Студопедия
Случайная страница | ТОМ-1 | ТОМ-2 | ТОМ-3
АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатика
ИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханика
ОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторика
СоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансы
ХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника

Контрольные задания. Подготовьтесь к беседе с автором

Читайте также:
  1. I. Информационные задания
  2. II Собрать схему усилителя в соответствии с номером задания.
  3. II. ПРАКТИЧЕСКИЕ ЗАДАНИЯ
  4. II. Тестовые задания к модулю V
  5. V.2. Контрольные работы
  6. Алгоритм выполнения задания
  7. Анализ задания

 

Подготовьтесь к беседе с автором. Сформулируйте свои замечания и рекомендации.

 

Настоящий кофе можно попробовать только в Колумбии

 

Сидя поутру за чашечкой растворимого кофе, вы полагаете, что наслаждаетесь чудесным напитком. Но нет. Настоящий кофе можно попробовать только в Колумбии, стране «чёрного золота». Вот и я, отправившись туда на соревнования, не могла отказать себе в удовольствии полакомиться. Мне понравился местный обычай запивать растворимый кофе горячим молоком. Интересный вкус. Но через три дня я вдруг почувствовала себя не в своей тарелке. Кружилась голова, стучало в висках и ощущалась почти наркотическая слабость. Доктор команды подозрительно посмотрел на меня, но тут же отбросил мысль о наркотиках. «Ты кофе пила?» – «Да.» – «Тогда все ясно. Здесь же кофе крепче раза в два. Да и высота тысяча двести метров над уровнем моря. Осторожнее надо быть».

В правильности последней фразы мне приходилось убеждаться не раз. Прежде всего, в Колумбии процветает преступность. На многих перекрёстках в городе Кали стоят вооружённые по­лицейские. В Боготе я не раз слышала стрельбу и взрывы, и видела обыск людей на улице. Машины с участниками соревнований постоянно сопровождали по два полицейских на мотоциклах. С чего бы это? Где всё спокойно, там нечего охранять.

Наша переводчица Света, постоянно живущая в Колумбии, не раз оказывалась жертвой разбоя. Неудивительно, такая эффектная блондинка неизбежно привлекает внимание. Однажды, выйдя из дому, она повстречала двух симпатичных улыбчивых парней. «Надо же, какие милые ребята!», – успела подумать Света и тут же почувствовала у своего бока лезвие ножа. Пришлось снять все драгоценности. Света говорит, что в последнее время бандиты не брезгуют и серебром. Из-за кризиса бедняки стали хуже жить. Но несмотря на риск, она всё равно продолжает покупать золото.

После этих страшных историй мы уже не удивлялись, что охранники нашего пятизвёздного отеля увязывались за нами в город. Раньше мы только хохотали, приписывая их навязчивость романтическому увлечению. И старались ускользнуть из отеля без охраны. В городе мы сразу чувствовали себя белыми воронами. Как же! Светлые волосы, шорты и незнакомая речь. Нас со­провождал восхищённый шёпот «Американо!..» Все иностранцы для них – американцы. Казалось, мы идём по городу «зайцами».

Да, не удавалось нам скрыться в толпе. Однако всюду нас встречало радушие. Услужливость и дружелюбие колумбийцев не знает границ. Все счастливы пожать тебе руку или получить на память значок из России. И уж если получили подарок, спешат тут же порадовать в ответ. Притащат какую-нибудь мелочь и будут ослепительно улыбаться, даря тепло.

В один из дней мы познакомились с миллионером из Америки. Звали его Ти Джи Тони. На руке сверкали громадные часы «Роллекс», но парень держался просто. Лежа на солнышке у про­зрачного бассейна, он нам поведал, что всегда отдыхает только в Колумбии. «На моей родине лица у девушек, как лёд, а здесь все искренне улыбаются. У них ничего нет, но они веселы. Целый день танцуют и поют». Потом, понюхав какой-то порошок, Ти Джи разошёлся и стал рассказывать о Голливуде, о витаминах (все американцы немного помешаны на них), о системах спортивного питания. Выяснилось, что ему шестьдесят три года. Мы с ребятами честно признали, что ему не дашь и сорока лет.



Самое печальное, что произошло со мной в Колумбии – укусы москитов. Это всё равно, что наши комары, только не жужжат. В гостинице с кондиционером всё было нормально. Но стоило мне выйти на улицу, как тут же за мной начинал охотиться какой-нибудь москит. Все «аборигены» смеялись: их почему-то не трогали.

И последнее впечатление о Колумбии. На таможне багаж досматривают крайне добросовестно. Ищут наркотики. Специально натренированные собаки не пропустят через границу ни крупицы зелья. Кроме просвечивания сумок в специальной камере, всё проверяют ещё и вручную. В моей сумке было несколько пакетов с кофе. Таможенник старательно понюхал каждый пакетик, тщательно пощупал и улыбнулся. В холодной Москве меня и моих друзей ждали горячие чашечки кофе.

Загрузка...

 

 

Оцените заголовок, предложите свой вариант. Проанализируйте построение публикации, логические качества текста. Отредактируйте текст.

 

Все мы немножко окатыши

 

Окатыш – это такой комочек ржавчины размером с лесной орех, продукция горно-обогатительного комбината (ГОКа), которому карельский городок Костомукша обязан всем. Эффектным рождением и тревожным существованием. Судя по смелому заявлению экскурсовода, звучащему следующим образом: «ГОК – это наш (в смысле города) отец, а мы (в смысле город) – его мать», здесь одно, как бы это помягче выразиться, кровосмесительство сплошное. Однако и много трогательного. Трогательны и непачкающиеся финские пятиэтажки в лесах (в ботаническом смысле этого слова). Трогательны ржавые орешки. Продукция завода (или, может быть, продукция жизнедеятельности города). Горожане (костомукшане и костомукшанки) испытывают к окатышам необъяснимо-тёплое, трепетное, взаправду материнское чувство. Россыпи окатышей — островки теплоты и человечности среди несчастного карельского пейзажа, на краю земли, где пасмурная монотония тайги и озера, серые на вид, но с оранжевой железной водой кажутся где-то случайно забытыми и кем-то навсегда потерянными. И где, рассказывают, тоже было лето, только те, кто рассказывают, одновременно сетуют, что в тот день были на работе.

Раз в год в эти тесные взаимоотношения города и шариков железной руды вторгается фестиваль камерного искусства (преимущественно музыкального). И насыщенная родственными переживаниями замкнутая жизнь, в 20 часах езды на поезде от Питера, приобретает яркость и амбициозность. Предание гласит: «Давным-давно через Костомукшу добирались звёзды Марийнки домой после выступления на известном фестивале в финском городке Кухмо. Остановились. Были пропарены в жгучей бане, были омыты в холодном озере и накормлены толстой розовой форелью. Расчувствовавшись, они выступили в стоящем посреди городка красивом концертном зале». Так началась история здешнего фестиваля. В этом году он проводился в одиннадцатый раз. За некоторыми из фестивальных проведений тянется шлейф славы, в обеих столицах вспоминают о них с трепетом. А за фестивалем в целом – ореол европейского качества или, скорее, аромат структурного подобия: маленькое местечко, красоты природы, высокий уровень программ, упоительно тесное общение всех со всеми, а также возбуждённая банно-прачечная и меланхолическая ягодно-грибная форма проведения досуга. Такой манер очень даже принят в европейском фестивальном движении.

Но сегодня ореолы и ароматы уже пленяют не до слепоты с глухотой вперемежку. Теоретически или практически, но мы можем ездить в Европу, приобщаясь к оригиналу. А посему уровень местных фестивальных программ буквально напрашивается на сравнение с пресловутым европейским. Но спорный в том, что касается художественных достоинств, осмысленности и энер­гетики, концерт оркестра народных инструментов им. Андреева в купе с до тошноты бесспорными (ах, если бы тут нашлось хотя бы о чём поспорить) выступлениями московского камерного театра Бориса Покровского и первая часть выступления петрозаводского балета, изобразившего щемяще самодеятельный извод балетной классики, и выступления примы петрозаводской оперетты, и даже бойкий и душевный брасс-квинтет оставили тоскливейшее чувство угнетающей провинциальности. А это добрая половина программ.

Другая же половина делала фестиваль вполне достойным того, чтобы в следующем году организаторы договорились с близлежащим Кухмо о партнёрстве или хотя бы непротивлении: в этом году мероприятия проходили практически одновременно, и Кухмо перекрыл Костомукше всю рекламу. Теперь, говорят, собирающуюся в Кухмо нордическую публику будут возить в Костомукшу специальными автобусами.

Мировая суперзвезда, мощная и экстатическая Галина Горчакова (лучшее сопрано мира в 1994 году), спевшая несколько русских романсов и гораздо более убедительно – несколько Пуччиниевских арий, и Елена Миртова, очень корректная по отношению к материалу певица с вокалом не столь нюансированным, чтобы счесть его камерным, но и не столь звучным, чтобы счесть его большим, в концерте «Звезды Марийнки» придали фестивалю вполне изысканный вкус столичного качества. И Бог с ним, с Граером Ханеданьяном в том же концерте, который раньше пел басом, а теперь поёт тенором. И чьё выступление может только послужить иллюстрацией к строке «дела давно минувших дней».

А вышеупомянутый петрозаводский балет во второй части своего выступления показал не лишенного изобретательности и свежести «Петрушку» Стравинского (почему-то с приклеенным вступлением из музыки Вячеслава Артёмова) в постановке бывшего (но недолго) главного балетмейстера театра Олега Игнатьева.

Что до долгожданного вечера «Терем-концерта», любимца местной публики, в исполнении которого шутка юмора – высокое искусство, то записные эстеты-остроумцы на домрах, баяне и кон­трабас-балалайке снискали, кажется, менее возбуждённые овации, чем в прошлый свой приезд.

Открытием фестиваля оказалась вчера ещё студенческая вокальная группа «Римейк», делающая в своём жанре то же, что на другой территории творит «Терем-квартет» – одновременно изысканные и уморительные шутки-парафразы. Молоденький «Римейк», певший на сцене, в поезде, в бане, у костра, по дороге на обед, снискал любовь столь абсолютную, что незапланированно остался и на заключительный гала-концерт. Так что всё кончилось хорошо.

Костомукшане и костомукшанки получили разнообразные впечатления. В бане парили (особенно хорошо – великолепный исполнительный директор феста Александр Коктомов), знаменитая атмосфера фестиваля присутствовала. Но вспоминая ту несчастную половину программ, которая оказалась практически провальной, а также разговоры в духе «не ругайте, для костомукшан и костомукшанок и это событие», всё-таки понимаешь, что предприятие оказалось вдруг в острой ситуации выбора – встать (руки в брюки) в провинциальную позу и быть довольным перечнем больших имён не важно которой давности или же бороться за туманный ореол европейского качества, а для этого всего лишь точнее выстраивать программы. Это не мало, но и не так уж непосильно много. Однако ясно, что ситуация выбора всегда остра, а итоги непредсказуемы. Здесь-то самое время и место искренне пожелать фестивалю удачи.

 

 

Отредактируйте текст, сократив его на 1/3. Предложите другой заголовок.

 

Планетарий вот-вот взлетит на воздух

К звёздам – по эскалатору

– Планетарий сегодня просто затерялся среди многоэтажек, – говорит автор проекта его реконструкции Александр Анисимов. – Угол видимости астрономической площадки из-за высоких клеток близлежащего зоопарка сократился на 15 градусов. В ближайший год-полтора будут восстановлены первоначальные формы планетария, создадим Музей астрономии и истории звёз­дных путешествий, начнут функционировать уникальные «космические» аттракционы. При планетарии планируется открыть колледж.

И всё это на небольшом пятачке Садово-Кудринской улицы? Оказывается, территория расширится ввиду генеральной идеи поднятия планетария на 6 метров – ровно на два этажа.

– Технически вопрос поднятия и перемещения памятников архитектуры решили ещё в 30-е годы. А уж при современном развитии техники это и вовсе несложно сделать. Пневматические домкраты будут синхронно поднимать здание на 20 см за неделю. А к Садовому кольцу выстроим пандус с движущимся тротуаром, – делится с нами Александр Анисимов, – в результате мы получим два светлых нижних этажа и полтора – подземных.

Вся реконструкция потянет на 30 млн. «зелёных». Основным акционером выступит правительство Москвы.

– Но это не тот проект, который придётся тащить за уши, – уверяет его директор Игорь Микитасов. – Наш планетарий посещал миллион человек в год. После реконструкции мы планиру­ем принимать в два раза больше посетителей. Посчитайте сами, какая сумма набежит, если каждая приходящая к нам среднестатистическая семья будет оставлять у нас около 5 долларов. Я имею в виду деньги, которые будут выручены и от зала игровых автоматов, и от работающих аттракционов. Многие из посетителей наверняка захотят перекусить в кафе или купить зонтик с изображением звёздного неба... Помимо всего прочего планетарий полностью переоборудуют. И если сейчас по уровню оснащённости он отстаёт от ведущих планетариев мира лет на 30, то после реконструкции будет опережать всех на 15 лет! У нас появится германский аппарат десятого поколения.

Первоначально планетарий был задуман как храм атеизма и построен с чисто пропагандистской целью – доказать гражданам молодой Советской Республики, что Бога нет. В Германии на золото закупили удивительную машину, показывающую на грандиозном куполе-экране звёзды и различные небесные явления. В первый год существования был создан прибор «Восходящее солнце», который работал вплоть до закрытия планетария в 1994 году. Удивительно красивой картиной рассвета и непосредственно восхода Солнца после искусственной ночи заканчивались все сеансы Московского планетария.

Работала в этих стенах и труппа Звёздного театра. Были поставлены пьесы: «Галилей», «Джордано Бруно» и «Коперник». Уже в 90-е годы в планетарии действовал Фантастический театр, актёры которого представили на суд зрителей несколько спектаклей по произведениям знаменитых писателей-фантастов. Во время войны в планетарии читались специальные лекции для разведчиков и военных лётчиков. За всё время своего существования планетарий закрывался один раз на два месяца. Это было во время ВОВ.

В начале 60-х годов в Звёздном зале планетария проводились учебные занятия по астронавигации с первыми космонавтами. Подготовка первого полёта человека в космос проводилась в условиях строгой секретности. Лекторам, обучающим будущих космонавтов, было сказано, что они готовят лётчиков полярной авиации. И только после полёта Гагарина преподаватели узнали на экранах телевизоров одного из своих подопечных. Астрономическая площадка планетария долгие год являлась культовым место космонавтов. Отправляющиеся в полёт считали своим долгом прийти к знаменитой ели, что произрастает у площадки, дабы, прислонившись к ней, подпитаться энергией.

В 1990 году при планетарии была открыта народная обсерватория, в которой установили самый большой телескоп в Москве. Работает она и сейчас. Несмотря на вялотекущую реконструк­цию, планетарий продолжает худо-бедно функционировать. Читаются лекции, действуют многочисленные бесплатные кружки. А, пожалуй, основной источник дохода планетария сегодня – торговля звездами.

– Да, мы оказываем такую услугу, – поясняет Микитасов, – к нам давно приходят посетители и, предъявляя какие-то липовые свидетельства, выпущенные чуть ли не на туалетной бумаге, просят показать в телескоп «их звезду». Пусть уж лучше они получат свидетельство цивилизованным путём, в Московском планетарии.

Звезда стоит недёшево, порядка 200 долларов. Продают, конечно, не вновь открытые светила, а так... переименовывают уже давно известные. Выдадут и соответствующее свидетельство, и в каталог занесут новое имя.

– Это очень условный, внутренний каталог, – объясняет Микитасов. – Всё достаточно символично, но к нам приходят целыми семьями, с шампанским, чтобы полюбоваться на необыкновенный «подарок».

«Ни одно животное не станет смотреть вверх... Только это нелепое создание – человек – тратит время попусту, глазея на небо», – писал в своё время Герберт Уэллс и был в чём-то прав.

 

 

Отредактируйте текст.

 

Дантист-романтик со станции зима

 

Известно, что Зима, что в Иркутской области, – родина поэта Евгения Евтушенко. Поэта с мировым именем. Недаром говорят: поэт – это герой созерцания; герой – это поэт действия. Виктор Глухих, тоже из сибирских мест, по праву подпадающий под второе определение, как поэт действия. Сейчас он возглавляет одну из частных суперсовременных стоматологических клиник Магадана, не так давно арендовавшего помещение в жилом доме на улице Вострецова. Таких частных клиник в нашем городе не больше десяти.

Северянин, живущий на Колыме в экстремальных погодных условиях, где «двенадцать месяцев зима, а остальное лето», нередко остаётся один на один с вопросом: иметь или нет здоровые зубы? И не только здоровые, но и красивые! Чтобы не бояться улыбаться, ведь улыбка покоряет, должна покорять... Особенно улыбка женщины.

Однажды мне довелось увидеть такую неотразимую улыбку у импозантной немолодой кондукторши автобуса шестого маршрута. Когда её знакомая сказала, что не прочь иметь такие же зубы, она, непонятно почему понизив голос, поделилась с ней: «Никуда больше не ходи, ступай к Ольге Степановне в «Спарту».

Добрыми делами, слухами о них, как известно, земля полнится. Думал ли я, что смогу через год встретить эту женщину у своего приятеля (она оказалась соседкой его семьи), которая тут же охотно пояснила, что теперь эта клиника обрела своё помещение и называется «Дента люкс».

На мой прямой вопрос при встрече – «Что есть частная клиника в условиях пока нецивилизованного дикого рынка?» Виктор Иннокентьевич Глухих ответил:

– Во всяком случае – это не бизнес и я не считаю себя бизнесменом. Мне как-то не по себе, когда я слышу такие разговоры.

– Так, кто же вы – предприимчивый врач?

– Я вам скажу так. Когда на презентации мне журналисты задавали эти вопросы и я попытался найти приемлемый ответ, один из них невольно подсказал: ну, что, может, играющий тренер? Во! – подумал, это ближе к истине. Скорее сообщество врачей, практикующих на стоматологической ниве как индивидуалы. Я только организую их работу, обеспечиваю оборудованием, медикаментами, материалами, инструментарием, создаю комфортные условия. Поскольку считаю: стоматология очень тесно связана не только со здоровьем, это само собой, и здесь ни на шаг не отступаем от рекомендаций Минздрава, но и с красотой, если хотите, эстетикой. Яркий пример тому – быстро меняющийся облик нашего прекрасного города. Человек хочет соответствовать новым правилам жизни, у него появилась масса реальных возможностей проявить себя и выглядеть прекрасно.

– Магаданцы всегда отличались добротным внешним видом, теперь тем более. Появился некий стандарт. Они, подчас, выглядят лучше, чем зарубежные гости.

– Для таких людей – белозубая улыбка, здоровые вылеченные зубы (мы боремся за каждый зуб, если есть возможность его сохранить, и не обращаем внимания на категоричное пациента «рвите»), удобный, красивый протез. Возможно ли это было лет десять-пятнадцать назад? Вряд ли. Во рту можно было увидеть эклектичный набор: рядом с жёлтым анодированным зубом сталь­ной, или золотую челюсть, которая в сущности недолговечна. Уважающий себя современный человек уже не хочет иметь это. Некрасиво и непрестижно! Наши пациенты имеют право без су­еты, не маясь в очереди, без пресловутого блата прийти к нам и поставить протез, ничем не отличающийся от естественных зубов и быть счастливым. А если это, повторяю, женщина в сорок пять, когда она «ягодка опять»?..

Наша «Дента люкс» в своём названии открыто заявляет о том, что здесь пациенты должны обслуживаться по самому высшему разряду и добиваются с помощью терапевтов, техников-хирургов, ортопедов, ортодонтов самых высоких результатов, снимают стресс, психологический дискомфорт, связанные с утратой зуба или зубов.

Глухих и его коллеги, прежде всего его жена – Ольга Степановна, почти десять лет шли к этому рубежу, чтобы их клиника заявила о себе в полный голос и о ней заговорили в городе, смогла выдержать конкуренцию, а она в условиях дикого рынка, не трудно догадаться, порой носит непредсказуемый характер. Но, как говорят, дорогу осилит идущий.

Виктор Глухих – уникальный стоматолог, я бы сказал дантист-романтик с необыкновенно интересной судьбой. У него солидное и прочное основание, так сказать, высокий образователь­ный ценз – закончил Иркутский университет по специальности физика, причём одновременно факультативно получил диплом с отличием художника-оформителя со знанием резьбы по дереву и скульптурной техники. Всего добивается, достигает сам, своим сибирским упорством, неукротимой сибирской волей с постоянным стремлением к новому. У него не было ни богатых родителей, ни «лохматой руки»... Но... Виктор Иннокентьевич полюбил Магадан. Именно здесь можно начать с «нуля» и добиться впечатляющих побед над собой, над обстоятельствами, работая 24 часа в сутки. Только так. У него не было квартиры, да и работа в школе и техникуме не удовлетворяли «мятежную душу». Не скрывает, если бы хотел другой, лёгкой жизни – у него много знакомых за рубежом, он мог бы со своей семьёй уехать.

– Но знаете, и это не квасной патриотизм, когда осенью я поездом еду из Иркутска в родной город Зима, или из Зимы в Иркутск – за окном такой природы, таких красот нигде в мире нет. А Магадан! Его магнетизм не отпускает. Улетишь на материк и уже через неделю-другую тянет домой.

– Наш Магадан – анклавная территория, как я называю, остров сокровищ.

– Да, я согласен с вами, остров сокровищ. Магаданцам повезло на руководителей и города и области. Вокруг – на Камчатке, на Чукотке, в Приморье – бушует энергетический кризис, а мы уже начинаем напрочь забывать, что могут быть перебои с холодной и горячей водой, со светом не только зимой, но и летом. Могут быть. Если не платишь... Но это уже другая тема. Для человека самодостаточного здесь жить комфортно. И реализовать себя можешь по полной программе.

И тут вспомнилось: «Прав тот, кто искренен», – говорил Антон Павлович Чехов. Виктор Иннокентьевич, несомненно, искренний, и допускаю, открытый человек. Есть в нём и сибирская строгость и требовательность к себе и к тем, кто с ним рядом. Готовясь к встрече, смог узнать, что и колер и многое, что окружает посетителей в помещении клиники – плод его фантазии и совре­менных эстетических представлений о дизайне.

Последнее художественное достижение Виктора Иннокентьевича – гипсовое панно, встречающее пациентов, приходящих в клинику, – «Аве вита!» (Да здравствует жизнь!)

Путь на Вострецова не был простым.

– Начинали трудно. Не было жилья. Жили квартирантами. Уже в Магадане закончил медицинский колледж, выучился на зубного техника и четыре года с супругой преподавал в нём. Трое моих учеников сейчас соратники по совместной работе в нашей клинике. Много было всего.

Мне почему-то верится, что у Глухих всё получится. Не может не получиться. Поскольку он невольно следует правилу, которое чётко и ясно формулировал немецкий философ прошлого века Фридрих Ницше: «Кому есть ЗАЧЕМ жить, тот выдержит любое КАК».

 


Дата добавления: 2015-07-07; просмотров: 164 | Нарушение авторских прав


Читайте в этой же книге: Глава IX. Редакторы об опыте своей работы | Техника и виды правки | Методика анализа логических качеств текста | Работа редактора над композицией рукописи, её заголовком | Построение и стилистическая обработка текстов повествований и описаний | Анализ логической структуры текстов рассуждений. Приемы их построения | Определение и объяснение понятий | Построение и стилистическая обработка текстов новостной информации | Какой вывод должен сделать для себя редактор, прочитав это письмо читателя в газету? | Цифры в тексте |
<== предыдущая страница | следующая страница ==>
Цитаты в тексте| Приложение

mybiblioteka.su - 2015-2021 год. (0.02 сек.)