Студопедия
Случайная страница | ТОМ-1 | ТОМ-2 | ТОМ-3
АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатика
ИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханика
ОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторика
СоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансы
ХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника

Постановление от 12 мая 2011 года № 7-П по делу о проверке конституционности пункта 1 статьи 15 и пункта 1 статьи 164 Таможенного кодекса Российской Федерации

Читайте также:
  1. II. Международные обязательства Российской Федерации в области охраны атмосферного воздуха.
  2. II. Современный мир и внешняя политика Российской Федерации
  3. II. СОСТОЯНИЕ МЕЖЭТНИЧЕСКИХ ОТНОШЕНИЙ И ГРАЖДАНСКОГО ЕДИНСТВА В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
  4. IV. Банки в Российской Федерации
  5. P.S. Несколько замечаний по поводу статьи
  6. Self-made в российской, версии.
  7. V. Формирование и реализация внешней политики Российской Федерации

(Собрание законодательства Российской Федерации. 2011. № 22. Ст. 3237)

Правовые категории в Постановлении:право собственности; таможенные пошлины; добросовестный приобретатель; правомочия собственника.

Заявитель:гражданин В. В. Костенко (в порядке части 4 статьи 125 Конституции РФ).

Предмет рассмотрения:взаимосвязанные положения пункта 1 статьи 15 и пункта 1 статьи 164 Таможенного кодекса РФ в той мере, в какой ими регулируются отношения по поводу реализации лицом, не являвшимся участником таможенных правоотношений, правомочий собственника принадлежащего ему транспортного средства, ввезенного на таможенную территорию Российской Федерации, в отношении которого не уплачены ввозные таможенные пошлины (следует отметить, что с 1 июля 2010 года оспариваемые положения не применяются).

Позиция заявителя:оспариваемые законоположения противоречат статьям 2, 8 (часть 2), 15 (часть 1), 17 (часть 1), 35 (части 1–3), 45 (часть 1), 55 (части 2 и 3) и 57 Конституции РФ.

Итоговый вывод решения:взаимосвязанные положения пункта 1 статьи 15 и пункта 1 статьи 164 Таможенного кодекса РФ не противоречат Конституции РФ, поскольку эти положения не могут рассматриваться как препятствующие добросовестному приобретателю (собственнику) ввезенного на таможенную территорию Российской Федерации транспортного средства, в отношении которого не уплачены таможенные платежи, реализовать принадлежащие ему правомочия собственника указанного имущества.

Мотивы решения.В силу таких фундаментальных принципов, как верховенство права и юридическое равенство, вмешательство государства в отношения собственности не должно быть произвольным. По смыслу статей 8 (часть 1), 19 (часть 1), 34 (часть 1) и 35 (часть 1) Конституции РФ, федеральный законодатель, принимая законы в области таможенного регулирования, обязан исходить не только из публичных интересов государства, но и из частных интересов физических и юридических лиц. В целях защиты суверенитета и экономической безопасности Российского государства, прав и законных интересов граждан, обеспечения единого экономического пространства законодатель может предусматривать административные меры принудительного характера, конкретные составы правонарушений и соответствующие санкции. Такие меры должны отвечать требованиям справедливости, быть соразмерны конституционно закрепленным целям, охраняемым законным интересам и характеру совершенного деяния, и допустимы, если основываются на законе, служат общественным интересам и не являются чрезмерными (см.: постановления от 14 мая 1999 года № 8-П, от 27 апреля 2001 года № 7-П).

Конституционным Судом РФ была сформулирована следующая правовая позиция (см.: определения от 12 мая 2006 года № 167-О, от 19 мая 2009 года № 487-О-О и № 488-О-О, Постановление от 14 мая 1999 года № 8-П): так как собственник не всегда является непосредственным участником таможенных правоотношений и его участие часто опосредовано действиями других субъектов, которым он вверяет свое имущество, перемещаемое через таможенную границу, в управление, владение или пользование и которые от своего имени совершают в отношении него соответствующие действия, субъектом административной ответственности является не собственник, а лицо, которому такое имущество вверено. Зачастую установить такое лицо невозможно.



Содержащееся в части первой статьи 131 Таможенного кодекса РФ предписание не означает, что обязанность выполнить требования по таможенному оформлению товаров и транспортных средств, в том числе по уплате таможенных платежей, может быть возложена на лиц, которые не могли каким-либо образом влиять на соблюдение требуемых таможенных формальностей, поскольку не были в тот период участниками каких-либо отношений по поводу такого имущества, при том что, приобретая его, они не знали и не должны были знать о незаконности его ввоза на таможенную территорию Российской Федерации (см.: Определение от 27 ноября 2001 года № 202-О).

Загрузка...

Для лиц, которые на момент приобретения транспортного средства не знали и не должны были знать о незаконности его ввоза на территорию Российской Федерации и которые не могут рассматриваться как ответственные за таможенное оформление соответствующих транспортных средств, включая уплату таможенных платежей, действующее таможенное законодательство не исключает возможность осуществления правомочий собственника в отношении приобретенных ими законным образом транспортных средств (см.: Определение от 12 мая 2006 года № 167-О). Таким образом, лицо, которое приобрело транспортное средство, незаконно ввезенное на таможенную территорию Российской Федерации, о чем оно не знало и не должно было знать, является полноправным собственником такого транспортного средства. Из чего следует, что реализация добросовестным приобретателем правомочий собственника должна осуществляться независимо от того, установлено ли лицо, ответственное за таможенное оформление незаконно ввезенного на таможенную территорию Российской Федерации транспортного средства, а также от того, взысканы с него фактически таможенные платежи или нет.

Признание права собственности добросовестного приобретателя на незаконно ввезенное на таможенную территорию Российской Федерации транспортное средство предполагает необходимость устранения обстоятельств, не позволяющих полноценно использовать принадлежащие ему в силу пункта 1 статьи 209 Гражданского кодекса РФ права владения, пользования и распоряжения своим имуществом. Лишение данного лица возможности добиться реализации принадлежащих ему правомочий свидетельствовало бы о несоразмерном ограничении права собственности. Сам по себе факт неуплаты таможенных платежей не может являться препятствием для добросовестного приобретателя во владении, пользовании и распоряжении данным имуществом.

Международно-правовые документы, использованные в Постановлении:статья 1 Протокола № 1 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

 

(15) Постановление от 30 марта 2012 года № 9-П по делу о проверке конституционности части второй статьи 4 Закона Российской Федерации «О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации»

(Собрание законодательства Российской Федерации. 2012. № 15. Ст. 1811)

Правовые категории в Постановлении:право собственности, самостоятельность местного самоуправления.

Заявитель:Администрация муниципального образования «Звениговский муниципальный район» Республики Марий Эл (в порядке части 4 статьи 125 Конституции РФ).

Предмет рассмотрения:положения части второй статьи 4 Закона РФ «О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации», согласно которой собственники жилищного фонда или уполномоченные ими органы, а также предприятия, за которыми закреплен жилищный фонд на праве хозяйственного ведения, и учреждения, в оперативное управление которых передан жилищный фонд, с согласия собственников вправе принимать решения о приватизации служебных жилых помещений и находящегося в сельской местности жилищного фонда стационарных учреждений социальной защиты населения.

Позиция заявителей:оспариваемые положения – в нарушение конституционных принципов равенства и верховенства закона, а также конституционного запрета на ограничение прав местного самоуправления по самостоятельному управлению муниципальной собственностью – не позволяют органу местного самоуправления как представителю муниципального образования – собственника муниципального жилищного фонда при отсутствии специального нормативного правового акта субъекта Российской Федерации принимать решения о приватизации принадлежащих ему служебных жилых помещений в форме муниципального нормативного правового акта и тем самым не соответствуют статьям 8 (часть 2), 19 (часть 1), 35 (части 1 и 2) и 133 Конституции РФ.

Итоговый вывод решения:не противоречит Конституции РФ положение части второй статьи 4 Закона РФ «О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации», поскольку не предполагает издание субъектами Российской Федерации нормативных правовых актов, непосредственно регулирующих право собственника муниципального жилищного фонда принимать решения о приватизации входящих в него служебных жилых помещений, в том числе устанавливающих основания и условия ее осуществления, и не препятствует собственнику муниципального жилищного фонда при реализации данного права по основаниям, на условиях и в порядке, установленных федеральным законодательством, издавать нормативные правовые акты, касающиеся принятия решений о приватизации отдельных служебных жилых помещений, при том что такие решения принимаются в порядке исключения и позволяют сохранять массив служебных жилых помещений в объеме, соответствующем их целевому предназначению.

Мотивы решения.Жилищный кодекс РФ относит к числу жилых помещений специализированного жилищного фонда (специализированным жилым помещениям) служебные жилые помещения (пункт 1 части 1 статьи 92), которые имеют специальное назначение: в частности, служебные жилые помещения муниципального жилищного фонда предназначены для проживания граждан в связи с характером их трудовых отношений с органом местного самоуправления, муниципальным учреждением, в связи с прохождением службы либо в связи с избранием на выборные должности в органы местного самоуправления (статья 93). Конституция РФ, закрепляя признание и защиту равным образом частной, государственной, муниципальной и иных форм собственности в Российской Федерации, гарантируя местное самоуправление как институт, относящийся к основам конституционного строя, признавая право населения на самостоятельное осуществление местного самоуправления и его имущественную самостоятельность (статья 8, часть 2; статья 12; статья 130, часть 1; статья 132, часть 1), выражает, по сути, общепризнанные принципы неприкосновенности и свободы собственности, свободы договора и равенства всех собственников как участников гражданского оборота, из которых проистекает свобода владения, пользования и распоряжения имуществом, включая возможность отчуждать свое имущество в собственность другим лицам, передавать им, оставаясь собственником, права владения, пользования и распоряжения имуществом (см.: постановления от 6 июня 2000 года № 9-П, от 22 ноября 2000 года № 14-П, от 10 апреля 2003 года № 5-П и от 20 декабря 2010 года № 22-П). Одним из способов отчуждения жилых помещений муниципального жилищного фонда может выступать приватизация. Законодательство о приватизации относится к ведению Российской Федерации, что, в частности, вытекает из статьи 71 (пункт «ж») Конституции РФ. Поскольку в рамках правового регулирования отношений собственности право собственности в силу Конституции РФ (статья 71, пункт «в»; статья 55, часть 3) может быть ограничено федеральным законодателем в установленных ею целях, то есть с учетом основных конституционных ценностей (см.: Постановление от 31 мая 2005 года № 6-П), соответственно, федеральным законом может быть ограничено и право граждан на получение жилых помещений в собственность в процессе приватизации. Вместе с тем не является безусловным и не подлежащим ограничению и право собственника принять решение о приватизации жилых помещений муниципального жилищного фонда, прежде всего служебных жилых помещений, – не только право частной собственности, но и право собственности субъектов Российской Федерации и муниципальных образований может быть ограничено федеральным законом, если такое ограничение является соразмерным конституционно защищаемым целям, ради которых оно вводится (см.: Постановление от 22 ноября 2000 года № 14-П). Основные принципы приватизации муниципального жилищного фонда, в том числе входящих в него служебных жилых помещений, а также права граждан на получение в собственность жилых помещений в порядке приватизации определены в Законе РФ «О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации», согласно статье 2 которого граждане Российской Федерации, занимающие жилые помещения в государственном и муниципальном жилищном фонде на условиях социального найма, могут приобрести эти помещения в собственность на условиях, предусмотренных данным Законом, иными нормативными актами Российской Федерации и субъектов Российской Федерации. Учитывая особое назначение служебных жилых помещений, статья 4 названного Закона, в которую неоднократно вносились изменения, в том числе после принятия Жилищного кодекса РФ, содержит в качестве общего правила запрет на отчуждение служебных жилых помещений путем приватизации (часть первая), но одновременно закрепляет правомочие собственников жилищного фонда или уполномоченных ими органов принимать решения о приватизации служебных жилых помещений (часть вторая), что корреспондирует предписаниям Гражданского кодекса РФ о возможности передачи имущества, находящегося в государственной или муниципальной собственности, в собственность граждан и юридических лиц в порядке, предусмотренном законами о приватизации государственного и муниципального имущества (часть первая статьи 217). Приватизация служебных жилых помещений представляет собой отчуждение собственности публично-правового образования в пользу граждан и тем самым – реализацию собственником права распоряжаться принадлежащим ему имуществом (статья 35, часть 2, Конституции РФ). Соответственно, понуждение собственника жилищного фонда к отчуждению входящих в него служебных жилых помещений в собственность граждан путем установления оснований и условий приватизации является ограничением прав собственности, которое – в силу статьи 55 (часть 3) Конституции РФ – может вводиться только федеральным законом. Федеральный законодатель, исходя из возможности изменения потребностей публично-правовых образований в служебных жилых помещениях с учетом заинтересованности проживающих в них граждан в приватизации этих помещений и преследуя цель соблюдения необходимого баланса прав граждан и муниципальных образований как собственников жилищного фонда, предоставил частью второй статьи 4 Закона РФ «О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации» собственникам право принимать решения о приватизации служебных жилых помещений, исключая их тем самым из специализированного жилищного фонда на основании решения органа, осуществляющего управление государственным или муниципальным жилищным фондом. Такие решения являются исключением из общего правила, установленного частью первой той же статьи, и не могут предполагать систематического и обязательного отчуждения жилых помещений специализированного жилищного фонда в собственность граждан. Следовательно, положение части второй статьи 4 Закона РФ «О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации», регулирующее вопрос о принятии решений относительно приватизации муниципальных служебных жилых помещений их собственником, в системе действующего правового регулирования не предполагает установления ни законами субъектов Российской Федерации, ни муниципальными правовыми актами обязанности муниципального образования отчуждать в порядке приватизации в пользу нанимателей служебные жилые помещения, относящиеся к специализированному жилищному фонду, и вместе с тем (при отсутствии потребности в конкретном служебном жилом помещении) не лишает его как собственника муниципального имущества права распоряжаться им по своему усмотрению. При этом предоставление муниципальному образованию возможности отчуждать в случае необходимости жилые помещения специализированного жилищного фонда в собственность граждан не влечет за собой его обязанности принимать решения о приватизации конкретных жилых помещений и не приводит к возникновению у нанимателей этих жилых помещений права требовать их передачи в собственность, а следовательно, необходимость в регулировании муниципальными правовыми актами прав нанимателей служебных жилых помещений отсутствует. Учитывая необходимость соблюдения интересов населения муниципального образования, нуждающегося в получении услуг специалистов, занятых в социально значимых сферах деятельности, а также граждан, заинтересованных в приватизации служебных жилых помещений, и собственников (владельцев) соответствующего жилищного фонда, пределы установления условий и порядка приватизации специализированных жилых помещений муниципального жилищного фонда должны соответствовать цели местного самоуправления, которая, как указывал Конституционный Суд РФ, состоит в удовлетворении основных жизненных потребностей населения муниципальных образований как субъекта права на самостоятельное осуществление местного самоуправления (см.: Постановление от 2 апреля 2002 года № 7-П). Поскольку для достижения этой цели необходимо стимулирование граждан определенных профессий к осуществлению длительной трудовой деятельности в конкретном муниципальном образовании, органы местного самоуправления не могут быть лишены права устанавливать порядок и условия приватизации служебных жилых помещений (в том числе в отношении неопределенного круга лиц). При этом они должны исходить и из необходимости сохранения в муниципальном жилищном фонде определенного массива служебных жилых помещений, что предполагает возможность приватизации только части из них, а значит, требует определения критериев, на основании которых приватизация должна осуществляться в каждом конкретном случае, например установления определенных сроков проживания и трудовой деятельности в муниципальном образовании, по прошествии которых граждане – наниматели служебных жилых помещений могли бы рассчитывать на предоставление им преимущественного права на получение в собственность жилого помещения из специализированного жилищного фонда, если его собственником будет принято решение о приватизации входящих в него служебных жилых помещений.

Особое мнение выразили судьи Г. А. Жилин, С. М. Казанцев.

 


Дата добавления: 2015-08-03; просмотров: 32 | Нарушение авторских прав


Читайте в этой же книге: Статья 33 | Статья 34 1 страница | Статья 34 2 страница | Статья 34 3 страница | Статья 34 4 страница | Постановление от 17 января 2013 года № 1-П по делу о проверке конституционности положения части 5 статьи 19.8 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях | Постановление от 16 января 1996 года № 1-П по делу о проверке конституционности частей первой и второй статьи 560 ГК РСФСР | Постановление от 20 мая 1997 года № 8-П по делу о проверке конституционности пунктов 4 и 6 статьи 242 Таможенного кодекса РФ | Постановление от 14 мая 1999 года № 8-П по делу о проверке конституционности положений части первой статьи 131 и части первой статьи 380 Таможенного кодекса РФ | Постановление от 21 апреля 2003 года № 6-П по делу о проверке конституционности положений пунктов 1 и 2 статьи 167 Гражданского кодекса РФ |
<== предыдущая страница | следующая страница ==>
Постановление от 16 июля 2008 года № 9-П по делу о проверке конституционности положений статьи 82 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации| Постановление от 27 июня 2012 года № 15-П по делу о проверке конституционности пунктов 1 и 2 статьи 29, пункта 2 статьи 31 и статьи 32 Гражданского кодекса Российской Федерации

mybiblioteka.su - 2015-2018 год. (0.006 сек.)