Студопедия
Случайная страница | ТОМ-1 | ТОМ-2 | ТОМ-3
АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатика
ИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханика
ОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторика
СоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансы
ХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника

Глава 32. Открыв глаза, Виктория увидела Рауля, с улыбкой наклонившегося над ней

 

Открыв глаза, Виктория увидела Рауля, с улыбкой наклонившегося над ней. Кончиками пальцев он убрал назад ее волосы, упавшие на лицо.

– Как ты себя чувствуешь?

Моргнув, Виктория взглянула на него, на солнечный свет, проникающий сквозь высокое узкое окно, и сразу вспомнила все, что произошло ночью. Прикрыв грудь одеялом, она села в постели.

– Как ты себя чувствуешь? – повторил Рауль. – Ничего не болит? Не хочешь ли, чтобы я приказал Амайе заново приготовить ванну?

Виктория взглянула на лохань, все еще наполненную остывшей водой, и поняла, что ночью никому не было позволено войти в комнату, чтобы убрать ее.

– Ах, нет. Я чувствую себя превосходно. Только… в замке станут судачить о том, что мы делали ночью.

Она покраснела.

Рауль обнял ее и поцеловал.

– Они и понятия не имеют о том, что произошло здесь на самом деле. Никто и не узнает об этом, Виктория, если ты сама им не расскажешь.

– Да, это так. Но я все равно не смогу теперь называться честной женщиной.

– В Англии никто не знает, где ты находишься, и я обещаю, что члены моей семьи никогда не скажут, что ты спала в моей спальне.

В отличие от Рауля у Виктории не было такой уверенности в людях: по ее мнению, никто в мире не мог удержаться от сплетен. Но можно было надеяться, что она недостаточно важная персона, чтобы о ней было интересно сплетничать, по крайней мере, в Англии. Хотя Рауль наверняка слышал немало сплетен о ее путешествиях с Джонсонами.

– Сегодня я еду в Тонагру. Мне нужно завершить продажу Вьенто, а потом я пойду в казино, продолжу изображать из себя никчемного вертопраха, роль которого играю. Мне нужно продолжать играть эту роль, иначе у Жан-Пьера де Гиньяра возникнут подозрения.

– Он проявляет особую подозрительность к тебе?

– Он проявляет особую подозрительность к каждому, тем более после инцидентов, происшедших по вине мятежников. Туристы уезжают из страны, и, что еще хуже, распространились слухи о том, что в Морикадии неспокойно. Никто не хочет больше приезжать сюда. А это плохо. Жан-Пьер Гиньяр и не подозревает, что мы – королевская семья де Барбари Джинет и это мы устроили хаос, отправив де Гиньяров охотиться в двенадцати направлениях сразу на реальных и воображаемых виновников, чтобы отвлечь их внимание от реальной угрозы, которая находится прямо у них под носом. – Рауль улыбнулся. – Я и не подозревал, что это будет так весело.

У Виктории перехватило дыхание. Он как будто специально делал все для того, чтобы его убили.

– Я вернусь поздно, – сказал Рауль. – Я не хотел бы, чтобы ты тревожилась.

– Не буду, – пообещала Виктория.

– Умеешь ты поставить на место хрупкое эго мужчины.

– Я не пыталась это сделать…

– Я знаю. И это самое опасное, – сказал он, целуя Викторию.

Она сопротивлялась всего какое-то мгновение. Потом, как и прошлой ночью, и как каждую ночь, сдалась. И не просто сдалась. Она отдала ему всю себя.



А почему? Почему она отдавала ему себя от всего сердца? Почему ее беспокоило, что его могут убить?

Когда они оторвались друг от друга, Рауль тяжело дышал, и на щеках его выступили красные пятна.

– Ты заставляешь меня терять голову.

– Этого я тоже не пыталась сделать.

– Но у тебя это получается само собой, – сказал Рауль и, прикоснувшись на прощание к ее щеке, встал и направился к двери. – У тебя была бессонная ночь. Поспи еще.

– Рауль? – окликнула Виктория. – Почему ты сказал мне, куда идешь?

– Потому что теперь ты имеешь право знать это, – сказал он и закрыл за собой дверь.

Виктория в недоумении уставилась на дверь. Она имеет право? Что он хочет этим сказать? Когда речь шла о нем, о его местонахождении и о том, чем он занимается, она не имела никаких прав. Она не хотела иметь никаких прав. Она даже не знала, понравилось ли ей на самом деле то, что произошло между ними прошлой ночью. Все происходило в жару и поту, она до сих пор ощущала масло на своей коже и, несмотря на то что сказала Раулю, что чувствует себя превосходно, ощущала боль между ногами, потому что… скакала на нем верхом.

Загрузка...

Но в целом Виктория была полна жизненных сил, как никогда прежде. Она вела себя необузданно и безрассудно, но она была счастлива этой ночью.

Виктория сжала кулаки.

Если она не встанет с постели сию же минуту и не будет вести себя так, будто ничего между ними не изменилось, каждый человек в замке поймет, что произошло. И последствия будут совершенно невыносимыми.

Она бросила взгляд на часы на каминной полке и охнула от ужаса: был десятый час утра. Дети удивятся, если она сильно опоздает на очередной урок.

Торопливо поднявшись, она схватила с пола ночную сорочку и бросила ее на софу, подняла флакон с маслом и поставила на полку. Кое-как умывшись водой из кувшина, она оделась и принялась расчесывать спутанные волосы. Заколов на затылке волосы, она взглянула в зеркало, стоявшее на комоде. Сегодня она была сама на себя не похожа: слишком розовая, слишком сияющая. Она выглядела возбужденной, удивленной и испуганной. Но в одном она могла быть спокойной – никто на это не обратит внимания.

Однако дети в отличие от взрослых замечали все.

Она должна вести себя как обычно, как будто со вчерашнего дня ничего не изменилось, хотя на самом деле изменилось все – можно сказать, ее мир перевернулся.

Она по возможности тише открыла дверь и бросила взгляд в коридор. Убедившись, что никого нет, Виктория выскользнула из спальни и торопливо направилась в классную комнату. К ее удивлению, дети находились в классе и, разбившись на небольшие группы, учили друг друга буквам и цифрам. Она вошла в класс, и они, вскочив, возбужденно заговорили, радуясь ее приходу.

Виктория рассмеялась и расслабилась.

Она знала, что делать с детьми, как себя вести… и кто она такая. Она похвалила их за то, что они сами поддерживали дисциплину, и восстановила нарушенное расписание. Она позаботилась о том, чтобы дать им достаточно времени на ее обучение морикадийскому языку, потому что в своем стремлении научить ее – а она теперь уже неплохо понимала разговорный язык – они скорее постигали английский. В полдень, когда настало время обеденного перерыва, они все вместе спустились в главный холл, причем двое самых маленьких держали ее за руки.

Дети спустились по лестнице, чтобы поесть в кухне. Усаживаясь на свое место, Виктория заметила несколько косых взглядов, но это наверняка имело отношение скорее к предстоящему уроку, чем к размышлениям относительно ее сияющего лица. Рауль обещал, что никто не будет знать о том, что они делали прошлой ночью, и она не могла не верить ему. Обед был обычным: сытная пища и много разговоров о сражениях.

А после обеда, как водится, все направились в помещение, отведенное для занятий по этикету.

Стоя перед классом, Виктория радовалась тому, что предстает перед подданными Рауля в роли учительницы – в роли, которую очень хорошо знала.

– Сегодня мы научимся, как обращаться к герцогу, графу, барону и к человеку богатому, но не имеющему титула, а также, конечно, к членам королевской семьи, потому что при дворе мистера Лоренса, – она тут же исправилась, – при дворе короля Сейбера станут бывать короли, королевы и принцы.

– Не сразу, – сказал Просперо и почесал щеку, но, опомнившись, быстро опустил руку. – Они захотят, чтобы он сначала показал себя как правитель.

– Вы, наверное, правы, – кивнув, сказала Виктория. – Но судя по тому, что я слышала о его планах, думаю, после первой зимы он прочно утвердится на троне. Высокие гости хлынут сюда и на водолечебницы и просто для того, чтобы поразвлечься.

– А пока они не прибыли, мы успеем приобрести изысканные манеры, – сказал Просперо, кивнув.

– Тем более что хорошим манерам нас обучает настоящая английская леди, – сказала Амайя. – Вы будете среди нас и послужите нам хорошим примером.

Виктория даже вздрогнула от удивления.

– Я сказала что-то не то? – робко спросила Амайя.

– Я, конечно, ценю вашу уверенность в моем влиянии, но мне кажется, что вчера Просперо, – Виктория жестом указала на него, – сказал, что я планирую покинуть страну до начала революции.

Просперо взглянул на нее так, словно она сказала какую-то глупость:

– Но ведь это было вчера.

– Сегодня все изменилось, – пояснила Хейда.

Виктория встревожилась.

– Почему ты так считаешь? – спросила она.

– Потому что прошлой ночью вы переспали с нашим королем, – сказала Хейда.

 


Дата добавления: 2015-08-10; просмотров: 29 | Нарушение авторских прав


Читайте в этой же книге: Глава 21 | Глава 22 | Глава 23 | Глава 24 | Глава 25 | Глава 26 | Глава 27 | Глава 28 | Глава 29 | Глава 30 |
<== предыдущая страница | следующая страница ==>
Глава 31| Глава 33

mybiblioteka.su - 2015-2018 год. (0.008 сек.)