Студопедия
Случайная страница | ТОМ-1 | ТОМ-2 | ТОМ-3
АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатика
ИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханика
ОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторика
СоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансы
ХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника

Глава 3. Родовое гнездо Морнио располагалось в сердце Глиа, неподалеку от нашего города

Помощь ✍️ в написании учебных работ
1500+ квалифицированных специалистов готовы вам помочь

Гарриш

Родовое гнездо Морнио располагалось в сердце Глиа, неподалеку от нашего города. Порталом – краткий миг. Добраться наземным транспортом – полдня. Срочность, конечно, необходима, но как говорили мои предки: «не торопи события — поживи еще».
Стоило немного поразмыслить, прежде чем бросаться с головой в очередную авантюру, а иначе как авантюрой такое расторжение помолвки я назвать не смог бы. Сандр уже оповестил родных, но в наше время сам процесс заочной помолвки применялся настолько редко, что потенциальные супруги, участвовавшие в нем, уже не сомневались в своих предпочтениях. Расторжения за последние лет 100 не случалось. Тем более по инициативе стороны, объявившей о помолвке. Дети, а Сандр и Ярош вели себя как малолетние дети, этого у них не отнять, наотрез отказались от брака, но родителям Сандра и моим, и мне, как наследнику еще предстояла огромная работа по получению разрешения императора, юридическому оформлению и прочая и прочая. К тому же, я не был уверен в том, что семейство Морнио примет расторжение с восторгом. Нет, я вовсе не ожидал увидеть растерзанную тушку Сандра, но все же…
Перед дорогой старший отец свою прощальную речь закончил весьма двусмысленно:
— Сынок, не смотря на все приобретения в лице джинна и т.п., сам понимаешь, что портить отношения с Морнио нам не выгодно. Ты уж постарайся там…
Вот интересно, КАК я должен донести благую весть до Морнио, чтобы не подставиться? И как мы будем выглядеть пред светлыми очами императора?
Ладно, были бы наши семейства из простых, так нет же – обе семьи имели восходящие корни к императорскому дому. Это означало – ни шагу без уведомления нашего дражайшего родственника, уж не помню в каком колене.

Думаю, что и простое объединение фирм вполне вероятно могло бы иметь место, но родственная или брачная связь позволили бы семейным бизнесам глубже и безвозвратнее врасти корнями друг в друга. Мда, как говорится, как долг отдавать будешь… какой? Супружеский…
А Сандр неплохой мальчишка, жаль, что все так вышло. Только вот появление нового Яроша вкупе с Михом спутало все надежды и расчеты. Все, чего касался мой «братишка» — переворачивалось с ног на голову.
Мысли крутились, и никак не укладывались в четкий узор. Внутренний голос навязчиво нашептывал, что разрыв отношений с Морнио превратится в достаточно большую ошибку, только вот во что она выльется… Об этом моя интуиция молчала. Нечто мелькало на периферии, неуловимое и такое знакомое. Но окончательно оформляться в решение не спешило. Так что время, затраченное на дорогу, я провел впустую, так и не решив для себя, каким образом придется действовать. Что ж, будем импровизировать.

Но импровизировать мне пришлось начать гораздо раньше. Не иначе, я все-таки заразился от Яроша. И забыл сменить аккумулирующий кристалл в своем децикле (в отличие от циклета – эта машинка использовалась для дальних переездов и обладала более высокой скоростью и прочностью), вследствие чего мое транспортное средство отказалось дальше со мной сотрудничать и сдохло. До дома Морнио оставалось полквартала. Вызывать дакси-циклет смысла не видел, потому решил пройтись. Не портал же строить, в самом деле. Пройдусь по старинке – ножками.
Спустя некоторое время я понял, что не забывчивость стала причиной моей прогулки, а все та же клятая интуиция. Пробираясь сквозь затейливо высаженный кустарник в парке у дома Морнио, я услышал детские голоса, довольно громко спорившие о чем-то. Ненавязчиво пробираясь в их сторону, активировал малую прослушку, и чуть в осколки не выпал.
— Нет, да тебе все показалось!
— Мне НЕ показалось. Ты, дырявая башка, только о своей поротой заднице и думаешь, ничего вокруг себя уже не замечаешь.
— Ха, посмотрите, кто там пищит! Вторая поротая задница!!!
— Не пукай, мелкий, и разуй глаза – братишка явно витает в облаках.
— И в чем причина, по твоему?
— А ты заметил, как он вздрогнул, когда наш папаня при нем произнес имя этого визитера?
— Ммм… Да вроде...
— Лэд, ты меня убиваешь своей невнимательностью! Сколько раз я тебе твердил, держи глаза нараспашку, уши – врастопырку, мозги – включенными!
— Слушай, ты, кролик — мутант, если ты еще раз…
Звуки затрещины прервали сей диалог, и я пролез чуть ближе к месту боевых действий, еще пока не подозревая, что мне предстоит услышать.
— Лэд, ты что ослеп? У Сандра даже лицо покраснело, когда папаша заявил, что «Гарриша следует ждать не раньше обеда». Тебе это ни о чем не говорит?
Опа! Ключевые слова «Сандр» и «Гарриш». Спасибо тебе, провидение. Послушаем выводы не в меру наблюдательных отроков, не даром же все так удачно сложилось.
— Глаза горят, рожа розовая, ничего не слышит и не видит, на подначки не реагирует, стоит лишь назвать кодовое слово «Гарриш» и кузен вылетает в астрал — КАКИЕ еще тебе подсказки? Лэд, ты меня пугаешь...
— Эээ, он что, влюбился?
— Слава Единому! Мой брат со мной! Его разум не покинул его пустую голову!..
— Кэд, хорош придуриваться. Когда Сандр гулял с Наисом – он НЕ розовел, и не тормозил.
— Ха, ты еще того придурка Карна вспомни. Нет, брат, это все фигня, вот приезжий – и есть наш объект!
— Да с чего ты взял…
— Малыш, ты меня огорчаешь, ты помнишь физиономию нашего старшего папаши, когда он отсылал нас к дядькам и остался вдвоем с матерью?
— О!
— Воот! А я о чем тебе тут толкую. Наш братишка попался, как последний идиот на блестючку. Его необходимо спасать!

Вот тут я немного отключился. «Розовеет»? В академии Сандр, кажется, не «розовел», но старался находиться в поле моего зрения, полностью игнорируя Яроша… Клац! Мозаика сложилась в стабильный узор. Давал ли я повод? Твою... Да предостаточно! Начиная с нашего квеста по джиннам и сатирам, и заканчивая ненавязчивой поддержкой в академии. Пока парень сражался со своим черным источником, каждое мгновение, я остро чувствовал и старался поддержать его хотя бы взглядом, ловя его упрямую надежду и дикую усталость в каждой черточке лица, в легком наклоне головы и сжатых губах. Он мог принять это за…
А я? Что он значил для меня? Почему вызывал интерес, только ли своей необычной силой некроманта? Ну-ну, пой, птичка. Я прислонился к искореженному стволу и сполз вниз на густую траву. Так. Нужно все оценить, переоценить и еще раз взвесить. А хозяева подождут еще пару мгновений, ничего не случится.
Всю мою сознательную жизнь надо мной довлело бремя ответственности. Долг чести, долг наследника, долг члена приближенной к императору семьи, наконец, бремя старшего брата. Мое детство закончилось, так и не начавшись.
На первого ребенка, да еще и мужского пола, вдобавок — крылана, мои отцы накинулись, словно дикие ифриты. Учителя, тренеры, секции, дисциплина… Будь я Ярошем, давно бы сломался. Но когда он родился, отцы уже наигрались, и процесс воспитания мелкого резко отличался от моей дрессировки. А я уже вошел в колею – быть лучшим, быть умнее, сильнее, образцом для подражания, гордостью фамилии. И лишь мама, своими редкими визитами сумела скрасить мое одиночество. Те немногие мгновения тепла и уюта, душевного спокойствия и умиротворения – словно иной мир, отрезавший меня от отцовской финансовой машины, превращавший меня в простого ребенка, подростка, юношу, с сердцем и мечтами, а не углубленной аналитической машиной вместо мозгов. Рамки, в которые я загнал себя, словно спадали рядом с ней. И свежий воздух врывался в грудь, пусть на мгновение, но пьянящий глоток свободы компенсировал почти все проблемы и страдания, придавая сил.
Рядом с Сандром, в чем-то столь похожем на меня, только чуть моложе, чуть отчаяннее, я ощущал эту свободу. Он нашел в себе силы отказаться от навязанного еще до того, когда исправить станет практически невозможно. И в этом решении он оказался намного свободнее меня. Да, конечно, Сандр боялся гнева родителей. Но и класть свою жизнь на алтарь отцовского бизнеса не позволил. Достойный порыв. А что до предпочтений, так мы им не подвластны. Закрываясь от них, выстраивая свою жизнь по велению долга, можно утратить смысл. Поставив долг во главу угла, возведя его на пьедестал, отказываясь от себя, ради блага своей семьи – и честь, и глупость. Тем более, когда семья не испытывает явных проблем. Лишь страсть к накопительству и стяжательству. Достойная цель, ничего не скажешь.
Мы не бедны, банкротство нам не светит ближайшие три-пять поколений, даже если элементарно забросить бизнес и жить лишь на проценты. Только вот вести растительный образ жизни мне никто не позволит, и прежде всего, я сам. Не привык я к такому времяпрепровождению. Значит – деловые интересы семьи впрямую совпадают с моими. И отделить одно от другого я, увы, уже не сумею.
Тогда что я могу и к чему стремлюсь? Могу и должен соблюсти интересы отцов, а хочу…
Оформленная мысль четко легла в мою умозрительную мозаику. Я рывком поднялся на ноги и последовал дальше по дорожке, ведущей прямо к дому Морнио, стараясь двигаться легко и неслышно. Дети уже сделали свое дело, незачем их беспокоить.

Мне открыла полная высокая дама, внушающая уважение своими габаритами. Да, это не забитые жительницы женской половины нашего дома. Цепкий взгляд из под густых, сросшихся на переносице бровей, мог бы с равным успехом принадлежать и какому-нибудь высшему военному чину, впрочем, как и монументальная фигура…
Дама одарила меня приветственным кивком, достойным самого императора и глубоким звучным голосом спросила, не дав мне даже рот открыть:
— Вы – Гарриш Солюм? Добро пожаловать в дом Морнио.
— Э...
— Я – Ойт, домоправительница, мы вас ждали немного раньше. – Попеняла дама мне.
От удивления пополам с восторгом я онемел, что со мной случалось не так уж и часто. К такому обращению со стороны подчиненных женщин я не привык, и никогда не сталкивался с такими крупногабаритными… дамами.
Вдруг паузу прервал звенящий оклик:
— Ойт! Прекрати, лучше позови отцов.
Сверху по лестнице сбежал, вернее слетел, чуть касаясь ступенек Сандр. Встретившись со мной глазами, он споткнулся и едва не пролетел кубарем вниз, в последний момент вцепившись в перила. Радостное и чуть смущенное выражение его лица чудесным образом совпало с моими догадками. Он застыл у подножия, крепко сжав перила, словно не доверяя себе. Мне показалось, что он чуть не кинулся ко мне на шею. Вот это уже не шутки. Мы виделись недавно в академии, а он настолько счастлив, словно не видел меня целый год? Догадливые у него братцы. Еще один кирпичик в памятник, выросший на могилке несостоявшегося брака Яроша и Сандра. Хотя, теперь я знаю, что мне делать.
Дородная Ойт с состраданием посмотрела на Сандра и поплыла в сторону арки, видимо звать его отцов. Сандр наконец отклеился от перил и с шальным выражением лица подошел ко мне.
— Здравствуй, ты приехал… за расторжением помолвки?
— Здравствуй, Сандр. Ты как всегда прямолинеен. – Усмехнулся я, разглядывая его расширенные зрачки. – Да. Это один из поводов.
Ну же, парень, нельзя же так откровенно пялиться на мои губы, ты же ни слова не слышал.
— Сандр!
— …А?
— Я говорю, как твой источник? Все еще беспокоит?
Сандр наконец оторвал свой взгляд от меня и уставился в окно. Да, дела совсем плохи. Поговорили слепой с глухим. Даже не подозревал, что могу производить такое ошеломительное впечатление на кого-то с физиологической точки зрения. Правда, в академии мне удалось создать некий образ «ледышки», чтобы не тратить время на все эти житейские мелочи. Работа и учеба, а потом еще и присмотр за малолетним недоразумением в лице Яра, не располагали к поощрению личной жизни. Нет, когда-то я конечно должен буду найти себе мужа, а затем и жену, или двух… Но все это – в глубокой перспективе, которая неожиданно приблизилась сегодня вплотную.
— Гарриш, я…
Но мне так и не суждено стало услышать, что хотел мне сказать Сандр, потому что в комнату вошел сначала крупный черноволосый мужчина – Касэл Морнио, с которым я несколько раз пересекался по работе нашей фирмы. Старший отец Сандра с широкой улыбкой подошел и пожал мне предплечье, в знак приветствия в своем доме. А за ним впорхнул стройный изящный молодой мужчина с копной густых светлых волос, забранных дорогими алмазными шпильками в сложную прическу. Очаровательный цветок, гибкий, нежный… плотоядный. Потому что в глубине его глаз, прикрытых густыми пушистыми ресницами, горел хищный огонь любопытства и острого ума. Предположив, что этот господин — скорее всего младший отец Морнио, я не ошибся. С Седхадом имел дело мой старший отец. Я лишь слышал о нем много интересного, но воочию, да еще и вблизи, как-то не доводилось увидеть. Удивительно красивый мужчина, и Сандр очень на него похож, думаю, с возрастом это сходство станет ярче. Сейчас Сандр еще не оформился окончательно, а вот через несколько лет…
Желая проверить свою догадку, я посмотрел на Сандра, словно сравнивая его с Седхадом, и на моих глазах краска бросилась юноше в лицо. Отследив мой взгляд, Седхад только ехидно усмехнулся, чем поверг своего отпрыска в еще большее смущение. Никогда не знал, насколько мило Сандр умеет краснеть. В академии парень явно старался держать себя в руках, а дома расслабился. У меня внутри потеплело. Думаю, проблем не будет. На этот раз честь семьи Солюмов не пострадает.
Тем временем мне предложили отдохнуть с дороги. Сославшись на некоторую срочность своей миссии, я вежливо отказался.
Устроившись в уютной гостиной в кресле напротив Касэла и Седхада, расположившихся на диване и в присутствии Сандра, словно птичка, готовая вспорхнуть, присевшего на самый краешек другого кресла, я внутренне усмехнулся и приступил непосредственно к делу.
— Уважаемые Касэл и Седхад, я наделен полномочиями представлять мою семью в этом деле, и так как именно инициатива Солюмов послужила оформлению обручения Сандра Морнио и Яроша Солюма, посему наша семья вынуждена с прискорбием сообщить вашей семье о дальнейшей невозможности полного оформления законного брака между Ярошем и Сандром. Предполагаю, что ваш сын, в некотором роде, уже уведомил вас об отсутствии обоюдного желания со стороны обрученных и это расторжение не станет для вас неприятным сюрпризом.
Касел неторопливо кивнул, подтверждая мои слова, а младший отец скорчил хитрую рожицу. Хмм. Нестандартная реакция. Ладно, идем дальше.
— В связи с необходимостью расторжения помолвки, и ввиду того, что наши семьи занимают не последнее место в империи, мы, заручившись вашим одобрением, собираемся подать ходатайство в императорский совет для получения разрешения. Хотя мои отцы просили передать вам, что этот прискорбный факт никоим образом не может повлиять на заключенные ранее деловые договоренности.
Тут мне послышался странный шорох, шедший словно из-за стены. Мыши? Не думаю. Из-за магии, пропитавшей стены дома Морнио, поисковичок не мог сработать точно, но присутствие как минимум пары разумных существ показывал. Мелких разумных существ. И явно не мухликов.
Седхад заметил, что я прислушиваюсь, и ехидно прищурившись, пустил легкую воздушную волну в сторону ковра, шикарным цветочным полем скрывающего стену. Волна, прихватив по дороге подсвечник, громко блямкнула в стену. В ответ стена неожиданно ойкнула и на ковре образовалась шишка, которая сползла на пол. У шишки имелись четыре тонких ножки обутые в тапки веселых расцветок.
— Касэл, в нашем доме завелись тараканы. – Легкомысленно заметил изящный блондин. – Крупные. Они прячутся по нишам и подслушивают.
Касэл ухмыльнулся и заметил:
— К тому же бракованные – четырехлапые, явно пары лап не хватает.
Шишка на ковре задергалась и попыталась поджать ножки, но неудачно. В итоге, спустя мгновение на полу лежали два пацаненка, в разноцветных тапках и с невинными физиономиями.
— Гарриш, позволь представить тебе наших племянников – тот, в зеленых тапках, что снизу – Лэд, а второй, лохматый и сверху – Кэд.
Дети синхронно покивали, сверля меня любопытными глазенками. Вот и та самая парочка не в меру наблюдательных родственничков. Ясно, что пищи для ума у них предостаточно с такими разведывательными талантами. Я улыбнулся.
— Приятно познакомиться. Шустрые у вас племянники.
Пацанята притихли, явно ожидая взбучки, мы же с усмешками наблюдали, как их «бутерброд» расплетает конечности, и осторожно отползает к двери. На лицах у проказников широким транспарантом читалась надпись «нас тут не было, вам все привиделось». Когда до двери оставалось пол метра, она внезапно широко распахнулась и в комнату влетел всклокоченный мужчина.
— Касэл, Седхад, дети пропа… О! — Застыл он, ошарашено оглядывая нас и заметив детей, облегченно выдохнул. – Вот вы где!
Седхад с мягкой улыбкой промурлыкал:
— Гарриш – а это наш шурин – Свияз, и отец обоих безобразников.
— Рад вас видеть. – Склонил я голову.
— Ох, простите, взаимно. Я заберу бандитов?
Касэл ухмыльнулся.
— Да, думаю, они нам больше не нужны, не так ли, Гарриш? Забирай.
Свияз, не долго думая, ухватил за шивороты детей как котят и выволок из комнаты.
Седхад задумчиво погладил Касэла по руке и спросил:
— Опять пороть будет?
— Думаешь, поможет?
Оба обменялись ехидными улыбочками и в один голос заявили:
— Не-ет!
Согласен, этим детям явно уже ничто не поможет. Интересно, в кого они такие сорванцы? В Свияза, или их старшего отца? Но вернемся к нашим кристаллам. Касэл, видимо тоже понял, что пора разрулить ситуацию.
— Гарриш, думаю, что обряд обручения действительно придется отменить. Наш сын, — Сандр напрягся в кресле, — в категоричной форме отказался от брака с вашим младшим братом. А что касается деловых договоренностей…
— Гарриш, вы ведь еще не обзавелись супругом? – внезапно встрял Седхад, невинно покусывая кончик перламутрового веера. Сандр закашлялся.
Ясно, не одному мне пришла в голову такая идея. Интересно, как Сандр среагирует?
— Да, вы правы. Я тоже подумал об этом. И, если Сандр не против, я согласен принять сторону второго обручаемого вместо Яроша.
Сандр с треском продрал обивку на подлокотнике кресла. Испуганно ойкнув, он вытащил из ткани пальцы, с которых таяли следы черных когтей. Некру не сдержал. Перенервничал.
— Сандр? – поинтересовался Касэл.
Парень судорожно зажмурился, вздохнул и, распахнув ясные чистые глаза, мужественно посмотрел мне прямо в лицо.
— Д-да, я не… против.
Сказал, как в воду прыгнул. Словно ища подтверждения, он вглядывался в меня, все еще не веря, прося подтвердить, удостоверить, скрепить.
— Но тут возникает один вопрос, — промурлыкал Седхад, — вы оба являетесь наследниками рода. Каким образом это отразится на наших семьях?
— Дорогой, думаю, у Гарриша возможно есть ответ на этот вопрос.
— Кхм, вы правы, я думал над этим. Вы понимаете, что в такой ситуации требуется согласие моих отцов, но, подозреваю, они не будут против. Как вы отнесетесь к тому, чтобы объединить наши семьи?
Седхад с хрустом прокусил веер. Сандр вообще дышать перестал. Удивил я их. Такого они точно не ожидали. Слить семьи, объединить дома и фамилии. Против такого «укрепления бизнеса» уже никто ничего не возразит. И если они не будут против, дело останется только за императором. Но, судя по задумчивому виду Касэла, они не будут против. Глядя на разгорающиеся энтузиазмом глаза старшего отца Сандра, я почувствовал, как огромный камень скатывается с моих плеч. Получилось, идея упала на благодатную почву.
В итоге, решено было продолжить беседу завтра, постаравшись связаться с моими отцами (как интересно мы это проделаем, если они собирались к вампирам и оборотням?). Я вынужден был задержаться в доме Морнио, тем более, что сюда наконец доставили мой децикл, который я поставил на подзарядку. Уехать отсюда теперь могу не раньше завтрашнего вечера. Ужин прошел тихо, возможно благодаря отсутствию детей, естественно опять выпоротых. Видимо, эти дети уже успели неоднократно отличиться, раз взрослые с облегчением вздыхают, глядя на пару пустых стульев за столом. За весь ужин Сандр не проронил и звука, и не поднимал глаз от своей тарелки, чем вызвал во мне сначала недоумение, а потом и опасение. Не нравится мне его реакция. Что-то с ним не так.
Но перемолвиться с ним мне не удалось, так как он после ужина ушмыгнул к себе, Касэла вызвали по делам фирмы, а меня взялся развлекать Седхад. За недолгий вечер я проникся к нему несказанным уважением. Подозреваю, что очень многими удачными решениями семья Морнио обязана именно ему. И Касэл всегда его слушал. Младший отец – явно теневой управляющий, во многом хитрее и изворотливее Касэла. Если наши семьи сольются, объединяя фирмы, такое пополнение будет весьма кстати. И если все удачно пройдет у вампиров и оборотней, наши семьи станут самыми сильными в империи. Единственное опасение у меня вызывало отношение императора к такому увеличению влияния. Хотя он проявил себя как мудрый правитель, но такая конкуренция… Как он ее воспримет? Раздираемый мыслями я отправился спать, но проворочавшись некоторое время, так и не заснул.

Даже если вы умираете от жажды, никогда не пытайтесь отыскать кухню ночью в незнакомом доме. Иначе рискуете напороться на неосторожных хозяев, застигнутых страстью прямо на диванчике в гостиной. Застыв в коридоре сквозь полуоткрытую дверь я наблюдал, как Касэл ласкает обнаженное тело Седхада. Младший отец Сандра воистину изумительно сложен. Я понимаю теперь, почему эти двое, овдовев столь рано, так и не ввели в дом новую жену. Они просто никак не могли пресытиться друг другом. И третья или третий здесь явно оказались бы лишними.
До меня доносились тихие стоны и всхлипы, и тени, в отсветах магических светильников плясали по потолку. Разметавшиеся длинные волосы расплавленным золотом стекали на пол. Алмазные шпильки, разбросанные повсюду, загадочно посверкивали. Я не страдал вуайеризмом, но чужая любовь, столь притягательно опустошающая, сбила меня с мысли, и я застыл, опасаясь потревожить их, и быть самому замеченным. Сбоку донесся легкий вздох, и резко повернувшись, я успел заметить мелькнувшую тень, скрывающуюся за углом. Кошмарр. Весь дом не спит. Ну нет, дорогой, так легко ты не сбежишь. Я знаю, что ты тоже наблюдал, чувствую твои мысли и панику. В два прыжка я настиг Сандра, притягивая его сопротивляющееся тело к себе, осторожно и бесшумно, словно рыбку, пойманную на крючок. Ты уже не рад, что твое обручение повернулось вот таким манером? Сейчас и проверим.
И лишь он открыл рот для протеста, как я поцеловал его. Возглас утонул в моих губах, так и не родившись. Легкое сопротивление растаяло как дым, и скоро я уже поддерживал ставшего внезапно таким податливым Сандра. Он закрыл глаза, и лишь тень от его ресниц трепетала на щеках. Проклятие! Я почувствовал себя сердцеедом, совращающим девственницу. Да, парень, пусть у тебя и были партнеры до меня, но так крышу срывает явно впервые. И сама мысль, что причиной тому я – заставила меня крепче вжимать в себя его тело, показавшееся вдруг таким хрупким.
Шевеление в гостиной побудило меня подхватить Сандра и отступить к выделенной мне комнате. Сандр, словно лунатик, придерживаемый моей рукой, без возражений перебирал подгибающимися ногами. Спустя мгновение мы оказались у меня. Я сел на кровать, усаживая и дрожащего парня. Перебирая его прямые светлые волосы на затылке, я приник к его податливым губам. Когда он уже не мог соображать, я уложил его рядом и, укрыв одеялом, прижал к себе. Не сейчас, не в этот миг, когда он просто ошарашен, я не собирался воспользоваться ситуацией и оскорбить его. Просто успокоить. Сандр поворочался, и затих. Слушая его размеренное дыхание, сам не заметил, как заснул.


Ярош

Утро началось как-то суматошно. Слуги носились туда-сюда очертя голову, то ли имитируя бурную деятельность, то ли и впрямь занимаясь делами. Даже дятло-слуга сегодня был какой-то взвинченный, с трудом удерживая спокойную маску на лице, вот только в искоса бросаемых в мою сторону взглядах, явственно проскальзывало нетерпение и еле скрытое желание пинками придать мне ускорение. Хотел было назло сделать, притормозив у лестницы, но тут же передумал, вдруг он не выдержит и все же даст по башке, а с утра она итак у меня всегда еле варит. К тому же — вдруг им вообще разрешены репрессивные методы к тем, кто не торопится спускаться к завтраку. Да уж, не знаю я, как со слугами принято обращаться, придется и этому учиться.
За завтраком Ольвид что-то постоянно уточнял у джинна, записывая в лежащий рядом с тарелкой коммуникатор. Ребята только уныло ковырялись в тарелках. Видимо, никого не привлекала сегодняшняя наша поездка к вампирам, только Рейв излучал полное довольство жизнью, с аппетитом поглощая всё, до чего мог дотянуться. На всякий случай предложил Киту и Михе остаться и подождать нас тут, но оба парня так на меня взглянули, что решил дальше не развивать эту тему.
Уже при выходе из столовой, заметил знакомый тычковый ножик, лежащий на камине, в который временно переселился джинн. Только протянул руку к нему, дабы вернуть свою собственность, как на меня тут же рявкнул Ольвид. Видите ли, он с ифритом сегодня отправляются к джиннам для уточнения условий договора и нож ему может понадобиться. Мог же спокойно сказать, нафиг так орать? Я с утра нервный! Вот и не сдержался, гаркнув на него в ответ. Ведь он же сам виноват! Мой рявк явно поверг в шок Ольвида, при этом он так забавно выпучил глаза, как рыба хватая воздух ртом, что не выдержал даже младший отец, тихо фыркнув в кулак. Дожидаться, пока старший папик придет в себя, и все же решит, что перспектива стать детоубийцей не так уж страшна, я не стал, быстро выскочив вслед за ребятами из столовой.
Уже стоя возле круга портала, заметил приближение джинна и Ольвида. Сначала инстинктивно попытался спрятаться за спину Михи, но быстро взял себя в руки. Пока ифрит разбирался в настройках второго портала, старший папик молча принялся сверлить меня глазами, видимо, надеясь, что я сейчас сдуюсь и кинусь к нему с мольбой о прощении. Но тут он явно не учел моего поганого настроения. Уже к обеду я обычно вполне вменяемый, но сейчас еще не проснулся! Вариант – «подняли, но не разбудили» – это мое вечное утреннее состояние.
И не нужно так на меня угрожающе пялиться! Я тоже так умею! Нашел себе мальчика для битья? Фиг тебе! Нет у меня желания демонстрировать из себя эдакого супер-паиньку. «Летят самолеты – привет Мальчишу, идут пионеры – салют Мальчишу, ползут наркоманы – ништяк Мальчишу» — это не про меня! Пусть уж я буду лучше для него «Плохишем», чем тряпкой. Прекрасно же видно, что уважение Ольвида можно заработать, только если вести себя с ним на равных. Стоит чуть поддаться, и ты уже ничто и зовут тебя никак. Наверное, поэтому прежний Ярош до дрожи в коленях боялся старшего отца. Ведь сдерживать свою колкость Ольвид не считал нужным даже перед собственным сыном, всячески придираясь и критикуя его. Может быть тогда, когда только оказался в этом мире – я и позволил бы такое обращение с собой посторонним, но сейчас – фигушки! Не подхожу как сын – ради бога. Не пропаду! Наши обмены взглядами прервал Рейв, за шкирку ухватив меня и не церемонясь толкнув к засветившемуся кругу портала. Пришлось послушаться и последовать за остальными.
К сожалению, через такие порталы можно перенестись только или же напрямую в свой дом, или к ближайшему, от нужного тебе места, стационарному телепорту. Вот и мы сейчас находились поблизости от ворот небольшого городка. Мерцающая стена вокруг него создавала какую-то таинственность, невысокие здания лишь смутно проглядывали в этой туманной дымке. Забавно смотрелись на фоне полупрозрачной стены кованые высоченные ворота входа. Интересно, а если стену отключить – они свалятся или так и останутся одиноко стоять? А еще заинтересовало – все ли города охраняются так магически, но спросить так и не решился, уж очень сосредоточенный вид был у моего младшего отца.
Мы направились не сразу в город, а почему-то в обход стены. Сначала порывался спросить, но потом решил, как все, молча, идти за отцом и остальными.
Рейв на ходу достал два амулета. Один вручил вампиру, который тут же повесил его себе на шею, второй же отчего-то протянул нагу. Не успел я спросить почему мне и Михе такой побрякушки не досталось, отец стал пояснять.
-Сначала отправимся на разведку. Не стоит сразу показывать к кому именно привязан Мартим. Пусть эту роль пока сыграет наг. С ними даже вампиры стараются не ссориться, зная — если обидят одного, то все кланы нагов будут мстить, — Кит только согласно кивнул, с трудом сдерживая самодовольную улыбку, которая так и просилась к нему на лицо, стоило ему взглянуть в сторону хмурого оборотня. -Я изображу посредника между семьей нагов и вампирами.
Рейв всем видом демонстрировал, что не замечает обмен взглядами между парнями, но довольная улыбка все же иногда проскальзывала, и почему-то он при этом одобрительно на меня посматривал. Пришлось сделать морду кирпичом, ибо я и впрямь не понимал этой вражды между моими друзьями, а показывать свою неосведомленность перед отцом не хотелось. Нет, я прекрасно понимаю, что у некоторых возникает антипатия с первого взгляда, вот и у ребят, по-видимому, такая же ерунда. Да ещё и, судя по тому, что читал в библиотеке, их вторые ипостаси на дух одна другую не переносят. Выливается это в конфликты между нагами и оборотнями даже на территории академии. Благо сами территории этих кланов находятся далеко друг от друга, иначе бы частенько, судя по истории, пришлось воевать этим расам. Но удивляло меня другое — ведь прошло уже столько времени, пора бы уже привыкнуть, притереться, или хотя бы научиться цивилизованно общаться, делить-то им нечего. Или все же из-за меня? Но за эти полгода ни один, ни второй, никак не выказывали, что хотели бы чего-то другого, кроме того, чтобы стать моими друзьями. Не понимаю я их. Неужели воюют за то, кто больше друг или меньше? Глупо. Ну я конечно знаю об извечном соперничестве между парнями, выше, сильней, быстрей, померяться пиписьками, и остальных милых шалостях. Неужели Кит с Михой тоже на такое способны из-за моей дружбы? Лестно, конечно, но в то же время неприятно. Жаль, что на разговор они не идут, ведь сколько раз уже за эти полгода усаживал их напротив друг друга и пытался заставить спокойно высказать свои претензии — фиг, оба набычатся и сверлят глазами друг дружку, будто прибить готовы. Снова придя к мысли, что им просто необходима хорошая драка, чтоб они наконец выяснили отношения, я чуть было не пропустил остальные распоряжения отца.
-Яр и Факас, вам пока в город не стоит заходить. Будете ждать нас возле порта, там у меня небольшой домик, — заметив мой удивленный взгляд, отец пояснил. –Иногда приходится некоторые сделки переносить, а ночевать в местных гостиницах… небезопасно, можно так сказать. Пришлось купить дом и поставить собственную защиту, — улыбнувшись на мой понятливый взгляд, он продолжил. -К сожалению там не предусмотрены порталы, поэтому приходится стационарным пользоваться.
Проходя по широкой мощенной дороге, тянущейся вдоль стены, пару раз пришлось с нее сходить, чтоб пропустить самодвижущиеся тележки, везущие какие-то коробки всевозможных размеров. Чем ближе к порту, тем больше их встречали. Самое удивительное, что их никто не охранял, во всяком случае из живых существ. Заметив, как я верчу головой, высматривая сопровождение, вампир все же снизошел до объяснений. Указав мне на светящиеся шарики, парящие невысоко над тележками. Над большими их было до десяти штук, над маленькими — по одной, а иногда две.
-Это охранки, пуляют во все, что посчитают угрозой для груза, в основном обездвиживающими разрядами, но иногда и боевыми, зависит от того, что везут. Как только срабатывают, сразу идет сигнал в контору и уже через пару минут тут будет целая толпа из портовой охраны.
Чем ближе подходили к порту, тем больше пахло солью и водорослями. Знакомый запах. Заметив такую же радостную улыбку у Михи, я чуть ускорил темп, чтобы быстрей увидеть всё своими глазами. Ребята и Рейв только удивленно взглянули на нас, но комментировать ничего не стали, лишь прибавили шагу.
Вскоре мы вышли недалеко от порта. Он бурлил, шумел ветром, спешкой, криками и топотом ног по деревянным доскам настила. На причалах вовсю кипела работа, бородатые мужики затаскивали на борт покачивающихся суденышек тюки с товарами, бочки и ящики, иногда при помощи магии, а чаще почему-то своими силами. Заметив мое удивление, отец пояснил, что на некоторые товары нельзя воздействовать магией, вот и приходится их вручную грузить. Но тут я обернулся и завис, уже не слыша дальнейшие объяснения. Как же я люблю море. Какое счастье снова увидеть его, такое неспокойное и изменчивое, то пугающее шумным прибоем, то замершее словно озеро, неизменно красивое и всегда разное. Сейчас я чувствовал, будто снова нашел себя. Встретившись с таким же ошалелым взглядом Михи, понял, что не я один соскучился по нему, ведь наш город, в котором жили в прошлом мире, находился рядом с морем. «Что имеем — не ценим, а теряем – жалеем». Теперь же меня радовал до безумия даже ленивый плеск волн о камни.
Присмотревшись, заметил стоявшие вдали на рейде корабли, чаще отчего-то парусные: триеры, кнорры, когги, шхуны и даже вроде бы увидел одну галеру. Но ведь читал в библиотеке, что рабства тут нет, а галеры только с рабами у меня и ассоциировались. Спросить не получилось, ибо отцу на коммуникатор пришло какое-то сообщение и он, поторапливая нас, быстро направился в сторону от порта, туда, где находился жилой сектор. Ожидая увидеть рыбацкие хибары, я был приятно удивлен, заметив множество небольших коттеджей, явно дорогих. Видимо, не одному отцу в голову пришло, что не стоит селиться в гостиницах, и собственный домик у моря еще никому не мешал. Жаль, что мухликов пришлось оставить дома, думаю, моему Коке бы очень понравилось море, но, как мне объяснили — вампиры отчего-то их недолюбливали, а Рейву не хотелось их настраивать против себя.
Отец, предупредив, что скорее всего они задержатся, велел, чтоб мы с Михой далеко от дома не отходили, а если уходим, то брали с собой коммуникаторы. Указав на невысокий домик с красной крышей в конце улицы, он пояснил, что там находится таверна и мы сможем нормально перекусить. Затем Рейв, подхватив под локти бледного Мара и Кита, поспешил в город. Наг напоследок наградил оборотня таким грозным взглядом, что я поразился. Неужели думает, что Миха может меня обидеть? Странный.
Коттедж оказался двухэтажным. Прихожая совмещала оба этажа, поэтому и потолок там был очень высокий. На втором находилось три спальни, на первом же — небольшая кухня и гостиная. Быстро обследовав всё и не найдя ничего интересного, стал тормошить задумавшегося Миху, уговаривая пройтись к морю. Уж очень хотелось, пока есть возможность, побыть там подольше. Парень как-то странно все это время посматривал на меня, но все же согласился, а может быть сообразил, что если не пойдет со мной, то плюну и отправлюсь один.
Хотелось найти местечко подальше от портового шума, поэтому пришлось идти долго. Миха всё так же прибывая в задумчивости, молча шагал где-то позади. Ну и фиг с ним, философ нашелся.
Наконец, вышли к небольшой бухте, отгороженной от пристаней скалами. Ноги по щиколотку тонули в прибрежном песке, но я упорно пробирался к самой воде, на ходу собирая и запихивая в карманы разноцветные камушки и ракушки, дома переберу. По ходу наткнулся на какой-то большой обод, сделанный явно вручную из непонятного металла, украшенный всевозможными завитушками. На удивление он был легким, хоть на вид смотрелся очень громоздким. Прихватив его зачем-то с собой, направился к ближайшей скале, надеясь найти местечко и, забравшись наверх, понаблюдать оттуда за морем.
Только уже примерился с какой стороны карабкаться на этот утес, как меня вдруг заинтересовали непонятные зазубрины сбоку. Поковыряв, но так и не отколупав ни кусочка, огорченно вздохнул. Даже от злости ударил по одной из зазубрин ногой, что удивительно – она отозвалась глухим перезвоном. Тут же попробовал так же бахнуть другую – звук был чуть тише.
-Мих, смотри, тут скала забавно звякает, — громко возвестил я. Но он моей радости не разделял, отчего-то осторожно подойдя, стал тянуть меня в сторону, при этом одними губами шепча, что нужно убираться отсюда. Причем на меня он даже не смотрел, пялясь куда-то мне за спину.
Проследив за его взглядом, даже застыл на месте, пытаясь сообразить, что именно напоминает мне скала.
-Рекс! – провозгласил я.
Миха, тащивший меня на буксире за собой все это время, от удивления даже выпустил мою руку. Пришлось пояснять:
-Ну вспомни – динозавр Рекс, из мультика. Здоровый такой, город рушил… — судя по скептическому взгляду парня, мульт он не смотрел. Ну и ладно. –Слушай, так может и впрямь динозавр? Только дохлый… Ведь не дышит?
Кажется, я обращаюсь к пустоте, ибо Миха отчего-то завис, уставившись на эту скалу. Ну и ладно, я решил продолжить мысль.
-А вот интересно, они как лягушки – просто высыхают на солнце, когда помирают? Или вонять будет? Брр... Представь какая бы тут вонища стояла от такой туши… А давай его похороним? – подергал я за рукав так и не двигающегося парня. –Только магией нужно, а то задолбаемся рыть яму…
-Ещё одно слово, мелкий заср… морф, и я тебя сам похороню, — раздался грозный басовитый рык за моей спиной. –Без ямы! –зачем-то уточнил голос.
А вот поворачиваться было страшно… На всякий случай уточнил у Михи шепотом:
-Оно живое?
-Я не оно! – раздалось прямо у меня над ухом, а волосы от его дыхания стали, кажется, дыбом. Причем он явно не мыл зубы и от него несло сырой рыбой. Меня даже замутило.
Опасливо втянув голову в плечи, я все же набрался храбрости и развернулся. Если умирать – то хоть буду знать что именно меня сожрало.
Проклиная мысленно свое любопытство, я в упор смотрел на… глаз. Это что-то… Глаз размером с половину меня. Но даже не это меня больше ошеломило, а сам черный зрачок на красной радужке, который складывался то в горизонтальную, то в вертикальную линию, будто гипнотизируя.
Рука сама потянулась пощупать, но тут же раздался громкий рык:
-Отвали, убогий!
Тут же отдернул руку и даже каким-то образом очутился за спиной у Михи. Либо парень меня затолкнул, либо я научился телепортироваться мгновенно, жаль что только на такие маленькие расстояния.
-Что вы забыли в моей бухте? – продолжало возмущаться это существо, застигнув меня посреди мысли о побеге и просьбы политического убежища у крылатов.
Не знаю какой черт дернул меня за язык, но я, стараясь, чтобы голос не слишком дрожал, ляпнул:
-А мы это… ветеринозавры. Лечить пришли…
-Кого? – изумился динозавр.
-Тебя, — для убедительности тыкнув в него пальцем и чуть не попав снова прямо в глаз, как можно уверенней возвестил я. Ведь главное заболтать, чтоб он забыл что хотел нас сожрать, а дальше — чуть отвернется, и мы сможем удрать. Жаль, Миха никак меня не поддерживал, явно сейчас пытаясь понять кого здесь следует больше бояться – динозавра или неадекватного меня.
-Я здоров, — фыркнул динозавр, отчего снова завоняло вокруг свежей рыбой.
-Точно? – понимая, что все мои попытки его заболтать напоминают больше разговоры в психушке, я всеми силами старался выглядеть как можно солиднее. –Ну мы тогда пойдем? Так и скажем всем – «Динозавр здоров! Помощь не понадобилась!»
Зрачок снова поменял форму, а на меня рявкнули:
-Я не ди-но-завр!
-Ничего, — тут же нашелся я, вспомнив, что с психами нужно всегда соглашаться. А если они еще и таких размеров…–Ты главное не расстраивайся. Хочешь – не будь им.
-Он всегда такой? – задумчиво спросило это существо.
-Кто? – тут же полюбопытствовал я. Но меня злостно проигнорировали.
-Бывает хуже, — пожав плечами поведал динозавру Миха.
До меня не сразу дошло, о ком они говорят, все же страх иногда плохо влияет на мои мозги, но когда понял… Рррр
-Ладно, отдавайте кольцо и валите отсюда, — ненадолго задумавшись, все же сказал динозавр.
-Оно не снимается, — на всякий случай попятившись от этого психа, постарался объяснить я. Мало ли, вдруг сейчас решит оттяпать мне руку из-за джиннова колечка.
Чудище издало какой-то странный звук, если б оно был человеком, то я подумал бы, что хихикает. Но ведь не может динозавр опуститься до такого?
-Забери кольцо и мне отдай, не хочу до него дотрагиваться, вдруг это заразно, — обратился к Михе этот псих, при этом ехидно косясь в мою сторону.
Самое обидное, что Миха и не подумал возмутиться, молча направившись ко мне. Пока в обалдении таращился на него, с интересом ожидая как он думает снимать кольцо, ведь даже ректор не смог, парень, не проронив слова, стащил с моего плеча железный обод, который я нашел на песке и таскал за собой, и протянул его динозавру. Зато я почувствовал себя полным придурком. Мог же сразу догадаться, что джинново кольцо ему даже на коготь не налезет.
Мы уже стали отходить, когда динозавр все же не выдержал и рявкнул в нашу сторону.
-Я – левиафан, а не ди-но-завр!
Только кивнув и сделав еще пару шагов, я сообразил о чем он. Левиафаны – это же вроде бы морские драконы? Ну нифига себе…
Так в молчании мы и вернулись в дом. Есть не хотелось, поэтому поход в таверну отложили до ужина. Миха странно посматривал в мою сторону, но явно не решался заговорить, а я все еще не мог прийти в себя оттого, что увидел самого настоящего дракона, хоть и морского.
Из задумчивости меня вывел Миха, умудрившийся незаметно подойти вплотную ко мне, отчего я даже вздрогнул.
-Яр, нам нужно… — начал он. –Я хочу понять…
И снова замолчал, заставляя меня все больше волноваться.
Жаль, но узнать, что он хотел, так и не удалось, ибо нас прервали ввалившиеся в прихожую ребята и Рейв. Все были какими-то мрачными и сосредоточенными.
Когда поскидывали шубы и шапки, нам с Михой все же пояснили, что ничего хорошего не узнали. Оказалось, что братец Мара неплохо за это время устроился в совете, и надавить на него никак не выйдет. Дальних родственников тоже почти никого не нашли, а тех, которых разыскали, судя по хмурому виду вампира, не стоило принимать в расчет.
-А на совет никак нельзя повлиять, чтоб они надавили сами на Витуса? – все же уточнил я. Рейв только насмешливо хмыкнул и ушел в гостиную.
Тут мне в голову пришла очередная бредовая идея, но сначала следовало уточнить, не ошибаюсь ли я.
-А порт очень важен для совета?
-Конечно, ведь вампиры и живут в основном за счет порта, — даже не удивившись моему вопросу, ответил отец.
-Значит, если порту что-то будет угрожать, совет всполошится, — пришел к выводу я.
Все удивленно уставились на меня, только до Михи, видимо, стало доходить, что я задумал. Он попытался запротестовать, но Остапа уже понесло.
На ходу крикнув, что скоро вернусь, я снова припустил к бухте.
Самый облом меня ждал, когда примчался туда, а дракона на месте не оказалось. Потоптавшись, тяжело вздохнул и устроился на ближайшем камне ждать пропажу. Надеюсь он все же вернется, иначе я тут себе всё отморожу. Вскоре подошел Миха и попытался уговорить отложить всё до утра, ибо под вечер становилось и впрямь очень холодно. Я только упрямо покачал головой. Парень, за полгода хорошо уяснивший, что спорить со мной, когда я упрусь –смысла нет, накинул на меня еще и свою шубу и куда-то умчался. Надеюсь не приведет сейчас тяжелую артиллерию в лице моего папика.
Ну и ладно, кутаясь в обе шубы, я не отрываясь смотрел на море, ожидая пропажу, поэтому и пропустил момент, когда сзади подошел невысокий коренастый мужичок.
-Ты опять тут? – недовольно проворчал он, устраиваясь рядом.
К этому времени у меня уже от холода зуб на зуб не попадал, а пальцы на руках начали синеть, так что сил не было даже удивляться вопросу. Вот только чуть внимательней взглянув на этого дядьку, вдруг заметил знакомые зрачки.
-Ппоговоррить пришшшел, — попытался объяснить я.
Мужичок недовольно сощурился, но буквально сразу меня окутало теплым воздухом, а снег вокруг начал медленно подтаивать. Эх, хорошее заклятие, нужно обязательно тоже выучить.
Не успел еще согреться, как вернулся запыхавшийся Миха. Подозрительно осмотрев моего соседа по посиделкам, и тоже приметив знакомые глаза, молча протянул нам бутылку, за которой, как выяснилось, бегал в трактир. Блин, тоже мне – «способ согреться»... лучше б еще шуб поприносил.
Что тут сказать… уламывали мы его долго. Вернее по его хитрой морде было видно, что идея ему очень даже нравится, но врожденная пакостность не давала согласиться сразу. Пришлось торговаться, даже песни петь, а Михе еще не один раз бегать в трактир за «согревом»...
Заодно выяснилось, что даже русалы не смеют спорить с левиафанами, поэтому с той стороны нам мешать точно никто не будет. Но на всякий случай Рекс все же предупредил их. Кстати, имя ему очень даже понравилось. Вернее, не совсем сразу и не очень понравилось… В общем, после третей бутылки, мы его все же уговорили, что непроизносимое Лифринсановириекионс намного хуже звучит, чем Рекс. А еще мы узнали, что нам просто повезло застать его тут, ибо живут левиафаны вообще в океане, а здесь у него находился какой-то «схрон», который он после четвертой бутылки всё время нам рвался показать. Но мы не поддались на провокацию – сначала дело!
Жаль, но дальше помню смутно. Кажется, Рекс все-таки заблокировал порт, согнав зачем-то туда еще и неимоверное количество косяков рыб. Вода просто бурлила от них, а я кому-то объяснял, что, если захочу, смогу как Чингачгук выловить всю рыбу, только мне для этого нужен томагавк. Кто-то мерзко загоготал сбоку, но я пригрозил, что если будут ржать, то мы с Рексом вообще выйдем на тропу войны, и они примолкли. Рядом Миха пытался вдолбить Мару как зовут левиафана, но быстро запутываясь, начинал снова, попробовал ему помочь, но у меня тоже не вышло выговорить. Потом почему-то запомнилось ошарашенное лицо отца, возле которого собралось много галдящих мужиков в роскошных нарядах. Но они быстро заткнулись… Зря они так перепугались и шарахнулись от меня… Это вовсе не я виноват, что бывают такие совпадения! Ведь я просто помахал Рексу, которого заметил вдали, а в это время один из кораблей, стоявших на рейде, пошел ко дну.
Отец что-то с самодовольным видом втолковывал мужикам, а я вдруг почувствовал, что меня подхватывают на руки и уносят. Попробовал сопротивляться, но обнаружил, что несет меня Кит, поэтому просто пристроил свою голову ему на плечо и вырубился.

Проснулся я от тяжести и ощущения, словно варюсь заживо. Не открывая глаз, попытался шевельнуть рукой — она недовольно фыркнула, нога вообще не пожелала двигаться, дернул ею — она матюгнулась мужским голосом, в это время сипло выругалась и вторая рука.
Пришлось открывать глаза, чтоб прекратить это безобразие. С трудом разлепив их, наткнулся взглядом на лежащего на моей руке нага. Чуть наклонив голову, с другого боку увидел помятое лицо Михи, уткнувшееся в мое плечо. Попытался взглянуть на ноги, но голова просто отказалась приподниматься с подушки. Оставил это дело на потом.
Как же мне плохо… Попробовал вспомнить что было, и… лучше бы я еще вчера умер. Стыдно-то как… теперь от меня точно вся семейка единогласно откажется, после вчерашней бузы на пристани.
Судя по пунцовому лицу Михи, он тоже припомнил всё, в большей или меньшей степени.
-Дела-а-а, — простонал я.
-Дела у прокурора, — тихо отозвался оборотень. –А у нас – задница.
Снова повернулся к нагу. На прощание хоть извинюсь.
-Кит, спасибо, что вчера помог отцу и Мару, боюсь сегодня меня…
-Я не им помогал, а тебе, — так и не выпуская моей руки, и еще ближе пододвигаясь, разулыбался Кит.
С другого боку раздалось недовольное фырканье оборотня.
-Ну да, и еще спасибо, что притащил сюда… А кстати, куда сюда? – попробовал снова приподнять голову, но и вторая попытка оказалась неудачной.
-В участке нары не такие, — продолжил мою мысль Миха, тоже старательно пытаясь оглядеться. У него вышло лучше, даже умудрился приподнять голову, но быстро уронив ее назад, больно ударив лбом мое плечо. Сил возмущаться не было.
Тут откуда-то снизу раздался голос Мара.
-Швах! Вы совесть имеете? Дайте же поспать!
Ну, теперь хоть знаю кто оккупировал мои ноги… Скосив взгляд в поисках окна, и впрямь обратил внимание, что на улице еще только начинает светать. Всего на минутку прикрыл глаза, и сам не заметил, как снова заснул.

Следующее пробуждение было еще болезненней – меня просто стянули с кровати, и я сильно стукнулся пятой точкой об пол. Оказалось, что это отец потерял терпение тормоша нас, и просто сбросил всех магическим захватом. Пока ошалело хлопал глазами, пытаясь понять, что происходит, Рейв расхаживал над нами и вещал.
-Храм подготовили, в главный — не стоит идти, а вот древний вполне сгодится. Кровь Витус хоть и дал добровольно, но явно под принуждением совета, поэтому боль будет все равно. Потерпите. Во время обряда главное помнить – раскрыться и принять! Не сопротивляйтесь. Оба!
-Какой обряд? – все же прервал разошедшегося папика голос Мара, который, судя по лицу, хоть что-то понял в этой белиберде.
-Мы не сможем взять над тобой опеку без оснований, по вашим законам — только кровные могут взять на себя попечительство, — наконец притормозил Рейв, который все это время не останавливаясь расхаживал вокруг нас, даже голова закружилась. –Ярош станет твоим побратимом.
Не успел я даже переварить эту мысль, а заодно обрадоваться, что меня оказывается даже после вчерашнего дебоша не собираются выкидывать из семьи, как Рейв, деловито оглядев наши помятые рожи, продолжил:
-Факас и Флок, вы останетесь тут? – парни тут же запротестовали. Рейв взмахом руки велел им заткнуться. -Внутрь храма вас не пустит. Туда ход только тем, кто принимает участие в обряде. В таком случае, Китнис пойдет со мной в порт, а Мият сходит к своему дружку в бухту и попросит(!) явиться на пристань. Договорились?
Наг кивнул, а Миха только согласно прикрыл глаза. Похоже его тоже до сих пор мучает похмелье.
Почему-то скептически взглянув на меня, отец продолжил:
-Ярош и Марим, после обряда может накатить сильное возбуждение, просто перетерпите, как только кровь успокоится – оно сойдет.
Ещё раз деловито оглядев наши помятые морды, он вдруг рявкнул:
-Встать! Привели себя в порядок! Даю минуту!
Вот откуда он знает любимые команды нашего боевика? Я и сам не понял — как и когда умудрился подхватиться и рвануть одним из первых в ванную. Даже забыл, что голова болит, а в животе всё будто в холодец превратилось.

Храм снаружи рассмотреть не успел, слишком спешили все. Только заметил белые колонны при входе, на которых восседали горгульи. Миленько.
Само полукруглое помещение впечатлило размерами потолков, уходивших куда-то ввысь, а стены были украшены витражами, изображающими битвы. В центре находилось возвышение, исчерченное рунами и пентаграммами. Вокруг него стояли странные статуи, изображающие мужские фигуры. Откуда-то из памяти Яроша пришло понимание. Мужчина с развевающимися одеждами – воздух, с лепестками пламени в руках – огонь, с рыбьим хвостом – вода, волосы достающие до пола – земля. Рядом с каждой фигурой тренога с позолоченной чашей, в которой чадит огонь. Самое удивительное, что свет, еле пробивающийся от темных витражей, будто сосредоточился на этих фигурах, не освещая больше ничего.
Самое неприятное – оказалось, тут стоит полог молчания, даже спросить Рейва ни о чем не получилось.
Откуда-то из темноты отделилась невысокая фигура в капюшоне, приближаясь к нам медленной стелящейся походкой, будто паря над полом.
Отец тут же поклонился этому существу и, на прощание сжав мое плечо, молча вышел. А на меня накатил страх. Снова вляпался куда-то. И самое обидное – никто ведь не спросил, хочу ли я брататься с Маром. Взглянув на бледного вампира, сам себя тормознул. Ведь и ему выбора не предоставили, поставив перед фактом. Интересно, зачем это отцу нужно? Ведь уверен, что легко можно было найти другой выход… Судя по всему, наша семья и так имеет немаленькое влияние в империи. Неужели за счет Мара собирается еще укрепить его? Но как?
Пока раздумывал, фигура подплыла ближе и жестом указала, чтоб мы стали в центре возвышения.
Момент, когда это существо достало светящийся кинжал, я пропустил, зато очень даже заметил, как этот козёл полоснул им по моей руке. Хоть бы предупредил! Пока я возмущенно пытался зажать руку и остановить текущую кровь, этот гад умудрился и вампира покоцать, судя по негодующему лицу парня.
Затем это существо, вцепившись в наши руки ледяными пальцами, связало их какой-то красной тряпкой. Надеюсь, она стерильная.
Пока мы непонимающе пялились по сторонам, фигура достала, будто из воздуха, бокал с красной вязкой жидкостью, и начала разбрызгивать ее на руны под нашими ногами.
И вот тут меня накрыло чужими чувствами, от неожиданности едва не полетел наземь. Пришла боль, злость, одиночество и непонимание. Хотелось дернуться обратно, вырваться из опутавшего нас круга, кричать, стонать — все, что угодно, лишь бы избежать этого. Сам не понял как и когда вцепился в вампира, ведь так необходима стала опора, чтобы не чувствовать себя совершенно одиноким в этом водовороте боли и пустоты. Ощутил, как Мар тоже ухватился за меня, будто пытаясь впечатать свое тело в мое, теперь стало даже непонятно где я, где он. Пальцы запутались в его волосах, тело сотрясала дрожь.
А затем пришла она… жажда. Только сейчас я понял, какой это кошмар и почему вампир так радовался, избавившись когда-то от нее. Всепоглощающее чувство, которое не отпускало ни на секунду. Она стала наркотиком, все мысли и желания мгновенно сосредоточились только на ней. Она, словно живая, стала вытягивать из меня всю мою волю к сопротивлению. Чьи-то пальцы сдавили мои плечи сильней, с трудом, будто толчками, стала возвращаться память – я тут не один. Не отпускать, сильней обнять, покрепче стиснуть, уронить голову ему на плечо. Сейчас он – мой якорь.
Вспомнил последние перед обрядом слова отца и попробовал открыться и принять. Было страшно, по-настоящему, до зубного скрежета, до стиснутых кулаков, только услышав стон боли, сообразил, что, запутавшиеся в волосах вампира пальцы, сейчас чуть скальп с него не содрали. С трудом разжав их, сделал еще одну попытку открыться.
Чужие воспоминания, словно пыльным мешком ударили по мне, мельтеша перед глазами и по крупицам впитываясь в меня. Это жутко, страшно и в то же время невероятно интересно — очутиться в чужой памяти, ощущая, как она становится твоей. Ты будто теряешь себя и становишься совершенно другим. Он – это ты, ты – это он. Живешь чужой жизнью, чувствуешь, видишь всё то, что было, плачешь и смеешься, корчишься от боли и проваливаешься в эйфорию после того, как попробовал свою первую жертву. Не знаю сколько прошло времени, минута или вечность, когда, наконец, вся эта круговерть в голове прекратилась.
А затем пришло чувство полета, легкость во всем теле. Веки потяжелели, а дыхание снова перехватило, только сердце, как сумасшедшее, бешено колотилось у самого горла, словно пытаясь вырваться на свободу. Только чье-то чуть подрагивающее тело рядом, вплотную прижимающееся к тебе, удерживало и не давало взлететь, забывая обо всем. С трудом разлепив тяжелые веки, взглянул в ошеломленные глаза вампира, зеркально отражающие и мои чувства.

Буквально сразу перед нами снова появилась та странная фигура, занимающаяся обрядом, жестом указывая на выход. Ну и ладно, не очень-то и хочется тут находиться. Еле передвигая ногами, последовал за вампиром.
Не успел переступить порог храма, как на меня жаркой волной, сопровождаемой струей мурашек вдоль позвоночника, накатило возбуждение. Даже ноги подкосились, пришлось привалиться к ближайшей колонне, чтобы не упасть.
Похоже, с вампиром творилась такая же ерунда. Он безумным взглядом скользнул по моему лицу, даже дернулся в мою сторону, но тут же упрямо сжав губы, рванулся в сторону и быстро исчез между деревьями, растущими вокруг храма.
Тело стало потряхивать от возбуждения.
Млять, где тот джинн, который всё это время умудрялся одной фразой угомонить мои гормоны?
Попытался мысли переключить на что-то другое, но куда уж там… Меня уже просто колотило, а внутри будто огонь пылал.
Через силу заставил себя подняться на ноги и сделать пару шагов в сторону от храма.
Твою ж мать! Прочти слово "либидо" наоборот — хочешь им стать?
Уговаривая себя таким образом, сделал еще пару шагов.
Сбоку заметил какое-то движение. Не успел даже понять кто это, как меня схватили и прижали к чьей-то груди. Млин, за что мне это всё?
Медленно повернул голову и встретился взглядом с Михой. Он еще крепче сжал мои плечи, напряженно выискивая что-то на моем лице. А после... резко ухватил за волосы и впился в губы жарким поцелуем. Мир поплыл перед глазами, сузившись до зеленых глаз, потемневших от желания. Он буквально вжался в меня, позволив почувствовать свое возбуждение. Поцелуй обжигал, в нем было столько желания, страсти и нежности. Так меня еще никто не целовал. Больше походило, что не меня, а его мучила жажда, а этим поцелуем он хотел утолить ее.
Но ведь это Миха! – пришла запоздавшая мысль. Попытался упереться руками ему в грудь, чтобы отстраниться. Но куда там... Недовольно промычав что-то, парень больно укусил меня за шею. Твою ж мать! Меня ведь и так трусит от возбуждения, еле удается сдерживать стоны, а он, вместо того, чтоб помочь, еще и разжигает его. Мало того, Миха еще и перехватил мои запястья, фиксируя руки за спиной. Теперь он уже неторопливо стал пробегать языком по моей нижней губе, чуть прикусывая ее. Нежно, медленно, будто растягивая удовольствие и подразнивая. Затем его язык настойчиво стал раздвигать мои онемевшие губы, углубляя поцелуй. Попробовал отодвинуться назад, но его ладонь снова легла на затылок, не давая шевельнуться, зато мои руки освободились. А вот вырываться уже почему-то не хотелось. Отстраненно отметил, что уже сам ухватился за его шею. И когда только успел?
Почувствовал, как его рука пробирается под куртку, продвигается к пояснице и замирает там, а холодные пальцы оставляют после себя мурашки на коже. Обезумев от страсти, начинаю сам его целовать, ловя губами его стоны.
Но тут где-то сбоку раздалось разъяренное шипение, и меня снесло в сторону. Потеряв опору, тут же шмякнулся на землю, с изумлением тараща глаза на откуда-то появившегося Кита, который сейчас мутузил Миху.
Млять. Им давно было пора выяснить отношения… Но не сейчас! Поднимаясь на все еще дрожащие ноги, раздраженно взглянул на этих придурков. Не могли потом устроить разборки? Рр-р-р
Плюнув, медленно пошел в сторону дома. Надеюсь, не убьют друг друга, а хорошая трепка им обоим не помешает.

Доверь свою работу ✍️ кандидату наук!
1500+ квалифицированных специалистов готовы вам помочь

Дата добавления: 2015-07-11; просмотров: 49 | Нарушение авторских прав


 

 

Читайте в этой же книге: Сандр Морнио | Глава 6 | Сандр Морнио | Сандр Морнио | Гарриш Солюм | Сандр Морнио | Сандр Морнио | Гарриш Солюм | Конец первой части | Сандр Морнио |
<== предыдущая страница | следующая страница ==>
Сандр Морнио| Глава 4

mybiblioteka.su - 2015-2022 год. (0.021 сек.)