Студопедия
Случайная страница | ТОМ-1 | ТОМ-2 | ТОМ-3
АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатика
ИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханика
ОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторика
СоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансы
ХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника

Выписки отрывков из лекций проф. Германа о теории статистики

Читайте также:
  1. I. КРАТКИЕ СВЕДЕНИЯ ИЗ ТЕОРИИ
  2. V. ОСНОВЫ ТЕОРИИ УПРАВЛЕНИЯ ПАРАШЮТОМ.
  3. Автор «Энергетической теории» Вильгельм Оствальд
  4. Аксиомы теории вероятностей. Дискретные пространства элементарных исходов. Классическое определение вероятности
  5. Вклад в развитие статистики К.Ф. Германа
  6. Вклад Фредерика Тейлора в развитие теории и практики управлении
  7. ВОЗРАЖЕНИЯ ПРОТИВ ТЕОРИИ СЦЕНАРИЕВ

Предмет Статистики есть Государство. Оно есть такое учреждение большаго или меньшаго об­щества людей, по которому одна, для безопас­ности, покорили свою волю законам, а другие наблюдают оные и приводят их в действие. Частный человек сильный и добрый не имеет нужды скрывать своих чувствовании и показы­ваться иным, нежели каков он есть. Следова­тельно, таинстволюбие нужно для одних только слабых и дурных людей, дабы скрыть свои не­достатки и злые умыслы. Подобно сему и Госу­дарство.

Во всей политике Макиавелевой таинстволюбие есть ключ и душа всех дел. Но для сильного го­сударства, управляемого мудрым государем, который надеется на преданность своих поддан­ных, такое таинство низко и вредно: низко, ибо Доказывает слабость; вредно, ибо распростра­ниться могут неверные сведения в публике.

Безопасность состоит в том, чтобы никто и нич­то не могло противодействовать употреблении: сил человека, как нравственных, так и физичес­ких; но сего он сам по себе достичь никак не может. Итак, человек, вступивши в политичес-

кое состояние, в полном праве требовать от Правительства (оной).

Дается по источнику: Овчинникова Е.А., Чумако­ва Т.В. Проблемы взаимодействия России и за­пада в области просвещения (XV — XIX вв.) // http://lmi.philosophy.pu.ru/PUTI/Ovchinnikova.htnn

Кэуфман А.А. Статистическая наука в России. Теория и методология. 1806 — 1917. Историко-кри-16 ™ческий очерк. М., 1922. С. 9. Рман К.Всеобщая Теория статистики. Для обучающих сей науке. СПб., 1809. С. 83-86.

Ради повышения степени точности и надежности информации, полагал К. Гер­ман, статистик должен всякую таблицу «сличить с другими подобными табли­цами». В частности, «должно сравни­вать показания многих годов сряду; и если предположить, что нижние чинов­ники каждый год делали одинаковые ошибки, то и в таком случае, по край­ней мере, статистическую истину ус­мотреть можно из взаимного содержа­ния годичных сумм». Здесь выражен принцип приблизительной верности отношений между числами даже при неверности абсолютных чисел17. Тако­вы правила критики по отношению к официальным источникам.

Едва ли не самой крупной заслугой К. Германа перед русскою наукой явля­ется предпринятое им в 1806 г. издание специального «Статистического Журна­ла», который поставил своей целью обра­батывать и издавать «полнейшие сведе­ния» из отчетов министерства внутрен­них дел и одновременно распространять в читающих кругах статистические знания. В программной статье К. Герман предложил понимать статистику в широком смысле как «основательное знание состояния государства в какое либо известное время» и в узком как «основатель­ное познание всего того, что имеет очевидное влияние на благо государства в какое либо известное время»'8. Повествуя о «философии статистики», автор ука­зывает, что статистика обязана опираться на всю совокупность наук, но теснее всего она соприкасается с географией. Предмет статистики — общество, но не всякое, а только такое, которое достигло государственной фазы развития. По­нятно, что в родо-племенном обществе статистики быть не может. Соприкаса­ется статистика и с историей, но в отличие от нее она «проходит не перемены, но следствия перемен, и описывает состояние государства в какое либо озна­ченное время»; «история пишет большую картину, имеет собственное красно­речие», тогда как «статистика чертит таблицы: цифры суть ее красноречие»19.



Оценивая научный вклад К. Германа, А. Кауфман справедливо заметил, что в его произведениях «мы находим выраженным в немногих словах все существо современных приемов и критики материала, и даже его добывания». В работах К. Германа мы можем обнаружить четкое понимание «смысла за­кона больших чисел и устойчивости статистических отношений, — мало того, даже понимание того принципа «фунгибельности», заменимости отдельных

Кауфман А.А. Статистическая наука в России. Теория и методология. 1806 — 1917. Историко-кри-тический очерк. М., 1922. С. 9.

Загрузка...

18 Статистический Журнал. Т. 1. Ч. 1. СПб., 1806. С. 16, 23, 26.

19 Статистический Журнал. Т. 1. Ч. 2, СПб., 1806. С. 2-5.

элементов статистической массы, который сравнительно недавно формули­рован Лексисом и является одною из предпосылок современной статисти­ческой теории»20. Труды Карла Германа были выдающимся явлением в рус­ской статистической литературе первой трети XIX столетия.

В России у К. Германа нашлись многочисленные последователи. Сюда при­числяют его «ученика и духовного преемника» профессора главного педагоги­ческого института В. И. Арсеньева, выпустившего в 1818 и 1819 г. пользовавше­еся в свое время широкой известностью «Начертание статистики Российского Государства», а в 40-х гг. «Статистические очерки России», интересные как погубернские сводки данных о территории, поземельном устройстве и промыс­ловой деятельности населения. И хотя другие русские статистики первой поло­вины XIX в., как например Е.Ф. Зябловский21, заявляли себя антагонистами К. Германа, все они (А.Г. Ободовский22, И.Я. Горлов, Д.А. Милютин и др.) не могли еще вырваться из пут описательный немецкой статистики и часто пред­ставляли собой вторичное, подражательное научное явление. Так, сочинение профессора главного педагогического института А. Г. Ободовского «Теория ста­тистики» (1839) В.В. Святловский оценил так: «вполне еще в духе Ахенваля и представлявшее собою обычную компиляцию, составленную по посредствен­ному учебнику одного из незначительных немецких ученых, некоего Бутте»23. Не выше по своему теоретическому обоснованию, утверждает А. Кауфман, стоит ипоявившеесяв 1849г. «Обозрение экономической статистики» профессора Пе­тербургского университета И.Я. Горлова. Цель его — охарактеризовать «эконо­мическое состояние народа как сумму способов, которыми обладает народ и которыми он удовлетворяет своим нуждам», откуда вытекают «два предмета, подлежащие исследованию: народ и его богатство», и «самое сочинение есте­ственно делится на две части»: статистику населения и статистику промышлен­ности24. Книга изобилует описательными, а иногда чисто анекдотическими под­робностями и многочисленными экскурсами в область экономических явлений, между собой мало или никак не связанных. И это тем более удивительно, что книга писалась через 14 лет после исследований А. Кетле в области «социаль­ной физики», давших поистине классические образцы тонкого цифрового ана­лиза. Ничего не берет у Кетле и автор появившихся в 1847 г. «Первых опытов военной статистики», профессор Академии генерального штаба, впоследствии военный министр и граф, Д.А. Милютин. «Мало того, он становится по отно­шению к Кетле в принципиально-отрицательную позицию»25. Для него, как и

Кауфман А.А. Статистическая наука в России. Теория и методология. 1806 — 1917. Историко-крти-ческий очерк. М., 1922. С. 9.

1 Зябловский Евдоким Филиппович (1764- 1846) — русский статистик и историк, профессор гео­графии, истории и статистики Петербургского педагогического института (с 1804), впоследствии университета (1819 — 1833), представитель консервативного направления в государствоведении. Ос­тавил большое количество «землеописаний» Российского государства и Европы, которые использо-

п ^"ись как учебники и справочники по статистике. Ободовский Александр Григорьевич (1796 — 1852) — географ и статистик, профессор (с 1832) глав­ного педагогического института (Санкт-Петербург). В 1833 — 1834 редактировал и издавал «Педа­нтический журнал». Представитель описательного направления в статистике 1 -й половины XIX в.,

г71>И11ал необходимость причинного изучения явлений.

м вятловский В.В. К истории политической экономии и статистики в России. СПб., 1906. С. 187.

25 к Рлов И.Я. Обозрение экономической статистики. СПб., 1849. С. 5-6.

ауфман А.А. Статистическая наука в России. Теория и методология. 1806 — 1917. Историко-кри-™ческийочерк. М,1922. С. 14.

для других представителей описательной статистики, она представляет собой не просто сбор данных, но их аналитическое исследование26. Однако убедительно продемонстрировать возможности аналитического метода на статистическом материале, касающемся России, Д.А. Милютин так и не смог.

Определенный шаг вперед в сфере методологического истолкования пред­метной области статистики был сделан в книге Е.И. Срезневского «Опыт о предмете и элементах статистики и политической экономии сравнительно» (1839). По отношению к политической экономии статистика выступает, по мнению автора, в качестве главной науки. Оригинальна трактовка двух типов «статистических фактов»: первый описывается почему-то словами, а второй — цифрами27. Пользуясь современной терминологией, мы могли бы, пожалуй, сказать, что у Е.И. Срезневского речь идет о качественных и количественных методах исследования, но не о качественных и количественных фактах: фак­ты едины по своей природе, но форма их выражения может быть разной. Но и для него предмет статистики — государство, как морально-индивидуальное су­щество, гармонически «сложенное из различных элементов, которые все вместе существуют и жизнедействуют в нем на различных условиях»28. Наподобие «философии статистики» К. Германа русский ученый предлагает выделять «статистическую философию», которую Срезневский, следуя другому немцу, Пелицу, понимает как «систематическое представление основных условий внутренней и внешней жизни государств, соотношения и влияния той и дру­гой»29. При этом автор высказывает весьма здравые методологические сужде­ния, в частности, о том, что статистика призвана выполнять наряду с описа­тельной также критическую функцию, которая видится в необходимости до­казывать либо опровергать понятия только фактами, а не другими понятиями, пусть и очень убедительными, причем факты эти «должны быть приводимы не только как примеры, но и как настоящие доказательства»30.

В области практической статистики важный вклад внесли работы одно­фамильца известного статистика и тоже академика И.Ф. Германа31. В «Ста­тистическом журнале» он опубликовал небольшую статью «О народонаселе­нии» с подзаголовком «о составлении и употреблении народных таблиц», — рассуждение, представляющее, по мнению А. Кауфмана, чуть ли не самый первый план организации административной статистики в России. В статье имелась схема «генеральных и специальных таблиц», во главе которой стоят «народные таблицы», охватывающие статистику населения и в состав кото­рой входят, в числе прочих, «таблицы произведений», содержащие статис­тику урожаев, скотоводства, обрабатывающей и горной промышленности. Но наиболее интересной являлась схема сбора данных о населении, в которой отчетливо сформулированы получившие затем широкое распространение в

26 Милютин Д.А. Первые опыты военной статистики. Кн. 1. СПб., 1847. С. 45. Срезневский Е.И. Опыт о предмете и элементах статистики и политической экономии сравнитель­но. СПб., 1839.

Кауфман А.А. Статистическая наука в России. Теория и методология. 1806—1917. Историко-кри-тический очерк. М., 1922. С. 15.

Срезневский Е.И. Опыт о предмете и элементах статистики и политической экономии сравнитель­но. СПб., 1839. С. 76-78.

30 Там же. С. 92-93.

Герман Иван Филиппович (Бенедикт Франц Иоганн) (1755—1815), ученый, член Петербургской АН (1786). По происхождению австриец. В России с 1782. Будучи горным инженером, активно за­нимался статистической наукой в стране.

методике переписей населения принципы однодневности и учета налично­го населения. В основе схемы лежали «домовые таблицы», где надлежало «отсутствующих не выставлять», а вносить их «там, где они находятся, ибс инако нельзя избежать, чтобы не было пропущенных и показанных вдвой­не»32. Для разрешения проблемы охвата труднодоступных единиц наблюде­ния и организации полевого исследования И. Герман предлагал поступать так: «через капитан-исправников и через полицию доставить каждому хозя­ину по экземпляру всех родов таблиц и предоставить всем им по совести своей описывать самим; а что касается до деревень, возложить должность сию на писарей»33. Спустя некоторое время эта схема была воспроизведена в орга­низационном плане первой всеобщей переписи населения 1897 г.

Рис. 15. А вносить их «там, где они находятся...»


Дата добавления: 2015-07-08; просмотров: 240 | Нарушение авторских прав


Читайте в этой же книге: Основные этапы и направления | Общие и отличительные черты | Методологическое своеобразие | ДОРЕВОЛЮЦИОННЫЙ ЭТАП | ФАБРИЧНЫЕ ИНСПЕКТОРЫ | ЭМПИРИЧЕСКИЕ ИССЛЕДОВАНИЯ В 1920-1930-е гг. | ПОСЛЕВОЕННЫЙ ПЕРИОД | Парадоксы российской социологии | ДОНАУЧНЫЙ ЭТАП | НАУЧНЫЙ ЭТАП |
<== предыдущая страница | следующая страница ==>
Вклад в развитие статистики К.Ф. Германа| Взгляды А.П. Журавского

mybiblioteka.su - 2015-2021 год. (0.026 сек.)