Студопедия
Случайная страница | ТОМ-1 | ТОМ-2 | ТОМ-3
АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатика
ИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханика
ОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторика
СоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансы
ХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника

Навстречу Ленинградскому фронту

Читайте также:
  1. Навстречу неизвестности

К началу операции Волховский фронт имел 257 самолетов (с учетом 30 штурмовиков и 43 истребителей, прибывших в ее начале){525}. Противник же располагал 103 самолетами. Преимущество в силах было на стороне Волховского фронта (более чем в 2,5 раза). Действия 14-й воздушной армии должны были тесно увязываться с боевой деятельностью 13-й воздушной армии Ленинградского фронта и привлекаемыми силами авиации дальнего действия. Главные усилия авиации Волховского фронта сосредоточивались на поддержке наступления 59-й армии, наносившей главный удар во фронтовой операции на новгородском направлении.

По решению командующего фронтом авиация 14-й воздушной армии под командованием генерал-лейтенанта авиации И. П. Журавлева должна была начать непосредственную авиационную подготовку за 1 час 35 мин. до перехода в атаку пехоты и танков с напряжением по два вылета в день для штурмовиков и бомбардировщиков, по три для истребителей и пяти за ночь для легких бомбардировщиков По-2{526}.

Во второй и последующие дни патрулированием в воздухе и дежурством на земле авиация должна была прикрывать войска 59-й армии, непосредственным сопровождением обеспечивать боевые [225] действия подвижных отрядов, уничтожать отходящие войска противника, подавлять его артиллерию и содействовать наземным войскам армии в отражении вражеских контратак, а также вести разведку поля боя и тыловых коммуникаций врага.

При подготовке операции особое внимание уделялось повышению оперативности управления и более тесному взаимодействию авиации с сухопутными войсками. С этой целью была проведена военная игра «Управление частями в период наступления и организация перебазирования на новые аэродромы», расширена сеть радиостанций наведения, выделена одна такая станция в подвижную группу фронта, а также было проведено трехдневное радиоучение. Принимались меры по всестороннему обеспечению боевых действий родов авиации.

Авиачасти готовились к ведению эшелонированных действий в сложных метеоусловиях мелкими группами самолетов на малых высотах. Боевой порядок таких групп строился на уменьшенных дистанциях и увеличенных интервалах, что обеспечило простоту управления и маневра в зоне зенитного огня и при встрече с истребителями противника. В частях истребительной авиации велась подготовка к действиям по наземным войскам и зенитным средствам гитлеровцев при слабом противодействии их истребителей. Экипажи самолетов По-2 готовились к действиям днем в сложных метеоусловиях на глубину до 40 км. Велась также подготовка к применению световых средств для обозначения районов расположения войск и наведения авиации на цели.

Серьезное внимание уделялось аэродромному и материальному обеспечению авиации в предвидении быстрых темпов продвижения войск фронта. С этой целью была проведена военная игра на тему «Организация перебазирования частей тыла на новые аэродромы», были организованы автоколонны для быстрого подвоза материальных средств на главном направлении наступления войск, созданы специальные команды по разведке и разминированию вражеских аэродромов, сформированы усиленные передовые отряды инженерно-аэродромных батальонов и батальонов аэродромного обслуживания по восстановлению разрушенных аэродромов и обеспечению боевых действий авиации на передовых аэродромах{527}. Для дальнейшего ускорения темпов ремонта самолетов, моторов и оборудования были созданы специальные бригады. Принимались меры по приобретению и изготовлению в мастерских ходовых запасных частей{528}.



При подготовке к операции инженерно-технический состав обнаружил заводской дефект на самолетах Ил-2. Из-за отставания обшивки на плоскостях и частично на фюзеляжах все самолеты Ил-2 оказались небоеготовыми. Силами стационарных полевых авиамастерских, заводской бригады и при активном участии технического состава авиационных частей удалось обновить обшивку на всех самолетах штурмовой авиации и к началу операции привести все самолеты-штурмовики в полную боевую готовность{529}. [226]

Загрузка...

В конце декабря 1943 г. была проведена первая армейская военно-научная конференция, в которой приняли участие командование, штабы и службы, летный и технический состав. Она помогла обобщить накопленный боевой опыт, вскрыть недостатки и наметить пути их преодоления, выявить и обобщить способы и приемы боевых действий лучших воздушных бойцов, командиров и довести до сведения всего летного состава воздушной армии.

В период подготовки к наступательной операции партийно-политическая работа в воздушной армии проводилась с учетом необходимости непрерывного авиационного обеспечения боевых действий войск фронта. Она была направлена на воспитание у личного состава высокого наступательного порыва, на преодоление любых трудностей на пути к достижению победы над гитлеровцами. Воины-авиаторы воспитывались на боевых традициях города Ленина. В частях и соединениях проводились лекции и беседы на темы: «Ленинград — город русской славы», «О зверствах немецко-фашистских захватчиков», «Месть за раны Ленинграда», «Мщение за смерть товарищей, погибших в бою». Велась большая работа по популяризации боевого опыта и героизма летного состава в битвах под Курском, за Кавказ, при освобождении Левобережной Украины и др.

В первый день наступления войск 59-й армии, 14 января 1944 г., из-за сложных метеоусловий 14-я воздушная армия боевых действий не вела. В дальнейшем по мере улучшения погоды она стала действовать активно. В течение 15 и 16 января для ударов по оборонительным сооружениям и огневым средствам мощного узла вражеского сопротивления Подберезье наши летчики совершили 200 самолето-вылетов{530}. Зная, что при появлении наших самолетов артиллерия и минометы противника прекращали огонь, штурмовики и бомбардировщики мелкими группами непрерывно действовали днем и ночью. Одновременно с этим авиация оказывала помощь нашим войскам в обходе этого узла сопротивления. Войска 59-й армии при поддержке авиации, прорвав вражескую оборону, овладели этим сильным узлом сопротивления и перерезали железную и шоссейную дороги Чудово — Новгород.

Успех прорыва главной полосы обороны во многом зависел от данных воздушной разведки. По отзывам управления бронетанковых и механизированных войск и штаба артиллерии фронта данные фоторазведки во многом облегчили действия танков и планирование огня артиллерии для разрушения и подавления опорных пунктов противника{531}.

В дальнейшем основная часть авиации поддерживала подвижные отряды войск 59-й армии, обходившие Новгород с севера и юга. Когда фашистские войска оказали ожесточенное сопротивление 16-й танковой бригаде, наступавшей на Мясной Бор с целью соединиться с войсками южной группы, подразделения штурмовиков 281-й штурмовой авиадивизии по вызову командира [227] дивизии нанесли удары по противнику и расчистили путь танкистам{532}. В это время бомбардировочная авиация наносила удары по подходившим резервам врага и его отходившим войскам.

Весьма эффективно действовали группы истребителей. Летный состав всюду проявлял героизм и находчивость. Так, помощник командира 254-го истребительного авиационного полка капитан В. П. Синчук с группой истребителей 19 января, обнаружив автоколонну врага северо-западнее Новгорода, вызвал по радио дополнительно группу истребителей, а сам до их прихода пулеметно-пушечным огнем уничтожил головные автомашины. В колонне противника возник пожар и поднялась паника. В это время подоспела другая группа истребителей, которая нанесла новые сильные удары. В результате активных действий истребителей были уничтожены 25 автомашин и до 100 гитлеровцев. За проявленные подвиги капитан В. П. Синчук был удостоен звания Героя Советского Союза{533}.

В ходе Новгородско-Лужской операции широко применялись действия мелких групп штурмовиков по отходящим в западном и юго-западном направлениях вражеским войскам. Это в значительной степени дезорганизовывало отступление противника и наносило ему существенный урон. Так, 18 января два самолета Ил-2 из-под облаков нанесли удар по автоколонне гитлеровцев в районе деревень Вашково, Нехино, уничтожив 5 автомашин и 20 солдат. На следующий день четыре Ил-2 по вызову истребителей обрушились на автоколонну до 150 автомашин в районе Село Гора. 6 атаками с круга было уничтожено до 15 автомашин, несколько десятков вражеских солдат{534}.

Несмотря на сложные метеоусловия, наземные войска всегда ощущали активную поддержку авиации, особенно при отражении контратак противника, что способствовало их успешному наступлению и разгрому врага. В ходе борьбы за Новгород авиацией 14-й воздушной армии были совершены более 1200 боевых вылетов. Уничтожены и повреждены до 100 орудий и минометов различного калибра, 450 автомобилей и повозок и много другой боевой техники, уничтожены до 650 гитлеровцев{535}. За активные боевые действия 281-я штурмовая, 269-я истребительная авиационные дивизии, 4-й гвардейский ближнебомбардировочный и 386-й ночной бомбардировочный авиационные полки получили наименование Новгородских{536}.

После освобождения Новгорода в авиационных частях были проведены митинги. В ответ на благодарность Верховного Главнокомандующего летчики давали клятву приложить все свое воинское умение и мастерство, отдать все силы делу изгнания немецко-фашистских захватчиков из пределов нашей Родины. Выступая на митинге личного состава 872-го штурмового авиаполка, командир эскадрильи коммунист капитан Г. Г. Ульяновский заявил: «Мы, летчики, отдали все, что могли, за дело освобождения древнего русского города — Великого Новгорода. Заверяю [228] командование, что и в дальнейшей работе будем бить немецких захватчиков и бороться за полное изгнание их с территории нашей Родины»{537}. Отважный воин с честью выполнил свою клятву. Он десятки раз водил эскадрилью грозных штурмовиков и наносил ошеломляющие удары по врагу. За образцовое выполнение боевых заданий и проявленный при этом героизм капитан Г. Г. Ульяновский в апреле 1944 г. был удостоен звания Героя Советского Союза{538}. В своих выступлениях воины 14-й воздушной армии обещали с утроенной энергией мстить врагу за разрушенный Новгород, за все страдания советских людей.

Весь этот короткий период времени боев за Новгород наша авиация действовала в исключительно сложных метеорологических условиях. Штурмовикам часто приходилось летать на высоте 50–100 м и неоднократно преодолевать в районе действий яростный огонь зенитной артиллерии врага. Авиация противника в связи с малочисленностью и сложными метеорологическими условиями не могла оказывать существенного противодействия. Воздушные бои были редким явлением, и поэтому истребители широко привлекались для действий по наземным объектам{539}.

С 21 января началось преследование немецко-фашистских войск по всему фронту. Часть авиации переключилась на поддержку перешедших в наступление 8-й и 54-й армий. В сложных метеоусловиях авиация продолжала вести боевые действия мелкими группами, привлекая к выполнению задач только наиболее опытные экипажи.

Важное значение имела непрерывная воздушная разведка. Особое внимание она обращала на обнаружение сосредоточений войск противника, наиболее уязвимых мест в его обороне. Это позволяло целеустремленно использовать сравнительно ограниченные силы авиации на широком фронте{540}.

Группы штурмовиков по-прежнему тесно взаимодействовали с наступающими войсками. Обычно они вызывались на поле боя по радио командиром 281-й штурмовой авиадивизии полковником С. Е. Греськовым и направлялись туда, где разгорались наиболее ожесточенные бои. В то же время частью сил, нанося удары по отступающим вражеским войскам, они создавали в рядах неприятеля панику, на дорогах и переправах — пробки. Враг нес значительные потери в живой силе и технике. Так, 25 января группа штурмовиков под командованием командира 958-го штурмового авиаполка майора В. В. Ярошенко обнаружила большое скопление гитлеровских войск на переправе через р. Шелонь. Перестроившись в пеленг пар, они внезапно нанесли первый удар. Затем, став в круг, одиночными самолетами совершили еще несколько атак. В результате была разрушена переправа, горели автомашины, валялись трупы гитлеровцев. Противника охватила паника. Планы врага отвести войска на заранее подготовленные рубежи были сорваны{541}.

В период преследования отступавших фашистов 280-я бомбардировочная авиадивизия наносила эффективные удары по ним и [229] по подходившим к ним резервам, железнодорожным эшелонам на железнодорожных узлах Луга, Батецкая{542}.

Летный состав с большой ответственностью выполнял боевые задания, проявляя при этом смелость и находчивость. В районе Уредеж части 54-й армии перерезали железную дорогу. Противник выслал на поддержку своих войск бронепоезд. Он был обнаружен патрулирующими в воздухе летчиками Гущиным и Кравцовым. Поняв всю опасность, грозившую нашим войскам, советские летчики несколько раз с коротких дистанций атаковали врага. Клубы дыма и огня окутали бронепоезд. Вражеский замысел оказался сорванным{543}.

В период с 14 по 31 января 1944 г. авиацией 14-й воздушной армии были совершены более 1200 боевых вылетов, из них свыше 70% с целью непосредственной поддержки войск{544}.

После разгрома гитлеровских войск под Ленинградом и Новгородом авиация 14-й воздушной армии с 31 января по 15 февраля 1944 г. принимала активное участие в преследовании противника на нарвском, гдовском и лужском направлениях. Ее основные усилия были направлены на срыв попыток врага задержать наступление наших войск и вывести из-под удара остатки 18-й немецкой армии на тыловой рубеж обороны.

В целях наиболее эффективного использования сравнительно ограниченных сил авиации на широком фронте перед каждым авиационным соединением были поставлены конкретные задачи: 281-я штурмовая авиадивизия должна была вести боевые действия в направлении Сольцы, Уторгош, Николаево и наносить удары по железнодорожной станции Батецкая, а также по дорогам, идущим от нее на запад; 280-я бомбардировочная авиадивизия должна была уничтожить железнодорожный транспорт и живую силу врага в районе Луги и на железнодорожном узле Луга; 269-я истребительная авиадивизия — прикрыть основные группировки войск, атаки бомбардировщиков и штурмовиков. Из-за ограниченного количества самолетов и повышения активности вражеской авиации на каждый исправный самолет устанавливалась норма от 4 до 7 вылетов в сутки{545}.

С развитием наступления авиационные части действовали с нескольких новых аэродромов Волховского фронта. На аэродромах царил небывалый боевой подъем. Летчики находились по целым дням в кабинах своих машин в готовности к немедленному вылету. При малейшем улучшении погоды и даже в снегопад они вылетали на боевые задания. Каждый летчик считал за счастье, если ему удавалось отвоевать у погоды хотя бы один боевой вылет. Доставленные аэрофотоснимки результатов боевых действий подтверждали, что штурмовая и бомбардировочная авиация наносила по противнику эффективные удары. Все дороги отступления немецко-фашистских войск были забиты уничтоженной и поврежденной техникой.

В период преследования большую роль продолжали играть воздушные разведчики. Штурман эскадрильи 742-го отдельного [230] разведывательного авиаполка капитан коммунист С. Е. Лыхин был одним из бесстрашных разведчиков. В любую погоду днем и ночью он смело проникал во вражеский тыл и доставлял ценные данные о противнике. Ведя разведку, он наносил меткие удары по врагу. За 165 вылетов на разведку герой уничтожил 6 самолетов, 5 танков, 12 орудий, 3 станционных сооружения, до 20 вагонов с боеприпасами и живой силой, 1 цистерну с горючим, 20 автомашин с грузами и живой силой, подавил до 70 огневых точек, взорвал склад с горючим и железнодорожный мост, разрушил до 7 км железнодорожного полотна. За образцовое выполнение боевых заданий, бесстрашие, мужество и героизм капитан С. Е. Лыхин был удостоеи звания Героя Советского Союза{546}.

С особым подъемом и воодушевлением трудился инженерно-технический состав 280-й бомбардировочной дивизии. Их неустанный трудовой героизм по обслуживанию боевых действий и ремонту самолетов в немалой степени способствовал успешным боевым действиям авиационных частей. Командование дивизии высоко ценило заслуги инженерно-технического состава и представляло наиболее отличившихся к правительственным наградам. Так, 8 февраля приказом по 280-й бомбардировочной авиадивизии были награждены орденами многие из технических специалистов 4-го гвардейского ближнебомбардировочного авиаполка. Ордена были вручены заместителю старшего инженера по вооружению инженер-капитану М. Л. Гусеву, начальнику связи полка старшему лейтенанту И. И. Гаврилову, старшим техникам-лейтенантам И. Н. Герцену, Т. И. Скакунову, М. И. Корзачеву и С. В. Труфанову{547}.

Продолжая поддерживать наземные войска, авиация 14-й воздушной армии после освобождения Новгорода наиболее активно действовала юго-восточнее Луги. Меткими бомбардировочными и штурмовыми ударами по врагу она способствовала пехоте и танкам в отражении контрударов противника и налетов его авиации. В этот период снова отличилась группа истребителей 269-й истребительной авиадивизии, руководимая капитаном В. П. Синчуком. Будучи наведенной на бомбардировщиков противника, она смело их атаковала. В бою были уничтожены четыре неприятельских бомбардировщика и один истребитель. 6 февраля 1944 г. в районе Коростовичи летчики-истребители капитан К. С. Назимов, старший лейтенант В. К. Сидоренков, лейтенант В. П. Иванов и другие в воздушном бою с 27 вражескими самолетами сбили 8 бомбардировщиков и 2 истребителя{548}. Вскоре героический подвиг стал известен всей воздушной армии. На аэродроме их встречали с почестями. Боевые друзья тепло приветствовали героев{549}.

В феврале 14-я воздушная армия производила ежедневно 150–200 боевых вылетов. Удары авиации осуществлялись там, где противник пытался сдерживать наступление наших войск. Особенно эффективными они были в конце операции. По всем дорогам, в каждом населенном пункте громоздилась разбитая техника гитлеровцев{550}. [231]

За период операции авиация армии совершила свыше 3600 боевых самолето-вылетов, сбросила 465 т бомб, выпустила более 151 тыс. пушечных снарядов и израсходовала около 338 тыс. патронов, провела 38 воздушных боев, сбила 40 вражеских самолетов{551}.

* * *

В проведенных оборонительных и наступательных операциях авиация 14-й воздушной армии Волховского фронта сыграла важную роль и оказала большую помощь наземным войскам.

Ввиду сложных метеоусловий во всех операциях ей приходилось действовать в основном мелкими группами. Ограниченное количество самолетов вынуждало применять истребители не только для прикрытия наземных войск, групп бомбардировщиков и штурмовиков, но и для ведения разведки и штурмовки вражеских войск.

Штурмовики и бомбардировщики постоянно атаковали войска противника на поле боя и вражеские аэродромы. Истребительная авиация осуществляла надежное прикрытие наземных войск и сопровождение штурмовиков и бомбардировщиков. Разведчики своевременно вскрывали основные группировки войск и систему обороны противника, его новые оборонительные рубежи, следили за перегруппировками войск противника, выполняли и другие задачи и днем и ночью, что давало возможность предвидеть замысел противника и своевременно нацеливать войска и авиацию на срыв контратак и контрударов гитлеровцев в ходе наступательных операций.

В ходе операций улучшалось управление боевыми действиями частей и соединений 14-й воздушной армии. Непосредственное управление частями, подразделениями и группами самолетов на поле боя осуществлялось оперативной группой, возглавляемой заместителем начальника штаба армии полковником В. Н. Никольским, и передовыми пунктами управления авиационных дивизий. Во всех операциях оперативная группа находилась при командующих общевойсковыми армиями, действующими на решающих направлениях. Это позволяло начальнику оперативной группы и командирам передовых пунктов управления дивизий лично видеть ход событий, своевременно нацеливать летчиков на уничтожение или подавление наиболее важных объектов в стане врага, поддерживать тесное взаимодействие авиации с пехотой, танками и артиллерией.

Важное значение имела непрерывная партийно-политическая работа. Политические органы, партийные и комсомольские организации оказывали большую помощь командованию в решении задач, поставленных перед авиацией. В сферу партийно-политической работы входили обеспечение подготовки аэродромов, обмен опытом боевых действий, ремонт самолетов и другие мероприятия, направленные на повышение боеготовности авиационных частей и соединений. Широкое привлечение к проведению различных [232] мероприятий отличившихся летчиков, штурманов, техников, механиков и других специалистов дало положительные результаты. Систематически проводившаяся политическая работа сплачивала весь личный состав авиационных частей, воодушевляла их на боевые и трудовые подвиги.

Личный состав 14-й воздушной армии успешно справился с поставленными задачами и получил богатый опыт в организации, ведении и обеспечении боевых действий авиации в условиях лесисто-болотистой местности и плохой погоды.

В боях на Волховском фронте воины 14-й воздушной армии проявили высокое боевое мастерство и массовый героизм. Пять частей и соединений были удостоены почетных наименований, 14 летчиков армии стали Героями Советского Союза, многие тысячи бойцов, командиров были награждены орденами и медалями Советского Союза. [234]

 

Глава шестая.

Инженерные войска в бою и труде

Обеспечение прорыва блокады Ленинграда

Инженерному оборудованию местности под Ленинградом советское командование придавало первостепенное значение. Благодаря этому войска Ленинградского фронта и те резервные армии, которые затем вошли в состав Волховского фронта, к концу 1941 г. сумели создать прочную оборону на подступах к городу. Усилиями войск фронтов (в том числе и инженерных), а также местного населения Ленинграда и Ленинградской области были вырыты противотанковые рвы, эскарпы и контрэскарпы (на протяжении 1050 км), установлены противотанковые надолбы (48 км), устроены лесные завалы (134 км), сооружены баррикады (24 км), поставлены проволочные заграждения (329 км). Кроме того, были вырыты окопы (11448 на отделение), построены доты, дзоты, командные и наблюдательные пункты, убежища (всего 6761) и большое количество других оборонительных сооружений{552}.

Тщательное оборудование местности играло важную роль в срыве планов наступления противника, замедляло темпы его продвижения. Это помогало вести наступление советским войскам и обеспечивало быстрое закрепление отвоеванной у врага территории. На наших минно-взрывных заграждениях враг нес большие потери в живой силе и технике.

Большая работа в войсках Волховского фронта была проведена по инженерному обеспечению прорыва блокады Ленинграда в конце 1942 г. и начале следующего года. Характер боевого применения инженерных войск фронта определялся сложностью и многообразием стоявших перед ними задач. Надо было в условиях зимних холодов, при недостатке дорог обеспечить скрытное расположение относительно крупных группировок войск в исходных районах и успешный прорыв ими заранее подготовленной и сильно укрепленной вражеской обороны.

Учитывая большой объем работ, командование Волховского фронта включило в состав его ударной группировки две инженерно-саперные бригады, а также отдельные минно-саперный и мото-инженерный батальоны{553}. На направлении вспомогательного удара находилась инженерно-минная бригада и отдельный мотоинженерный батальон{554}.

В тылу 2-й ударной армии были построены специальные городки, воспроизводившие опорные пункты и оборону противника в целом. В этих городках проводились многочисленные учения стрелковых подразделений и частей, усиленные артиллерией, танками и саперами. В штабах полков, дивизий с командным составом [235] регулярно велись занятия на картах, организовывались командно-штабные игры, проводились различные сборы, охватившие все стороны подготовки войск армии к прорыву вражеской обороны. В занятиях и учениях активное участие принимали представитель Ставки Верховного Главнокомандования генерал армии Г. К. Жуков, командующий фронтом генерал армии К. А. Мерецков, командующие армиями и члены военных советов фронта и армий и многие другие генералы и офицеры{555}.

Это была, как показали бои, хорошая школа воинского мастерства.

Участвовали инженерные войска также и в проведении мероприятий по оперативной маскировке. Их суть сводилась к имитации подготовки крупного наступления между Мгою и Чудовом, где всеми средствами демонстрировалось сосредоточение войск. Саперы уничтожали по ночам вражеские проволочные заграждения и минные поля, создавая у гитлеровцев впечатление, что именно здесь будет наноситься главный удар. Как отмечал позднее командующий фронтом, противник перебрасывал на это направление основные резервы и усиливал здесь свою оборону{556}.

На левом же крыле фронта наши войска, тщательно соблюдая маскировку, готовились к решительному наступлению. Была расширена и дополнительно оборудована система оборонительных сооружений, построены колонные пути (20 км), ведущие из тыла к переднему краю, отремонтированы и усилены мосты, сделаны проходы в минных полях (по одному на роту), созданы штурмовые группы разграждения{557}.

В декабре были проведены сборы командиров инженерных частей и дивизионных инженеров. На них они уяснили, какие задачи придется им решать в предстоящей операции. На легкую победу, говорилось на сборах, рассчитывать не придется. В подтверждение приводились данные нашей разведки, к тому времени многократно проверенные и уточненные.

Вражеская оборона, которую гитлеровцы создавали более 16 месяцев, представляла собой серьезную преграду: три сильно укрепленные позиции. Первые две состояли из батальонных узлов сопротивления, а последняя — из опорных пунктов, которыми противник прочно прикрыл узлы дорог, дефиле между болотами, подступы к населенным пунктам. Все они были связаны между собой отсечными позициями. Их занимали подвижные группы автоматчиков, пулеметчики и расчеты противотанковых ружей.

Основную массу инженерных сооружений и заграждений противник сосредоточил в тактической зоне. Каждый узел сопротивления и опорный пункт были приспособлены для круговой обороны, они были усилены противотанковыми и противопехотными заграждениями, рвами, надолбами, завалами, дерево-земляными валами и заборами, минными полями. Оборонительные сооружения тщательно маскировались, бесперебойно действовала звуковая и световая сигнализации{558}. [236]

Характер обороны гитлеровцев определил тактику действий наших войск. Мощным огневым ударом артиллерия должна была проложить путь пехоте и танкам. Однако прошлые бои показывали, что и после такого мощного удара артиллерии противник оставался еще способным оказывать сопротивление. Это означало, что инженерные войска должны были быть готовыми своими средствами прийти на помощь пехоте и танкам.

Поэтому на сборах командиры инженерных частей и дивизионные инженеры получили указания обратить самое серьезное внимание на комплектование штурмовых групп и групп разграждения, призванных сыграть важную роль в прорыве вражеской обороны. В ее глубине инженерные войска должны были оказать максимальную помощь не только в продвижении пехоты, танков и артиллерии, но и в закреплении отвоеванных позиций.

К 1 января 1943 г. подготовка к операции была в основном завершена.

Доклад генерал-лейтенанта А. Ф. Хренова 11 января 1943 г. был заслушан генералом армии Г. К. Жуковым.

Наступило утро 12 января. Действуя строго по плану, войска выдвинулись на исходные позиции. В ночь перед атакой группы разграждения со всеми мерами предосторожности убрали проволочные заграждения, сняли мины. Затем глубокой ночью саперы, перебравшись на нейтральную полосу, почти вплотную приблизились к вражеским позициям, чтобы и здесь проделать и обозначить безопасные проходы наступающим подразделениям. Это была исключительно опасная работа. Но каждый сапер понимал, что от точности выполнения им своего боевого задания во многом зависит успешный ход предстоящего боя{559}.

Января в 9 ч. 30 мин. началась артиллерийская подготовка. Никогда прежде на этом участке фронта на врага не обрушивался огневой удар такой силы. Даже на командных пунктах командиров дивизий трудно было расслышать человеческий голос.

За 40 мин. до окончания артиллерийской подготовки вперед выдвинулись группы разграждения. Саперы резали, растаскивали колючую проволоку, подрывали минные поля, разбирали завалы.

Самоотверженно действовали в районе Рабочего поселка № 8 саперы 1238-го полка 372-й стрелковой дивизии. Их работой руководил полковой инженер старший лейтенант Г. Н. Павлов. Он сам сделал несколько проходов во вражеских минных полях и проволочных заграждениях, показывая всем бойцам пример бесстрашия, верности воинскому долгу. На командира-коммуниста равнялись и другие саперы. Не обращая внимания на вражеский пулеметный и автоматный огонь, они открывали путь для атаки подразделениям, а когда стрелковые роты устремились на врага, саперы присоединились к ним. Атакуя вместе со стрелковыми ротами, группы разграждения уничтожили три дзота противника. Хорошо действовали саперы всех полков. Нередко жертвуя собой, они не допустили срыва атаки, обеспечили продвижение пехоты и танков. [237]

Прибывший в район боев заместитель наркома обороны начальник инженерных войск Красной Армии генерал-полковник инженерных войск М. П. Воробьев положительно отозвался о действиях групп разграждения и штурмовых групп.

Стремясь ликвидировать результаты наступления советских войск в первый день, противник предпринимал яростные контратаки. Особенно обострилась обстановка в районе рощи «Круглая». Командующий фронтом приказал генералу А. Ф. Хренову оказать помощь 327-й стрелковой дивизии, против которой враг предпринял несколько сильных контратак. Этой дивизии была придана 39-я инженерная бригада. Она с честью выполнила возложенные на нее задачи. Саперы не только минировали местность, но и отражали вместе со стрелковыми подразделениями контратаки противника. Помощник заместителя командира роты по политчасти 196-го батальона инженерных заграждений сержант И. И. Осадчий 2 февраля 1943 г. отражал вражеские контратаки сразу из трех точек, используя для этого автоматы выбывших из строя товарищей{560}. За проявленную личным составом доблесть, стойкость и высокую дисциплину после прорыва блокады бригада была преобразована в гвардейскую. За успехи в боях в период прорыва блокады Ленинграда в бригаде были награждены орденами и медалями СССР 187 бойцов и командиров{561}. Кроме нее, для создания в роще «Круглая» надежной обороны направлялись части военно-полевого строительства, возглавляемые ветераном инженерных войск полковником А. С. Цигуровым. Он обеспечил выполнение приказа о совершенствовании обороны в роще «Круглая»: на передовую линию были поданы железобетонные колпаки, оборудованы долговременные огневые точки{562}.

Операция по прорыву блокады была короткой, но в ее ходе инженерные войска проделали большую боевую работу, оказали существенную помощь наступавшим пехоте, танкам и артиллерии. За период проведения операции только в полосе наступления 2-й Ударной армии они построили новые дороги (30 км), отремонтировали старые (23 км), а также восстановили и построили 38 мостов{563}.


Дата добавления: 2015-10-26; просмотров: 198 | Нарушение авторских прав


Читайте в этой же книге: Разгром немецко-фашистских войск под Тихвином. Операции 1942 г. | Прорыв блокады Ленинграда. Борьба за расширение приладожского коридора | Новгородско-Лужская операция | В операциях 1943 г. | Глава третья. | В Новгородско-Лужской операции | Действуя в лесисто-болотистой местности в условиях мягкой и снежной зимы, артиллеристы проявили высокие морально-боевые качества и с честью выполнили свой долг. | Первым форсировал реку экипаж танка KB старшего лейтенанта П. П. Маттисяна. Дерзкими действиями он уничтожил несколько артиллерийских орудий и до 30 фашистов{362}. | Продовольственное и вещевое снабжение, квартирная служба | Глава восьмая. |
<== предыдущая страница | следующая страница ==>
И в этих сложных условиях танки, дерзко атакуя, ворвались в Рабочий поселок № 6 и в течение суток удерживали его северную окраину, пока не подошли части 239-й стрелковой дивизии.| Под Новгородом и Лугой

mybiblioteka.su - 2015-2021 год. (0.056 сек.)