Студопедия
Случайная страница | ТОМ-1 | ТОМ-2 | ТОМ-3
АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатика
ИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханика
ОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторика
СоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансы
ХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника

ПЕРЕХОД ЗЕМЛЕВЛАДЕЛЬЦЕВ ОТ БАРЩИННОГО ХОЗЯЙСТВА К КАПИТАЛИСТИЧЕСКОМУ 4 страница

Читайте также:
  1. BOSHI женские 1 страница
  2. BOSHI женские 2 страница
  3. BOSHI женские 3 страница
  4. BOSHI женские 4 страница
  5. BOSHI женские 5 страница
  6. ESTABLISHING A SINGLE EUROPEAN RAILWAY AREA 1 страница
  7. ESTABLISHING A SINGLE EUROPEAN RAILWAY AREA 2 страница

Эту цифру г-на Руднева следует считать минимальной, так как, во-первых, данные земских переписей более или менее устарели, относясь к 80-м, иногда даже к 70-м годам, и так как, во-вторых, при определении процента с.-х. рабочих не приняты вовсе во внимание районы высокоразвитого земледельческого капитализма - прибалтийские и западные губернии. Но, за неимением других данных, приходится принять эту цифру в 3½ млн. чел.

Оказывается, следовательно, что около пятой доли крестьян перешло уже в то положение, что их "главнейшее занятие" - наемная работа у зажиточных крестьян и помещиков Мы видим здесь первую группу тех предпринимателей, которые предъявляют спрос на рабочую силу сельского пролетариата. Это - сельские предприниматели, занимающие около половины низшей группы крестьянства. Таким образом, между образованием класса сельских предпринимателей и расширением низшей группы "крестьянства", т. е. увеличением числа сельских пролетариев, наблюдается полная взаимозависимость. Среди этих сельских предпринимателей видную роль играет крестьянская буржуазия: напр., в 9 уездах Воронежской губ. из всего числа батраков - 43,4% нанято крестьянами (Руднев, 434). Если бы мы приняли этот процент за норму для всех сельских рабочих и для всей России, то оказалось бы, что крестьянская буржуазия предъявляет спрос миллиона на полтора с.-х. рабочих. Одно и то же "крестьянство" и выбрасывает на рынок миллионы рабочих, ищущих нанимателей, - и предъявляет внушительный спрос на наемных рабочих.

 

X. ЗНАЧЕНИЕ ВОЛЬНОНАЕМНОГО ТРУДА В ЗЕМЛЕДЕЛИИ

Попытаемся теперь обрисовать основные черты новых общественных отношений, складывающихся в земледелии при употреблении вольнонаемного труда, и определить их значение.

С.-х. рабочие, приходящие в такой массе на юг, принадлежат к самым бедным слоям крестьянства. Из рабочих, приходящих в Херсонскую губернию, 7/10 идут пешком, не имея средств на покупку ж.-д. билетов, "бредут за сотни и тысячи верст вдоль полотна железных дорог и берегов судоходных рек, любуясь красивыми картинами быстро летящих поездов и плавно плывущих пароходов" (Тезяков, 35). В среднем рабочие берут с собой около 2-х рублей;<<42>> нередко у них не хватает денег даже на паспорт, и они берут за гривенник месячный билет. Путешествие продолжается дней 10-12, и ноги пешеходов от таких громадных переходов (иногда босиком по холодной весенней грязи) пухнут, покрываются мозолями и ссадинами. Около 1/10 рабочих едет на дубах (большие, сколоченные из досок лодки, вмещающие 50-80 человек и набиваемые обыкновенно вплотную). Труды официальной комиссии (Звегинцева)<<#6>> отмечают крайнюю опасность такого способа передвижения: "не проходит и года без того, чтобы один, два, а то и больше переполненных дуба не пошли ко дну с их пассажирами" (ibid., 34). Громадное большинство рабочих имеют надельную землю, но в количестве совершенно ничтожном. "В сущности, ведь, - справедливо замечает г. Тезяков, - все эти тысячи сельскохозяйственных рабочих являются безземельными, деревенскими пролетариями, для которых все существование теперь в отхожих промыслах... Обезземеление быстро идет вперед и вместе с тем увеличивает число сельского пролетариата" (77). Наглядным подтверждением быстроты этого роста служит число рабочих-новичков, т. е. в первый раз идущих наниматься. Таких новичков бывает около 30%. Между прочим, по этой цифре можно судить о быстроте процесса, создающего кадры постоянных земледельческих рабочих.



Массовое передвижение рабочих создало особые формы найма, свойственные высокоразвитому капитализму. На юге и юго-востоке образовалось множество рабочих рынков, где собираются тысячи рабочих и куда съезжаются наниматели. Такие рынки приурочиваются часто к городам, промышленным центрам, торговым селениям, к ярмаркам. Промышленный характер центров особенно привлекает рабочих, которые охотно нанимаются и на неземледельческие работы. Например, в Киевской губернии рабочими рынками служат местечки Шпола и Смела (крупные центры свеклосахарной промышленности) и гор. Белая Церковь. В Херсонской губ. рынками рабочих служат торговые села (Новоукраинка, Бирзула, Мостовое, где по воскресеньям собирается свыше 9 тыс. рабочих, и мн. др.), железнодорожные станции (Знаменка, Долинская и др.), города (Елисаветград, Бобринец, Вознесенск, Одесса и др.). Одесские мещане, чернорабочие и "кадеты" (местное название босяков) летом тоже приходят наниматься на с.-х. работы. В Одессе сельские рабочие нанимаются на так называемой Серединской площади (или "Косарке"). "Рабочие стремятся в Одессу, минуя другие рынки, в надежде иметь здесь лучшие заработки" (Тезяков, 58). Местечко Кривой Рог - крупный рынок найма на земледельческие и на горные работы. В Таврической губернии особенно выдается рабочий рынок в местечке Каховке, где прежде собиралось до 40 000 рабочих, в 90-х годах - 20-30 тысяч, теперь, судя по некоторым данным, еще меньше. В Бессарабской губ. следует назвать город Аккерман, в Екатеринославской губернии - город Екатеринослав и станцию Лозовую; в Донской - Ростов-на-Дону, где ежегодно перебывает до 150 тысяч рабочих. На Северном Кавказе - города Екатеринодар и Новороссийск, станция Тихорецкая и др. В Самарской губ. - слобода Покровская (против Саратова), село Балаково и др. В Саратовской губ. - города Хвалынск, Вольск. В Симбирской губ. - город Сызрань. Таким образом, капитализм создал на окраинах новую форму "соединения земледелия с промыслами", именно соединение земледельческого и неземледельческого труда по найму. В широких размерах такое соединение возможно только в эпоху последней, высшей стадии капитализма - крупной машинной индустрии, которая подрывает значение искусства, "рукомесла", облегчает переход от одного занятия к другому и нивелирует формы найма.<<43>>

Загрузка...

И действительно, формы найма в этой местности очень оригинальны и весьма характерны для капиталистического земледелия. Все те полупатриархальные, полукабальные формы работы по найму, которые так часты в среднечерноземной полосе, - здесь отпадают. Остаются одни только отношения нанимателей к нанимающимся, одна торговая сделка по купле-продаже рабочей силы. Как и всегда при развитых капиталистических отношениях, рабочие предпочитают поденный или понедельный наем, который позволяет им точнее регулировать плату сообразно со спросом на труд. "Цены устанавливаются для округа каждого базара (верст на 40 кругом) с математической точностью, и испортить цену нанимателям очень трудно, так как приезжий мужик лучше пролежит на рынке или поедет дальше, чем станет на более дешевую плату" (Шаховской, 104). Само собой разумеется, что сильные колебания цен на труд вызывают бесчисленные нарушения договора, - только не с одной стороны, как уверяют обыкновенно наниматели, а с обеих сторон: "стачки происходят с обеих сторон; рабочие уговариваются, чтоб просить дороже, а наниматели - дать дешевле" (ibid., 107).<<44>> До какой степени открыто царит здесь в отношениях между классами "бессердечный чистоган", это видно из следующего, например, факта: "опытные наниматели хорошо знают", что рабочие "поддаются" только тогда, когда съедят весь свой хлеб. "Один хозяин рассказывал, что, приехавши на базар нанимать рабочих... он стал ходить между их рядами и палкой ощупывать их котомки (sic!): у которого хлеб есть, то с теми рабочими и не разговаривает, а уходит с базара" и ждет, пока "не окажутся на базаре пустые котомки" (из "Сельского Вестника" 1890 г., № 15, ibid., 107-108).

Как и при всяком развитом капитализме, наблюдается и здесь, что мелкий капитал особенно давит рабочего. Крупного нанимателя простой коммерческий расчет<<45>> заставляет отказаться от мелких прижимок, дающих мало выгоды и грозящих большим убытком при конфликте. Поэтому, например, крупные наниматели (нанимающие по 300-800 рабочих) стараются не отпускать рабочих через неделю и сами устанавливают цены сообразно со спросом на труд; некоторые вводят даже систему надбавок к плате при повышении цен на труд в окрестности, - и все свидетельства говорят о том, что эти надбавки с лихвой вознаграждаются лучшей работой и отсутствием столкновений (ibid., 130-132; 104). Напротив, мелкий хозяин не брезгает ничем. "Мужики-хуторяне и немцы-колонисты отбирают себе рабочих "на выбор", платят им на 15-20% дороже, но и сумма работы, которую эти хозяева "выжимают" из рабочих, - выше на пятьдесят процентов" (ibid., 116). "Девки" у такого хозяина не знают, как они сами говорят, "ни дня, ни ночи". Колонисты, нанимая косарей, заставляют идти в последней ноге (т. е. подгонять рабочих!) своих сыновей посменно, так что сменяющиеся подгоняльщики становятся раза три в день со свежими силами, подгоняя рабочих: "оттого по истощенному виду так легко узнать работавших у немцев-колонистов". "Вообще мужики-хуторяне и немцы избегают нанимать рабочих, служивших ранее во владельческих экономиях. "Вы у нас не выдержите", говорят они прямо" (ibid.).<<46>>

Крупная машинная индустрия, концентрируя вместе массы рабочих, преобразуя способы производства, разрушая все традиционные, патриархальные прикрытия и облачения, затемнявшие отношения между классами, ведет всегда к обращению общественного внимания на эти отношения, к попыткам общественного контроля и регулирования. Это явление, - получившее особенно наглядное выражение в фабричной инспекции, - начинает сказываться и в русском капиталистическом земледелии, именно в районе его наибольшего развития. Вопрос о санитарном положении рабочих был поставлен в Херсонской губернии еще в 1875 году на 2-м губернском съезде врачей Херсонского земства, затем возобновлен в 1888 г.; в 1889 г. была составлена программа для изучения положения рабочих. Санитарное исследование, произведенное (далеко не в полных размерах) в 1889-1890 гг., приподняло краешек завесы, прикрывающей условия труда в деревенских захолустьях. Оказалось, например, что жилые помещения для рабочих в большинстве случаев отсутствуют, когда есть казармы, - они устроены обыкновенно весьма антигигиенично, "не особенно редко" попадаются и землянки - в них живут, например, чабаны (пастухи овец), сильно страдая от сырости, тесноты, холода, темноты, удушливой атмосферы. Питание рабочих очень часто неудовлетворительно. Рабочий день продолжается в общем от 12½ до 15 часов, т. е. гораздо продолжительнее обычного рабочего дня в крупной промышленности (11-12 часов). Перерывы работы во время самого сильного жара встречаются лишь "как исключения", - и случаи мозговых заболеваний не редкость. Работа при машинах создает профессиональное разделение труда и профессиональные заболевания. Напр., при молотилках заняты "барабанщики" (кладут снопы в барабан; работа очень опасная и самая трудная: из барабана бьет в лицо крупная растительная пыль), "подавальщики" (подают снопы; работа так тяжела, что работают, сменяясь через каждые 1-2 часа). Женщины подметают полову, которую мальчики отвозят в сторону, а 3-5 рабочих кладут в скирды. Во всей губернии число молотильщиков должно превышать 200 000 человек (Тезяков, 94).<<47>> Заключение г-на Тезякова о санитарной обстановке земледельческих работ таково:

"Вообще, мнение древних, полагавших, что труд земледельца - "самое приятное и полезное занятие", в настоящее время, когда капиталистический дух царит в области сельского хозяйства, мало вероятно. С введением в сельскохозяйственную деятельность машинной обработки санитарные условия земледельческого труда не улучшились, а изменились к худшему. Машинная обработка внесла в область сельского хозяйства до того мало знакомую здесь специализацию труда, что сказалось развитием в среде сельского населения профессиональных болезней и массой серьезных травматических повреждений" (94).

Результатом санитарных исследований явилась (после голодного года и холеры) попытка устроить лечебно-продовольственные пункты с организацией регистрации рабочих, санитарного надзора за ними и дешевых обедов. Как ни скромны размеры и результаты этой организации, как ни шатко ее существование<<48>> - она остается крупным историческим фактом, выясняющим тенденции капитализма в земледелии. На основании данных, собранных врачами, губернскому съезду врачей Херсонской губ. было предложено признать важность лечебно-продовольственных пунктов, необходимость улучшить их санитарную обстановку, расширить их деятельность до характера рабочих бирж для осведомления о ценах на труд и их колебаниях, распространить санитарный надзор на все более или менее крупные хозяйства с значительным числом рабочих рук - "подобно промышленным заведениям" (с. 155), издать обязательные постановления об употреблении сельскохозяйственных машин и о регистрации травм, возбудить вопрос о праве рабочих на обеспечение и об улучшении и удешевлении парового транспорта. Пятый съезд русских врачей постановил обратить внимание заинтересованных земств на деятельность Херсонского земства в деле организации врачебно-санитарного надзора.

---

В заключение вернемся еще раз к экономистам-народникам. Выше мы видели, что они идеализируют отработки, закрывая глаза на прогрессивность капитализма сравнительно с ними. Теперь мы должны добавить, что они отрицательно относятся и к "отходу" рабочих, симпатизируя местным "заработкам". Вот как выражает, например, это обычное народническое воззрение г. Н. -он: "Крестьяне... отправляются в поиски за работой... Насколько, спрашивается, это выгодно в хозяйственном отношении? Не лично для каждого крестьянина в отдельности, а насколько это выгодно в совокупности для всего крестьянства, в государственно-хозяйственном отношении?.. Мы имеем в виду указать на чисто экономическую невыгоду ежегодного перекочевыванья, бог весть куда, на все лето, когда, казалось бы, можно было иметь вдоволь занятий под руками..." (23-24).

Мы утверждаем, вопреки народнической теории, что "перекочевыванье" рабочих не только дает "чисто экономические" выгоды самим рабочим, но и вообще должно быть признано явлением прогрессивным; что общественное внимание должно быть устремлено не на замену отхожих промыслов местными "занятиями под руками", а, наоборот, на устранение всех препятствий к отходу, на всестороннее облегчение его, на удешевление и улучшение всех условий передвижения рабочих и т. д. Основания нашего утверждения следующие:

1) "Чисто экономическую" выгоду "перекочевыванье" приносит рабочим потому, что они идут в места более высокой заработной платы, в места, где их положение, как нанимающихся, выгоднее. Как ни просто это соображение, - его слишком часто забывают люди, которые любят подниматься на высшую, якобы "государственно-хозяйственную" точку зрения.

2) "Перекочевыванье" разрушает кабальные формы найма и отработки.

Напомним, например, что прежде, при слабом развитии отхода, южные землевладельцы (и другие предприниматели) охотно пользовались таким способом найма: рассылали своих приказчиков в северные губернии и нанимали (чрез посредство сельского начальства) недоимщиков на крайне невыгодных для последних условиях.<<49>> Наниматели, следовательно, пользовались свободой конкуренции, а нанимающиеся - нет. Выше мы уже приводили примеры того, как крестьянин готов бежать от отработков и кабалы даже в шахты.

Неудивительно поэтому, что в вопросе о "перекочевываньи" рука об руку с народниками идут наши аграрии. Возьмите, например, г-на С. Короленко. Приведя в своей книге целый ряд отзывов помещиков против "отхода" рабочих, он приводит массу "доводов" против "отхожих промыслов": "разгул", "буйный нрав", "пьянство", "недобросовестность", "стремление уйти от семьи, чтобы избавиться от семьи и от надзора родителей", "желание развлечений и более веселой жизни" и т. д. Но вот особенно интересный довод: "Наконец, по пословице "на месте камень - и тот мхом обрастает", а человек на месте обязательно обзаводится имуществом и дорожит им" (l. c., стр. 84). Пословица, действительно, очень рельефно говорит о том, как действует на человека прикрепление к месту. Особенное недовольство г-на С. Короленко вызывает то, отмеченное нами выше, явление, что из некоторых губерний уходит "слишком" много рабочих и недостаток их пополняется приходом рабочих из других губернии. Отмечая этот факт по отношению, например, к Воронежской губ., г. С. Короленко указывает и одну из причин явления, именно: обилие крестьян с дарственным наделом. "Очевидно, что такие крестьяне, находясь в худшем сравнительно материальном положении и не опасаясь за свое слишком небольшое имущество, чаще не исполняют принимаемых на себя обязательств и вообще с большей легкостью уходят в другие губернии, даже тогда, когда могли бы найти достаточно заработков у себя дома". "Такие крестьяне, мало привязанные (sic!) к собственному недостаточному наделу, иногда не имея даже инвентаря, легче бросают свой дом и идут искать счастья вдали от родного селения, не заботясь о заработках на месте и иногда даже о принятых на себя обязательствах, так как с них взыскать бывает нечего" (ibid.).

"Мало привязаны"! Вот настоящее слово. Следовало бы пораздумать о нем тем, кто толкует о невыгодах "перекочевыванья", о предпочтительности местных "занятий под руками"!<<50>>

3) "Перекочевыванья" означают создание подвижности населения. Перекочевыванья являются одним из важнейших факторов, мешающих крестьянам "обрастать мхом", которого слишком достаточно накопила на них история. Без создания подвижности населения не может быть и его развития, и было бы наивностью думать, что какая-нибудь сельская школа может дать то, что дает людям самостоятельное знакомство с различными отношениями и порядками и на юге и на севере, и в земледелии и в промышленности, и в столице и в захолустье.

 

#1 Временнообязанные крестьяне - бывшие помещичьи крестьяне, которые после отмены крепостного права в 1861 году за пользование поземельным наделом обязаны были нести определенные повинности (оброк или барщину) в пользу помещиков. "Временнообязанное состояние" длилось до тех пор, пока крестьяне не приобретали, с согласия помещиков, свои земельные наделы в собственность, за выкуп. Перевод на выкуп стал обязательным для помещиков только по указу 1881 года, установившему прекращение "обязательных отношений" крестьян к помещикам с 1 января 1883 г.

#2 Сборник "Влияние урожаев и хлебных цен на некоторые стороны русского народного хозяйства" (два тома) Ленин получил в ссылке, в селе Шушенском, в 1897 году и тщательно исследовал его материалы в процессе работы над "Развитием капитализма в России". Об этом свидетельствуют многочисленные замечания Ленина на полях сборника. Пометки Ленина на указанной книге опубликованы в Ленинском сборнике XXXIII и включены в "Подготовительные материалы к книге "Развитие капитализма в России"". Разоблачая полную несостоятельность метода статистических "средних", затушевывающих разложение крестьянства, Ленин тщательно проверяет и использует конкретный материал, имеющийся в сборнике. Так, на стр. 153 и 170 первого тома Ленин составляет сводку о распространении в отдельных губерниях России разных систем хозяйства (капиталистической, отработочной и смешанной). С небольшими дополнениями из других источников эти материалы вошли в приведенную ниже таблицу.

#3 Обработка кругов - одна из форм отработок и кабальной аренды помещичьей земли крестьянами в пореформенной России. При такой форме отработок крестьянин обязывался за деньги, за зимнюю ссуду или за сданную в аренду землю обработать помещику своими орудиями и на своих лошадях "круг", т. е. одну десятину ярового, десятину озимого, а иногда и десятину покоса.

#4 Скопщиной называлась в южных районах России натуральная кабальная аренда, когда арендатор уплачивал землевладельцу "с копны" определенную долю урожая (половину, а иногда и более) и сверх того обычно отдавал ему часть своего труда в виде разнообразных "отработок".

#5 Смерды - феодально-зависимые крестьяне в древней Руси (IX-XIII вв.), работавшие на барщине в хозяйстве князя или других светских и духовных феодалов и платившие им оброк.

"Русская правда" - первый письменный свод законов и княжеских постановлений в древней Руси XI-XII вв. Статьи "Русской правды" направлены на защиту феодальной собственности и жизни феодалов. Они свидетельствуют о наличии ожесточенной классовой борьбы закрепощаемого крестьянства древней Руси с эксплуататорами.

#6 Комиссия Звегинцева была образована в 1894 году при земском отделе министерства внутренних дел для выработки мер по "упорядочению отхожих промыслов и регулированию движения сельскохозяйственных рабочих".

1 Чрезвычайно рельефно характеризует этот строй хозяйства А. Энгельгардт в своих "Письмах из деревни" (СПБ. 1885, стр. 556-557). Он совершенно справедливо указывает, что крепостное хозяйство было известной правильной и законченной системой, распорядителем которой был помещик, наделявший крестьян землей и назначавший их на те или другие работы.

2 Возражая Генри Джорджу, который говорил, что экспроприация массы населения есть великая и универсальная причина бедности и угнетения, Энгельс писал в 1887 г.: "Исторически это не вполне верно... В средние века не освобождение (expropriation) народа от земли, а, напротив, прикрепление (appropriation) его к земле было источником феодальной эксплуатации. Крестьянин сохранял свою землю, но был привязан к ней в качестве крепостного и был обязан платить землевладельцу трудом или продуктом" ["The condition of the working class in England in 1844". New York, 1887, Preface, p. III. ("Положение рабочего класса в Англии в 1844 году. Нью-Иорк, 1887. Предисловие, стр. III. Ред.)].

3 Мы заменяем теперь термин "барщина" термином "отработки", так как последнее выражение более соответствует пореформенным отношениям и пользуется уже в нашей литературе правом гражданства.

4 Вот пример, отличающийся особой рельефностью. "На юге Елецкого уезда (Орловской губернии), - пишет один корреспондент д-та земледелия, - в крупных помещичьих хозяйствах, рядом с обработкой годовыми рабочими, значительная часть земли обрабатывается крестьянами за сдаваемую им в аренду землю. Бывшие крепостные продолжают снимать землю у своих прежних помещиков и за это обрабатывают их землю. Такие деревни продолжают носить название "барщины" такого-то помещика" (С. А. Короленко, "Вольнонаемный труд и т. д.". Стр. 118). Или еще: "У меня в экономии, - пишет другой помещик, - все работы исполняются моими бывшими крестьянами (8 деревень, приблизительно 600 душ), за что они получают нагул для скота (от 2000 до 2500 дес.); только поднимают землю в первый раз и сеют сеялками сроковые рабочие" (ibid., с. 325. Из Калужского уезда)

5 "Самое большое число хозяйств ведется таким образом, что часть земли, хотя и самая незначительная, обрабатывается владельцами собственным инвентарем, годовыми и прочими рабочими, вся же остальная земля сдается крестьянам для обработки или испольно, или за землю, или за деньги" ("Вольнонаемный труд", ibid., 96)... "В большинстве имений существуют одновременно почти все или многие способы найма" (т. е. способы "снабжения хозяйства рабочей силой"). "Сельское и лесное хозяйство России". Изд. д-та земледелия для выставки в Чикаго. СПБ. 1893. стр. 79.

6 Из 50 губерний Евр. России исключены Архангельская, Вологодская, Олонецкая, Вятская, Пермская, Оренбургская и Астраханская, в которых в 1883-1887 гг. было всего 562 тыс. дес. посева на владельческих землях из всего числа 16 472 тыс. дес. этого рода посевов в Евр. России. - В I группу вошли следующие губернии: 3 прибалтийские, 4 западные (Ковенская, Виленская, Гродненская, Минская), 3 юго-западные (Киевская, Волынская, Подольская), 5 южных (Херсонская, Таврическая, Бессарабская, Екатеринославская, Донская), 1 юго-восточная (Саратовская), затем Петербургская, Московская и Ярославская. Во II группу: Витебская, Могилевская, Смоленская, Калужская, Воронежская, Полтавская и Харьковская. В III группу вошли остальные губернии. - Для большей точности следовало бы вычесть из всего посева на частновладельческих землях посев, принадлежащий арендаторам, но данных такого рода не имеется. Заметим, что подобное исправление вряд ли изменило бы наш вывод о преобладании капиталистической системы, так как в черноземной полосе арендуется большая доля владельческих пашен, а в губерниях этой полосы преобладает отработочная система.

7 "Сборники стат. свед. по Рязанской губ.".

8 "Сборник стат. свед. по Московской губ.", т. V. Вып. 1. М. 1879, стр. 186-189. Мы указываем источники только для примера. Вся литература о крестьянском и частновладельческом хозяйстве содержит массу подобных указаний.

9 Замечательно, что все гигантское разнообразие различных форм отработков в России, различных форм аренды со всяческими доплатами и проч. - всецело исчерпывается теми основными формами докапиталистических порядков в земледелии, которые установил Маркс в 47-й главе III тома "Капитала". В предыдущей главе было уже замечено, что этих основных форм три: 1) отработочная рента; 2) рента продуктами или натуральная рента и 3) денежная рента. Вполне естественно поэтому, что Маркс хотел взять именно русские данные для иллюстрации отдела о поземельной ренте.

10 По "Итогам земской статистики" (т. II), крестьяне арендуют за деньги 76% всех арендуемых ими земель; за отработки 3-7%; из части продукта 13-17% и, наконец, за смешанную плату 2-3% земель.

11 Ср. примеры, приведенные в примечании на стр. 134. При барщинном хозяйстве помещик давал крестьянину землю, чтобы крестьянин на него работал. При сдаче земли за отработки хозяйственная сторона дела, очевидно, та же самая.

12 Сводка новейших данных об арендах (г. Карышев в книге: "Влияние урожаев и пр.", т. I) вполне подтвердила, что только нужда заставляет крестьян брать землю исполу или за отработки, а состоятельные крестьяне предпочитают арендовать за деньги (стр. 317-320), так как натуральные аренды везде и повсюду несравненно дороже для крестьянина, чем денежные (стр. 342-346). Но все эти факты не помешали г-ну Карышеву изображать дело таким образом, что "несостоятельный крестьянин... получает возможность лучше удовлетворять потребностям питания путем некоторого увеличения своего посева на чужой земле исполу" (321). Вот до каких диких мыслей доводит людей предвзятое сочувствие к "натуральному хозяйству"! Доказано, что натуральные аренды дороже денежных, что они представляют своего рода truck-system в земледелии, что они окончательно разоряют крестьянина и превращают его в батрака, - а наш экономист толкует об улучшении питания! Испольные аренды, изволите видеть, "должны помогать" "нуждающейся части сельского населения получать" в аренду землю (320). "Помощью" называет здесь г. экономист получение земли на самых худших условиях, на условии превращения в батрака! Спрашивается, где же разница между российскими народниками и российскими аграриями, которые всегда были готовы и всегда состоят готовыми оказать "нуждающейся части сельского населения" подобную "помощь"? Кстати, вот интересный пример. По Хотинскому уезду Бессарабской губ. средний дневной заработок испольщика определяют в 60 коп., а поденщика летом - 35-50 коп. "Выходит, что заработок испольщика все-таки выше платы батраку" (344; курсив г. Карышева). Это "все-таки" весьма характерно. Но ведь испольщик имеет, в отличие от батрака, расходы на хозяйство? ведь он должен иметь коня и упряжь? почему не сосчитаны эти расходы? Если средняя поденная плата летом в Бессарабской губернии равна 40-77 коп. (1883-1887 и 1888-1892 гг.), то средняя плата работника с упряжью равна 124-180 коп. (1883-1887 и 1888-1892 гг.). Не "выходит" ли скорее, что батрак получает "все-таки" больше испольщика? Средняя поденная плата пешему работнику (средняя для целого года) определяется в 67 коп. для Бессарабской губ., за 1882-1891 гг. (ibid., 178).

13 Как же не назвать после этого реакционной ту критику капитализма, которую дает, напр., такой народник, как кн. Васильчиков. В самом слове "вольнонаемный", - патетически восклицает он, - заключается противоречие, ибо наем предполагает несамостоятельность, а несамостоятельность исключает "волю". О том, что капитализм ставит свободную несамостоятельность на место кабальной несамостоятельности, народничествующий помещик, разумеется, забывает.

14 Выражение г-на Карышева, l. c. Напрасно не сделал г. Карышев того вывода, что испольные аренды "помогают" переживанию "полусвободного" труда.

15 Конская перепись 1893-1894 гг. в 48 губерниях обнаружила убыль лошадей у всех коневладельцев на 9,6%, убыль числа коневладельцев - на 28 321 человек. В губерниях: Тамбовской, Воронежской, Курской, Рязанской, Орловской, Тульской и Нижегородской убыль лошадей с 1888 по 1893 г. составила 21.2%. В семп других черноземных губерниях убыль с 1891 по 1893 г. составила 17%. В 38 губерниях Европ. России в 1888- 1891 гг. было 7 922 260 крестьянских дворов, из них лошадных - 5 736 436, в 1893-1894 гг. в этих губерниях было 8288 987 дворов, из них лошадных - 5 647 233. След., число лошадных дворов убыло на 89 тысяч, число безлошадных увеличилось на 456 тысяч. Процент безлошадных с 27,6% поднялся до 31,9% ("Статистика Росс. империи". XXXVII. СПБ. 1896). Выше мы показали, что по 45 губерниям Евр. России число безлошадных дворов возросло с 2,8 млн. в 1888-1891 гг. до 3,2 млн. в 1896-1900 гг. - т. е. с 27,3% до 29,2%. В 4-х южных губерниях (Бессарабской, Екатеринославской, Таврической, Херсонской) число безлошадных дворов возросло с 305,8 тысяч в 1896 г. до 341,6 тыс. в 1904 г., т. е. с 34,7% до 36,4%. (Прим. ко 2-му изд.)


Дата добавления: 2015-08-09; просмотров: 33 | Нарушение авторских прав


Читайте в этой же книге: РАЗЛОЖЕНИЕ КРЕСТЬЯНСТВА 3 страница | РАЗЛОЖЕНИЕ КРЕСТЬЯНСТВА 4 страница | РАЗЛОЖЕНИЕ КРЕСТЬЯНСТВА 5 страница | РАЗЛОЖЕНИЕ КРЕСТЬЯНСТВА 6 страница | РАЗЛОЖЕНИЕ КРЕСТЬЯНСТВА 7 страница | РАЗЛОЖЕНИЕ КРЕСТЬЯНСТВА 8 страница | РАЗЛОЖЕНИЕ КРЕСТЬЯНСТВА 9 страница | РАЗЛОЖЕНИЕ КРЕСТЬЯНСТВА 10 страница | ПЕРЕХОД ЗЕМЛЕВЛАДЕЛЬЦЕВ ОТ БАРЩИННОГО ХОЗЯЙСТВА К КАПИТАЛИСТИЧЕСКОМУ 1 страница | ПЕРЕХОД ЗЕМЛЕВЛАДЕЛЬЦЕВ ОТ БАРЩИННОГО ХОЗЯЙСТВА К КАПИТАЛИСТИЧЕСКОМУ 2 страница |
<== предыдущая страница | следующая страница ==>
ПЕРЕХОД ЗЕМЛЕВЛАДЕЛЬЦЕВ ОТ БАРЩИННОГО ХОЗЯЙСТВА К КАПИТАЛИСТИЧЕСКОМУ 3 страница| ПЕРЕХОД ЗЕМЛЕВЛАДЕЛЬЦЕВ ОТ БАРЩИННОГО ХОЗЯЙСТВА К КАПИТАЛИСТИЧЕСКОМУ 5 страница

mybiblioteka.su - 2015-2018 год. (0.013 сек.)