Студопедия
Случайная страница | ТОМ-1 | ТОМ-2 | ТОМ-3
АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатика
ИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханика
ОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторика
СоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансы
ХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника

Психотехника. Неделание по модальностям восприятия

Читайте также:
  1. I.3. И.Г.ПЕСТАЛОЦЦИ О ПОЛОЖИТЕЛЬНОМ ЗНАЧЕНИИ ВОСПРИЯТИЯ ДЕТЬМИ ПРИРОДЫ.
  2. Quot;НЕДЕЛАНИЕ". ОСТАНОВКА ВНУТРЕННЕГО ДИАЛОГА. МЕТОДЫ
  3. Quot;О важности сохранения простоты и восприятия пациента всерьез: Беседа со Стивом де Шейзером и Джоном Уиклэндом" - Часть 1
  4. Serjio Многомерность пространства восприятия
  5. Активность восприятия и значение обратной связи
  6. Анализ и интерпретация результатов исследования особенностей восприятия цвета у студентов - психологов и младших подростков
  7. Анализ результатов исследования особенностей фонематического восприятия

 

Свидетель в значительной степени преодолел ту «самопоглощенность», о которой Хуан Матус говорил Кастанеде. Чем мы постоянно «поглощены»? Собственными мыслями, идеями, отношениями, эмоциями, чувствами. Иными словами, мы поглощены собой. Переход на уровень «Свидетеля» открывает нас внешнему Миру.

Первые четыре этапа (вплоть до этапа «Свидетель безупречного восприятия и реагирования») содержат психотехники и психологические приемы, которые можно считать относительно безопасными. Главная их задача – создать в психике субъекта новую фигуру, которую можно назвать чувством безупречности

Этот период – 4 и 5 этапы психоэнергетической дисциплины – является завершением «очищения» (или перестройки) тоналя. У тех практиков, кто смог достичь этого порога и переступить через него, трансформационные процессы происходят с другой скоростью – значительно быстрее. Да и сам характер психоэнергетической работы качественно меняется после освоения четвертого этапа дисциплины.

На мой взгляд, именно здесь, в состоянии «очищения», человек может понять, прочувствовать и принять окончательное решение – двигаться ли ему дальше по пути Трансформации. Возможно, у определенной части практиков возникнет желание сохранить свою неизменность. Более совершенным, способным контролировать свою психоэмоциональную сферу – но все-таки человеком, а не трансформантом. На четвертом и пятом этапах нагуалистской работы у практика есть возможность поразмышлять над тем, действительно ли он хочет радикальных изменений.

Психотехника четвертого этапа заключается в последовательном развитии тех навыков неделания, с которыми практик познакомился на третьем этапе. Исследователь продолжает разрушать привычные последовательности реакций и «пузырь восприятия» в целом. Это – долгая и кропотливая работа. Организмическая система, стремящаяся к гомеостазису, всячески сопротивляется любым попыткам перестроить его деятельность с помощью определенным образом организованного внимания. В момент неделания мы поддаемся психоэнергетическому давлению, но, как только неделание ослабевает, активизируются отработанные за тысячи лет схемы функционирования внимания, восприятия, распределения чувствительности и общей структуры психоэнергетического поля человеческого существа.

Эволюция психики жестко «законсервировала» нынешнюю форму работы сознания как оптимальную и наиболее адекватную воспринимаемой среде. Чтобы неделание изменило качество психических процессов, мы должны уделить этой процедуре немало времени. Мы должны «убедить» собственное энергетическое тело, что оно может работать в другом перцептивном и психологическом режиме.

Полный комплекс психотехнических процедур, относящихся к категории неделания, состоит из трех объемных компонентов и требует, как минимум, двух лет регулярной и настойчивой практики. В наиболее трудных случаях, когда внимание не поддается сознательному контролю или имеет место исключительно мощное сопротивление психосоматической конституции, «прорыв» в практике неделания происходит через три и даже четыре года. Поэтому человек, занимающийся психотехникой этого типа, должен запастись терпением. Вы должны иметь в виду, что помимо инертной конституции и трудностей в контроле над работой внимания, можно столкнуться с психологическими преградами, о существовании которых вы не подозреваете, поскольку они вытеснены в область глубокого бессознательного.



Например, субъект, занятый самотрансформацией, может долгое время испытывать затруднения неясной природы в те моменты, когда он занимается неделанием «пузыря восприятия» или любым другим типом неделания, способным привести личность к радикальным изменениям.

Попытки перепросмотра или глубокого самоанализа, неминуемо наводят исследователя на простой, казалось бы, вопрос: «Как я отношусь к изменению своей личности?» Откровенный ответ многое проясняет.

Загрузка...

Мы можем узнать, например, что на самом деле не желаем никаких изменений, что нам, на самом деле, нравится та психоэнергетическая конституция, проявления которой мы ежедневно наблюдаем. Кроме того, мы можем открыть для себя потаенный, но очень сильный страх всякого изменения – особенно, если изменение касается устройства собственной психики. Это очень важная информация для дальнейшего сталкинга себя! Подобные страхи обладают удивительной способностью к маскировке и к «слиянию» с другими страхами, имеющими хотя бы отдаленное психосемантическое подобие. Например, в результате сталкинга себя мы легко открываем в себе страх внешних перемен. С той же легкостью мы осознаем всю силу страха любых метаморфоз своего физического тела.

Здесь нет проблемы, потому что внутренний «оценщик» – элемент Супер-Эго, как эту формацию называл Фрейд в своих поздних работах, или референтная часть Я-концепции («образ идеального Я») – знает из наблюдения за реакциями других людей, что подобный страх присущ психике большинства представителей нашего вида. Многие боятся изменений внешней среды, поскольку нам не дано знать свою судьбу в изменившихся условиях, и все взрослые люди, внешний облик которых окончательно определился и стал привычным, боятся значительных изменений собственной внешности (вида физического тела). Разумеется, эти страхи имеют, прежде всего, социальную природу. В первом случае мы беспокоимся о том, сможем ли выжить в изменившихся условиях, во втором случае нас тревожит отношение других людей к нашей новой внешности – не вызовет ли она общего отвращения? презрения? жалости? Все это настолько понятно, что подобные рассуждения можно считать банальностью.

Иначе обстоит дело со страхом внутренних изменений. Если исключить общий страх помешательства, о котором речь не идет, изменение психического устройства – вещь достаточно интимная. Мы готовы простить собеседнику определенную «чудаковатость», полагая эту черту просто отличительной чертой конкретного субъекта. В принятой нами картине мира люди могут быть разными, обладать характерными акцентуациями и иными причудами. Более того, мы готовы относительно спокойно воспринимать даже «пограничных» субъектов – то есть, тех индивидов, которых психиатрия размещает «на границе» нормы и психической патологии. Все это – другие. К себе мы относимся строже, хотя чаще всего не признаемся самим себе в этом особом внимании.

Нас пугают изменения в собственной психике, если они происходят резко и начинают сильно отличать нас от общей социальной массы, которая характеризуется определенным диапазоном легко узнаваемых признаков. В этом отношении люди ведут себя иногда парадоксально: с одной стороны, каждый индивид, если он достаточно развит умственно и воспитан в традициях западной цивилизации, желает отличаться от остальных какими-то конкретными чертами и особенностями, присущими только его личности; с другой стороны, тот же индивид не хочет чрезмерно выделяться из общества.

Позицию современного человека западной цивилизации можно выразить так: «Я уникален – обратите внимание на мои достоинства, которых остальные не имеют; но я такой же человек, как и вы, – не отторгайте меня». (Лаконично высказалась героиня одной детской книжки: «Я хочу быть оригинальной, как все».) Это – позиция стадного животного, которое в процессе эволюции приобрело разум и самосознание, а вместе с ними – индивидуализм. Стадность и индивидуализм постоянно пребывают в состоянии конфликта, и человеческая психология отражает это конфликтное состояние. Мы ищем удовлетворительный компромисс для своего сознания – надо быть коллективным и индивидуальным, похожим на всех и одновременно уникальным.

Внутренние изменения трудно поддаются социальной коррекции. Имея дело с внутренними изменениями, мы чаще всего не можем найти «позицию компромисса» между коллективным и индивидуальным. Все внутренние попытки адаптировать себя к социальному полю осуществляются на ощупь. Из-за того, что сообщество, с которым мы неизбежно контактируем, не посылает никаких подтверждений нашей адекватности, мы остаемся наедине со своими внутренними изменениями. Возникает обостренное чувство изоляции, а вместе с ним – неопределенность.

Мы не знаем, как оценить изменения, происходящие с чувствами и эмоциями, реакциями и действиями. Свидетельства и оценки, поступающие от социума, всегда имеют косвенный характер. Неопределенность порождает страх. Ибо мы не можем самостоятельно оценить динамику психических метаморфоз: что происходит с нашей личностью? Приближаемся ли мы к границам приемлемого для социума диапазона поведенческих реакций или продолжаем успешно маскировать личностные трансформации?

Страх внутренних изменений – главная причина затруднений и даже полного блокирования практики неделания. Помимо страха, важными факторами остановки неделания могут быть глубинные автоматизмы, регулирующие формирование «пузыря восприятия». Здесь особое внимание следует уделить сенсорно-чувственному блоку (2), сенсорно-чувственно-ментальному блоку (3) и чувственно-ментальному блоку (5). Сам сенсориум относительно легко поддается контролю при помощи использования специальной концентрации и деконцентрации, а также иных операций развитого произвольного внимания. Что касается сенсорно-ментального блока, то он функционирует во многом благодаря активности внутреннего диалога, связывающего пучки сенсорных сигналов (образов или комплексных переживаний) и абстрактные содержания, которые, согласно кастанедовской терминологии, можно называть «пунктами инвентарного списка».

Упомянутые блоки «пузыря восприятия» (2), (3) и (5) являются специальной областью неделания. Здесь расположены связи, где активное участие принимает сфера чувств и эмоций. С одной стороны, это сфера связана с перцепцией, с другой – не менее тесно связана с областью интеллекта и абстрактного мышления. В обоих случаях отношения между чувствованием и другими компонентами «пузыря восприятия» почти полностью не осознаются. Эти отношения жестко автоматизированы, а их содержание – вытеснено из области ясного сознания полностью.

Так, между чувством (или эмоцией) и мыслью существует жесткая бессознательная связь. То же самое можно сказать об обратном отношении, существующем между мыслью и эмоцией, мыслью и чувством. В процессе сталкинга себя практик выслеживает эти однозначно фиксированные связи и с помощью неделания разрушает их.

На успешность неделания может влиять также чувство собственной важности – если мы оцениваем важность своей персоны с точки зрения ее неизменности (солидности, устойчивости), а не гибкости или текучести. Такое встречается в практике. Тогда внутренние изменения личности вызывают не страх, а возмущение.

Таким образом, общая картина практики неделания на четвертом этапе дисциплины выглядит следующим образом:

1. Прерывание реактивных последовательностей, сформированных благодаря механизму условных рефлексов.

2. Разрушение «пузыря восприятия» при помощи неделания связи между сенсорным, чувственным и ментальным блоком, из которых он состоит. Особое внимание нужно обратить на чувства, которые возникают в процессе изменения личности (страх внутренних изменений, уязвление собственной важности в процессе трансформации и другие чувственно-эмоциональные продукты базальных комплексов).

3. Перцептивные неделания в соответствии с определенным модусом восприятия: визуальные неделания, аудиальные, кинестетические, проприоцептивные.

Третий пункт имеет особое значение, поскольку не дает возможности пропустить что-либо в общей конструкции «пузыря восприятия». Когда мы работаем с прерыванием реактивных последовательностей или с макроблоками «пузыря восприятия», приведенными на третьем этапе, мы рискуем пропустить что-либо важное и не подвергнуть его процедуре неделания. Как правило, именно так и происходит.

Это понятно. Человек не способен осознать гигантский массив собственного психического поля, чтобы просканировать его вниманием сталкера. Тем более, что многие участки этого поля значительно удалены от ясного осознания и, кроме того, имеют сложную структуру. Конечно, переход осознания на уровень свидетельствования значительно упрощает работу. Но даже свидетель – с его повышенной интенсивностью внимания и исключительно ярким переживанием любого опыта – подвержен инерции психических структур, вследствие чего повторяет некоторые автоматические вытеснения.

Так или иначе, для того, чтобы качественно разрушить сделанный нашим осознанием перцептивный мир, необходимо осуществить последовательное неделание всех основных модальностей восприятия.

Для каждого модуса перцепции практик должен самостоятельно придумать хотя бы два-три упражнения. Например:

1. Визуальный модус: выбрать ясно воспринимаемый зрением объект и переключить визуальное внимание на несущественные для узнавания объекта элементы зрительного поля. Чем ближе эти элементы находятся к неделаемому объекту, тем эффективнее само неделание. Если элементы, на которых сосредоточено внимание, входят в структуру объекта, это – наилучший способ неделания (тени, трещины, особенности поверхности, блики и т.д.). Практик ставит перед собой задачу увидеть что угодно, только не тот привычный объект, который он хорошо научился узнавать. Момент визуальной «иллюзии», когда практик не может сообразить, на что же он смотрит, есть момент визуального неделания.

2. Аудиальный модус: сосредоточить внимание на потоке звуков. Обратить внимание на то, как мы узнаем природу того или иного звука (журчание воды, тиканье часов, щебет птиц и т.д.). Многие звуки узнаются практически мгновенно. Выбрать такой звук и обратить внимание на звуковой «контекст», в котором он находится, то есть на множество иных звуков, которые мы слышим в этот момент. Затем с помощью рассредоточенного внимания «размыть» границу между узнаваемым звуком и звуковым контекстом (фоном). Цель все та же – добиться, чтобы источник звука остался неузнаваемым. Если данное неделание получится, значит, практику удалось снять незаметную семантическую оболочку, которая обволакивает значительную часть звуков, которые мы слышим ежесекундно.

3. Кинестетический модус: сосредоточить внимание на осязании. Обычно мы лучше и ярче осязаем поверхность тела (кожу) и те районы, где регулярно накапливаются мышечные напряжения. Все эти перцепции распределены в сознании в виде определенного контура, повторяющего внешний вид физического тела. В процессе неделания мы можем сосредоточить осязательное внимание на любой точке, находящейся вне привычной «схемы тела». Также мы можем «растянуть» осязательное внимание на некую область, окружающую тела, и постепенно добиться равномерной деконцентрации внимания на значительный объем пространства. Сосредоточив внимание на точке вне «схемы тела», мы ставим задачу ощутимо изменить конфигурацию кинестетических ощущений (растянуть тело, изменить его форму). При сосредоточении осязания на объеме (равномерной деконцентрации) нужно добиться «исчезновения» кинестетических ощущений от тела.

4. Проприоцептивный модус: сосредоточить внимание на ощущениях, поступающих от внутренних органов (от одного или нескольких). В данном случае неделание состоит в том, чтобы заставить себя ощущать эти сенсорные сигналы из иной позиции. Лучше всего – «вынести» проприоцептивные ощущения наружу, за пределы физического тела. Это довольно сложно. Если процедура не получается (не хватает внимания или энергии для удержания концентрации, и т.п.), можно сместить воспринимаемые проприоцептивные сигналы. Чем значительнее смещение – тем лучше. В этом и заключается неделание восприятия на проприоцептивном уровне.

Каждый практик может изобрести собственные варианты неделания. Сама суть неделания – активное творчество. Попробуйте найти собственные формы неделания, если приведенные здесь вам не нравятся. Главное, чтобы вы добились ожидаемого результата – изменили образ и устранили автоматическое узнавание. Иными словами, на какое-то время вы должны забыть, каким должно быть «объективное» восприятие – тем, к которому вы привыкли за многие годы повседневной жизни, или тем, которое собрали по новому, вами же придуманному образцу.

 


Дата добавления: 2015-08-05; просмотров: 86 | Нарушение авторских прав


Читайте в этой же книге: Фокусировка на кинестетической и проприоцептивной сенсорике | Фокусировка на возникающей синестезии | Влияние психотехник на работу с чувствами и эмоциями | Попытки пробудить осознание в сновидении | Работа с чувствами и эмоциями. Обнаружение / формирование фигуры чувства безупречности в теле | Психотехника. Неделание привычек и автоматизмов | Неделание как инструмент перестройки «пузыря восприятия» как перцептивной целостности | Влияние психотехник на работу с чувствами и эмоциями | Попытки пробудить осознание в сновидении | Работа с чувствами и эмоциями. Свидетель безупречного восприятия и реагирования |
<== предыдущая страница | следующая страница ==>
Первый этап Трансформации личности| Влияние свидетельствования и психотехник на чувства и эмоции

mybiblioteka.su - 2015-2020 год. (0.012 сек.)