Студопедия
Случайная страница | ТОМ-1 | ТОМ-2 | ТОМ-3
АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатика
ИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханика
ОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторика
СоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансы
ХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника

Сандр Морнио. Такое изумительное утро

Читайте также:
  1. Александр
  2. Александр
  3. Александр II Освободитель (1855-1881)
  4. АЛЕКСАНДР ВЛАДИМИРОВИЧ
  5. Александр Дафф
  6. Александр Ефимов
  7. Александр Ефимов
Помощь ✍️ в написании учебных работ
1500+ квалифицированных специалистов готовы вам помочь

Такое изумительное утро. Такой безумный финал. А как все неплохо начиналось вчера…
После бодрящей побудки и первой части оперы «по ком звонит колокол», мы все как зачарованные уставились на хрустальную сосульку, поблескивающую на шнурке в лапе оборотня. Не знаю, как остальные, но я мгновенно протрезвел, и даже голова прошла. Прихватив с собой мое будущее счастливое супружество. Если мы не успеем…
Мысль была прервана дверью – чуть не убившей нашего куратора. Отлетев видимо от мощного пинка, она шибанула ему прямо по спине и он свалился на Кита, стоявшего рядом. Но змея – она змея и есть, потому, чуть покачавшись, наг умудрился устоять на ногах и не дать нашему куратору расквасить свой длинный нос.
Ворвавшийся блондинистый ураган, сверкающий голубыми глазами просто смел Мията к стене и ухватив его за шею прорычал таким тоном, что у нас кровь застыла в жилах:
-Ты, меррзавец! Где Яр, и почему у тебя его амулет?
Я впечатлен. Нет, в самом деле, это нечто – сейчас стучащее проклятым оборотнем по стенке – это же старший брат моего женишка! Кто б сказал, что этот красавец, излучающий леденящее презрение может так разъяриться. Просто вулкан страстей! Следя, как посверкивает кулончик в лапе удушаемого, я наслаждался зрелищем, пока следующие слова моего будущего шурина не восхитили меня еще больше.
-И что тут, Швах возьми, вообще творится?
Это он в точку. Сам понять не могу, чего это Мият с Яром ТАК взбеленились, или… Нет, не может быть! Мой жених ведь не влюблен в эту черную образину?.. Хотя, оборотень почти до слез его довел. А это может только близкий сделать… Проклятье!
Тут проснулся куратор:
-Что вы себе позволяете? Вы – кто?
-Брат!! А вы? Вы все – что здесь делаете?
Тут наг встрепенулся, наконец отпустив куратора.
-Они тут немного… поругались. И Ярош убежал.
Блондин выпустил оборотня, и, вырвав у него амулет, резко повернулся, взмахнув кудрями. Изогнув соболиную бровь, он не терпящим возражений ледяным тоном процедил:
-Я не обнаружил брата за завтраком. И начал волноваться, как видно, не напрасно. Вы раздраконили необученного вэзето, и так просто, отобрав у него амулет защиты, его отпустили?! Вы, – он пронзил куратора яростным взором: – его куратор, как ВЫ могли такое допустить?
Тот даже опешил от таких нападок и смог лишь что-то проблеять в ответ.
Кит опять вставил было свои пять камелек.
-Да мы, собственно… он сам амулет забыл…
Блондин приморозил нага к стенке взглядом. Метнувшись к разноцветному недоразумению, все еще сидящему на пороге комнаты, за шкирку соскреб мухлика с пола и потряс. Мухлик, вяло потелепавшись в его сильной руке, тихо поджал лапки и с глубочайшей преданностью уставился в искаженное гневом лицо.
-Кока, где твой хозяин? – вкрадчиво поинтересовался блондин.
Но от его голоса даже у меня живот свело. Мият шумно сглотнул. Мда, мне тоже страшно…
А мухлик попытался изобразить обморок. За что и поплатился. Взбешенный брат просто стукнул его малюсеньким голубым разрядом молнии, стекшей с его изящной кисти. Мухлик дрыгнулся и умоляюще пропищал:
-Господин Гарриш, он недалеко, тут рядышк… О-о-о...
-Что?! – выдохнул Мият, зверея на глазах.
Блондин, встряхнул мухлика еще раз.
-Кажется, на хозяина напали… Четверо… нет, пятеро! Трое держут, а двое… ээ... — и мухлик, зажмурив веко, притворился дохлым.
-Веди, гаденыш, — ласково прорычал заботливый брат, и впарил в разноцветный труп сразу пяток молний.
Впервые вижу такой способ реанимации, думал я, на бегу впрыгивая в штаны, сапоги, схватив рубашку, ломанулся за остальными, возглавляемыми рослым Гарришем, бегущим плечо в плечо с Миятом.

Яр

Жгучая обида захлестнула меня, я даже чуть не разревелся при всех, как сопливый пацан, только чудом удалось сдержать слезы и не подать виду. Как одевался и выскакивал из комнаты — даже не запомнил, все силы уходили на то, чтоб не свернуться клубочком в углу и не утонуть в жалости в себе. Нет уж, фиг я кому-то доставлю удовольствие видеть, как сильно меня задели слова этого мудилы.
Уже выбегая из общаги, чуть нос к носу не столкнулся с куратором, еле успел юркнуть в небольшую нишу в стене, пока он оглядывался и, решившись на что-то, стал подниматься наверх.
Да какое право эта сволочь вообще имеет орать на меня и что-то требовать? Я ведь ни разу, за столько времени, даже намеком не дал понять этому придурку, что я думаю о том, в какую жопу мы попали благодаря именно ему. И ведь даже стал доверять, думал – он единственный, кто тут поддержит в любом случае. Ага, дождешься! А чувства вины? По-моему, этому мудаку было вообще неизвестно. Он лишил меня жизни, родителей, брата, моего такого уютного мира, в котором ко мне относились как к человеку. Шлюха? Кто бы говорил! У самого рыльце в пушку! Убийца! Что он вообще обо мне знает, чтоб раскидываться такими обвинениями? Из-за этого мудака я погиб, именно он убил меня. Да ещё и из-за него я оказался в этой дыре, где каждый что-то хочет от меня. Глаза снова защипало от непролитых слез.
В какой-то момент удалось вынырнуть из своих обид, и я недоуменно оглянулся, пытаясь понять как меня сюда занесло. Вокруг буйствовала зелень. Надеюсь, что я нахожусь где-то неподалеку от академгородка, а не в том зеленом аде, который развел наш куратор. Потом отчего-то подумалось, что тут ведь всем на меня пофиг, и даже если сейчас мою тушку сожрут зверюшки нашего препода, то от этого никому ни жарко ни холодно не станет. Снова захлестнула жалость к себе. Ничком завалившись на траву, я перестал сдерживаться, и слёзы градом покатились по лицу. Я стирал их руками, но им на смену приходили всё новые и новые. Из последних сил попытался сдержать рыдания, но они раз за разом прорывались потоками всхлипов и слез. Мне на самом деле было больно — давило на грудь так, что нечем дышать, сжимало горло, в висках барабанило, а в сердце кололо, будто туда вогнали что-то острое. Только одно стучало в мозгах – мне тут не место, хочу домой!
Не знаю, долго ли продолжалось это, но, видимо, и слезы иногда заканчиваются. Убрав ладони от лица и шмыгнув напоследок носом, оглянулся. Как оказалось – вовремя.
На другом конце облюбованной мной поляны стояли пятеро парней, тихо перешептываясь между собой. А вот выражения их лиц мне совсем не понравились, слишком сосредоточенные. Один вообще постоянно оглядывался, будто замыслил что-то грязное и боялся, чтоб не помешали. Присмотревшись, вспомнил где его видел – это был тот парень, с которым знакомился в столовой, Жош кажется. Я медленно поднялся, даже успел сделать один маленький шажок назад, как эти бугаи рванули ко мне. Игра – почувствуй себя зайцем. Так петлять и выгибаться, даже сам от себя такого не ожидал. Оказалось – даже в скорости я уступал им, хотя если учесть, что один из них точно оборотень, а у них, судя по Михе, реакция намного быстрей, то долго эта игра «догони меня» не протянется. Кто-то прыгнул наперерез, я еле успел выставить руку, чтоб блокировать удар, при этом еще и пришлось перепрыгивать через подставленную ногу. Подныривая под чью-то руку, уже сам понял — зря показал, что боюсь, ведь можно было попробовать заговорить их хотя бы. Судя по всему, попал я конкретно. Уворачиваясь от очередного захвата, почувствовал нехилый удар в спину, еле удержался на ногах. Кому-то врезал кулаком, но сделал себе ещё хуже, костяшки пальцев порезались обо что-то металлическое.
Заметив просвет между ними, попробовал рвануть напролом, но судя по всему и тут облажался, ощутив неслабый хук в челюсть. Хорошо бы только синяком отделался, а не переломом, а судя по хрусту, второе вполне возможно. Всего на секунду прикрыл глаза от боли, как это мне стоило того, что меня мгновенно скрутили и повалили на траву.
-Стойте, — вдруг рявкнул один из них. Я даже сам на миг перестал вырываться и недоуменно на него взглянул. Неприятный тип, тонкие, аристократические черты лица, портила бледная, будто пергаментная кожа и узкие тонкие губы, а глаза темные и колючие, сам же худющий как жердь, будто его голодом морили неизвестно сколько.
-Сейчас он станет шелковым, просто подержите его, — при этом этот гад многообещающе мне улыбнулся.
Вырваться не вышло, на ногах уже устроился один из этих амбалов, а руки плотно обхватили остальные, больно сжимая их, у меня даже шевельнуться не выходило. Чьи-то руки срывали амулеты с моей шеи, но меня в этот момент больше волновали действия долговязого типа. Жертва Освенцима присел рядом с моей головой и, грубо схватив пальцами за мою многострадальную челюсть, развернул к себе лицом.
-Смотри в глаза, — противно улыбаясь, тихо прошептал этот придурок.
Тут же попытался закрыть их, но любопытство – мой самый большой грех. Уж очень интересно стало — что он задумал, я даже приоткрыл один глаз. Зря. Тут же почувствовал, как начинаю тонуть в чем-то вязком, похожем на желе, а оно неумолимо и неспешно словно окутывает мое сознание. Дальше было ощущение падения, будто лечу в какую-то темноту и только повторяющиеся раз за разом слова, удерживали от того, чтоб полностью не потерять себя — «…должен слушаться, слушаться, слушаться». Не знаю как удалось найти точку опоры, ведь держаться в этой пустоте было попросту не за что. Просто в какой-то миг почувствовал, что именно я начинаю управлять всем окружающим, ощущение всемогущества в своем собственном мирке что ли. Меня даже накрыла какая-то иррациональная эйфория от этой вседозволенности. Слова сами приходили на ум, будто на краю сознания сидел какой-то бес и внушал что и когда нужно говорить.
-Ты мой. Душой и телом. Навсегда. Твоя воля — в моей власти. Ты – слуга, я — господин. Да будет так.
Только после последней фразы меня словно выдернуло из того места, где пребывал до этого мой разум. Открыл глаза и почувствовал, как у меня отпала челюсть. Напротив также сидел тот худющий парень, но из носа у него, не переставая, хлестала кровь. Пока пялился на это, у парня на глазах стали лопаться сосуды, заливая зрачки алым, и сейчас даже непонятно стало какого цвета они были до этого. Мне тут же поплохело, еле сдержал ком, подобравшийся к самому горлу – я просто не выношу запах крови, своей ли, чужой, неважно, а вид – тем более. Самое жуткое — оказалось, что у меня никак не выходило отвести взгляда от его лица, я даже моргнуть не мог.
Чуть в отдалении раздались тихие голоса и хруст поломанных веток, но глянуть в ту сторону не выходило. Я до сих пор не мог оторвать взгляда от уже начинающего корчиться на траве парня. Зато почувствовал, что хватка державших до сих пор меня парней ослабла, даже ноги освободили, но полной воли мне так и не дали, всё также не отпуская и не давая двинуться с места. Впрочем, я и сам не мог, слишком занят был тем, чтоб хотя бы моргнуть. Глаза уже начинало жечь от напряжения.

Доверь свою работу ✍️ кандидату наук!
1500+ квалифицированных специалистов готовы вам помочь

Дата добавления: 2015-07-11; просмотров: 81 | Нарушение авторских прав


 

 

Читайте в этой же книге: Глава 1 | Глава 2 | Глава 3 | Глава 4 | Глава 5 | Сандр Морнио | Сандр Морнио | Гарриш Солюм | Сандр Морнио | Сандр Морнио |
<== предыдущая страница | следующая страница ==>
Глава 6| Сандр Морнио

mybiblioteka.su - 2015-2022 год. (0.013 сек.)