Студопедия
Случайная страница | ТОМ-1 | ТОМ-2 | ТОМ-3
АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатика
ИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханика
ОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторика
СоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансы
ХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника

Глава 18. Я люблю терапию! 4 страница

Читайте также:
  1. Annotation 1 страница
  2. Annotation 10 страница
  3. Annotation 11 страница
  4. Annotation 12 страница
  5. Annotation 13 страница
  6. Annotation 14 страница
  7. Annotation 15 страница

- Она идет во всей красе
Светла, как ночь ее страны.
Вся глубь небес и звезды все
В ее очах заключены,
Как солнце в утренней росе,
Но только мраком смягчены.

Прибавить луч иль тень отнять
И будет уж совсем не та
Волос агатовая прядь,
Не те глаза, не те уста
И лоб, где помыслов печать
Так безупречна, так чиста.

А этот взгляд, и цвет ланит,
И легкий смех, как всплеск морской,
Все в ней о мире говорит.
Она в душе хранит покой
И если счастье подарит,
То самой щедрою рукой!

(стихи принадлежат перу лорда Джорджа Гордона Байрона в переводе Самуила Маршака, и, раз уж это классика, решила не вынуждать вас читать мои собственные потуги в переводе лирики, до Маршака мне – сами понимаете - как до… (придумайте сами), поэтому оставляю в таком виде, хотела прояснить лишь пару моментов. Первый – в строке «волос агатовая прядь» Дастин меняет одно слово на другое. В оригинале там «raven», то есть цвета воронова крыла, и он меняет это слово на «chocolate», то есть шоколадный. Думаю, причины никому пояснять не нужно. Второй – последняя строка стихотворения вынесена в название этой главы, и я перевела ее так, как нужно, но у Маршака, в угоду рифме, смысл последних слов оригиналу не соответствует, и, раз уж это название главы, я сочла необходимым сделать соответствующее пояснение – прим.пер.)
Да, после этого я вынуждена утонуть в нем. Блять, это были стихи о том, как невинна моя любовь! Кто бы устоял от того, чтобы наброситься на него после этого? Ради Христа, это были стихи лорда Байрона! Он с каждым разом становился все более привлекательным для меня, и теперь, сняв с его сердца еще один слой, я обнаружила кое-что, что погрузило меня в огонь!
Это так адски заводит – когда у тебя день рождения!

 

 

Глава 20. Не злите фей, исполняющих желания!

Мы лежали на животах на одеяле, подпирая головы руками и блаженно улыбаясь друг другу, обнаженные и влажные от сладкого пота - нам было жарко от огня, горящего рядом с нами. По ощущениям это напоминало маленькую сауну,… и ночное небо вовсе не казалось мне страшным. Возможно, в Нью-Йорке, торча с голой задницей на виду у всех, я бы испытывала настоящие приступы паранойи. Но я не чувствовала этого здесь,… с ним. Я чувствовала себя так, словно мир принадлежит только нам,… и мне нравилось это ощущение.
- Ты спишь? - я хихикнула, когда взглянула на его лицо, выражающее умиротворение,… и его закрытые глаза.
- Совсем нет, - он открыл их, улыбаясь мне, - Мы должны встретить самый важный день в жизни,… и мои часы говорят, что почти время… скоро полночь.
- Только не надо дуть в горны или в бумажные «шумелки», - я ухмыльнулась, глядя на него, когда наши ноги сплелись между собой.
- Никаких бумажных «шумелок», - он слегка покачал головой, вздыхая, - Только подарки для тебя.
- Подарки? - спросила я, и моим голосом завладел дух пятилетней девочки.
- Да, ПОДАРКИ, - передразнил он меня и рассмеялся, когда я почувствовала, что кусаю свою нижнюю губу.
- ЭТО твой день рождения, - добавил он, - Что бы я был за возлюбленный, если бы не подарил тебе хотя бы один подарок?
Я взглянула на него так, словно готова была съесть его прямо сейчас. Не то, чтобы я не пыталась сделать этого ранше.
- Что ты мне подаришь? - я прыгнула на него, изо всех сил играя роль той маленькой девочки, какую он хотел видеть во мне. И он только что сделал то, что каждый раз превращало меня в нее… подарки!
- Господи, да успокойся ты! - он хихикнул, удивленный моим поведением, - Ты что - никогда раньше не получала подарков?
- Иногда, - я пожала плечами, - Но не слишком часто. Рождество и дни рождения были для моего папы трудными праздниками… без мамы рядом,… чаще всего мне дарили… фотоальбом для семейных фотографий или что-то в этом роде.
- Черт, это отстой, - он снова с грустью посмотрел на меня и взял в руку часы, которые лежали перед ним на одеяле.
- Окей, почти время, - он сел и снова полез в сумку, - Закрой глаза, закрой их! Будь хорошей маленькой девочкой.
- Ладно, ладно! - я хихикнула, закрывая глаза,… ну, разве что, подглядывая одним глазком.
- ЭЙ! - он указал на меня, - Я вижу тебя, Салливан! Будешь подглядывать - не получишь подарков.
- Нет, нет! - я надула губы и прикрыла глаза руками, - Я не смотрю, видишь?
- Ладно, - он вручил мне средних размеров подарок,… немного тяжеловатый в придачу.
- АЙ! - я подпрыгнула, забыв о том, что я голая, сижу, и что мои груди подпрыгнут вместе со мной, когда я сделаю это.
Дастин просто наблюдал за ними с каплей извращенного удовольствия во взгляде, пока я разрывала зеленую оберточную бумагу на клочки, словно кошка, своими ногтями. Дастин рассмеялся над моим энтузиазмом,… и под бумагой я увидела коробку.
- Кеды «Конверс»…, - смущенно прочитала я на коробке, - Мужские.
- Открывай, - поторопил он, взволнованно наблюдая за мной.
Я открыла крышку коробки, ожидая увидеть там кеды,… но внутри оказался самый прекрасный кассетный диктофон, который я видела в своей жизни!
Я почувствовала, как слезы потекли из глаз и негромко взвизгнула,… аккуратно вынимая его из коробки,… рассматривая его прекрасный черный с серебристым корпус,… прикасаясь к кнопкам.
- Этот даже красивее, чем у доктора Питера, - сообщил он, пока я плакала, - Этот может записывать на протяжении 20 часов подряд, …и включается от звука голоса,… ты можешь сказать «СТОП», и он остановится, можешь сказать «ЗАПИСЬ» и он снова включится. Это - самый лучший. Тебе не нравится… Совсем не нравится… Я могу вернуть его!
- Нет, нет, нет! - я лила слезы как законченная плакса, едва способная говорить, прошептав ему после того, как вытерла слезы со щеки, - Мне очень нравится! Он такой… ООООООХХХ!
И я сжала его в своих руках,… чуть не выронив в процессе. Дастин поймал его и держал, пока я, рыдая, прижималась к нему, покрывая его всего поцелуями,… шепча ему, что я люблю его снова и снова…
- Ух ты, тебе нравится подарок номер один! - он обнял меня и поцеловал в ответ, почти как ребенок, которому сделали добро. Он раскачивал меня из стороны в сторону, счастливо двигаясь, словно в танце, в моих объятьях.
Подарком номер два была большая коробка кассет для диктофона. И я не смогла прекратить плакать.
Затем настала очередь подарка номер три,… и он заставил меня рассмеяться. Это была пара книг, одна называлась «Психология для «чайников»,… вторая - «Пограничные расстройства личности для «чайников». Это было так здорово, что я смеялась сквозь слезы, которые текли у меня по лицу.
- Видишь, тебе вообще не нужно ходить в колледж, - он улыбнулся мне, вытирая слезы с моих щек, - Тебе просто нужно прочитать эти книги и будешь все знать. Хотя в магазине не было книжки «Как вести себя с парнями, которые были в рабстве. Пособие для «чайников». Пока, во всяком случае. Полагаю, тебе следует написать такую.
Я снова обрушилась на него с поцелуями, показывая ему тем самым, как я его люблю,… но он прервал меня прежде, чем это затянулось, желая вручить мне подарок номер четыре.
- Ты совсем с ума сошел? - я моргнула и почувствовала, как слезы с новой силой хлынули из глаз, и я вытирала лицо, когда он вручил мне коробку в голубой обертке.
- Этот я не покупал, - он улыбнулся, - Я сделал его сам, своими собственными маленькими руками…
- Оуууу…, - я разорвала обертку, не в силах ждать, чтобы увидеть, что там.
Я сняла крышку с коробки, на которой было написано, что это картофелечистка и рассмеялась над тем, какие забавные коробки он выбирает, чтобы я до последнего оставалась в неведении относительно содержимого, …и я убрала от лица бумажную салфетку, чтобы увидеть, что внутри,… а затем громко охнула.
- Дастин! - я почувствовала, как слезы снова потекли.
- Это то, что я обещал тебе…, - он наблюдал за моим лицом, когда я уставилась на коробку, касаясь содержимого трясущимися пальцами, - Я знаю, что в один прекрасный день,… скоро,… у тебя будет свой офис, …и ты спасешь многих так, как спасла меня. Я знаю - ты думаешь, что я зову тебя доктором Николь в шутку, …но… это не шуточный подарок,… и если тебе он нравится, возможно, ты поставишь его на свой рабочий стол,… или однажды повесишь на стену. Это будет что-то сродни шляпам доктора Питера… милый маленький способ снять напряжение,… сломать лед, когда у тебя будет очередной трудный пациент вроде меня.
Я вытащила подарок, плача и поглаживая пальцами гладкоокрашенную деревянную табличку. Цвета были такими богатыми и насыщенными, …глянцевыми,… она была такой милой и красивой. На ней было написано «Д-р Николь»,… буквы были такими красивыми, …и шрифт был обычный, но, в то же время, женственный. Хотя и не слишком девчачий, который я терпеть не могла,… выглядело так, словно мое имя просто написали вишнево-красной краской, добавив завитушек в конце каждой буквы. Точка после «Д-р» (в оригинале «Dr. Bella» - прим.пер.) была нарисована в виде крошечного красного сердечка. Вокруг моего имени были различные слова,… написанные едва различимыми красками пастельных оттенков. Такие слова, как «честная», «настоящая», «умная»,… «заботливая»,… «правдивая»,… «стойкая», … «сильная».
Это было идеально и просто, …и он сделал ее самостоятельно? У меня не было слов!
Я ревела и не могла остановиться.
Он улыбнулся и попытался поцеловать меня, но я издавала слишком громкие звуки.
- Ох, настал черед пятого подарка! - он сам разорвал на нем обертку,… это оказалась розовая коробка «Клинекс»,… и он вскрыл ее, мастерски вытаскивая первую салфетку, не порвав ее, как это обычно случалось у меня. Он протянул мне коробку, и я засмеялась, шмыгая носом,… вытащив две или три салфетки…
- Высморкайся, - сказал он, наблюдая за тем, как я послушно сморкаюсь в салфетку, вытираю глаза и пытаюсь взять себя в руки.
Он улыбнулся мне, когда я прижала табличку к груди, словно волшебный талисман. Это была моя самая драгоценная вещь…
Когда я, наконец, взяла себя в руки,… несмотря на то, что мой голос был по-прежнему слаб и дрожал, я взяла его за руку и сказала, глядя в глаза:
- Я так сильно люблю тебя,… что даже не в силах выразить это словами,… и я обещаю тебе,… что эта табличка будет стоять у меня на столе каждый божий день, пока я буду работать. Оооо,… Дастин!
И я снова разрыдалась, сильно, почти до боли, хватая его руками.
- Как ты сделал ее? - наконец спросила я, проводя по ней пальцами, …ощупывая детали,… должно быть, изготовление таблички заняло у него много времени,… это было очевидно.
- В детстве мне нравилось работать в древообделочной мастерской, - он пожал плечами, словно это было обычное дело, - Я делал много разных предметов,… даже после окончания школы,… порой это расслабляло меня, поэтому… это было моим хобби,… и Боб позволил мне воспользоваться некоторыми из его инструментов во время перерывов на ланч. Не велико дело.
- Ты шутишь? - спросила я, - Это лучшая вещь из тех, что у меня когда-либо была, …и не просто потому, что она безупречна,… это для моего офиса, …ты словно знаешь, что он у меня будет,… я люблю ТЕБЯ!
Я снова набросилась на него, и он позволил мне почти придушить его, когда я вцепилась руками в его шею.
- У тебя будет офис, Николь, - уверенно сказал он мне на ухо, - Я знаю это. И ты, черт возьми, будешь лучшим доктором, каких выдел свет. Я могу ответственно заявить это, когда ты будешь впервые давать информацию о своих услугах! (в США и других стрНикольх широко распространена практика так называемого testimonial, т.е. публичного заявления какого-либо известного человека, призывающего пользоваться теми или иными товарами или услугами, и последующий смех Николь вызван именно тем, что Дастин приравнял себя к выдающейся и всем известной личности – прим.пер.).
Он заставил меня рассмеяться, и за это я любила его еще больше.
- У тебя бы отлично это получилось, - я улыбнулась ему, - Каждая девушка в городе пришла бы в мой офис, чтобы посмотреть на тебя,… и мне бы пришлось отбиваться от них палкой!
- Я сделаю тебе палку на Рождество, - он, сияя, улыбнулся мне.
- Да, «сучью палку», так мы ее назовем, - кивнула я, - Красивую, длинную,… и толстую, …чтобы делала больно, когда я буду их бить.
- Однозначно, - согласился он, - У них от этого дерьма будут оставаться синяки.
- Ты столько всего мне надарил, - сказала я наконец, глядя на все свои подарки.
- Это еще не все, - он вручил мне очередную маленькую коробочку, и я на секунду замерла.
- Это не то, что ты думаешь…, - заверил он меня, - Ладно, не совсем то. Открывай!
Я сорвала серебристую бумагу и увидела в своей руке черную бархатную коробочку.
- Не пугайся,… открывай, крольчонок, - он подмигнул мне.
Я открыла футляр, …и увидела очень необычное ожерелье. Цепочка была золотой, и на ней висел усыпанный бриллиантами замочек,… но он выглядел покореженным, словно кто-то взломал его. Зазубренные места надломов волшебно сверкали, …и создавалось впечатление, что из каждого струится свет.
- Это моя цепь,… и замок, которые держали меня, когда мы встретились,… символически, самой собой, - объяснил он мне, - Он полностью сломан и исковеркан, потому что это то, что ты сделала со мной,… ты освободила меня, Николь. За две короткие недели ты разрубила мои цепи и уничтожила в моей голове все, что удерживало меня от того, чтобы БЫТЬ свободным. На самом деле меня держали не Алекс, Логан или Рейвен,… это был Я САМ. Мой дурацкий страх. Ты изменила это,… ты изменила МЕНЯ.
Он вытащил ожерелье из футляра, и, пока он расстегивал застежку, держал его за один конец, а я - за другой. Затем он взял у меня второй конец ожерелья.
- Потому что ты заботилась,… потому что любила меня, …и никогда не бросала,… эта цепочка такая крепкая,… это моя новая жизнь, …жизнь, которую ты дала мне,… и потому, что она у меня есть…
Он вытащил кольцо из еще одной маленькой коробочки и показал его мне. Это было великолепное кольцо для помолвки с бриллиантом формы «маркиз». (как пример, прим.пер.). Вместо того чтобы надеть его мне на палец, он надел его на цепочку, позволяя ему соскользнуть по ней до кулона в виде сломанного замка,… и продолжил свою речь…
- Я могу в один прекрасный день попросить тебя выйти за меня замуж…, - закончил он, - И поэтому однажды, когда мы оба будем готовы…
Теперь он достал еще одно кольцо, …золотой обод с узором в виде маленьких кристаллов света по всей поверхности. Он также надел это кольцо на цепочку и позволил ему скатиться к остальным предметам,… со словами:
- Ты выйдешь за меня замуж, …и будешь моей невестой… навсегда, - сказал он, - И, пока проходит время, станет понятно, что еще можно повесить на эту цепочку…
Теперь он обвил ее вокруг моей шеи, застегивая ее и убирая мои волосы, пока пристально смотрел на меня,… и слезы из его глаз текли так же сильно, как и из моих.
- Но если бы ты никогда не воспользовалась шансом…, - он погладил меня по волосам, - И не поставила бы крест на всем, …не нарушила бы все правила, влюбившись в грязную шлюху вроде меня…
Я бросила на него злой взгляд, когда он произнес последние слова,… но он продолжил:
- Тогда у меня не было бы этой жизни,… не было бы шанса даже НАДЕЯТЬСЯ на что-то из того, что есть у меня сейчас, - закончил он мягко, - Я знаю, что нам еще долго путешествовать, прежде чем мы придем к этому,… но если вдруг тебе покажется, что мы все никак не сделаем это,… или то, что мы потерялись и этого никогда не будет,… я хочу, чтобы ты взглянула на это ожерелье… и знала,… что каждый сеанс, на который я иду,… каждое домашнее задание, что я делаю - это очередной шаг к тому месту, куда мы оба хотим попасть.
И даже если я веду себя порой как полный придурок и делаю ошибки,… я все равно хочу этого каждой клеточкой своего существа. Я люблю тебя, Николь. Я буду усердно трудиться, чтобы ты была счастлива каждый день,… и буду мужем, которого ты заслуживаешь. Я клянусь своей жизнью. Это мое тебе обещание,… моя клятва. И в мире, где большинство мужчин не держат данных ими обетов,… я сдержу. И это навсегда,… я хочу умереть в твоих руках,… и ни в чьих других.
Я снова была в его руках и плакала как идиотка, когда он настойчиво припал ко мне с «я-умру-если-не-поцелую-тебя» поцелуем, …думаю, я растворилась в небытии, пока его мягкие губы двигались поверх моих. И он начал сцеловывать слезы с моих глаз,… с моего лица…
- Без тебя я бы до сих пор был там,… прямо в эту секунду…, - сказал он голосом, полным эмоций, - Стоя на коленях у ног той суки,… позволяя своему ребенку, расти без меня,… не зная любви, такой, какая она есть…
Я заплакала сильнее, не в силах даже подумать об этом,… и поцеловала его, чтобы он прекратил говорить об этом.
- Никогда снова…, - выдохнула я, пока медленно целовала его лицо, - Тебя никогда снова не поймают в силки, я обещаю. Ты свободен. Ты мой. Не оглядывайся назад, пожалуйста,… не сегодня.
Часы Дастина пикнули, и мы оба посмотрели на них. Полночь!
- С днем рождения, Николь, - он ласкал мое лицо так, словно пытался запомнить каждую черточку,… каждую маленькую деталь, - Мой доктор,… моя спасительница,… мой друг,… моя любовь,… моя ЖИЗНЬ.
- Мое сердце, - добавила я, глядя на него,… держа его лицо в руках,… целуя его еще крепче, чем до этого.
Он тут же потянул меня вниз, уложив на себя сверху,… не разрывая нашего французского поцелуя,… и это было ужасно ПРЕКРАСНО!
Я почувствовала, как его эрекция уткнулась мне в живот, и я улыбнулась, глядя на него сверху вниз, говоря ему тем самым: «Сейчас я тебя неистово оттрахаю».
- Время для подарка номер шесть? - спросил он, улыбаясь, убирая волосы с моего лица, чтобы лучше его видеть.
- Разве только ты хочешь подарить мне новый диван… или несколько новых табуреток? - усмехнулась я.
Он хихикнул:
- Нет,… прости. Это бы убило Солнце Полуночи.
- Хорошо, - я улыбнулась словно злая ведьма, заколдовывающая прекрасного принца, лежащего подо мной, - Потому что у меня есть все, что я хочу, прямо здесь… и я надеюсь, что Бог закроет глаза,… потому что я собираюсь сделать с тобой нечто непроизносимое…
- Оооо! - его глаза засветились возбуждением и желанием, - Николь!
- Это доктор Николь для ТЕБЯ, - я ухмыльнулась и опустила голову,… готовая вымотать этого мужчину так, что он больше не сможет ходить.

Загрузка...


Солнце начало вставать вдалеке на небосклоне, еще не сияя во всю свою мощь. Мы с Дастином по-прежнему были голыми словно сойки, за исключением того, что на мне была его черная шляпа,… он сидел, обвив меня руками, а я прильнула к нему, сидя у него между ног, и мы с ним наблюдали за тем, как занимается заря.
Наконец, один из нас заговорил.
- Спасибо, Николь, - сказал он тихо, и его руки прижали меня немного крепче, пока он говорил это, - Это была одна из лучших ночей в моей жизни. Далеко не каждой девушке понравилось бы сидеть в лесу совершенно голой, поглощая едва теплую китайскую еду в свой день рождения.
- Ты шутишь? - я теснее прижалась к нему, по-прежнему глядя на то, как золотые полосы света прорезают темноту небосклона, - Это была лучшая ночь в МОЕЙ жизни. Определенно - это был мой лучший день рождения! И я решила, что занятия любовью на воздухе - это мой самый ЛЮБИМЫЙ способ.
- Девушка с записной книжкой…, - сказал он, целуя сзади мою голову, поглаживая ее, - В кого ты превратилась?
- Я стала лучше, - я оглянулась на него, чтобы увидеть, согласен ли он со мной.
И он уверенно кивнул головой и улыбнулся:
- Да, стала. Я до сих пор не могу поверить, что во всей этой неразберихе я, каким-то образом, сделал тебе что-то хорошее, вернув все, что ты дала мне.
- Ты себе не представляешь, - я ухмыльнулась, снова поворачиваясь к небу.
- Ну, теперь тебе двадцать один год, - заявил он, - И ты взрослая во всех смыслах этого слова. Мне ведь не придется вытаскивать тебя из баров, да?
Я рассмеялась, и он вместе со мной.
- Я уже была взрослой, когда мне было девять, - сказала я с горчинкой в голосе, пока пристально наблюдала за игрой света и тьмы на небесном холсте перед нами, - Я хочу быть молодой. Хочу ЧУВСТВОВАТЬ себя молодой,… прежде, чем я действительно СТАНУ старше,… ты даешь мне это, Дастин. Впервые в жизни… я не ЧУВСТВУЮ себя так, словно мне двадцать один год. Я имею в виду,… когда пару недель назад я стреляла из водяного пистолета в «Пицца Хат», я делала это впервые в жизни, и мне очень понравилось.
- Так, тебе ПОНРАВИЛОСЬ, что я вел себя, как чокнутый ребенок, - заявил он, чуть ли не обвиняя меня в этом.
- Да, понравилось,…НЕКОТОРЫЕ МОМЕНТЫ, - я напряглась на последних словах.
- Расслабься, - он хихикнул, проводя пальцами вниз по моей руке.
- Хочешь поиграть в прятки? - спросил он, - Проигравший вылизывает победителя… полчаса… в любом месте, какое назовет победитель.
- Оооо, - я улыбнулась, - ЗВУЧИТ классно. Недолго, ладно?
- Ладно, - сказал он.
- А что получает победитель? - спросила я его тогда.
- Его вылизывают в течение получаса, - сказал он так, словно это было очевидным, - Никто не проигрывает.
- Клево, - я улыбнулась.
- Эй! - сказал Дастин внезапно, - Мы еще не вскрыли наши «несчастливые печенья»! Я заказал их, …и лучше бы им оказаться на месте!
Теперь Дастин искал печенья,… а я боялась, что если их там не будет, мы окажемся на спине у лошади и поскачем, чтобы снова увидеться с нашим приятелем Джимми Ченом.
- О, окей, - наконец сказал он, - Вот они.
Он вернулся и вручил мне одно, усаживаясь, когда я повернулась к нему лицом.
- Ты первый, - я кивнула на него, едва в состоянии дождаться, чтобы узнать, что написано в его печенье.
- Нет, ты, - он покачал головой, - Это твой день рождения.
- Хорошо, - я усмехнулась, разламывая печенье, и увидела светло-розовую скрученную бумажку внутри,… не красную.
- Оуууу…, - я улыбнулась ему, читая ее, - С днем рождения, девочка! Повеселись!
- Девочка, - фыркнул Дастин, - Он даже не знает твоего имени.
- В любом случае я представилась ему своим ненастоящим именем, - напомнила я ему, - Это нравится мне больше, чем, если бы он назвал меня Мэри. Я ненавижу это имя. Когда люди зовут меня так, мне кажется, что они обращаются к кому-то другому, а не ко мне.
- Эй, попробовала бы ты жить, когда тебя постоянно называют МУРАВЬЕМ, - он поднял бровь.
- Окей, ты выиграл, - сказала я, когда он с вызовом слегка кивнул головой.
- Теперь открывай твое, - я ждала и надеялась, что там нет ничего слишком грубого.
- Хорошо, - он разломил свое печенье и вытащил бумажку,… красного цвета, как обычно.
Он рассмеялся и прочел:
- Если ты соврал мне про то, что у нее день рождения, я порву твою ебаную пасть, белый парень!
И ему пришлось перевернуть листок, чтобы прочитать сообщение целиком, потому что Маркусу не хватило места на одной стороне.
Мы рассмеялись, и я сказала:
- Он никогда не разочаровывает, да?
- Ага, - он улыбнулся, укладывая предсказание в контейнер, стоящий на земле, чтобы сохранить его, как он уже поступил с другими.
Позднее мы сыграли с ним в прятки и мне «пришлось» вылизывать Дастина в течение получаса. Он просто наслаждался процессом и, думаю, после этого я несколько раз дала ему себя найти. Дастин отлично умел прятаться, хотя, пару раз я пугалась, что потерялась,… и тогда Дастин спрыгивал с какого-нибудь дерева или камня и обнимал меня до тех пор, пока я не успокаивалась. В те разы не считалось, что я его нашла.
Позднее он показал мне водяные пистолеты, которые ПРИВЕЗ с собой,… и мы наполнили их в озере, …и играли с ними словно два маленьких придурка. Большую часть дня мы были одеты,… раздеваясь только тогда, когда один из нас должен был обслужить другого за проигрыш очередного раунда нашей новой игры.
Сегодня он сделал мне еще один подарок: играть весь день напролет,… быть ребенком, …ну, …до тех пор, пока мне не приходилось в любом случае расплачиваться за проигрыш,… но это было хорошо и для меня,… мне нравилась та часть, в которой я играла взрослую роль.
- Может, теперь здесь будет наше особое место? - спросила я его позже, когда мы, отдыхая, лежали на краю утеса,…и теплое солнце с любовью гладило наши тела.
- Это и есть наше особое место, - согласился он, - Мы все время будем приезжать сюда. Только ты и я, …и та лошадь, на которой мы приедем.
- Договорились, - я закрыла глаза, и у меня появилось ощущение, что я смогу взлететь, если захочу, - Сегодня мы столько веселились,… я люблю быть с тобой ребенком.
Его рука нашла мою, он поднес ее к своим губам и поцеловал.
- Я тоже, - ответил он, - Меня всегда наказывали, когда я вел себя как маленький ребенок. Алекс ненавидела это. Повзрослей, орала она мне все время. И я всегда сдерживал себя,… и даже сейчас, ты думаешь, что я нервничаю, или даже боюсь вести себя так,… но почему-то рядом с тобой это не так. Я знаю, ты сказала, что я свободен,… и я знаю, что так и есть,… но я не всегда ЧУВСТВУЮ себя свободным,… но сейчас,… здесь, с тобой,… играя в эту игру, …я чувствую это.
Потом, когда, наконец, настало время собираться и уезжать, я увидела, что Дастин царапает что-то на дереве рядом с тем, за которое был привязан Солнце Полуночи. Я улыбнулась, когда увидела слова: « Дастин любит Николь».
- Как это похоже на «Маленький домик в прериях», - подразнила я его, но на самом деле мне понравилось. Ни один мальчик не делал для меня раньше ничего подобного.
- Просто помечаю нашу территорию, - усмехнулся он, дунув на написанные слова так, что деревянная стружка разлетелась по воздуху.
Он в последний раз, прежде чем мы уехали, поцеловал меня… и от этого поцелуя у меня чуть не подогнулись колени, когда я прислонилась к словам, которые он нацарапал. Затем он взял меня на руки и закинул на спину лошади. Утром Дастин напоил и накормил коня, так что, казалось, он снова готов идти,… возможно, он соскучился по дому.
Когда мы подъехали к нашему дому, то увидели развешанные перед домом розовые и белые воздушные шары,… и я заметила машину Бена на подъездной дорожке.
Дастин зло пробормотал себе под нос:
- Чокнутый старый козел,… вечеринка-сюрприз предполагает сюрприз,… а он развешивает шарики снаружи и паркуется прямо на подъездной дорожке…
Я хихикнула и оглянулась на него, пока Дастин вел коня на наш задний двор, сказав ему: - Тпру, мальчик, - добравшись до центра травянистой лужайки.
- Прости, Николь, - извинился он, - Я объяснял все это Бену, но он, очевидно, перетрудился, накладывая мороженое в своем кафе.
- Все в порядке, - я пожала плечами, - Не волнуйся об этом.
Он первым слез с лошади и затем научил меня, как правильно слезать с нее самостоятельно. Он по-прежнему выставил руки, чтобы поймать меня, но я приземлилась на ноги сама.
- Хорошая работа, - он одобрительно улыбнулся; сейчас шляпа была на его голове.
Он отвел лошадь к дереву и привязал там, как и раньше. Я последовала за ним, погладила нашего милого пожилого коня, и он негромко довольно захрапел. Он мне очень понравился.
- Он любит это, - сообщил Дастин, улыбаясь нам почти с ревностью во взгляде.
- Оу, ты тоже хочешь? - спросила я, поглаживая его по лицу так же, как до этого гладила коня по морде.
Дастин захрапел как лошадь, и я хихикнула, взяв его за руку, пока мы шли к двери, на мою … «сюрприз-вечеринку».
Внутри нас не ждала толпа народа, а лишь важные для нас люди. Бен, Анджела и Кэти хором крикнули:
- СЮРПРИЗ!
Бен даже дунул в маленькую красную трубу после того, как все замолчали.
- Сюрприз? - Дастин хмуро взглянул на Бена, - С шариками, развешенными по двору и твоей машиной, припаркованной прямо перед домом?
Я немного покраснела и попыталась сделать вид, словно это не имеет для меня большого значения, но Бен вступил в спор.
- Не надо говорить этого МНЕ, - проворчал он, - Я не занимался декорациями!
- Тогда чем ты занимался? - спросил Дастин, - Играл на трубе?
- Прекратите это, парни… дайте девушке войти и отпраздновать свой день рождения, - Анджела встала между ними и наступила тишина, а потом она обняла меня, - С днем рождения, милая.
- Спасибо, Анджела, - я улыбнулась.
- У Кэти тоже для тебя есть очень особенная открытка и подарок, - сказала мне Анджела. Дастин взглянул на свою дочь напряженно и озабоченно, а Кэти испуганно взглянула на него в ответ.
- Давай, Кэйтлин, - сказала Анджела, присаживаясь на диван и подталкивая меня к ней, пока Дастин с Беном стояли рядом, глядя на нас.
- Вот, - Кэти опустила глаза, протягивая мне конверт, усыпанный блестками, с моим именем, написанным на нем огромными буквами.
- С днем рождения, - сказала она затем, украдкой глядя на меня, пока я аккуратно пыталась вскрыть конверт, чтобы не повредить ее художества, добавляя:
- Так красиво,… я люблю красные блестки.
Кэти слабо улыбнулась, пока я вскрывала его; внутри оказался листок бумаги, сложенный пополам,… она сделала для меня открытку. На ней были нарисованы я, Кэти и Дастин, убегающие от стаи уток, которые выглядели очень злыми с тяжелыми бровями и раскрытыми клювами.
Само собой, Дастин был впереди, возглавляя побег, его рот был широко раскрыт, а его большие глаза с маленькими точками в центре, выглядели ужасно испуганными; его рыжие волосы неистово торчали во все стороны. «БЕГИТЕ, СПАСАЙТЕ СВОИ ШКУРЫ!», - было написано в маленьком шарике, который был нарисован у его большого круглого рта.
Я рассмеялась и показала это Дастину, который уже стоял рядом, заглядывая в открытку, и на его лице тоже появилась улыбка.
- Это был лучший день, - прокомментировал он, когда я открыла открытку, читая текст про себя.
Открытка гласила:

Дорогая Николь,

Я очень извиняюсь за то, что сказала о твоей еде. Ты хорошо готовишь, и я прошу прощения за то, что была такой жестокой к тебе и использовала твою косметику. Я обещаю никогда так больше не делать.
Я рада, что ты живешь с нами, и мне нравится то, каким счастливым ты делаешь моего папу. Раньше он был все время грустным. А теперь нет, благодаря тебе. Ты была права, это НАШ дом, и я счастлива, что ты здесь. Пожалуйста, не уезжай.
Я надеюсь, ты больше не злишься. Я люблю тебя.
С днем рождения!


Дата добавления: 2015-08-18; просмотров: 64 | Нарушение авторских прав


Читайте в этой же книге: Глава 10. Бобры. | Глава 11. День в кругу семьи. | Глава 12. Эбеновое дерево и слоновая кость. | Глава 13. Я обещаю. | Глава 14. Люби этого раба. | Глава 15. Может быть, когда-нибудь это место сможет стать нашим домом. | Глава 16. Покаяние | Глава 17. Поиграем в ресторан. | Глава 18. Я люблю терапию! 1 страница | Глава 18. Я люблю терапию! 2 страница |
<== предыдущая страница | следующая страница ==>
Глава 18. Я люблю терапию! 3 страница| Глава 18. Я люблю терапию! 5 страница

mybiblioteka.su - 2015-2020 год. (0.021 сек.)