречаются (кроме Дыя и Индри-ка — Индры[41]).

Особое место в «Велесовой книге» занимает Матерь Сва-Слава — огненная птица. Она воспевает победы русов, зовет их в бой, но может и опустошить мир огнем. Этот об­раз напоминает и русскую Жар-птицу, и Матаришвана — индийского Прометея. Но нигде, кроме «Велесовой кни­ги», он, опять-таки, не встречается.

Древнерусские и общеславянские боги (Перун, Велес и др.) в «Велесовой книге» соседствуют с западнославянскими Триглавом и Святовитом. Кроме того, перечисля­ются десятки второстепенных богов, олицетворяющих ме­сяцы года, явления природы и человеческие дела (Ледич, Лютич, Ягодич, Озернич, Мыслич, Гостич и т. д.). Они нигде не известны, кроме этой книги и «фольклорных» записей ее «открывателя» (и только его!). Другие «ориги­нальные» боги в книге хотя бы соответствуют известным славянским божествам: Заребог — Ютробогу, Землебог — вероятно, Велесу, Перуница — Летнице, Яробог — Яри-ле и др.

Следует отдать должное литературному таланту Юрия Петровича, его искреннему патриотизму и бескорыстию. Но изучать славянское язычество по «Велесовой книге» нельзя, как нельзя изучать кельтскую старину III в. по «Пес­ням Оссиана», подделанным Дж. Макферсоном.

Среди украинских неоязычников популярны богини Слава и Дана. О богине Славе писал еще Ян Колар в XIX в. Дану же «извлек» в 1860 г. Галицкий историк Я. Головацкий из гуцульских припевов. Предполагают, что Слава была богиней войны, а Дана — воды. Да, «Слава!» было боевым кличем запорожцев. А «Дана» родственно иранскому корню don («вода», отсюда «Дон», «Днепр» и др.), а также именам двух богинь: индийской Дану (матери демонов-данавов) и кельтской Дану (прародительницы племени полубогов). Но, в от­личие от Лады, Лели и т. д., Слава и Дана ни в каких письменных или фольклорных источниках не выступают как богини и вообще человекоподобные существа. Так что существование таких богинь у славян — не более чем догадка.

Но, как видим, славянский пантеон достаточно богат и без сомнительных или вымышленных божеств.


Дата добавления: 2015-09-05; просмотров: 76 | Нарушение авторских прав


Читайте в этой же книге: Близнецы – всадники | Морана – богиня весны и смерти | Леля — богиня весны и жизни | Летница-громовница | Мара — губительница Перуна | Дзевана — лесная охотница | Симаргл — крылатый пес | Прове — бог правосудия | Ругевит и Поревит — боги лета и зимы | Две зари — утренняя и вечерняя |
<== предыдущая страница | следующая страница ==>
Обида, Карна и Желя — вестницы смерти| Славянские боженята

mybiblioteka.su - 2015-2021 год. (0.008 сек.)