Студопедия
Случайная страница | ТОМ-1 | ТОМ-2 | ТОМ-3
АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатика
ИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханика
ОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторика
СоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансы
ХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника

Глава 18. До бухты они добрались к началу сумерек, и Тамир выслала вперед разведчиков

 

До бухты они добрались к началу сумерек, и Тамир выслала вперед разведчиков, чтобы проверить, не отправил ли враг часть своих сил вперед. На горизонте виднелись несколько темных пятен.

Аркониэль подтвердил, что это вражеские корабли.

– Они должны подойти к берегу после наступления темноты, как ты и предвидела.

– Да. – Луна в третьей четверти поднималась за пленимарскими кораблями. Но в видении Тамир она стояла намного выше. – Я хочу, чтобы конница отошла на четверть мили назад. Лучники могут залечь вон там, у начала отмели. Ты можешь сказать, есть ли на кораблях маги?

– Пока не вижу никаких признаков, – ответил Аркониэль.

– Хорошо.

Тамир проехала между отрядами правого и левого флангов, переговорив с капитанами, пока солдаты наскоро подкреплялись хлебом и холодным мясом. Они не могли разжечь костры, чтобы не насторожить врага. Ночь стояла ясная, и даже самый маленький огонек был бы виден за многие мили. Группы лучников, затаившихся вдоль отмели, держали наготове горшки с горящими щепками, чтобы начать метать их во врага, когда придет время.

Всем было приказано молчать, ведь звук далеко разносится по воде. Тамир в окружении своей стражи замерла на месте, всматриваясь в темноту и напряженно прислушиваясь.

– Началось, – прошептала наконец Саруэль. – Видишь, паруса чуть поблескивают? Они идут без огней.

Волшебники видели в темноте гораздо лучше обычных людей, но вскоре и Тамир уже различила в свете луны движение парусов. А через несколько минут они услышали поскрипывание канатов и хлопанье парусины.

Первые вражеские корабли вошли в бухту, не подозревая, какая их ждет встреча, и с бортов спустили первые баркасы. На длинных лодках сидело множество гребцов, и лодки быстро заскользили к берегу.

Тамир и компаньоны стояли напротив центральной части отмели, держа наготове луки. С ними были Нианис и один из капитанов лучников. По знаку Тамир Нианис бросил несколько огненных шариков на горку сухой древесины – и вспыхнул огонь. В то же мгновение огни замелькали вдоль всего берега. Тамир усмехнулась, глянув на Ки, когда они услышали с приближавшихся лодок первые крики тревоги.

Ки подал ей стрелу с обвязанным просмоленной ветошью наконечником. Тамир подожгла стрелу и пустила ее высоко в воздух. Пленимарские баркасы уже не могли отступить, было слишком поздно. Две сотни скаланских лучников по сигналу, поданному их королевой, осыпали врага смертоносным огненным градом.

Сотни стрел осветили небо, и на воду на мгновение легли тени от вражеских лодок. Но тут же стрелы нашли свои цели – и вновь наступила тьма, наполненная криками. Последовал второй залп, за ним третий, четвертый. Крики боли, доносившиеся с воды, становились все громче.

Однако, как и предсказывал Фарин, пленимарцы не собирались сдаваться. В воздухе засвистели вражеские стрелы. Ки и другие компаньоны сомкнули щиты, прикрывая Тамир, и поймали полдюжины пленимарских стрел. Другие стрелы вонзились в землю вокруг них, глубоко погрузившись в песок.



– Аркониэль, пора! – приказала Тамир.

Волшебник сотворил черный вращающийся диск в воздухе, в нескольких ярдах перед собой; Лисичка и Ки прикрыли Тамир своими щитами, когда она посылала пылающую стрелу в его центр. Стрела исчезла, диск сжался в точку и пропал.

Мгновение спустя далекий корабль охватило огнем. Языки пламени разбегались по нему с неестественной скоростью – их подгоняли чары Саруэль.

– Получилось! – ликующе закричал Аркониэль.

Пламя стремительно поглотило мачты и разлилось по палубе. В красном зареве все увидели, как матросы покидают корабль.

Аркониэль и другие волшебники снова и снова творили чары, пока не запылали уже десять кораблей. Волшебники подожгли их в таком порядке, чтобы обрывки горящих парусов ветром донесло до соседних судов. Залив теперь был ярко освещен огромным пожаром.

Загрузка...

Пленимарцы выпустили еще несколько залпов стрел, но не слишком дружных.

– Они бегут! – закричал дозорный, и его слова передались по рядам скаланских воинов.

Грянул воинский клич, и солдаты оглушительно заколотили по щитам, выражая презрение к врагу. Однако, когда шум затих, Тамир услышала звук рога с северного фланга, возвещающий о нападении в той стороне.

– Они все-таки высадились! – закричал Фарин. – Компаньоны, охраняйте королеву!

– Нианис, поднимай лучников, и во что бы то ни стало остановите баркасы, – приказала Тамир, – Компаньоны, за мной!

Тамир подняла кавалерию и галопом помчалась на север, чтобы встретить врага. В темноте невозможно было определить точное число пленимарцев, но в свете луны было видно, что силы врага немалые. Они встретились в полумиле к северу от бухты, всадники и пехотинцы, и боевые крики понеслись с обеих сторон.

– За Скалу и за Четверку! – закричала Тамир, бесстрашно бросаясь в атаку.

Она рубила мечом направо и налево, пробиваясь между поднятыми мечами и копьями. Миднайт по ее команде вставал на дыбы, колотя врагов стальными подковами. Боевые крики пленимарцев под ее напором сменялись истошным визгом, и горячая кровь заливала ее руки и лицо. Жар битвы охватил Тамир, отогнав все мысли о боли и усталости. Она лишь смутно осознавала, что слышит где-то позади воинственные крики Ки.

Она оглянулась и увидела, что ее знамя развевается над головами пехотинцев, а Ки и другие отчаянно рубят мечами, пробиваясь к ней.

И вдруг к Тамир потянулось множество рук, они хватали ее, тянули вниз, пытались вырвать из седла. Она рубила их мечом, насколько могла дотянуться. Миднайт фыркнул и встал на дыбы, сбив копытами тех, кто пытался перерубить ему ноги пониже конских доспехов. Тамир сжала его бедрами и схватилась левой рукой за гриву. Высокая лука седла удержала ее, не дав упасть, когда конь резко подался назад. Она дернула поводья, заставляя Миднайта опуститься, хотя и опасалась острых клинков, готовых вспороть коню живот. Кто-то схватил ее за лодыжку и попытался рывком стащить вниз.

И когда Тамир была уже почти уверена, что вот-вот упадет, человек, державший ее за ногу, внезапно разжал пальцы и упал. Укрепившись в седле, Тамир глянула вниз – и увидела в свалке бледное лицо Брата. Пленимарцы вокруг него падали замертво, не успев ничего понять; и вот уже Брат исчез.

Она услышала неистовый крик Ки. Вместе с Фарином он яростно рубил головы врагов, пытавшихся стащить Тамир с седла. Вскоре подоспели остальные компаньоны и сомкнули кольцо вокруг Тамир.

Лисичка был ранен копьем в плечо и чуть не вылетел из седла, но Тириен подоспел вовремя и зарубил копьеносца. Рядом с ним плечом к плечу бились Уна и Хилия, расширяя свободное пространство вокруг Тамир. Киман и его всадники уже теснили врагов справа от королевы. Вдали Тамир различила знамя лорда Джорваи, развевавшееся над схваткой.

– Туда, обходи их! – закричала Тамир, указывая мечом на редкую линию врагов между ними и береговой линией.

Они прорвались сквозь заслон и тут же повернули, чтобы снова напасть на пленимарцев. Возможно, врагов было и больше, но лошади давали скаланцам преимущество, и вражеские ряды рассеялись. Всадники носились между ними, работая мечами, как косцы косами, валя солдат наземь и топча их копытами коней.

– Они разбиты! – закричал Фарин.

Тамир услышала яростный победный крик и, оглянувшись, увидела Никидеса, окровавленного и радостного, – он размахивал почерневшим мечом; рядом с ним был Лорин, зловещий и тоже покрытый кровью с головы до ног.

– Ко мне! – призвала Тамир, разворачивая свое войско в другую сторону.

Враги врассыпную устремились к лодкам, на которых добрались до берега. И еще неподалеку стояли на якоре корабли, а у Тамир здесь не было волшебников, чтобы поджечь их.

Тамир и ее всадники погнались за убегающими пленимарцами, загоняя их в воду, а потом Тамир позволила лучникам Кимана прикончить их и поджечь лодки. Кое-кому удалось бежать под покровом темноты, но за спиной Тамир вся береговая полоса была усеяна телами убитых врагов, и до них уже добирался начавшийся прилив.

Они вернулись на высокий песчаный пляж, где стояли лучники Нианиса, готовые к новой атаке. Тамир спешилась возле маленького костра.

– Собаки сбежали в свою конуру, – доложил Нианис, оглядывая Тамир. Она вся была в крови, новый плащ изорван. – Похоже, ты неплохо провела время.

– Даже слишком хорошо, – негромко сказал Фарин, грозно глядя на нее. – Ты оставила позади свою гвардию и чуть не потеряла Ки в обмен на свое легкомыслие.

– Значит, вам всем надо научиться скакать быстрее, – возразила Тамир.

Конечно, Фарин был прав, но Тамир не собиралась признавать это.

Он бросил на нее суровый взгляд, потом сжал губы и отвернулся, отлично понимая, что в присутствии других лордов лучше промолчать.

К костру подошли догнавшие их волшебники, и некоторое время все стояли молча, радуясь успеху.

– Как думаешь, что они теперь будут делать? – спросил Аркониэль. – Числом они нас еще превосходят, а наше подкрепление подойдет не скоро.

Тамир пожала плечами.

– Если они снова нападут, мы снова их разобьем. Но они лишились преимуществ внезапного нападения, и им это известно. Думаю, они захотят начать переговоры.

Когда над водой забрезжил туманный рассвет, стало ясно, что Тамир была права. Над флагманом пленимарцев взвилось длинное белое знамя. Тамир велела знаменосцам поднять знак доброй воли и приказала всем отрядам выстроиться вдоль берега на видном месте.

С борта флагмана спустили баркас с небольшим знаменем парламентеров, и гребцы повели длинную лодку к берегу. Командовал пленимарцами огромный чернобородый воин в богато украшенной черной куртке и кольчуге. На его плаще красовался герб знатного рода. Сопровождали главаря полдюжины мужчин весьма зловещего вида, хотя и невооруженных.

Причалив, пленимарцы выпрыгнули из лодки прямо в воду, но их командир оставил своих воинов у кромки воды и в одиночку направился вверх по пологому склону. Увидев Тамир в шлеме с короной, он приостановился, возможно удивившись тому, что встретил не такого грозного с виду врага.

– Я герцог Одонис, генерал пленимарской армии и адмирал флота Верховного владыки, – угрюмо сообщил он на скаланском языке с сильным акцентом. – С кем я говорю?

– Я Тамир Ариани Агналейн, королева Скалы, – ответила Тамир, снимая шлем, чтобы он мог лучше видеть ее лицо. – Ты должен вести переговоры со мной.

Густые брови пленимарца взлетели вверх от изумления.

– Королева? – Он фыркнул. – У Скалы теперь нет королевы. Кто ты, малышка?

«Малышка». В душе Тамир во многом еще оставалась Тобином, и насмешка герцога вдвойне оскорбила ее. Она сурово выпрямилась.

– Я Тамир, дочь принцессы Ариани, дочери Агналейн. Мой дядя, король-узурпатор, проклятый Иллиором, отступил при первом твоем нападении на нашу столицу. Теперь его место заняла я, потому что меня избрал Иллиор Светоносный. Свидетелем тому жрец оракула Афры.

Одонис продолжал смотреть на нее с явным недоверием.

– И ты командуешь этой… – Он взглядом оценил количество ее воинов и снова выгнул брови. – Этими всадниками?

– Да. И если ты намерен продолжить штурм, моя армия и волшебники готовы сразиться с тобой.

– Волшебники? Ах, Ореска! Эти беззубые скитальцы.

– Они теперь не такие уж беззубые, – спокойно сказала Тамир, показывая на горящие корабли за спиной генерала. – Это их работа. Впрочем, позволь мне окончательно убедить тебя.

Аркониэль снова навел чары – и Тамир пустила горящую стрелу в центр круга. Вдали, на воде, мгновенно вспыхнул грот-парус флагмана.

Самоуверенности Одониса слегка поубавилось.

– Что это? – спросил он.

– Это и есть дело рук моей Орески, и они могут повторить то же самое со всем твоим флотом, если ты немедленно не уйдешь от наших берегов.

– Тебе не победить нас в честной борьбе!

– А великую ли честь завоевал командир, который явился сюда до тебя под прикрытием бури, без объявления войны и напал на спящий город? Он совершил подлое, трусливое нападение, но был разбит со всеми своими силами по воле Иллиора. Скаланские воины и скаланские волшебники победили его. Теперь ваши корабли лежат на дне залива возле Эро. И остальные твои корабли постигнет та же судьба, если ты не отступишь и не вернешься домой. Отправляйся к своему Верховному владыке и скажи ему, что в Скале вновь правит дочь Фелатимоса и Скала теперь находится под защитой Светоносного.

Одонис немного подумал над ее словами, потом напряженно поклонился:

– Я передам твои слова.

– Это еще не все, – резко оборвала его Тамир. – Я требую возмещения за Эро. И задержу десять твоих кораблей. Ты должен сдать их немедленно и оставить здесь на якоре.

– Десять!..

– Команды можешь забрать с собой. Но корабли оставь вместе со всем, что на них есть. В противном случае я сожгу весь твой флот вместе с флагманом и убью каждого пленимарца, который попытается выйти на берег.

Тамир не знала, сумеют ли уставшие волшебники исполнить ее угрозу, но ведь и Одонис этого не знал, а оснований сомневаться в ее словах у него не было.

Тамир видела, как шевелятся под усами его губы, как он стискивает зубы от досады. Наконец Одонис снова поклонился.

– Будь по-твоему. Десять кораблей с грузом, но без команды.

– А в знак признания своего поражения ты сдашь мне свое знамя. Перед всеми этими свидетелями я беру тебя под свою защиту, если ты немедленно уйдешь от моих берегов. Попытаешься высадиться снова – и ни один из вас не уйдет живым. Предлагаю принять мое предложение сейчас же, пока я не передумала.

Одонис в последний раз нехотя поклонился и быстро зашагал назад, к ожидавшей его лодке. Окружавшие Тамир люди проводили его насмешливыми возгласами.

Тамир не двинулась с места, наблюдая за генералом, пока тот не оказался достаточно далеко, потом устало села на камень – тяжелая ночь измотала ее.

– Фарин, передай всем приказ немного отдохнуть, прежде чем мы отправимся назад. Всем отдыхать, – добавила она, обведя взглядом компаньонов.

Те, усмехаясь, тут же растянулись на песке вокруг нее, подстелив плащи.

Ки улегся рядом с Тамир и оперся на локоть. Его лицо все еще было перепачкано кровью, но он беспечно жевал длинный стебелек дикого овса и выглядел вполне довольным жизнью.

– Неплохо мы подрались сегодня, твое величество, если не считать, что ты бросилась в атаку без нас, – сказал он тихо, чтобы никто, кроме Тамир, его не услышал.

– Я думала, вы рядом.

Стебелек подпрыгивал в губах Ки, пока тот задумчиво жевал его несколько мгновений. Наконец верный оруженосец заговорил:

– Теперь, когда ты королева, смею ли я заявить, что, если ты еще раз проделаешь такое, я тебя пинками загоню назад в Алестун?

Напряжение тяжелого дня растаяло в оглушительном взрыве хохота. Тамир сильно ткнула Ки в плечо.

– Да, я думаю, смеешь.

Ки ухмыльнулся.

– Ладно, раз уж ты умудрилась остаться в живых, тебе, наверное, следует узнать, о чем говорят твои воины. Они думают, что тебя защищают и Сакор, и Светоносный, и невесть кто еще.

– Я и сама начинаю так думать.

Но Тамир не могла забыть и того, что во время схватки рядом с ней появился Брат. Уже второй раз он спасал ее в сражении, и Тамир мысленно благодарила его за это.

 

* * *

 

Аркониэль радовался передышке. Прежде ему никогда не приходилось творить такое количество чар за столь короткое время. Даже Саруэль выглядела очень бледной под своими татуировками, когда они получили возможность перевести дыхание.

Оглянувшись назад, Аркониэль увидел Тамир и Ки, сидевших рядом на берегу. Они болтали и улыбались и выглядели почти такими же мальчишками, какими были совсем недавно.

«Ей уже пришлось пройти через битвы и трагедии, а ведь ей еще и шестнадцати нет». Но Тамир была не первой королевой, кому пришлось взойти на трон в столь юном возрасте, а многие в ее годы были уже замужем либо имели возлюбленных.

И еще Ки. Ему вот-вот исполнится семнадцать. Пока волшебник наблюдал за ними, Ки наклонился к Тамир и сказал что-то такое, от чего они оба расхохотались.

У Аркониэля кольнуло в сердце, когда он позволил себе осторожно, на одно краткое мгновение, заглянуть в мысли Ки. Юноша искренне любил Тамир, но сомнения по-прежнему терзали его душу.

Помня о своем обещании, волшебник отвернулся, не прикоснувшись к уму Тамир. Он устроился на берегу рядом с Саруэль и Кириаром, растянулся на жесткой траве и закрыл глаза. Чары всегда отнимали много сил, но ни разу прежде Аркониэль не чувствовал себя таким уставшим. Много ли проку будет от них в настоящей войне, если одна-единственная битва так изнурила их…

Солнце едва коснулось горизонта, когда звук рога вырвал спящий отряд из дремоты. Волшебники со стоном поднялись. Аркониэль протянул руку Саруэль, помогая ей встать на ноги.

К удивлению Аркониэля, воины и капитаны радостно хлопали волшебников по спинам и горячо приветствовали их, когда те вскочили в седла и присоединились к остальным.

– Великий Свет, а ловко у вас получилось! – воскликнул лорд Джорваи.

Тамир искренне улыбнулась Аркониэлю.

– Третья Ореска сегодня доказала свою ценность, – сказала она. – Наши потери – меньше двух десятков человек. Вряд ли нам удалось бы обойтись столь малой кровью без их помощи.

Джорваи фыркнул.

– Может, нам, воинам, скоро вообще нечего будет делать, а?

Аркониэль даже вообразить не мог, что маги когда-нибудь заменят воинов. Да он и не считал это правильным. Такие люди, как Джорваи, рождены для войны, и в битвах смысл их жизни.

 


Дата добавления: 2015-07-12; просмотров: 28 | Нарушение авторских прав


Читайте в этой же книге: Глава 7 | Глава 8 | Глава 9 | Глава 10 | Глава 11 | Глава 12 | Глава 13 | Глава 14 | Глава 15 | Глава 16 |
<== предыдущая страница | следующая страница ==>
Глава 17| Глава 19

mybiblioteka.su - 2015-2018 год. (0.022 сек.)