Студопедия
Случайная страница | ТОМ-1 | ТОМ-2 | ТОМ-3
АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатика
ИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханика
ОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторика
СоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансы
ХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника

Список основной литературы. 17 страница

Читайте также:
  1. A) жүректіктік ісінулерде 1 страница
  2. A) жүректіктік ісінулерде 2 страница
  3. A) жүректіктік ісінулерде 3 страница
  4. A) жүректіктік ісінулерде 4 страница
  5. A) жүректіктік ісінулерде 5 страница
  6. A) жүректіктік ісінулерде 6 страница
  7. A) жүректіктік ісінулерде 7 страница

Члены психокоррекционных групп являются активными участниками, которых поощряют рассматривать себя как субъектов собственных изменений. Появление различных видов психокоррекционных групп обусловлено стремлением к самовыражению, характерным для гуманистического направления. Эти группы ориентированы на рост и развитие личности, а не только на болезнь и ее лечение, поэтому они создаются и для занятий со здоровыми людьми.

Интерес психотерапевтов к работе с группами усилился в 1950-60-е гг., когда возросли симпатии к антиавторитарной контркультуре, в центре которой оказалось свободное самовыражение и самораскрытие. Однако психотерапевтами недостаточно используется и не до конца оценен опыт изучения групповой динамики академическими психологами и социологами.

Адепты групповой динамики признают авторитет Левина (Lewin K.) в истории развития психокоррекционных групп и считают его «теорию поля» сердцевиной теории групп. Вслед за ним они уверены, что «обычно легче изменить индивидуумов, собранных в группу, чем каждого из них в отдельности». Вторым источником Г. д. являются группы, созданные Роджерсом (Rogers С. R.), в работе которых упор делался на развитие личности, совершенствование общения.

По мнению Роджерса, организованные группы интенсивного опыта — одно из самых быстро распространяющихся явлений XX в. и, возможно, одно из самых значимых. Вплоть до конца 1960-х гг. в США традиционная психиатрия и клиническая психология отмежевывались от групп. Тем не менее Г. д. развивалось и проникло в самые разнообразные организации. Группы существуют на промышленных предприятиях и при университетах, в религиозных общинах и государственных учреждениях, в учебных заведениях и тюрьмах. Созданы группы глав крупных корпораций и несовершеннолетних преступников, студентов колледжей и их преподавателей, консультантов и психотерапевтов, исключенных из школ учеников, супружеских пар, семейные группы (включающие родителей с детьми), группы хронических наркоманов, заключенных, медсестер, воспитателей, учителей, директоров школ, руководителей предприятий. Обращают на себя внимание две основные категории: во-первых, лица, по роду своей деятельности общающиеся с другими людьми, и, во-вторых, имеющие трудности и проблемы.

Роджерс считал, что огромный интерес к Г. д. и его популярность связаны с растущей дегуманизацией культуры, когда о человеке как о личности речь не идет — важно лишь его общественное и материальное положение, и с ростом благосостояния, позволяющим индивиду заняться своими психологическими проблемами. Существует психологический «голод» — по теплым, тесным и искренним взаимоотношениям, при которых можно выражать непосредственные переживания и эмоции, не подавляя и не «обрабатывая» их; делиться радостями и печалями, пробовать новые формы поведения. Когда участников принимают такими, какие они есть, появляется возможность развития. С философской точки зрения Г. д. близко экзистенциализму, поскольку подчеркивает сиюминутное проявление человеческих чувств и умение дорожить сегодняшним днем. Социальные функции Г. д. — переустройство общества, использование Г. д. в качестве инструмента социальных изменений.



Группы различаются с учетом целей и используемых методов. Среди психокоррекционных групп могут быть выделены группы организационного развития, или решения проблем; группы подготовки руководителей и обучения межличностным умениям; группы личностного роста; психотерапевтические группы.На практике цели и задачи этих четырех типов групп могут перекрещиваться. Внутри каждого типа существует широкий диапазон разновидностей, от ориентированных на информацию или задачу до ориентированных на личность или понимание; от центрированных на руководителе до центрированных на участнике; от рациональных до аффективно спонтанных; от жесткоструктурированных до неструктурированных; от кратковременных до длительно существующих; от объединяющих здоровых людей до состоящих из больных, проявляющих неадекватные эмоциональные реакции. Наиболее значимыми считают два параметра: роль ведущего в структурировании группы и рациональность — эффективность группы.

Загрузка...

В одной из классификаций, предложенных Роджерсом, выделяется два типа групп: «организационного развития» и «тренинга сенситивности».Термин «тренинг сенситивности» используется для обозначения Т-групп и групп встреч.

Целью членов Т-групп (или группы тренинга человеческих отношений) является исследование межличностных отношений и групповой динамики, которую они сами порождают своим взаимодействием.

Группы сплоченности применяются на промышленных предприятиях для создания эффективно работающих коллективов; группа развития организаторских навыков обучает групповому лидерству; в центре внимания групп творческого самовыражения — самовыражение в различных видах искусства. Отдельные виды терапии, развившиеся вне группового движения (телесная терапия, психодрама, гештальт-терапия),нашли широкое распространение в групповых вариантах, с использованием механизмов эмоциональной поддержки и идентификации.

Для тех, кто сам не участвовал в работе групп тренинга, волнения и споры, вызываемые Г. д., могут показаться чем-то загадочным. Члены группы на вопрос о своих ощущениях отвечают примерно так: «Группа действительно дает результат, но какой — точно объяснить не могу. Каждый должен выяснить это для себя сам».

ГРУППОВОЙ ПСИХОТЕРАПЕВТ.С точки зрения реализации целей и задач Г. п. является главной фигурой психотерапевтического процесса. Он привносит в него индивидуальные черты, обусловленные его теоретической ориентацией, используемыми психотерапевтическими приемами, опытом, а также личностными особенностями. Все эти факторы, связанные с индивидуальностью психотерапевта, оказывают влияние на групповой процесс и результаты лечения. В литературе широко дискутируется проблема соотношения профессиональных навыков и личностных особенностей Г. п., хотя при этом и подчеркивается их взаимосвязь, поскольку уровень профессиональных навыков во многом определяется личностными особенностями психотерапевта, а они, в свою очередь, в значительной степени обусловливают выбор терапевтических приемов. Ответ на вопрос, какому фактору — личностному или профессиональному — придается большее значение, в целом соответствует пониманию сущности и целей психотерапии, иными словами, зависит от теоретической ориентации. Если психотерапевтический процесс в группе понимается прежде всего как специфический межличностный контакт (как, например, в клиент-центрированной психотерапии),то в данном случае более важное значение имеют индивидуальные, личностные особенности психотерапевта (способность к эмпатии и принятию, аутентичность,терпимость и гибкость и пр.). Если же психотерапевтический процесс в группе рассматривается преимущественно как целенаправленное воздействие, то тогда на первый план выходят профессиональные навыки Г. п. При этом следует подчеркнуть, что, по мнению ряда исследователей, личностные, индивидуальные особенности имеют большее значение в работе непрофессионалов или психотерапевтов с недостаточной подготовкой и малым опытом.

Среди личностных характеристик Г. п., традиционно рассматриваемых в качестве способствующих эффективности групповой психотерапии,можно указать следующие: открытая позиция психотерапевта в отношении пациентов, умение воспринимать отличные от собственных взгляды, позиции и суждения, отсутствие оценок, гибкость и терпимость, эмпатичность, аутентичность, уважение к другому, стремление помочь, сердечность, умение создать доброжелательную, безопасную атмосферу в группе и ряд других.

Термин «руководство психотерапевтической группой» по сути дела предполагает анализ поведения Г. п. При систематизации возможных типов поведения Г. п. обычно используют такие категории, как «роль», «ориентация», «терапевтический стиль». Понятие «роль» в данном случае сводится к положению, которое занимает психотерапевт в структуре группы. Ялом (Yalom I.D., 1970, 1975) выделяет 2 основные роли Г. п.: технический эксперт и эталонный участник. В качестве эксперта психотерапевт планомерно и целенаправленно использует свои знания и профессиональные навыки для достижения психотерапевтических целей и в нужный момент применяет соответствующие методы. Как эталонный участник, он преследует двоякую цель: демонстрация желательных образцов поведения в группе и ускорение процесса социального научения.Отказываясь от главенствующего положения в группе, он тем самым ускоряет достижение ею независимости и сплоченности. Кратохвил (Kratochvil S., 1978) выделяет 5 основных ролей Г. п.: активный лидер (руководитель), аналитик, комментатор, посредник, истинный член группы. Активный лидер (руководитель) определяет активность группы, направляет ее действия, разъясняет, управляет, учит. В группе, руководимой подобным образом, пациенты часто обращаются к психотерапевту за указаниями, советами, поддержкой и очень зависимы от него. Позицию психотерапевта здесь можно сравнить с ролью инструктора, учителя и опекуна. Роль аналитика характерна для психотерапевтов в психоаналитически-ориентированных группах. Аналитик ведет себя индифферентно, никак не проявляя себя и оставаясь личностно-нейтральным. Такое поведение психотерапевта должно способствовать осуществлению пациентами переноса инфантильных чувств. Основные функции психотерапевта в данном случае — интерпретация и анализ. В отличие от индивидуальной психоаналитической терапии, психотерапевт в группе может оставаться более пассивным, его усилия направлены на то, чтобы стимулировать группу к анализу. Комментатор, так же как и аналитик, не руководит группой и не направляет ее, позволяя свободно развиваться групповым ситуациям и процессам. Через определенные интервалы он обобщает и комментирует все, что произошло за это время в группе. Неличностный, описательный характер комментариев часто вызывает агрессивную реакцию группы. Продолжающиеся комментарии психотерапевта в конечном счете позволяют участникам группы понять сущность происходящих событий. Роль комментатора имеет особое значение при интеракционной ориентации групповой дискуссии,когда существует необходимость научить пациентов понимать истинный смысл взаимодействий и групповых процессов. Роль посредника близка к роли эксперта. Посредник не берет на себя полной ответственности за происходящее в группе, однако периодически вмешивается в ее деятельность и ориентирует ее так, чтобы она наиболее эффективно продвигалась в нужном направлении. Он воспринимается группой как эксперт, который разбирается во многих вопросах и может предоставить необходимую информацию, не навязывает группе решений, но не отказывается содействовать. Посредник также использует различные психотерапевтические приемы, но, в отличие от активного лидера (руководителя), предоставляет группе возможность самостоятельно перерабатывать полученный материал. Эксперт может комментировать, классифицировать, обобщать, однако его толкования и интерпретации подаются в виде гипотез. В роли истинного члена группы, аутентичного лица психотерапевт делает в группе все, что делают остальные ее участники, и проявляет свои настоящие чувства и переживания. Он становится, таким образом, эталонным участником и показывает членам группы, какую пользу они могут получить. Благодаря такому поведению психотерапевт способствует созданию в группе необходимых психотерапевтических норм. Особенность данной роли заключается в том, что в ней психотерапевт старается преодолеть противоречие между собственными требованиями к остальным участникам группы и собственным поведением, которое особенно характерно для ролей аналитика и комментатора. Однако аутентичность психотерапевта, как подчеркивает Кратохвил, ограничена его личностными особенностями, целями группы и потребностями ее участников. Ледер и Высокиньска (Leder S., Wysokinska T., 1980), учитывая такие критерии, как социальная роль, к которой можно свести поведение психотерапевта, способ воздействия (обучения), степень директивности, степень активности, передача положительных эмоций, анонимность или степень самораскрытия психотерапевта, профессиональная подготовка, выделяют следующие роли Г. п.: технический эксперт, инициатор, дидактик, опекун, товарищ, поверенный.

Относительно категории «ориентация» Гольдштейн и др. (Goldstein A. P. et al., 1966) характеризуют Г. п. исходя из того, кто и на кого терапевтически воздействует в группе. Выделяют ориентацию на индивида и лечение индивида на фоне группы и ориентацию на группу и лечение посредством ее воздействия. При ориентации на индивида и его лечение на фоне группы психотерапевт является директивным, интерпретирующим, ориентированным на психодинамику отдельной личности. Ориентация на группу и лечение посредством ее влияния предполагает более косвенные действия психотерапевта, направленные на динамику группы и носящие в большей степени стимулирующий, побудительный и катализирующий характер. Цель этих действий состоит в том, чтобы способствовать интеракциям участников группы между собой и, в меньшей степени, с самим психотерапевтом.

Либерман и др. (Lieberman M. A. et al., 1973) выделили 4 основных терапевтических стиля: эмоциональная стимуляция, опека, познавательная ориентация, исполнительная функция. Эмоциональная стимуляция предполагает, что руководитель группы особо подчеркивает проявление различных чувств, конфронтацию отдельных членов группы, мнений и позиций. Он участвует в происходящем как равноправный член группы, побуждая и стимулируя остальных. Опека предполагает такой стиль поведения врача, при котором он окружает членов группы заботой и вниманием, обеспечивает обратную связь и эмоциональную поддержку.При познавательной ориентации психотерапевт обозначает происходящее в группе соответствующими понятиями, объясняет смысл поведения всей группы и отдельных ее участников, интерпретирует происходящее в группе и переживания отдельных пациентов. Исполнительная функция означает, что психотерапевт устанавливает правила, указывает нормы, цели и направление деятельности, побуждает или прерывает активность, сосредоточивает внимание на определенном поведении группы и ее членов, использует собственное положение в группе для достижения конкретных целей. Поскольку указанные стили у разных психотерапевтов выступают в различных сочетаниях, была создана следующая типология руководителей групп: 1) опекуны — заботятся о пациентах, предоставляют познавательную ориентацию, информируют и советуют; 2) стимуляторы — для них характерен высокий уровень эмоционального стимулирования и средний либо высокий уровень исполнительной функции; 3) социальные инженеры — ориентированы больше на группу и отношения между ее участниками, чем на отдельных пациентов, малоиндивидуальны, умеренно заботливы; 4) личностно-нейтральные лидеры — держатся на расстоянии, сохраняют дистанцию, характеризуются средним уровнем эмоционального стимулирования и довольно слабой заботой; 5) либеральные руководители — с выраженной познавательной ориентацией и низким уровнем других характеристик; 6) командиры — высшая степень исполнительной функции, авторитарности, разъяснений, частое использование различных упражнений. Перечисленные типы руководителей группы были классифицированы по степени эффективности их воздействия: три первых признаны относительно эффективными, три последних — малоэффективными.

Основные характеристики поведения Г. п. даются обычно с позиций целевых аспектов и с точки зрения личности психотерапевта как переживающего и самовыражающегося субъекта. Целевые аспекты поведения Г. п. характеризуются такими параметрами, как «директивность—недирективность», «определенность — неопределенность высказываний»; экспрессивные, личностные — такими, как «анонимность—самораскрытие», «выражение положительных или отрицательных отношений». Директивность Г. п. определяется степенью его активности и инициативности в ведении группы. Директивный психотерапевт планирует и контролирует ход занятий, самостоятельно устанавливает нормы функционирования группы и приводит их в исполнение, дает инструкции, указания и советы, осуществляет интерпретации. Недирективный психотерапевт предоставляет участникам группы свободу выбора тем и направлений дискуссии, не начинает действий и не ускоряет их, не навязывает норм и интерпретаций, а использует в основном технику отражения и кларификации.Наиболее распространенной является в целом негативная оценка директивного стиля, обусловленная представлениями о том, что такой стиль замедляет достижение группой самостоятельности, которая является важнейшим условием ее эффективного функционирования.

Параметр «определенность — неопределенность высказываний психотерапевта» рассматривается с точки зрения их информативности. Низкая информативность (неопределенность) высказывания психотерапевта должна побуждать пациентов к повышенной активности в группе, высокая информативность (специфичность) снижает эту активность, может также активизировать защитные механизмы, так как представляет психологическую угрозу для пациента.

Параметр «анонимность—самораскрытие» предполагает, с одной стороны, личностно-нейтральное поведение психотерапевта, позволяющее пациентам проецировать свои невротические отношения, а с другой — открытое проявление психотерапевтом собственных чувств, переживаний, мнений и позиций. Выражение психотерапевтом положительных эмоций способствует удовлетворению ожиданий участников группы относительно доброжелательного, принимающего психотерапевта, а выражение отрицательных эмоций, напротив, ведет к фрустрации участников группы. Все перечисленные выше характеристики поведения Г. п. в целом не могут быть оценены как положительные или отрицательные, эффективные или неэффективные, так как степень их значимости для успешности психотерапевтического процесса в группе практически полностью определяется теоретической ориентацией. Тем не менее можно выделить задачи Г. п., которые являются важными при любой ориентации. В самом общем виде они могут быть сформулированы следующим образом: 1) побуждение членов группы к проявлению отношений, установок, поведения и эмоциональных реакций, обсуждению предложенных тем, предоставлению информации и обратной связи, анализу групповых ситуаций и проблем отдельных пациентов и пр.; 2) создание в группе атмосферы взаимного принятия, доброжелательности, безопасности, взаимопомощи, способствующей самораскрытию пациентов; 3) разработка и поддержание психотерапевтически ценных групповых норм, гибкость в выборе директивных или недирективных приемов. При этом часто подчеркивается, что лучших результатов в психотерапии достигают психотерапевты, которые в большей степени ориентированы на опеку и эмоциональную поддержку, а уж потом — на стимулирование и руководство.

Средства воздействия, используемые психотерапевтом в ходе групповых занятий, можно условно разделить на 2 категории: вербальные и невербальные. Первые относительно легко поддаются регистрации и анализу. Что же касается вторых, то их гораздо труднее выделить и классифицировать, хотя именно они во многом определяют климат и атмосферу занятия. К ним относятся мимика психотерапевта, его жестикуляция, интонация и т. д. Используемые более или менее сознательно и целенаправленно, они выражают собственные эмоциональные состояния психотерапевта и служат стимулированию пациентов к определенной активности, а также являются средством положительного или отрицательного подкрепления определенных форм их поведения.

Главным средством воздействия являются вербальные приемы, классификация которых с точки зрения активности психотерапевта (т. е. определения цели, к которой он стремится, используя то или иное высказывание) позволяет принятые в групповой психотерапии приемы условно разделить на несколько категорий. В каждом из типов активности психотерапевта можно выделить его собственную активность и стимулирование пациентов к активности данного типа. В качестве основных категорий можно указать следующие: 1) структурирование хода занятий — это все высказывания, которые в начале занятия определяют его протекание и программу; высказывания, направленные на ограничение непродуктивной активности, на ориентирование обсуждения в соответствующем направлении и пр.; 2) сбор информации — психотерапевт задает вопросы, повторяет высказывания пациентов и их вопросы; 3) интерпретация — наиболее обширная категория психотерапевтических приемов. Интерпретация может относиться как к актуальной ситуации, так и к прошлому пациента. Внутри этой категории можно выделить следующее: отражение эмоций (повторение высказываний пациента, не выходя за пределы их явного содержания), классификация (извлечение из высказывания пациента того, что имеет существенное значение и содержится в нем неявным образом), конфронтация (сопоставление отдельных высказываний с целью показать сходство, различия, противоречия), собственно интерпретация (постановка гипотез, которые могут прояснить причинно-следственные связи и истинный смысл того или иного события или поведения); 4) убеждение и переубеждение — может осуществляться как непосредственно, так и опосредованно; 5) предоставление информации; 6) постановка определенных заданий — путем использования вспомогательных приемов. Последовательное применение данных приемов позволяет психотерапевту оптимально использовать психотерапевтический потенциал групповой динамики.

При разнообразии ролей, позиций, стилей, характеристик поведения Г. п. существует разделяемое подавляющим большинством специалистов представление, согласно которому основная задача психотерапевта заключается в недирективном руководстве группой, стимулировании пациентов к активности и создании атмосферы эмоциональной безопасности и принятия. Необходимость ограничения собственной активности и директивности Г. п. обусловлена тем, что активность участников группы сама по себе является лечебным фактором групповой психотерапии. Основные характеристики поведения психотерапевта определяются не только теоретической ориентацией, но и актуальной групповой ситуацией, а также фазой развития психотерапевтической группы.

ГРУППЫ ВСТРЕЧ.Основоположником Г. в., радикального крыла группового движения,ориентированного на оказание психологического содействия росту личности, является Роджерс (Rogers С. R.; первые эксперименты — в 1947 г.). Вкладом его в групповое движение стала концепция «основной встречи», тесно связанная с работами в области клиент-центрированной психотерапии.

Члены группы в процессе общения свободно выражают свои чувства и принимают чувства других, сфокусированы на поиске аутентичности и открытости во взаимоотношениях с окружающими. Лидер пытается создать атмосферу безопасности и доверия, помогает ее поддержанию с целью поощрения свободы выражения интимных мыслей и чувств членами группы, избегает проведения запланированных процедур; он ориентирует на безусловное позитивное принятие другой личности для преодоления сопротивления участников раскрытию личностных установок и включения в групповой процесс всех членов группы. Роджерс характеризует суть группы так: «Относительно неструктурированная, обеспечивающая климат максимальной свободы для выражения личности, исследования чувств и межличностной коммуникации. Акцентируются интеракции между членами группы в атмосфере, которая поощряет каждого отказаться от своей защищенности и фасадов и таким образом дает ему возможность относиться к другим членам группы прямо и открыто... Индивидуумы приходят к познанию себя и каждого другого более полному, чем это возможно в обычных социальных или рабочих отношениях; климат открытости, принятия, риска и честности порождает доверие, которое позволяет личности осознать и изменить установки к самозащите, проверить и принять обновленные и конструктивные формы поведения и впоследствии в ситуациях повседневной жизни относиться к другим более адекватно и эффективно».

Другая разновидность Г. в. связана с концепцией «открытой встречи», предложенной Шутцем (Schutz W. С.). Центральным здесь является понятие о единстве тела и сознания; любое психологическое воздействие, игнорирующее телесные ощущения, будет неполным. Им выдвинута программа активных телесных упражнений наряду с методиками вербальной конфронтации для осознания индивидуумом длительно подавляемых эмоций. Шутцу принадлежит следующее определение термина встреча («encounter»): «Встреча есть способ установления отношений между людьми, основанный на открытости и честности, осознании самого себя и своего физического "Я", ответственности, внимании к чувствам, ориентации на принцип здесь-и-теперь».

Существует целый спектр Г. в., в том числе такие их разновидности, в которых преобладают невербальные процедуры, например танцы, массаж. В любом случае соматическим ощущениям уделяется особое внимание. Наряду с группами, функционирующими регулярно, существуют группы марафона,которые собираются один раз, но на длительный период с небольшими перерывами на отдых или сон.

Как правило, Г. в. расцениваются как отличные от традиционных психотерапевтических групп и по методам, и по целям. Например, в то время как психотерапия имеет целью коррекцию поведения больного неврозом или психозом, «встреча» рассматривается как способ ускорения психологического развития и самореализации нормально функционирующей личности.

Однако границы между психотерапией и Г. в. не так ясны и четки, как это может показаться на первый взгляд. Многие психотерапевтические группы используют опыт Г. в. К психотерапевту обращаются не только психически больные, но и здоровые люди, имеющие различного рода психологические затруднения. В то время как обычные виды групповой психотерапии направлены на помощь пациенту в адаптации к обществу, Г. в. рассматривают каждую личность как имеющую право и возможность искать удовольствия и требовать удовлетворения желаний, т. е. в большей степени «актуализироваться», чем адаптироваться к властным и жестким требованиям общества. Цели конкретного участника идентифицируются в самом начале группового процесса. Г. в. организованы по принципу «здесь и теперь», который предполагает осуществление участниками сиюминутного выбора и их ответственность за последствия своего выбора.

Членов группы обычно просят соблюдать несколько универсальных базовых правил: организовывать открытое и честное общение, уделять особое внимание телесным ощущениям, больше обращать внимания на чувства, а не на мысли и не апеллировать, насколько это возможно, к своему прошлому опыту и рассудочным описаниям. В жизни группы наблюдаются определенные феномены, имеющие тенденцию проявляться в такой последовательности: участники осматриваются; нежелание раскрыться или высказаться; описание прошлых чувств; выражение негативных эмоций; выражение и исследование личностно значимого материала; выражение спонтанных чувств между участниками группы; развитие в группе психотерапевтической способности; принятие себя и начало изменений; разрушение «фасадов»; налаживание обратной связи между участниками; конфронтация; взаимопомощь вне групповых сессий, основная встреча или истинное общение («basic encounter»); выражение положительных чувств и близости; поведенческие изменения в группе.

Ведущий (посредник, фасилитатор) выступает не в традиционной роли учителя-наставника, пытающегося передать знания посредством чтения лекций или проведения семинара, а в качестве модели самораскрывающейся личности, способной к конфронтации. В этом отличие от традиционной психотерапии, где руководитель остается, по сути, анонимным, как бы «белым экраном». Здесь же ведущий группы пытается помочь членам группы «сотворить» значимый эмоциональный опыт, используя целый комплекс различных приемов и упражнений, стремясь, однако, к спонтанности.

Большинство приемов и упражнений, демонстрируемых ведущим, способствует эмоциональной оценке участниками собственной жизни или даже эмоциональному катарсису,за которым следует интеграция и понимание уже на более высоком уровне. Выбор конкретного упражнения зависит и от уровня работоспособности группы, и от стадии группового процесса.

Для установления доверительных межличностных контактов, уменьшения напряженности используются упражнения в парах или мини-группах. Это может быть зрительный контакт без слов, исследование рук или лица партнера. Используются упражнения, когда участник должен прорваться в круг, после чего следует «доверяющее падение» (падение на подставленные руки). Хотя в начале групповой работы приемы невербальной коммуникации нередко вызывают у участников страх, они тем не менее помогают «растопить лед» в отношениях между людьми, перешагнуть через обычные социальные условности. Для создания атмосферы сочувствия и поддержки используются упражнения с прикосновением. Однако преждевременный физический контакт может, наоборот, оказаться препятствием для настоящей психологической близости.

Конфликты могут прорабатываться как вербально, так и физически, с использованием борьбы и других подобных состязаний. В этом случае заранее оговариваются правила безопасности. Когда участники сопротивляются групповому процессу, ведущий может стимулировать фантазии, например, на тему «Как отреагируют члены группы, если узнают о вас нечто глубоко личное».

По многим параметрам Г. в. могут рассматриваться как прогрессивное явление в психотерапии, раздвинувшее ее рамки и включившее в нее людей, стремящихся расширить сферу осознания самих себя и улучшить свои межличностные контакты. Вследствие специфики контингента участников психотерапевтический эффект не является основной целью, хотя он обычно значительный. Достаточно широко признается ценность данного опыта для психогигиены,решения проблем профилактики психических расстройств, подготовки различных категорий медицинских работников.


Дата добавления: 2015-11-28; просмотров: 100 | Нарушение авторских прав



mybiblioteka.su - 2015-2020 год. (0.018 сек.)