Студопедия
Случайная страница | ТОМ-1 | ТОМ-2 | ТОМ-3
АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатика
ИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханика
ОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторика
СоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансы
ХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника

Постановление от 28 ноября 1996 года № 19-П по делу о проверке конституционности статьи 418 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР

Читайте также:
  1. P.S. Несколько замечаний по поводу статьи
  2. В 1903 г. императором был утвержден проект нового Уголовного уложения; постепенно в действие вводились отдельные его главы и статьи. Уложение состояло из 37 глав и 687 статей.
  3. В 1922-1924 гг. в РСФСР были приняты уголовный, уголовно-процессуальный, трудовой, гражданский, земельный, гражданско-процессуальный, лесной, исправительно-трудовой кодексы.
  4. Верховный Совет РСФСР по Конституции СССР 1936 г. избирался по системе ...
  5. Внешняя политика РСФСР - СССР в 20 – 30 гг.
  6. Вынесенное постановление отменить полностью или частично;
  7. Гражданский кодекс РСФСР 1922 г.

(Собрание законодательства Российской Федерации. 1996. № 50. Ст. 5679)

Правовые категории в Постановлении:протокольная форма досудебной подготовки материалов; возбуждение уголовного дела судом; объективность и беспристрастность суда; принцип состязательности.

Заявитель:Каратузский районный суд Красноярского края (в порядке части 4 статьи 125 Конституции РФ).

Предмет рассмотрения:положения частей первой и второй статьи 418 УПК РСФСР, наделяющие судью полномочиями возбуждать уголовное дело по подготовленным в протокольной форме материалам о преступлении или отказывать в его возбуждении, а также предусматривающие обязанность судьи изложить в постановлении о возбуждении уголовного дела формулировку обвинения.

Позиция заявителя:положения уголовно-процессуального закона, наделяющие суд полномочиями по возбуждению уголовного дела и формулированию обвинения, не согласуются с осуществляемой этим же судом по данному делу функцией правосудия и противоречат статьям 118 и 123 (часть 3) Конституции РФ.

Итоговый вывод решения:положения частей первой и второй статьи 418 УПК РСФСР не соответствуют статьям 120 и 123 (часть 3) Конституции РФ.

Признание не соответствующими Конституции РФ положений статьи 418 УПК РСФСР не препятствует применению других ее положений при рассмотрении вопроса о назначении судебного заседания по делу исходя из того, что решение о возбуждении дела и о формулировке выдвигаемого против лица обвинения содержится в утвержденном начальником органа дознания и санкционированном прокурором протоколе.

Возможные пробелы в процессуальном регулировании процедуры досудебной подготовки материалов в протокольной форме, возникающие в связи с настоящим Постановлением, могут быть восполнены в правоприменительной практике органов, ведущих судопроизводство на основе процессуальной аналогии.

Мотивы решения.Возбуждение уголовного преследования и поддержание обвинения перед судом является задачей специальных органов - дознания, предварительного следствия и прокуратуры. Суд же обязан проверять результаты их деятельности, объективно и беспристрастно решая вопрос о законности и обоснованности выдвигаемых против лица обвинений, а также рассматривая жалобы на действия и решения должностных лиц, осуществляющих уголовное судопроизводство на досудебных стадиях.

С объективностью и беспристрастностью суда, который в качестве органа правосудия выносит приговор по делу, не согласуется наделение его в этом же процессе полномочиями возбуждать уголовное дело и формулировать по нему обвинение. Это противоречит конституционным положениям о независимом судебном контроле за обеспечением прав граждан в уголовном судопроизводстве, закрепленным в статьях 18, 46 (часть 1) и 120 Конституции РФ. Справедливое правосудие предполагает возложение на суд лишь задачи принять решение по поводу уже предъявленного лицу уголовного обвинения, а не самостоятельно его формулировать.



Судья, возбудив в отношении конкретного лица уголовное дело и сформулировав обвинение, оказывается связанным такими своими решениями. Это затрудняет для судьи объективное исследование и правовую оценку в судебном заседании обстоятельств дела, тем более что вынесение оправдательного приговора или иного решения в пользу подсудимого может восприниматься как свидетельство ошибочности его прежних выводов по данному делу.

В результате под угрозу ставится внутренняя независимая позиция судьи по делу, а следовательно, оказывается нарушенным гарантируемое статьей 120 Конституции РФ право человека на рассмотрение его дела независимым и беспристрастным судом.

Международно-правовые документы, использованные в Постановлении:Международный пакт о гражданских и политических правах (пункт 1 статьи 14), провозглашающий, что каждый, кому предъявлено уголовное обвинение, имеет право на справедливое разбирательство его дела компетентным, независимым и беспристрастным судом; Процедуры эффективного осуществления основных принципов независимости судебных органов, утвержденные Резолюцией Экономического и Социального Совета ООН 1989/60 от 24 мая 1989 года, согласно которым, в частности, ни от одного судьи нельзя требовать выполнения функций, не совместимых с его независимым статусом.

Загрузка...

Постановление от 14 января 2000 года № 1-П по делу о проверке конституционности отдельных положений Уголовно-процессуального кодекса РСФСР, регулирующих полномочия суда по возбуждению уголовного дела

(Собрание законодательства Российской Федерации. 2000. № 5. Ст. 611)

Правовые категории в Постановлении:принцип состязательности и равноправия сторон в уголовном судопроизводстве; независимое осуществление правосудия судом; объективность и беспристрастность суда; разграничение между судом и осуществляющими уголовное преследование органами процессуальных полномочий по разрешению дела и поддержанию обвинения.

Заявители:Верховный Суд РФ, а также гражданка И. П. Смирнова (в порядке части 4 статьи 125 Конституции РФ).

Предмет рассмотрения:положения УПК РСФСР, которые возлагают на суд обязанность на любом этапе производства в суде при обнаружении им признаков преступления возбудить уголовное дело, в том числе в отношении лица, не привлеченного к уголовной ответственности по рассматриваемому делу, а также закрепляют неразрывно связанные с этим полномочия суда по избранию меры пресечения в отношении указанного лица и направлению дела для дополнительного расследования, то есть вся объединенная единым нормативным содержанием совокупность норм, регулирующих институт возбуждения судом уголовных дел публичного обвинения, включая не только оспоренные заявителями статьи УПК РСФСР, но и общие предписания относительно возбуждения дела судом, его порядка и последствий - эти общие предписания не могут не применяться во всех случаях принятия судами таких решений, что, соответственно, не могло не иметь места и по делам заявителей и, по существу, также поставлено ими под сомнение, - и кроме того, положения, аналогичные оспоренным по содержанию нормам, поскольку в силу части второй статьи 87 Федерального конституционного закона о Конституционном Суде Конституционный Суд, как и другие правоприменители, правомочен определять указанную аналогичность.

Позиция заявителей:положения пункта 6 части первой статьи 108, частей первой, второй и пункта 1 части третьей статьи 109, пункта 4 части первой статьи 232 и частей первой, второй и четвертой статьи 256 УПК РСФСР не соответствуют требованиям статей 10, 118 и 123 (часть 3) Конституции РФ, из которых вытекает строгое разграничение судебной функции и функции уголовного преследования, а потому возложение на суд обязанности по возбуждению уголовного дела несовместимо с конституционным статусом независимого и беспристрастного суда, осуществляющего правосудие на основе принципов состязательности и равноправия сторон.

Итоговый вывод решения:положения статьи 3, пункта 6 части первой статьи 108, частей первой, второй и пункта 1 части третьей статьи 109, статей 112 и 115, пункта 4 части первой статьи 232 и частей первой, второй и четвертой статьи 256 УПК РСФСР не соответствуют Конституции РФ в той части, в какой они предусматривают или допускают полномочия суда возбуждать уголовное дело, в том числе в отношении нового лица, и применять к нему меру пресечения.

Содержащиеся в пункте 10 части первой статьи 5, статье 255 и части третьей статьи 256 УПК РСФСР нормативные положения, не соответствующие Конституции РФ в той части, в какой они также предусматривают полномочие суда возбуждать уголовное дело, не могут применяться судами.

Мотивы решения.Возлагая на суд в уголовном процессе исключительно задачу осуществления правосудия, Конституция РФ не относит к его компетенции уголовное преследование, посредством которого реализуются закрепленные, в частности за исполнительной властью, конституционные полномочия по охране общественного порядка и борьбе с преступностью.

Возбуждение уголовного дела как проявление функции уголовного преследования, которое должно осуществляться одной из сторон в состязательном процессе, а именно государственным обвинителем и (или) потерпевшим, не относится к судебным полномочиям по разрешению дел и не может быть возложено на суд, так как это не согласуется с конституционными положениями о независимом правосудии (статьи 18, 46 (часть 1) Конституции РФ) и противоречит принципам объективности и беспристрастности в судопроизводстве (см.: Постановление от 28 ноября 1996 года № 19-П).

В Постановлении от 20 апреля 1999 года № 7-П сформулирована правовая позиция, согласно которой суд не вправе по собственной инициативе направлять дело для дополнительного расследования в связи с необходимостью продолжать собирание доказательств обвинения, в том числе для предъявления другого обвинения. Это распространяется на возвращение судом дела на дополнительное расследование для привлечения к уголовной ответственности других лиц. Поэтому закрепляющие указанное правомочие суда пункт 4 части первой статьи 232 и часть вторая статьи 256 УПК, как аналогичные нормам, признанным ранее не соответствующими Конституции РФ, не могут применяться судами (что следует из части второй статьи 87 Федерального конституционного закона о Конституционном Суде), а производство в части проверки конституционности указанных норм (в соответствии со статьей 68 Федерального конституционного закона о Конституционном Суде) подлежит прекращению, поскольку Конституционным Судом ранее по этому вопросу вынесено постановление, сохраняющее свою силу.

В случаях, когда суд в процессе рассмотрения уголовного дела приходит к выводу о наличии фактических данных, свидетельствующих о признаках преступления, он должен воздерживаться от утверждений о достаточности оснований подозревать конкретное лицо в совершении этого преступления и от формулирования обвинения и может направить соответствующие материалы для проверки поводов и оснований к возбуждению уголовного дела в органы, осуществляющие уголовное преследование, которые обязаны реагировать на факты и обстоятельства, установленные судом, принимая необходимые меры.

Суд не вправе по собственной инициативе вынести решение о возбуждении уголовного дела частного обвинения и о принятии его к своему рассмотрению. Не наделяется он по делам данной категории и какими бы то ни было иными полномочиями, выходящими за пределы осуществляемой им в силу Конституции РФ функции правосудия.

Международно-правовые документы, использованные в Постановлении:Международный пакт о гражданских и политических правах (пункт 1 статьи 14), провозглашающий, что каждый, кому предъявлено уголовное обвинение, имеет право на справедливое разбирательство его дела компетентным, независимым и беспристрастным судом, созданным и действующим на основе закона; Процедуры эффективного осуществления основных принципов независимости судебных органов, одобренные Резолюцией Экономического и Социального Совета ООН 1989/60 от 24 мая 1989 года, согласно которым, в частности, ни от одного судьи нельзя требовать выполнения функций, не совместимых с его независимым статусом.

(3) Постановление от 19 февраля 2002 года № 5-П по делу о проверке конституционности отдельных положений статьи 15 Закона Российской Федерации от 26 июня 1992 года «О статусе судей в Российской Федерации», статьи 2 Федерального закона от 21 июня 1995 года «О внесении изменений и дополнений в Закон Российской Федерации “О статусе судей в Российской Федерации”» и части первой статьи 7 Федерального закона от 10 января 1996 года «О дополнительных гарантиях социальной защиты судей и работников аппарата судов Российской Федерации»

(Собрание законодательства Российской Федерации. 2002. № 10. Ст. 1015)

Правовые категории в Постановлении:независимость и самостоятельность судебной власти; статус судьи; материальные гарантии статуса судьи; отставка судьи; судейский стаж, дающий основание для назначения пожизненного содержания судье в отставке.

Заявители:8 граждан, являющихся судьями и судьями в отставке (в порядке части 4 статьи 125 Конституции РФ).

Предмет рассмотрения:положения, закрепляющие в качестве одной из гарантий независимости судьи право судьи на отставку и предоставле- ние судье за счет государства материального и социального обеспечения, включая право на ежемесячное пожизненное содержание судьи в отставке. На основании оспариваемых норм имевшим более 10 лет стажа судейской работы заявителям было отказано в назначении ежемесячного пожизнен- ного содержания либо прекращена его выплата.

Позиция заявителей:часть первая статьи 2 Федерального закона от 21 июня 1995 года «О внесении изменений и дополнений в Закон Российской Федерации “О статусе судей в Российской Федерации”», в силу которой назначение судье, находящемуся на пенсии, ежемесячного пожизненного содержания, положенного судье в отставке, возможно только в случае, если он ушел на пенсию по старости с должности судьи, не соответствует Конституции РФ, так как она нарушает конституционное право на социальное обеспечение, принципы равенства и справедливости, а также неправомерно ограничивает действие абзацев первого и третьего пункта 5 статьи 15 Закона РФ «О статусе судей в Российской Федерации», распространяя их на судей, ушедших с этой должности только на пенсию по старости, и не учитывает возможность ухода судьи на пенсию по инвалидности.

Часть первая статьи 7 Федерального закона от 10 января 1996 года «О дополнительных гарантиях социальной защиты судей и работников аппаратов судов Российской Федерации», в силу которой в стаж работы в качестве судьи РФ при его исчислении для назначения всех выплат при выходе в отставку включается, в частности, время работы в органах юстиции на должностях, для замещения которых необходимо высшее юридическое образование, в истолковании названной нормы актами Президиума Верховного Суда и Председателей Верховного Суда и Высшего Арбитражного Суда РФ приобретает дискриминационный характер, не адекватный ее реальному содержанию, поскольку на ее основании правоприменители не включают в судейский стаж, необходимый для назначения ежемесячного пожизненного содержания, время работы в качестве государственного нотариуса до избрания (назначения) на должность судьи, что приводит к необоснованному ограничению права судей на получение при выходе в отставку ежемесячного пожизненного содержания и тем самым к нарушению принципа равенства граждан (статья 19 (части 1 и 2) Конституции РФ).

Итоговый вывод решения:не противоречат Конституции РФ:

- взаимосвязанные положения статьи 2 Федерального закона от 21 июня 1995 года «О внесении изменений и дополнений в Закон Российской Федерации “О статусе судей в Российской Федерации”» и пункта 5 статьи 15 Закона Российской Федерации «О статусе судей в Российской Федерации», поскольку они в их выявленном конституционно-правовом смысле не могут служить основанием для отказа судьям, имеющим стаж работы в должности судьи не менее 10 лет и ушедшим с должности судьи в связи с истечением срока полномочий или на пенсию по основаниям, совместимым со статусом судьи, в праве на получение ежемесячного пожизненного содержания по достижении ими, в том числе после ухода с судейской должности, 50- или 55-летнего возраста (соответственно для женщин и мужчин), чему не препятствует и то, что до достижения указанного возраста ушедший с судейской должности мог заниматься иной оплачиваемой деятельностью;

- взаимосвязанные положения части первой статьи 7 Федерального закона «О дополнительных гарантиях социальной защиты судей и работников аппаратов судов Российской Федерации» и пункта 5 статьи 15 Закона РФ «О статусе судей в Российской Федерации», поскольку в нормативном единстве с абзацем вторым пункта 1 статьи 19 Закона РФ «О статусе судей в Российской Федерации», устанавливающим правила исчисления стажа работы для установления ежемесячного пожизненного содержания при выходе в отставку, они, согласно их конституционно-правовому смыслу, означают, что предшествовавшая судейской деятельности работа в должности государственного нотариуса при наличии высшего юридического образования засчитывается в стаж, необходимый для назначения ежемесячного пожизненного содержания судьи в отставке.

Мотивы решения.Конституционный статус судьи является не личной привилегией, а средством, призванным обеспечивать каждому защиту его прав и свобод правосудием. Статус судьи служит гарантией общего конституционного статуса личности и потому подлежит конституционно-правовой защите, уровень которой не должен снижаться по отношению к уже достигнутому. Это вытекает из требований статьи 55 (части 1 и 2) Конституции о недопустимости отмены или умаления провозглашенных Конституцией прав и свобод и прямо закреплено в Федеральном конституционном законе «О судебной системе Российской Федерации», согласно части 4 статьи 5 которого во взаимосвязи со статьей 11 в РФ не могут издаваться законы и иные нормативные правовые акты, отменяющие или умаляющие самостоятельность судов, независимость судей, в том числе гарантии их материального обеспечения.

Конституционный статус судьи включает и предоставление ему в будущем особого статуса судьи в отставке, что также служит гарантией надлежащего осуществления правосудия, дает основания для предъявления к судьям высоких требований и позволяет сохранять доверие к их компетентности, независимости и беспристрастности. Из этого исходит и Закон РФ «О статусе судей в Российской Федерации», положения которого во взаимосвязи с нормами Конституции и Федерального конституционного закона «О судебной системе Российской Федерации» являются базовыми и, следовательно, исключают в ходе их последующей конкретизации и развития ограничения законодательных гарантий статуса судьи или снижение их уровня. Аналогичная рекомендация содержится в отражающей современные тенденции Европейской хартии о законодательном регулировании статуса судей (1998 год).

Следовательно, во всяком случае снижение материальных гарантий, которые изначально были предоставлены законом судьям в отставке, недопустимы.

Законодатель не может преследовать цель сужения круга имеющих право на ежемесячное пожизненное содержание судей, которые, согласно установлениям Федерального закона «О статусе судей в Российской Федерации», должны получать такое материальное содержание независимо от момента прекращения полномочий судьи и ухода в отставку и, следовательно, от возраста на момент ухода и последующей деятельности. При этом к судьям, пребывающим в отставке, приравнены те, чьи полномочия были прекращены по соответствующим основаниям до введения института отставки, то есть ему придана обратная сила.

Иное приводило бы к дискриминации как в отношении судей, ушедших с должности на пенсию и пребывающих в отставке, так и в отношении находящихся на должности судьи и в то же время означало бы признание за законодателем права не только определять будущий статус судьи, но и изменять статус, которым действующие судьи уже обладают, что, однако, как и снижение гарантий, несовместимо с независимостью и самостоятельностью судебной власти.

Международно-правовые документы, использованные в Постановлении:пункты 1.2, 6.1 и 6.4 Европейской хартии о законодательном регулировании статуса судей, согласно которым основные принципы статуса судей должны излагаться во внутригосударственных нормах высшего уровня, с тем чтобы ими определялось все содержание законодательства в данной области; судьи, действующие в профессиональном качестве, имеют право на вознаграждение, уровень которого должен быть таким, чтобы они были защищены от давления, имеющего целью повлиять на их позицию в судопроизводстве и на существо принимаемых решений; размер выплат, получаемых судьей, достигшим предусмотренного законом для выхода в отставку возраста и исполнявшим судейские обязанности в течение определенного срока, должен быть как можно ближе к размеру его последней заработной платы в должности судьи.


Дата добавления: 2015-08-03; просмотров: 31 | Нарушение авторских прав


Читайте в этой же книге: Постановление от 6 июля 1999 года № 10-П по делу о толковании положений статьи 92 (части 2 и 3) Конституции РФ | Статья 97 | Статья 98 | Статья 99 | Статья 103 | Постановление от 23 марта 1995 года № 1-П по делу о толковании части 4 статьи 105 и статьи 106 Конституции Российской Федерации | Постановление от 22 апреля 1996 года № 10-П по делу о толковании отдельных положений статьи 107 Конституции Российской Федерации | Постановление от 11 ноября 1999 года № 15-П по делу о толковании статей 84 (пункт «б»), 99 (части 1, 2 и 4) и 109 (часть 1) Конституции Российской Федерации | Постановление от 11 декабря 1998 года № 28-П по делу о толковании положений части 4 статьи 111 Конституции Российской Федерации | Статья 112 |
<== предыдущая страница | следующая страница ==>
Статья 117| Постановление от 4 марта 2003 года № 2-П по делу о проверке конституционности положений пункта 2 части первой и части третьей статьи 232 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР

mybiblioteka.su - 2015-2018 год. (0.012 сек.)