Студопедия
Случайная страница | ТОМ-1 | ТОМ-2 | ТОМ-3
АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатика
ИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханика
ОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторика
СоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансы
ХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника

Сандр Морнио

Читайте также:
  1. Александр
  2. Александр
  3. Александр II Освободитель (1855-1881)
  4. АЛЕКСАНДР ВЛАДИМИРОВИЧ
  5. Александр Дафф
  6. Александр Ефимов
  7. Александр Ефимов
Помощь в написании учебных работ
1500+ квалифицированных специалистов готовы вам помочь

Весь путь, от самого тоннеля, через парящий над бескрайним запредельем мост, в доме джина и уже позже, в лесу сатиров, я держался из последних сил. Вокруг меня все кружилось и мельтешило, и я плыл сквозь мир, плетя паутину.
Там, в доме ифрита, когда блондин спросил меня, смогу ли держать защитную сеть, я чуть не рассмеялся ему в лицо. А то он не знает? И я проговорился. Но он как будто не заметил. А уже у портала, когда Ярош предложил мне снять паутину… Мне стало настолько нехорошо, что я уже не замечал, что отвечаю.
В лесу меня оставили наконец в покое. Лишь изредка я ловил короткие взгляды Гарриша, словно он проверял, тут я еще или уже… Знал он или нет? И если знал, то почему не предупредил? Мне не хотелось так думать. Сама мысль о том, что Гарриш просто не захотел рассказать, жгла огнем. Слишком больно. И не справедливо, хотя в нашем положении о какой справедливости может идти речь?
Черный источник – некра… Кто бы мог подумать, что я радовался сначала тому, что у меня, единственного на всем курсе есть дар некроманта. Дурак. Идиот конченный. И уже возможно, скоро.
Когда впервые я сумел применить некру – удивился, насколько легко она меня слушалась. И с трудом сумел ее обуздать. Во второй раз ощутить ее могущество для меня стало как откровение. Волшебный полет, неуемное могущество, и горячая благодарность за право ее применения. Гордость, плавно перерастающая в легкий ужас, а затем в обжигающую панику, когда я осознал, что эта черная энергия все ширится и ширится, словно из бездны черпая все новые волны, и каждая выше предыдущей… «Отдохнуть, восстановить источник некры…» Звучит как издевка. ЭТОТ источник восстановлению не подлежит. Теперь все свои силы я тратил лишь на то, чтобы закрыть его.
Меня разрывала изнутри черная всепоглощающая буря, стремившаяся наружу, сметая все на своем пути, смеясь над моими жалкими усилиями. Некра, уподобившаяся дикому хищному зверю, рвала своего заигравшегося владельца, рвала безжалостно и отчаянно, словно понимая, что если сейчас не освободится, то другого шанса у нее не будет. «Если ты встал на пути яростной бури – не препятствуй, ибо тебя унесет ураганом. Но согнись и держи свою линию, не отступая и не наступая. И тогда лишь ты выйдешь победителем.» Дед Морнио был выдающимся стратегом. Не видя ничего вокруг, я слышал только эти слова, удерживающие меня на плаву.
Могущество – я дарую тебе неограниченную власть над миром – кричала она, ты поднимешься выше всех, станешь правителем. Подчинись, отпусти…
Нет! Мне не нужна сила такой ценой. Ведь под сладкой пеной ее слов я чувствовал на языке горький яд ее умолчания. Сейчас, не обращая внимание ни на что, я боролся за себя, за свое «я», за право жить так, как велит мне мой долг и моя совесть. И сотни поколений моей семьи, чью честь я клялся беречь.
Почему Гарриш меня не предупредил? Знал ли он о той борьбе, что заставляла мое сердце биться вдвое чаще, о том, что я дышать мог через раз, о черном ревущем пламени, выжигавшем меня изнутри? Я не мог, не хотел в это верить. Он не такой, ведь именно он стал меня учить…
А некра нашептывала: «он такой, просто завидует твоему могуществу, ведь ты сильнее…». А он умнее и… я просто не могу сдаться. Даже если судить потом буду сам себя – именно перед собой нести ответ за слабость, за гордыню, и за те жизни, которые заберет моя сила. Да, сейчас я мог себе признаться, я не люблю своего жениха, а узнав его поближе, понимаю, что даже из расчета жить с ним не смогу. Мы слишком разные, и этого уже не изменить. Мне не нравится наг, а уж тем более вампир и Мият, но… я просто не могу себе позволить такую роскошь – убивать всех направо и налево, невзирая на близость и дружбу или глубокую антипатию. Мне не закрыть расчеты со своей совестью, не перевесит обладание всем миром такой цены.
И, если Ярош, не обуздав энергии вэзето, мог уничтожить тогда на поляне всех нас, то откуда-то глубоко изнутри я четко осознавал, что не сумев победить свой источник, запросто могу уничтожить гораздо больше. Только сейчас я понял, что некра – не просто черная пульсирующая дыра глубоко во мне, вовсе нет, она – лишь маленький узелок пространства-времени, нанизанный на ткань некротических волн, окутывающих весь наш мир. Точка доступа к общей силе. И если я не выдержу и сдамся, она изольется, погребая под собой все сущее. Чудесная перспектива. Я лучше сдохну, чем послужу ее воле.
Потому что это будет мой добровольный выбор, а не ее. За свою жизнь всегда и везде отвечать буду только я сам. И никак иначе!
Тогда я просто отпустил себя, скручивая ее клубок, отдавая всю свою волю и жизненные силы, чтобы покончить с этим раз и навсегда. И прощался с миром, с семьей, которую больше не увижу, со своим странным несостоявшимся мужем и его братом, который… Нет, этого тоже не будет. Жаль…
Сознание стало меркнуть, но я не сдавался, насильно ломая свой источник. Когда уже не осталось надежды, и отчаяние затопило меня, некра… внезапно свернулась крохотным клубочком, уютно грея меня. «Хозяин, ты чего? Я уже не шалю!»
Твою налево и в кристалл! Мой черный источник, словно напроказивший щенок, забился в угол и только бездонными глазками на меня хлопал. А я, весь мокрый и ослабевший, лежал тряпочкой на травке под раскидистым… А, где это я, собственно?
Вокруг насколько хватало глаз – одни деревья. И какие! Огромные, разлапистые, перекрученные. На полянке, где я в себя пришел, мирно сидели адепты. Кит задумчиво помешивал здоровенной ложкой нечто, приятно пахнущее в котле (и откуда только взялся такой огромный?). Ни Миха, ни Яроша не было видно. Зато рядом со мной на корточках сидел Гарриш, пытливо вглядываясь в мое лицо. И я не сдержался.
— Привет!
Он взял меня за руку, и тихо спросил:
— Как ты себя чувствуешь?
— А что это было? – Поинтересовался я.
Блондин, прищурившись, криво усмехнулся.
— Ты знаешь.
Острый холод запустил в меня свои когти. Он точно знал! И не сказал мне! Почему мне так больно? Я попытался вытащить свою руку из его горячей ладони. Хотя, может это моя рука слишком холодна?
Но Гарриш не отпустил меня, а еще и за плечи придержал – не вырваться.
Мельком я заметил заинтересованные взгляды ребят, но никто не подошел к нам, делая вид, что их это не касается. Замечательно. Я впервые обманулся в ком-то. Эмоции не способствуют рациональности мышления. Сам виноват. И нечего теперь обижаться. Хотя, этим я точно от Яроша заразился.
— Чего ты от меня хочешь? – прошипел я, пытаясь вырваться.
— Ну, для начала, чтобы просто отлежался. Такая победа не достается легкой ценой.
О чем это он? Эти слова – они ясно подтверждают мои догадки.
— Только не говори мне, что ты рад, что я…
— Остынь. – Прервал он меня. – И не смей даже думать, что я специально от тебя утаил такую вероятность.
Я смотрел на холодное лицо Гарриша, не веря своим глазам. Почему он такой? Нечто во мне перемкнулось, что я начал сочувствовать этой статуе, что я обманувшись решил, будто он способен на нечто кроме расчетливого рационализма? Головой я вроде бы не ударялся... Отведя взгляд, я с изумлением увидел, как Кит, скосившись в нашу сторону мешает мимо котла. Мигнув, он резко отвернулся. Ну да, я вел себя как дурак, смотрите на меня. Вряд ли скоро еще одного встретите.
Гарриш чуть сжал мою руку, вернув меня на землю грешную.
— Сандр, — тихо произнес он, — а ты никогда не задумывался, почему у нас в академии практически нет некромантов?
Ээээ… Как-то интересно он вопрос ставит.
— Я… не знаю.
— А жаль. Видишь, ли, еще когда я только увидел твой эполет (нужно сказать, что в академию уже с пару десятков лет не поступали некроманты), так вот, я полюбопытствовал в библиотеке насчет твоих способностей. И, надо сказать, очень удивился, когда нашел кое-какую информацию, способную пролить свет на твои проблемы.
Я весь превратился в слух, все еще недоверчиво сверля Гарриша взглядом.
— Некроманты – обычно проявляют свой дар уже в детстве. По-видимому, твой второй дар – мага-стихийника перекрыл эту возможность. Это в какой-то мере и способствовало твоей... победе в поединке с некрой. О, не делай такие глаза! Ведь сейчас ты боролся с ней, не так ли?
Сглотнув, я кивнул.
— И победил, судя по всему, так как остался жив. Она всегда старается поработить своего проводника. Но дети, будучи слишком слабы, просто не переживают такого, не имея достаточно сил для сопротивления. К этому невозможно подготовиться, невозможно предусмотреть. Поединок один на один решает все.
— Но, как же, ты не боялся, что она… выйдет из-под контроля? – изумился я, сразу забыв все обиды. – И все… погибнут?
— Опасность есть всегда. Но наш мир опутан не только некрой, но и иными силами. И защита от прорыва почти всегда срабатывает, уничтожая лишь сам источник – проводника некры. Правда, в хрониках упоминалась пара эпизодов… Впрочем, тебе сейчас знание о них уже не понадобится.
Комок встал в моем горле, я не мог решить, верить или нет. Как мне хотелось поверить! И рассудок твердил, что ни слова лжи Гарриш не произнес. И он все еще держал меня за руку, своим теплом согревая мне душу.
Но размечтаться мне не позволили. С чувством глубокого раздражения в диких криках, донесшихся из-за деревьев, я услышал голос Яроша, злобный рык и еще чей-то дикий визг, почти на грани слышимости. Гарриш, мгновенно выпустив мою руку, и бросив мне команду «лежать!», кинулся в кусты, на пол корпуса отставая от Кита, унесшегося прямо с поварешкой.
Опять Ярош вляпался. И почему я не удивлен?

Яр

Как ни удивительно, но Гарриш не прибил меня после того, как я ему рассказал о том, что джинн тоже услышал рассказ о наших с Михой мытарствах. Брат только устало взглянул на меня и, пожав плечами, успокоил.
-Кольцо в любом случае сейчас у тебя, неважно в каком виде. А прямой приказ нарушить он не сможет, разве что обойти… Но тут уже ты постарайся внимательней следить за ним. Немного попозже подумаем, как обезопасить вас и в дальнейшем.
Затем, вызвав джинна, и не обращая внимания на то, как тот возмущенно сверкает на нас злющими глазами, брат заставил меня слово в слово за ним повторить приказ. Я, как попугай бубня за Гарришом, совсем не ожидал, что в конце речи моё тату снова отчебучит очередную гадость и кольнет палец так, что мне на мгновение показалось, словно кто-то ткнул раскаленной иглой. Брат только хладнокровно кивнул на это, спокойно наблюдая за тем, как пыхтящий от досады джинн, возвращается назад в свое временное жилище.
Потом Гарриш, по моей просьбе, оставил нас одних с Михой для разговора, а сам направился к остальным ребятам.
-Мих, может объяснишь с чего вдруг ты-то признался? С какого перепугу такое правдолюбство? Нужно ведь было только на меня свалить! Одному легче выкрутиться. А то, что на поляне произошло — можно было как-то объяснить, во всяком случае — прямых доказательств же не было.
-Полюбэ вычислил бы со своим кольцом, но не в этом дело, — тут же покачал головой Миха.
Парень задумчиво посмотрел в сторону нашего импровизированного лагеря, затем рассказал мне о своем разговоре с мухликом.
-Понимаешь, мне нужно узнать как прикрыть зверя, ведь даже Пип почувствовал другого, а вдруг и остальные? Прикинь если мои родаки поймут, что зверь не тот, вот подстава будет…
-Мда..
-И ещё, — Миха смущенно опустил глаза, но все же продолжил. –Я не знаю как с ним уживаться. Стоит разозлиться и он пытается вырваться, я понятия не имею как его угомонить. Там, на поляне, я просто нутром чувствовал, если выпущу — он всех порвет, не разбирая, чужих и своих.
Присев возле парня, и прижавшись к его боку, я попытался обдумать всё, что узнал. В голове тут же завертелись шарики, ролики, шестеренки и остальное, что могло бы подать хоть какую-нибудь гениальную идею, но видимо слишком заржавели, за то время пока ими не пользовался, и ничего кроме скрежета не желали выдавать.
-Миш, а ведь тогда, в академгородке, ты уже превращался, как ты справился со зверем?
-Не знаю, там он не был таким агрессивным что ли, как только декан вмешался, зверь сам ушел…
-Балбесы, даже моя знать – зверь нужно кюшать, — раздался отчего-то настороженный голос джинна в голове. –Твоя спроси — когда вторая дурак кормить его последняя раз?
-Мих, тут джинн говорит, что кормить нужно зверя, ты уже давал ему есть? – тут же продублировал я вопрос.
Парень растерянно пожал плечами. А вот тут оказался снова тупик, ибо джинн тоже понятия не имел как и чем кормить зверя, зато умудрился наговорить кучу гадостей про наши умственные способности, хорошо хоть Миха этого не слышал, как-то после его признания мне совсем расхотелось злить его.
Вскочив, я прошелся вдоль лежащего дерева. Панические мысли, одна страшнее другой, просто-таки атаковали меня, как представил себе, что будет, если Миха не сможет управиться со зверем в себе. Даже пришлось мысленно себе пинок отвесить, чтоб успокоиться. На что джинн тут же предложил помочь, и у меня в висках будто дятел начал долбить. Пришлось рявкнуть на распоясавшегося горе-помощника, и снова присесть возле Михи.
-Ладно, может Гарриш знает, спросим у него. И еще, я тут подумал — тебе в клан нельзя ни в коем случае возвращаться. По-любому проколешься, а если вычислят… Может быть у оборотней вообще убивают!
Парень невесело хмыкнул.
-Не кипиши, мелкий. За то время, пока будем в академке, попробую разобраться со всем этим дерьмом. Братец опять же твой… теперь хоть будет у кого спросить.
-Угу. Миш, ты главное не забывай, что я в любом случае рядом буду…
Парень только улыбнулся как-то отрешенно и потрепал меня по голове.
-Справимся, выше нос, — попытался подбодрить, но видимо мой неуверенный голос все же вывел его из задумчивости. Миха, встряхнув головой, снова взглянул на меня.
-Хватит обо мне, расскажи как ты, а то даже времени поговорить не было.
-Тебе нытье хочется услышать? – еле сдерживая смех, все же уточнил я.
-Да что угодно говори, хочу просто послушать, — признался парень, — и рядом посиди, — попросил он, прижав меня спиной к себе и уткнувшись головой в мою макушку.
Я понимающе кивнул. Сам такой — мне тоже, когда совсем хреново, нужно чувствовать, что кто-то есть рядом.
Минут десять я заливался соловьем, перечислив все свои злоключения и рассказав, что обо всем этом думаю, но задумавшийся парень, по-моему, даже не вслушивался в мои слова. Ну и ладно, хоть выговорюсь. Дальше я уже даже не следил за тем, о чем плету, так что для меня стало полной неожиданностью, когда Миха вдруг резко напрягся и больно сдавил мои плечи. Сразу сообразил — опять ляпнул что-то не то, если это выдернуло парня даже из той глубокой отрешенности, в которой он пребывал. Моментально прокрутил в голове последние слова, и чуть сам себе язык не откусил. Вот кто меня за него дергал, чтоб я умудрился рассказывать про поцелуй возле источника? Не иначе мой ангел-хранитель ушел в отпуск. Медленно, стараясь не делать резких движений, я развернулся к Михе. Лучше б не смотрел. Глаза будто кошачьими стали, зрачки вытянулись, черты лица обострились, а когда скосил взгляд и рассмотрел появившиеся черные когти, вместо ногтей… Интересно, а найдут ли хоть что хоронить, или от меня даже кусочка он не оставит для опознания?
Вдруг захват резко ослаб, и Миха оттолкнул меня от себя.
-Яррр, отойди…— гаркнул он не своим голосом, в котором четко слышалось рычание.
Второго предупреждения мне не понадобилось, и я шустро отскочил на другой конец поляны, встав возле дерева, ветви которого более менее годились для того, чтоб, если придется смываться, не нужно было слишком далеко запрыгивать. Миха тем временем соскользнул на траву и обхватил себя за плечи. Только тут я сообразил, что не в ту сторону отбежал, нужно было срочно звать Гарриша, но боязно было сейчас крикнуть, вдруг это вызовет реакцию у зверя и Мих с ним не справится. Пришлось осторожно и медленно пробираться в сторону лагеря. Вот только какое-то движение в кустах привлекло мое внимание. Взглянув в сторону Михи, и чуть успокоив себя тем, что если ничего не произошло до сих пор, то парню удается справиться со зверем, я снова развернулся к кустам, и чуть не свалился, когда нос к носу оказался с каким-то мужиком, с забавной козлиной бородкой. Пришлось даже губу закусить, чтоб не заорать от неожиданности.
Тот, наверное, давно за нами наблюдал и поэтому, взглянув в сторону Михи, приложил палец к своим губам и позвал за собой. Я чуть было и впрямь не пошел, но тут вдруг заголосил джинн в голове.
-Твоя дюрак! Бегать быстро! Он дом мой забирать! Моя без дома оставаться!
Вот только тут я сообразил, что не из благих намерений этот мужик зовет меня отойти от Михи подальше, тут же взглянул на его ноги, и уже даже не удивился, когда вместо ступней заметил копыта. Джинн все это время паниковал в моей голове, а я пытался в этом хаосе разобраться — где мои мысли, а где его. Дернулся было от мужика, но сатир, все это время спокойно стоявший впритык ко мне, вдруг улыбнулся, и начал напевно что-то шептать.
Его голос будто обволакивал мое сознание. Лицо перед глазами словно размазалось, и через мгновение передо мной уже стоял самый желанный на свете парень, который, ласково улыбаясь, звал за собой. За ним я и впрямь готов был идти куда угодно… Что-то назойливо стучало в голове, но я старался не вслушиваться, это мешало мне рассматривать моего любимого, к которому сам не заметил когда умудрился уже прижаться. Чувствовать на себе ласкающие руки обожаемого человека, и млеть от этого, что может быть лучше… Но то, что в голове, не желало заткнуться, и мне вдруг резко сдавило виски, я даже зажмурился от боли. Затем, удивленно хлопая глазами, с ужасом наблюдал, как образ стройного высокого красавца вдруг снова поменялся на кряжистого неприятного мужика.
Твои глаза меня сгубили,
Твоя улыбка завлекла,
Твоя чудеснейшая попка,
Совсем меня с ума свела…
Наконец услышал бубнеж сатира, сквозь вопли рассерженного джинна в голове. Ах ты ж гад!
-…глюпый вэзето! Представлять, бистро! – продолжал орать голос джинна в голове. –Смотреть в глаз! Думать – ты моя. Я твоя любить. Ти самая красивый. Ти самая лучший. Ти моя персик. Ти моя сладкий…
С трудом разобравшись в истеричных советах джинна, попробовал делать так, как он говорил, представив, что на самом деле этот мужик мне нравится и сейчас уже я стал шептать ему, стараясь не моргать и смотреть прямо в глаза.
Мужчина вдруг замолк на полуслове, и теперь, не отводя от меня взгляда, в котором светился восторг, искренне улыбаясь, стал ластиться ко мне. А вот прикосновения его были неприятны, это и сбило мои позитивные мысли, заодно дав время сатиру прийти в себя.
За это время как-то упустил из виду, что тут не один, поэтому раздавшееся из-за спины жуткое рычание полностью выбило меня из колеи, я даже присел от испуга.

Миха

После слов Яра, и этого его невинно-непонимающего взгляда, меня снова накрыло той темной волной, уже знакомой мне по поляне, но в этот раз справиться оказалось намного трудней. Кровь в жилах словно начала закипать, и меня стало корежить и ломать изнутри. Огонь, будто дикий пожар в пересохшем сосняке, стал распространяться все быстрей по венам, а зверь яростно пытался сломать свою клетку.
Перед глазами потемнело, даже Яр размылся в непонятное яркое пятно. Задыхаясь, я старался сдержаться и успокоиться, но неведомая сила, подобно дорвавшемуся до халявной выпивки алкашу – продолжала накачивать меня адреналином, и мое тело начало меняться.
— Яррр, отойди… — прорычал я сквозь внезапно выросшие огромные клыки, горло сжало, и слова вырывались с неистовым рыком.
Уцелевшим краем сознания, я помнил, что просто физически не могу позволить себе причинить Яру вред, но тот дикий приступ ревности, внезапно вспыхнувший во мне, сжег все эмоции и мысли, заменив мою сущность ревущей яростью, вот-вот готовой вырваться. Все силы уходили на то, чтоб удержать зверя. Не знаю сколько времени происходила эта борьба, но вдруг мои обостренные чувства и инстинкты будто завопили все разом, заставив вынырнуть из той пустоты, в которую все же удалось загнать свою ярость. Запахи, накрывшие меня шквалом информации, звуки, оглушившие меня и завертевшие весь мир вокруг диким смерчем, несли острый привкус опасности. И она сильнее всего концентрировалась возле кустов, тех самых, куда отошел Яр! Твою мать!
Трансформация уже почти завершилась, но я не успевал, и лишь тихо зарычал, увидел эту тварь, выскочившую из кустов и уставившуюся на Яра с раззявленной пастью. Пронзительный напев вворачивался в мозг острой заточкой, и я увидел как Яра повело. Взгляд его стал пустым и отрешенным. Он сам(!) потянулся прямо в руки этой козлобородой твари! Мой Яр!
Что-то происходило между ними, но зверь уже вошел в свои права, заставляя мое сознание слиться со своим. Даже не понял в какой момент мое «я» будто пинком откинуло куда-то в угол, и оставалось только скрипеть зубами и наблюдать со стороны, прислушиваясь к мыслям зверя.
Мир смазался в прыжке, мельком отметил отлетающую светловолосую фигурку, отброшенную взмахом моего хвоста, и яростно накинулся на парнокопытного, внезапно оказавшегося очень вертким. Шалишь! Не уйдешь! Наконец-то смогу выплеснуть весь свой гнев, раздиравший меня изнутри. Прыжок, еще прыжок. Ха! Я все равно быстрее! От меткого удара копытом увернулся походя, и в ответ вмазал лапой с огромными когтищами, полосуя тварь, все еще пытавшуюся вопить. Не парься, дичь, воплями меня не возьмешь! Оу, да ты еще и драпать надумал? Аррх! Легко, словно мышь ловить. Скачок туда – перекрыл. Обратно – и он уже подмят, и загривок в зубах так приятно хрустит! О-о, аромат крови, ее незабываемый сладкий вкус, врывающийся в мою глотку, и морда, перемазанная этим упоительным, горячим, пахучим, с таким незабываемым вкусом.
Тихий всхлип отвлек меня от моей добычи. Недовольно повел ушами, но опасности не почувствовал, а на мою добычу соперников не наблюдалось. Моё! Не отдам… Но что-то маячит на периферии, неудобство, клубок ужаса и страха – оно манит к себе, и я оборачиваю измазанную в крови морду, внюхиваясь и вглядываясь в это существо. Добыча не сбежит, а вот это – источающее приятный аромат страха, лепечущее дрожащим голосом, оно – тоже съедобно?
И я отрываюсь от туши, направляясь прямо к мелкому трясущемуся существу.
— Ми-их?..
Ми-их? Кто это? Что-то такое знакомое, и сквозь доносящийся аромат паники пробивается слабый и такой узнаваемый запах родного, похожий на щенка, он резко останавливает меня. Это есть нельзя, оно из моей стаи, оно – родное, его надо защищать, оно еще маленькое и слабое, потому и боится. Хор-рошо! Опасности нет, я рядом.
Может он голодный? Добычи хватит на всех, и я возвращаюсь, чтобы оторвать кусок мяса и отнести к мелкому. Но он видимо не голоден, так как, тихо всхлипнув, падает прямо на траву и больше не шевелится. Только чуть слышно дышит, и весь белый. Совсем слабый малыш, не выживет, если не оберегать.
Ложусь рядом, сторожу, тихо урча и успокаивая. Стригу ушами, вслушиваясь в тишину. Неправильную тишину – и точно! Из-за кустов, хрустя ветками как стадо троллей, выбегают двуногие, и резко замирают на месте.
Неправильно. Нельзя увести малыша, пока он так лежит, значит – защищать! Я медленно встаю, из груди доносится громкий предупреждающий рык. Не подходить!
Малыш зашевелился и, барахтаясь, начинает отползать в сторону. Неправильно ползает! Кто его так учил? Совсем щенок, придется унести. Порыкивая в сторону двуногих, пытаюсь взять малыша за загривок, тот выворачивается как уж, пришлось придавить лапой. Чуть повернул голову, стараясь уследить за двуногими.
Мррр, как малыш пахнет вкусно. И шкурка совсем мягкая, даже детский пушок не вылинял под шерсть. Кто его замотал в эти тряпки? Легонько лизнул, оказалось и на вкус он просто замечательный, как бы не увлечься, я ведь должен защищать.
-Гар! Мих меня там (!) нюхает! – пискнул испуганно щенок. Кто такой Гар? - Да сделайте же что-то?! У него язык шершавый, больно же!
Какой непоседливый щенок, когда вырастет — станет хорошим помощником.


Дата добавления: 2015-07-11; просмотров: 164 | Нарушение авторских прав


 

 

Читайте в этой же книге: Глава 2 | Глава 3 | Глава 4 | Глава 5 | Сандр Морнио | Сандр Морнио | Глава 6 | Сандр Морнио | Сандр Морнио | Гарриш Солюм |
<== предыдущая страница | следующая страница ==>
Сандр Морнио| Гарриш Солюм

mybiblioteka.su - 2015-2022 год. (0.034 сек.)