Студопедия
Случайная страница | ТОМ-1 | ТОМ-2 | ТОМ-3
АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатика
ИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханика
ОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторика
СоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансы
ХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника

Глава 18. Я люблю терапию! 3 страница

Читайте также:
  1. Annotation 1 страница
  2. Annotation 10 страница
  3. Annotation 11 страница
  4. Annotation 12 страница
  5. Annotation 13 страница
  6. Annotation 14 страница
  7. Annotation 15 страница

Каждой женщине необходим такой мужчина. Я настойчиво рекомендую завести такого же. Но нам с моим понадобится раздобыть какого-нибудь волшебного эликсира,… чтобы выдержать и не умереть от переутомления или обезвоживания. (блять, у нее еще хватает наглости хвастаться и при этом раздавать советы – прим.пер.)
Следующая пара дней в колледже прошла немного лучше. Я последовала совету доктора Питера и начала разговаривать с несколькими студентами. В один день меня даже пригласили на ланч,… и даже, несмотря на то, что я никогда не была сильна завязывать новые дружеские отношения, я была вынуждена признать, что это была забавная маленькая компания.
Мы отправились в заведение под названием «Кафе «Кампус». Оно находилось в десяти минутах ходьбы от корпуса, в котором у нас проходило последнее перед ланчем занятие. Было тепло, и свежо,… осень всегда была моим любимым временем года. Пока мы шли, под моими ногами хрустели листья, и это немного веселило нашего учителя, мистера Кэмэфила. Он был старым и очень странным,… и всегда надевал под брюки желтые носки.
Я пыталась перестать вести себя так холодно и официально, словно мы были незнакомы,… потому что они были очень милы ко мне, и приняли меня так, словно я жила здесь всю свою жизнь. Это так выгодно отличалось от моих старших классов в школе, где все обращались со мной как с парией, и ни один человек не пригласил бы меня сесть с ним за его драгоценный стол в школьном кафетерии. Кому охота водить дружбу с дочерью шефа полиции?
С нами была Синди, милая блондинка, которая жила в Каспере всю свою жизнь. Она была юна и наивна,… совсем как я до встречи с Дастином. Казалось, что у нее совсем нет проблем. Я почти завидовала ей.
И Дэн, очень простой парень, который любил футбол (речь, конечно же, об американском футболе – прим.пер.) и собирался попытаться собрать команду в свой первый год обучения в этом колледже. Он говорил только об этом. Можно было завести разговор о мире во всем мире, и он все равно нашел бы способ перевести его на футбольную тему. Но он был забавным крупным парнем,… и немного напомнил мне Майкла.
Еще с нами была Сьюзи, которая показалась мне очень смышленой. Она постоянно закатывала глаза, когда говорил Дэн, и иногда, когда говорила Синди,… ей нравились книги и у нее были хорошие оценки. Я определенно видела ее в будущем в роли кого-то, кто изменит этот мир. И она была очень серьезной. Она продолжала спрашивать меня о целях, которые я преследую, обучаясь в этом колледже. Казалось, ей понравилось то, что я хочу быть психологом. Она даже сказала: «Наконец-то, хоть кто-то с мозгами!».
С нами сидели еще двое,… Питер, очень робкий и неприветливый, которого я совсем не смогла понять,… и Энни, с густыми рыжими волосами и светлой кожей,… она много шутила,… но я тоже не слишком хорошо поняла, что она за человек.
Вероятно, я бы не захотела тусоваться ни с кем из них по отдельности, но вместе они являли собой неплохую компанию. Они хвастались друг перед другом, но в то же время, не на шутку заботились друг о друге. Они не были такой компанией, которую я сама себе выбрала бы, но, возможно, со временем, я тоже смогу всех их полюбить. Может, я смогу стать частью этой компании,… влиться в нее.
Но даже если и нет, я, по меньшей мере, была рада, что у меня начинает появляться личная жизнь,… то, что сегодня я обедаю с ними, еще не означает, что мы теперь друзья до гроба,… я всегда могу завести других друзей. Но в остальном было весело – сидеть с ними вместо того, чтобы есть в одиночестве на кампусе или сидя в машине, слушая радио. Мне понравилось. Я могла болтать о всякой ерунде,… я могла чувствовать себя двадцатилетней и наслаждаться молодостью. Порой я чувствую себя так, словно мне двести пять!
Не успела я очнуться, как наступила пятница, и я радовалась этому. Было приятно думать о предстоящих выходных,… может быть, за выходные мы сможем поговорить с Кэти. Или, может быть, ей просто нужно немного личного пространства. Я размышляла над этим, когда услышала, как что-то ударилось в окно позади меня. Звук был такой, словно что-то маленькое и твердое ударило по стеклу. Я оглянулась,… и увидела, как мне в окно заглядывает мягкий оранжевый свет сумерек. Солнце садилось,… и мне пора было начинать готовить ужин.
Негромкий звук повторился, и я, хмурясь, обернулась.
Если это Кэти бросает с улицы камни мне в окно…
Бамс! Бамс! Еще два раза что-то стукнуло в мое оконное стекло.
Я тяжело вздохнула и рывком распахнула окно, говоря:
- Кэти, это ты на улице?
И затем я вскрикнула и отпрянула, когда поняла, что стою нос к носу с лошадью!
Я вытерла лицо, потому что лошадь немного забрызгала меня слюной, когда я заорала.
Это дало мне секундную передышку, чтобы осознать,… что лошадиная морда смотрит на меня с улицы,… у коня были милые глаза,… и он смотрел на меня, словно спрашивая: «Что с ТОБОЙ такое?». Он был коричневого цвета,… с тонкими белыми полосами, идущими вдоль головы, … и с длинной черной гривой.
Из воздуха появилась рука и положила длинную красную розу лошади в рот. Конь зажал ее в зубах,… и рука немного подтолкнула лошадиную морду так, что конь немного дальше пролез в окно,… предлагая мне розу. Я не могла поверить в то, что конь не жевал ее,… а просто держал в зубах, словно понимал, что ее нельзя есть.
Я улыбнулась и медленно приблизилась, почти со страхом забирая ее у коня изо рта,… что, если он укусит меня или еще чего? Я аккуратно взялась за длинный стебель подальше от его зубов,… и он тут же отпустил цветок.
- Спасибо, - сказала я, не зная, что еще сказать, и до меня донеслось негромкое хихиканье.
Я заметила, что все шипы со стебля срезаны,… и вместе с розой у меня в руках находится тонкая ветка гипсофилы, и розовый бутон еще не до конца распустился. Конь немного пошевелился, и через стекло я увидела его бок,… а его голова убралась из кухни на улицу. Появившаяся рука подняла окно до самого конца (на Западе, если кто не знает, окна открываются не как у нас, а вверх – прим.пер.). И я увидела черную шляпу, когда всадник наклонился, чтобы поприветствовать меня.
- Привет, мэ’эм…, - он улыбнулся, очень мило произнеся эту фразу, растягивая слова на южный манер, поля его шляпы угрожающе скрывали его глаза. Он коснулся пальцами ее верхушки, вежливо приветствуя меня.
- Привет, сэр, - я включилась в игру, по крайней мере, попыталась сделать это, - Кто Вы и что делаете у моего окна?
Он ухмыльнулся и положил руки на седло, в котором сидел.
- Ваш муж дома? – спросил этот озорной мальчишка.
- Нет, - я улыбнулась шире, - Он на работе. Вероятно, он будет дома через пару часов, воняя как лошадиное дерьмо.
Он сделал проказливое лицо, пытаясь не рассмеяться и не улыбнуться в ответ на мое маленькое заявление.
Красивый незнакомец осмотрелся и затем предложил мне свою руку.
- Не хотите ли прокатиться на лошади, милая леди? – спросил он.
Я была готова запрыгать на месте. И я подала ему руку со словами, - Я бы очень хотела!
Выбраться через окно было немного трудно, но …слава Богу, все комнаты у нас на первом этаже. Его рука крепко держала мою, и он подсказывал мне, как выбраться наружу и забраться к нему на лошадь. Я была рада, что на мне сегодня была надета длинная ниспадающая голубая юбка, она значительно облегчала мне маневры.
- А Кэти? – спросила я, прежде, чем мы двинулись в путь.
- Малолетка? – спросил он, и я хихикнула, - Я думаю, о ней позаботятся бабушка с дедушкой. Даже не беспокойся о ней.
Он такой забавный. Он все это спланировал. На мой день рождения,… который завтра,… вот зараза!
Он прижался щекой к моим волосам, а я не могла поверить, что сижу на лошади, и между мной и седлом лишь трусики.
- Хорошо, - я улыбнулась, - Я ни о чем не беспокоюсь.
- Держитесь, маленькая леди, - он положил мои руки на кожаный набалдашник седла. А сам взялся за вожжи.
«Незнакомый» ковбой причмокнул губами, пришпорил ногами лошадь, …и мы медленно двинулись прочь от дома, на закат, в направлении расСалливанающегося перед нами леса. Это было похоже на кино,… на его концовку.
Пока мы ехали верхом, я все еще держала розу, не желая выпускать ее из рук. Мы ехали не быстро,… просто медленно, плавно,… и так спокойно. Я чувствовала, как под нами движутся мышцы лошади, и я действительно наслаждалась поездкой. У нас даже не было нужды в словах.
Это так клево, размышляла я, словно ребенок,… я ЛЮБЛЮ своего ковбоя!
За несколько минут дом и дорога остались позади,… и все, что я видела – холмы и горы,… траву,… небо,… и окружающий нас лес. Никаких свидетельств того, что на дворе 2010 год, не было, …все, что я видела, было древним, …но, в то же время, новым.
Я наблюдала за руками Дастина, держащими поводья,… и была впечатлена. Он многому научился за короткий промежуток времени. И я чувствовала себя в безопасности, я совсем не нервничала. Я доверяю ему.
- Так красиво, - воскликнула я, когда мы медленно проезжали мимо озера,… отражение красного солнца и пурпурных облаков на поверхности воды казалось просто зеркальным,… я видела такое лишь на картинах или на фото в книгах из магазинов «Barnes and Noble» (одна их старейших сетей книжных магазинов в США – прим.пер.).
- Я только что подумал о том же самом,… - он приложился своей головой к моей, и поцеловал мое плечо, прямо там, где начинался рукав, целуя кожу, а не ткань.
Боже, я люблю этого мужчину.
- Эй, смотрите-ка…, - подразнила я, - Помните, что я замужняя женщина.
- Он счастливый человек, - сказал он мне на ухо глубоким голосом, - Надеюсь, он знает об этом.
- БОЛЕЕ ЧЕМ, - бросила я в ответ, с улыбкой глядя в любимые глаза, и их изумруды сияли еще выразительнее в красных отблесках окружающего нас сумрачного неба.
Мы ехали, долго двигаясь в одном темпе, …и я хотела, чтобы эта прогулка никогда не заканчивалась. Здесь было на что посмотреть, …много неизведанных мест. Можно было гулять здесь целую вечность, и все равно не увидеть всего. Мы даже увидели семейство маленьких кроликов, и раньше, чем Дастин смог спешиться, чтобы поймать их, я сказала ему:
- Даже НЕ ДУМАЙ об этом.
Я не хотела сегодня ночью быть съеденной разъяренной кучкой кроликов. Все животные, казалось, жаждали задницу Дастина,… за исключением этой спокойной лошади, на которой мы сейчас ехали. Наш конь выглядел таким расслабленным и милым. Он ни разу не остановился, чтобы пожевать листиков или травы, или попить воды из озера. Такой вот хороший, благородный конь.
И еще мне было так приятно… ощущать позади себя грудь Дастина, на которой покоилась моя голова. Я даже время от времени закрывала глаза, наслаждаясь ощущением его тела позади моего, и его руки так крепко держали мои,… он почти обнял меня, держась за поводья. Его голос и дыхание всегда были у моего правого уха,… и он говорил таким низким голосом,… так нежно,… и это идеально отражало ситуацию, в которой мы находились,… он будто бы не хотел беспокоить природу слишком громкими звуками.
Я была порядком смущена, ощущая голыми ногами горячие бока лошади…, не говоря уже о том, что я терлась о спину лошади своей промежностью, прикрытой лишь хлопком трусиков. Не то, чтобы меня это сильно волновало,… чувство было едва ощутимое,… но мне было приятно,… я чувствовала силу лошади… и легкую вибрацию от ее движения у себя внутри…
Я не была уверена в том, что Дастин знает, куда мы направляемся, но когда мы добрались, было очевидно, что это прекрасное место для двух любящих сердец, словно созданное специально для нас,… девственная территория, куда не ступала еще нога человека.
Там росла трава, …и кое-где проглядывала голая земля,… камни; вдалеке виднелся небольшой утес, с которого, казалось, можно увидеть весь мир как на ладони. Ниже виднелись горы,… и долины. Здесь не было зданий, машин, людей. Здесь было лишь небо красных, оранжевых и фиолетовых оттенков, которое пересекали рваные белые полосы, и было ощущение, что до него можно достать рукой.
В Нью-Йорке невозможно увидеть закат так полно, как здесь,… всегда что-нибудь загораживает обзор,… небоскребы, самолеты,… телефонные провода,… но ничего этого сейчас здесь не было. Только я, …он, …и Бог.
- Тпру, мальчик, - Дастин нежно потянул поводья назад,… и лошадь тут же послушно остановилась.
- Хороший мальчик, - он потрепал коню гриву и с любовью похлопал его по шее. Мне понравилось это. Раньше я слышала, как он ненавидит лошадей, и как лошади ненавидят ЕГО, а теперь я видела, что для него все уже изменилось и была рада этому.
- Посиди здесь секунду, - сказал он мне твердо, когда аккуратно спешился. И я наблюдала за тем, как он берет еще одну веревку, обвязывает ее вокруг лошадиной шеи и аккуратно ведет коня к толстому дереву в паре футов от нас. Конь шел с ним, а я продолжала сидеть в седле и хихикнула, когда мы подошли к дереву.
Дастин мастерски затянул пару узлов вокруг ствола, подергав, чтобы убедиться в том, достаточно ли крепко завязал. Затем он подошел к лошади и взглянул на меня.
Я уже начала двигаться, чтобы слезть с нее к нему, когда он сказал:
- ПОДОЖДИ.
Это прозвучало не громко, но, все же, капельку громче, чем то, как он говорил во время нашей поездки.
Я подумала, что сделала что-то не так, но он лишь взглянул на меня из-под своей шляпы и нежно произнес:
- Ты не представляешь, как красиво ты выглядишь сейчас,… небо такое… малиновое у тебя за спиной,… и твои волосы,… твои глаза…
Он замолчал, на секунду опустив глаза, затем снова поднял их на меня, и они слегка блеснули, а затем он сказал чуть треснувшим голосом:
- Ты - самое прекрасное, что я когда-либо видел. Я люблю тебя, Николь Салливан.
- Я люблю тебя, Дастин Трентон, - сказала я в ответ, не колеблясь ни секунды, вкладывая в слова всю свою душу.
Он приблизился ко мне, и я с ужасом начала слезать с лошади,… но бояться было нечего,… он поймал меня на руки и держал, как невесту, целуя в губы и глядя на окружающий мир так, словно он принадлежит нам,… и так и было.
- С днем рождения, Николь, - прошептал он мне, и я не видела ничего кроме его глаз, когда солнце за нами начало садиться за горизонт.
- Он СЕЙЧАС, - ответила я, снова целуя его,… обвивая руками за шею, когда он углубил поцелуй,… оставляя на моих губах три маленьких поцелуя, когда я начала прерывать его - мне нужен был воздух.
- Нет. Еще,… пожалуйста, - он не давал мне прервать поцелуй,… и целовал меня снова, …бормоча эти слова у моих губ.
Я держала его лицо одной рукой, и с радостью целовала его дальше,… к концу поцелуя я чувствовала головокружение, …а он все еще стоял, держа меня на руках без видимых усилий.
Он уложил меня на траву, убедившись, что мне удобно, и начал расстегивать пуговицы на своей рубашке, позволяя ей соскользнуть по его рукам, а затем скатал ее в комок и подложил мне под голову как подушку.
Шляпа все еще была у него на голове, и мне это нравилось. Он снова поцеловал меня, ненадолго ложась на меня своим весом, когда мои ноги под юбкой раздвинулись, позволяя ему уютно расположиться между ними, пока мы вели себя как подростки. Только ни один подросток, насколько я знаю, не умел целоваться так, как он,… и вскоре я уже поняла, что хнычу. Он безумно заводил меня, и я хотела СЕЙЧАС ЖЕ раздеться догола.
Он целовал мою кожу под подбородком,… затем спустился ниже, к моей шее, …погружая мое тело в огонь. Мне вспомнился момент, когда мы с ним были в маленькой комнатке в «Огне». Он очень напоминал этот,… красноватый свет,… он так же целует мою шею,… быстро ломая мое сопротивление. Поэтому я произнесла то, что сказала ему в ту первую ночь.
Тяжело дыша, я попыталась произнести отчетливо:
- Подожди,… можем мы… сначала поговорить?
Я не была уверена, точно ли повторила ту фразу, но я уже слабо соображала от охватившего меня вожделения.
Дастин сразу понял, о чем я, и подыграл мне.
- Если это доставит тебе удовольствие…, - прошептал он низким голосом, - Я очень хороший собеседник.
И затем он открыл рот и поместил свои губы в место между моими грудями, и сдвинул их вместе, медленно и влажно целуя.
БЛЯТЬ!
- Завязывай с разговорами, - прорычала я, - И трахни меня сейчас же!
- Неужели, мисс Салливан,… я в шоке, - он поцеловал меня в шею, …зная, что это мое слабое место.
Он не спешил …вместо того, чтобы срывать с меня одежду. В эту секунду я ненавидела его за это.
- Пожалуйста,… Дастин…, - умоляла я его как собачонка.
- Терпение, мисс Салливан, - он улыбнулся, глядя на меня, - Мне нравится все делать… основательно.
Основательно,… какое сексуальное слово.
- Я хочу, чтобы к концу ночи ни один дюйм твоего тела не остался не тронутым мной, - сообщил он, целуя меня за ухом.
Не успела я очнуться, как уже была полностью обнажена, лежа под открытым небом, …выгибая спину, и с гордо стоящими грудями, купающимися в алом свете заката, который ласкал наши бледные, цвета слоновой кости, тела жителей большого города. Со стороны мы, должно быть, выглядели как два вампира вне их обычных мест охоты, почти сверкающие в умирающем свете заходящего солнца. Дастин сидел на траве, а я сидела на его конце, двигаясь на нем вверх-вниз, когда он наклонил меня, почти укладывая наземь, так, что солнце продолжало ласкать мое тело. Он сказал, что хочет видеть свет на моем теле, …до тех пор, пока солнце совсем не сядет. И так и было.
Я продолжала выкрикивать его имя, и небеса были так близко, что я была уверена в том, что Бог нас слышит. Мысленно я благодарила ЕГО снова и снова за это чудо, за любовь, которая изменила мою жизнь и мир вокруг меня,… но посмотрите, как изменилась моя маленькая жизнь! Посмотрите, как глубоко я умею ЧУВСТВОВАТЬ,… посмотрите, как сильно я ЛЮБЛЮ, …я не знала всего этого раньше,… этой любви всей моей жизни, этой страсти к кому-то или чему-то. Это уничтожило все мои предыдущие представления о любви,… но мои чувства не горели в огне,… они освещали все вокруг,… они делали все вокруг слаще,… лучше,… полнее.
Я безмолвно заплакала,… и одна-единственная слезинка скатилась по моей щеке и упала на землю, …в то самое место, где я чувствовала самое сильное счастье в своей жизни. Это мой день рождения,… и в этом году я родилась заново. И я больше не та напуганная и одинокая девушка, какой была всегда. Я женщина, любимая, желанная,… теперь не боящаяся встать лицом к лицу со своими демонами. Я вооружена и готова принять вызов,… потому что меня ждет великое будущее,… в нем будет много великих людей,… я собираюсь стать матерью,… женой,… другом,… и передо мной мелькали картинки из моего будущего, такого, какое ждет меня, если я не сдамся, и буду сражаться за него,… я хочу этого,… так сильно. И я собираюсь сделать все, чтобы оно у меня было.
Есть ли лучшее место, чтобы заново родиться, чем это, созданное рукой Творца давным-давно? Кем бы Ты ни был, я благодарна тебе, за то, что привел меня к Дастину, за то, что привел его ко мне. Я буду усердно трудиться, чтобы быть достойной твоего подарка. Я буду стараться сильнее.
Я чувствовала себя так, словно мы с ним - Адам и Ева, двое обнаженных любовников посреди леса, не нуждающиеся ни в чем, кроме того, что уже есть. Но Дастин так и не снял свою шляпу, пока мы занимались любовью у края утеса,… он смотрел на закат, …а я смотрела на него, и каждому из нас открывался фантастический вид на нечто прекрасное.
И то маленькое озеро в нескольких ярдах от нас,… Дастин отнес меня туда, и я чуть не вскрикнула, думая, что вода окажется ледяной. Но это было не так. На самом деле она была вполне теплая, и такая успокаивающая,… мы вместе погрузились в воду и Дастин поцеловал меня, глядя на небо и говоря со мной о том, о чем могут говорить только любовники. Никаких проблем, никакой терапии, никаких разногласий,… просто разговор о том, как нам хорошо, какие сильные мы вместе,… о нашем прошлом,… нашем будущем,… это был такой честный и открытый диалог,… такая редкость,… и сейчас я почувствовала, что я даже ближе к нему, чем раньше. Я надеялась, что со временем мы будем становиться еще ближе друг к другу. Я знала, что так и будет.
В конце концов, солнце почти село. Дастин вылез из воды. Я осталась в озере, а он голым подбежал к лошади, открывая седельную сумку, притороченную к ее спине. Я хихикнула, когда увидела, что он бежит обратно с попоной и полотенцем.
- Ты и это предусмотрел? – спросила я его, все еще сидя в теплой воде и глядя, как он дрожит, стоя у кромки воды.
- Вообще-то нет, - он немного заикался, и ему явно было холодно, когда он развернул для меня полотенце, - Если бы предусмотрел, то захватил бы ДВА полотенца… и обогреватель!
Я поспешно вылезла из воды и подошла к нему,… и он вытер меня целиком своими сильными руками, чтобы я не умерла от холода. Затем он взял большую попону и накрыл ею мои плечи.
- Трентонся, - он взял влажное полотенце и начал вытираться, целуя меня при этом, - Я собираюсь надеть штаны и затем начать разводить костер.
Я рассмеялась и последовала за ним к расчищенной площадке, где стояла лошадь,… туда, где нас дожидались сложенные в круг камни, недалеко от утеса.
- Я и не знала, что ты умеешь разводить огонь, - сказала я, не поднимая вопроса о том, как он всегда боялся огня, - Мы с тобой как снеговик Фрости и Пенни. (персонажи рождественской песенки – прим.пер.)
- Сбавь-ка тон, - он улыбнулся мне, когда я уселась в паре футов от него, глядя, как он снова лезет в седельную сумку, которая теперь лежала на земле.
- Наблюдай и восхищайся, у меня есть небольшие навыки палаточной жизни, - он вытащил из сумки два камня и маленькую щепку.
- Это я должна увидеть, - я наблюдала за ним, думая о том, что таким способом добывания огня пользовались только в старых вестернах, и это было мифом.
Он начал тереть камни друг о друга, а под ними лежала маленькая кучка веток и сухая трава. Это продолжалось пару минут, и из камней начали лететь искры, но огонь не разгорался.
Наконец, я пошутила:
- Прекрати, они сейчас станут СЛИШКОМ горячими.
Он бросил на меня немного недовольный взгляд и рассмеялся.
- К счастью, Боб рассказал мне один хитрый способ развести огонь, - Дастин пошел к своей сумке, - И если у тебя нет кремня, сказал он,… сделай это.
Он достал из сумки маленькую емкость с бензином и разбрызгал жидкость на сухие камни, которые образовывали круг,… достал коробок спичек, поджигая одну и бросая в круг,… и разгорелся небольшой костер!
- АЙ! – я захлопала в ладоши и обняла его, когда он убрал свои руки от огня, говоря при этом:
- Вуаля! - словно сделал только что нечто волшебное.
- Мой ковбой!
Я поцеловала его, когда он застенчиво пожал плечами и сказал:
- Ерунда.
Мы рассмеялись как дети, и огонь медленно разгорелся, когда мы добавили в костер еще веток. Через несколько минут стало очень тепло и уютно. И руки Дастина, обнимающие меня, совсем не причиняли мне боли.
- Ты когда-нибудь ездил в летний лагерь, когда был маленьким? – спросила я его.
- Нет, - сказал он, - Хотя мне всегда хотелось. Сегодня у меня сбылась еще одна мечта.
Он обломал мелкие сучки с длинной палки и вручил ее мне.
- Это на случай, если на нас нападет медведь или еще кто-нибудь? – спросила я, рассекая палкой воздух, словно мечом.
- Нет, - он улыбнулся, залезая в сумку и доставая что-то, что затем разорвал надвое. Я не видела, что это, он отвернулся от меня на секунду, - Вот для этого.
Он насадил на палку два зефира (американцы вот жарят на костре зефир, такие вот они – прим.пер.), и я хихикнула.
- Ты все продумал, да? – я прыснула, когда он начал насаживать зефир на свою палку.
Ни одно свидание с Дастином не будет полным без присутствия какой-нибудь вредной пищи.
Я опустила свою палку в огонь и медленно вращала ее, пока он со счастливой улыбкой наблюдал за мной как маленький ребенок, который возбужден от того, что сейчас у него появилась возможность сделать это. Я чувствовала легкую грусть от того, что всего этого не было в его жизни, …и сказала себе, что нужно убедиться, что теперь он сделает все, что упуСалливан, …теперь он живет,… теперь он свободен, и не просто от Алекс, но и от своих родителей и от их жизненного груза. Сам факт того, что Дастин позаботился обо всем, доказывает это. Он смог оставить позади всех людей, что причинили ему вред, …даже тех, с кем его связывали кровные узы.
И он выглядел таким милым, когда опустил свою палку в пламя. Ему так мало нужно для счастья. Или, может быть, это совсем не мало,… может быть, я просто сужу по себе.
Теперь было очень темно и солнце полностью село. После того, как весь зефир был съеден, и сумка опустела,…ТОГДА… Дастин достал наш ужин. Как типично. Сначала сладкое, потом непосредственно еда. Это мой озорной маленький мальчик. Не могу дождаться дня, когда я поведу его к дантисту. И услышу звук бормашины.
- Что это? – спросила я, когда он расстелил между нами влажное полотенце и начал выставлять на него маленькие контейнеры.
- Спонсор сегодняшнего ужина – наш лучший-прелучший друг Джимми Чен, - объявил он, облизывая палец и открывая последний маленький белый контейнер.
- Не может быть! – улыбнулась я, заглядывая в контейнеры, когда Дастин вручил мне металлическую вилку, которую достал из сумки, пока я смеялась.
- Может, - усмехнулся он, - Я сказал ему, что у тебя день рождения, и он ответил:
- Никаких денег, белый парень.
- НЕТ! - моя рот раскрылся, я не могла в это поверить.
- Ага, - усмехнулся Дастин, - Я же говорил тебе, что мы ему нравимся.
- Оууу…, - я почувствовала, что мой взгляд затуманился от слез, - У нас есть друг!
- Вот мы какие! – завопил он на весь лес, поднимая глаза к небу, - У НАС ЕСТЬ ДРУГ! ВУУУУУ!
- Шшш…, - я рассмеялась, хватая его голую руку, - Пожалуйста, не вынуждай сов или еще кого-нибудь нападать на нас.
Он тоже рассмеялся и вскрыл для меня банку колы, засовывая туда трубочку.
- Я хотел взять вина,… но Джимми сказал, что у меня больше шансов сесть задницей на зубочистку, чем найти в этом городе приличное вино. Газировка подойдет?
- Превосходно, - заверила я его, с удовольствием потягивая через трубочку газировку, пока он все расставлял.
- Ты такая клевая, - сказал он, подмигивая мне, потому что я была так счастлива от всего того, что он сделал. Держу пари, многих женщин, которых он знал, было очень трудно удовлетворить,… и он всю ночь пытался бы им угодить. Ладно, НА ХУЙ их. Мне все очень нравится!
Дастин поднял свою банку с вишневой колой и сказал:
- За наших друзей,… и, что более важно – за день, в который ты родилась,… теперь самый важный день в моей жизни.
Я чуть не расплакалась, когда мы чокнулись банками и выпили газировки.
- Я до сих пор не могу поверить, что ты пошел к Джимми за нашим сегодняшним ужином, все таак вкусно! - сказала я, когда мы начали есть, и я откусила чего-то очень пряного и жирного,… по вкусу напоминающего лапшу с курицей.
- Ты бы это видела! - Дастин с энтузиазмом принялся рассказывать мне эту историю, - Я подъехал на лошади к окну кухни у черного входа!
Я почувствовала, что мои глаза лезут из орбит и громче рассмеялась, представляя себе это.
- О, БОЖЕ, ты ЭТОГО НЕ СДЕЛАЛ! – я чуть не подавилась, пока хихикала над ним.
- Нет, сделал, - сказал он гордо, - Я постучал в стекло и он чуть не навалил в штаны,… а потом он увидел лошадь! Жаль, у меня не было с собой камеры! Он ОХРЕНЕЛ!
- Держу пари, это длилось недолго, - рассмеялась я, не прекращая есть.
Дастин просиял, когда выложил мне все до конца…
- Он выглядел так, словно думает: «Это тебе не «DRIVE THRU» (сеть придорожных забегаловок, буквально что-то вроде «не проезжайте мимо» - прим.пер.), придурок, еб твою мать», и я сказал: «Ну, тебе просто необходимо организовать здесь такое заведение. Это совет твоего единственного клиента».
- Затем я сказал, - у Дастина началась истерика, - «И, кроме того, это и впрямь не «DRIVE THRU», раз уж я ВЕРХОМ на лошади,… полагаю, тебе стоит назвать заведение «RIDE THRU» (to drive – ехать на машине, to ride – ехать верхом – прим.пер.). И он чуть не убил меня! Он сказал, что скорее умрет, чем повесит на свой ресторан вывеску «RIDE THRU». «Все, что мне надо – это лошадиное дерьмо, разбросанное, блять, повсюду. В довесок к тормозящему белому люду, который торчит тут!», сказал он.
- Мне нравится, как ты копируешь его голос, - я смеялась до слез, - Скажи еще что-нибудь.
И он сказал.
- Если это лошадиное дерьмо, Вуди, то в следующий раз, когда ТЫ припрешься сюда, ты найдешь его у себя в тарелке, это я тебе, блять, обещаю! - изобразил он голос Маркуса, и получилось идеально. Я бы слушала его всю ночь напролет.
- Он назвал тебя Вуди? – я чуть не упала от смеха.
- Да, это было здорово, - он тепло улыбнулся, глядя на огонь, вспоминая об этом, - Он лучший!
- Он… (я продолжала смеяться), Он… подал тебе еду через окно, у которого ты стоял? - спросила я.
- Да, - ответил он, - Я сказал ему, что если он не подаст мне ее через окно, я въеду на лошади внутрь чтобы забрать ее.
- О, блин,… ты снова нарывался на то, чтобы он окатил тебя ледяной водой, это точно! - я вытерла глаза, представляя себе лицо Маркуса.
- И после того, как он отдал мне всю еду и сказал, что платить не надо, я спросил его: «А у тебя нет морковки для моего коня?», - он рассмеялся, рассказывая об этом.
- А ты смелый, Мейсен! Такой смелый! Это был прекрасный выпад! Ты просто умница! - завопила я.
- И что он сделал? - почти со страхом спросила я потом.
Он начал осыпать меня проклятьями и выпихнул морду С. П. из окна,… и захлопнул его. Я слышал его крики, когда мы уже отошли, - Дастин гордо ухмыльнулся, - Я слышал, как он говорит: «ЮКК…у меня на РУКАХ ебаные ЛОШАДИНЫЕ СОПЛИ! ЕБ ТВОЮ МАТЬ!». Это было так классно!
- Ладно, хватит,… прекрати, - умоляла я его, - Я не могу дышать,… подожди минутку…
- Единственное, чего я хотел – чтобы С.П. навалил ему кучу прямо перед окном. Но он этого не сделал, - заявил Дастин.
- С.П? – спросила я, - Так зовут твою лошадь?
- Солнце Полуночи, - сказал Дастин, бросая взгляд в сторону коня, который пасся в нескольких футах от нас, - Он милый старичок,… идеально подходящий, чтобы обучаться верховой езде. У него мягкий характер, …он спокойный,… с ним нет никаких проблем.
- Он классный, - я улыбнулась ему, - И с ним ты классный,… я вижу, как хорошо ты управляешься с ним,… какой ты милый…
Я размышляла о том, что когда я была связана с ним,… в те две недели,… он тоже был со мной очень нежным,… он никогда не делал мне больно,… на самом деле он был крайне заботливым, не пересекая черту, чтобы каким-нибудь образом не навредить мне. Мне пришло на ум, что после того, как с ним жестоко обращались, когда он был в положении подчиненного,… когда его контролировал кто-то другой,… даже лошадь, …он делает все, чтобы обращаться со всеми по-доброму и не навредить. Это многое говорит о том, что Дастин Трентон за человек.
- У нас есть свое собственное Солнце Полуночи…, - я подняла глаза на гигантскую золотую луну у нас над головами, - Ну, возможно, на несколько часов…
- Да, похоже, что даже луна захотела присутствовать на твоем дне рождения, - он улыбнулся, глядя вверх, - И все звезды тоже,… все тебя любят.
- Продолжай, - я ухмыльнулась, глядя на него, - Лесть откроет перед тобой ВСЕ ДВЕРИ.
- Оооо, не говори так, - усмехнулся он, - Я буду вынужден достать свое главное оружие и прочитать тебе стихи.
- Ты знаешь стихи? – спросила я, потому что не знала этого.
Дастин в шутку прочистил горло и заговорил как человек, только что появившийся здесь из 19 века, читая мне стихи о любви.

Загрузка...

Дата добавления: 2015-08-18; просмотров: 55 | Нарушение авторских прав


Читайте в этой же книге: Глава 9. «Никаких тревог». | Глава 10. Бобры. | Глава 11. День в кругу семьи. | Глава 12. Эбеновое дерево и слоновая кость. | Глава 13. Я обещаю. | Глава 14. Люби этого раба. | Глава 15. Может быть, когда-нибудь это место сможет стать нашим домом. | Глава 16. Покаяние | Глава 17. Поиграем в ресторан. | Глава 18. Я люблю терапию! 1 страница |
<== предыдущая страница | следующая страница ==>
Глава 18. Я люблю терапию! 2 страница| Глава 18. Я люблю терапию! 4 страница

mybiblioteka.su - 2015-2020 год. (0.008 сек.)