Студопедия
Случайная страница | ТОМ-1 | ТОМ-2 | ТОМ-3
АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатика
ИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханика
ОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторика
СоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансы
ХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника

Об утопии, которая может стать основой реальности

Читайте также:
  1. I. Обретение. Понимание. Стать нужной. Стать.
  2. II. Требования к оформлению статьи
  3. Quot;Вы можете быть всем, чем хотите, вблизи данного момента времени".
  4. V. Может ли антисемитизм упрочиться в Соединенных штатах?
  5. А взгляд может светиться только в том случае, если вы думаете и внутренне созерцаете (представляете в своем воображении) что-то очень хорошее о другом человеке.
  6. А вы в это время можете устроить свой собственный
  7. А что можете вы противопоставить таким подходам в обучении?

Глава 13

Люди начинают задумываться. Поиск пути

1. Первые мысли о возможной катастрофе.

Первые рецепты

Человечество лишь совсем недавно начало осознавать, что ему не всё дозволено на этой планете, что принцип, провозглашенный однажды Фрэнсисом Бэконом, «человечество должно покорить, природу и ставить себе на службу ее богатства» — не столь безобиден, как это каза­лось людям эпохи Возрождения. Теперь они стали понимать, что без­думное поведение по отношению к Природе, стремление с максималь­ной эффективностью использовать ее потенциал таят в себе большие опасности; что Природа не только источник благ, но и естественный ограничитель устремлений человека.

Я думаю, что англиканский пастор Мальтус был первым, кто все­рьез задумался о возможном неблагополучии во взаимоотношениях человека и Природы. В Священном Писании красной нитью проходит завет: «Плодитесь и размножайтесь. Придет день, и Я вам дам хлеб на­сущный». Этому завету и следовали люди. Но вот в XVIII веке из уст христианского священнослужителя прозвучали первые крамольные слова, слова предупреждения о том, что не все так просто, и в Священ­ном Писании могут быть оговорки. Мальтус был первым, кто начал го­ворить, что производство пищи pacтeт медленнее, чем население Земли, и поэтому однажды неизбежно возникнет кризис несоответствия потребностей человека и возможностей Природы их удовлетворить. Мальтус рекомендовал сократить и контролировать рождаемость.

Как теперь мы уже знаем, Мальтус ошибался в своих предваритель­ных оценках и прогнозах: он не смог предвидеть успехов агротехники, возможностей «зеленой революции» и многого другого, Но в принципе уважаемый пастор был прав: когда-нибудь несоответствие растущих потребностей человека и возможностей оскудевающей планеты долж­но было проявиться. И такое однажды начало происходить. Уже с конца 1970-х годов производство пищи в расчете надушу населения нача­ло падать: рост населения начал обгонять рост производства пищи.

Точка зрения Мальтуса, его предупреждение не были приняты его современниками. Более того, фигура Мальтуса стала одиозной. Я ду­маю, что такое неприятие мальтузианства связано не с прогностичес­кой ошибкой знаменитого священника (два века тому назад проверить расчеты Мальтуса не мог никто), а с той формой, в которую он облек свое высказывание. Вот, примерно, как он говорил: если низшие клас­сы будут продолжать размножаться как кролики, то высшие классы при всем их человеколюбии не смогут их избавить oт нарастающей беднос­ти и порока. Такая оценка содержала четкую классовую ориентацию автора. Она вызвала, конечно, крайне негативную реакцию левых. Но Мальтуса не поддержала и церковь, поскольку его высказывания про­тиворечили библейским текстам. В совокупности это и привело, как ни грустно, к исключению мальтузианства из числа научных и заслу­живающих внимания концепций.



Подобные проблемы занимали и русскую общественную мысль. Нарушение гармонии в развитии Природы и общества, точнее — тех­носферы (по терминологии академика А.Е. Ферсмана), беспокоило прежде всего наших славянофилов. Согласно их взглядам, разум и его творения, в первую очередь промышленность, ответственны за все беды человечества. Вот почему разуму надо противопоставить нравствен­ность, в основе которой лежит религиозное начало. О (сюда проповедь возврата к «естественному образу жизни» — назад к Природе!

В 40-х годах XIX века иранец Бахаулла тоже начал задумываться о грядущих трудностях, которые подстерегают человечество. Но он гово­рил о том, что для обеспечения будущего рода человеческого необхо­димо единение народов независимо от их национальной или религиоз­ной принадлежности. И утверждал даже, что без такого единения, без целенаправляемой системы усилий всех народов и рас человечество не сможет выжить на Земле. Замечу, что на основании высказываний Бахауллы возникло религиозное учение — религия Бахай, или (как это закрепилось в русском языке) бехаизм. Сегодня идеям этой своеобраз­ной религии следуют уже миллионы людей. По данным некоторых ав­торов (например. Эрвина Ласло), число последователей бехаизма пе­ревалило за 5 или даже 6 миллионов человек! Главные центры этой ре­лигии находятся в США, Израиле и Германии.

Загрузка...

Хочу обратить внимание и на то, что учение возникло в шиитском Иране, стране, подверженной влиянию исламского фундаментализма (хотя на той же земле однажды родилось и учение Заратустры!). Но се­годня религия Бахай распространилась по всему миру, и последователи Бахауллы, безусловно, являются союзниками тех, кто размышляет о будущности нашею биологического вида, homo sapiens, и ищут пути преодоления надвигающеюся экологического кризиса.

Однако постепенно проблема рациональных взаимоотношений че­ловека и Природы, поведение человека в нашем «общем доме», начи нает превращаться в большое научное и философское направление. Я бы даже сказал — в комплекс научных дисциплин, изучающих не толь­ко особенности нашего «общего дома», но и вырабатывающего такие правила поведения, которые способны обеспечить в нем благополуч­ную жизнь.

В 1904 году В. И Вернадский, который вряд ли был знаком с учени­ем Бахауллы, подвел под подобные идеи научный фундамент. Он начал говорить о современном человечестве как об основной геологообразуюшей силе планеты и впервые высказал мысль о том, что однажды дол­жно наступить время, когда человечеству, для того чтобы сохранить себя на планете, придется взять на себя ответственность не только за судьбу общества, но и биосферы в целом: ее развитие начнет определяться де­ятельностью человека. Блестящие расчеты в 1950— 1960-е толы провел профессор МГУ В.Л. Ковда, который показал, что человечество произ­водит отходов органического происхождения в 2000 раз больше, чем вся остальная Природа. Расчеты еще раз подтвердили справедливость суждения В.И. Вернадского о том, что судьба биосферы находится в руках человека. Вернадский понимал, что противоречия между Приро­дой и человеком непрерывно возрастают вместе с развитием техники и техносферы. Но их разрешение он видел, в отличие от славянофилов, вовсе не в отказе оттого, что могут дать разум и промышленная культу­ра, а в опоре на разум, науку, на новую цивилизацию, неотделимую от новой нравственности.


Дата добавления: 2015-11-26; просмотров: 75 | Нарушение авторских прав



mybiblioteka.su - 2015-2020 год. (0.022 сек.)