Студопедия
Случайная страница | ТОМ-1 | ТОМ-2 | ТОМ-3
АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатика
ИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханика
ОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторика
СоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансы
ХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника

Крыша Дома профсоюзов после 21:00

Читайте также:
  1. C) общественное сознание реализуется через индивидуальное, но к последнему не может быть сведено
  2. IX. Обязанности машиниста при нахождении в ПТО - депо. I. После остановки на деповском пути у сигнального знака ,,8’’.
  3. O Характерно раннее развитие с быстрым прогрессированием до последней стадии поражения почек.
  4. X. Обязанности машиниста при нахождении в ПТО – на станционных путях. I. После остановки у знака ,,Отстой’’на смотровой канаве
  5. XVI. СЛУЖЕНИЕ ХРИСТА ПОСЛЕ ВОЗНЕСЕНИЯ
  6. XXXI. ПОСЛЕЗАКОНИЕ
  7. А после 2012 года Земля, как тренажер, так и останется?

Рассказывает Николь: «Стало темно и холодно. Девушка в футболке замерзла совсем, сумка и кофта остались где-то на чердаке. Еще один парень в футболке, сандалиях, шортах. Как он на крыше оказался? Похоже, шел гулять по городу или на пляж. Ребята с двух сторон обняли его, пытаясь согреть. Потом их кто-то позвал охранять дверь. Попросили женщин и девушек присмотреть за парнем. Подхожу ближе. Так у него озноб, явно температура высокая. Как согреть? Пытаюсь растереть руки, спину. На крыше ночью оказывается холодно. Люди рассеялись по крыше, притихли» (10).

Рассказывает Андрей: «Где-то в 22:00, когда потушили пожар, но основная масса «бандеровцев» еще не ушла, пришли МЧС-ники [Министерство по чрезвычайным ситуациям – в данном случае пожарники] и кричат: «Выжившие есть?» Я сидел на входе, где была деревянная лестница. Там была открыта дверь, вот они и пришли на тот вход.

— Есть — крикнул я.

— Сколько вас? – спросили они.

— Человек 60. – ответил я и спрашиваю. — А кто вы такие?

— МЧС — отвечают они.

Я их попросил посветить на свою форму. Потому что не знаю, так любой может представиться, темно, я никого не вижу, только голос слышу. Они посветили на свою форму.

— Бандеровцы рядом есть? – спросил я у него

— Есть — ответил он мне.

Тогда я сказал, что мы не будем спускаться. Они ушли. Через 15 минут пришли из внутренних войск» (16).

Продолжает рассказ Николь: «Сквозь чердачную дверь прорезывается луч от фонарика. Кто-то ходил по чердаку и звал людей спуститься с крыши. На всякий случай мы подтянулись к двери. У кого были деревянные биты — вооружились. Это была милиция [точнее внутренние войска]» (10).

Продолжает рассказ Андрей: «Они тоже начали предлагать нам спуститься, а потом, вдруг начали утверждать, что у нас заложники. Что мы в заложники взяли женщин и несовершеннолетних.

Тогда мы позвали наших женщин. Мы открыли окошко с крыши на чердак и показа им женщин.

— Вас тут не держат? – спрашивают они снизу.

— Если бы нас держали тут насильно, мы бы давно попросили у вас помощи. – ответили им наши женщины.

— Спускайтесь, спускайтесь – убеждали пришедшие.

— Нет, нас там убьют – ответили женщины» (16).

Продолжает Николь: «Они предложили спускаться вниз. Говорили, что создадут коридор и нас выведут. Но те из нас, кто смог посмотреть вниз ранее, видели эти «коридоры», видели как били людей сквозь милицию. Видели, как милиция стояла слева от здания и наблюдала не вмешиваясь.

Но все же два молодых парня решили спуститься. Потом видели их, ползущих по «коридору» и получающих удары» (10).

Продолжает Андрей: «Эти двое или трое ребят спустились с ВВ-шниками, потому что как им показалось на тот момент, они дали гарантию того, что нас выведут за 200 метров и отпустят. Именно так говорили солдаты внутренних войск» (16).

Рассказывает Николь: «По смыслу неоднократных переговоров с милицией мне стало ясно, что виноватыми считают нас и, похоже, что в нас вообще видят вооруженных террористов, захвативших чердак и крышу. Да, сидим тут с оружием, но по доброте душевной или по глупости вниз не стреляем, а спокойно смотрим, как добивают и беснуются нелюди внизу. Абсурд полный» (10).



Выводы Николь подтверждаются звонком одного из друзей Леонида: «Где-то в 23:00 мне позвонил друг и рассказывает: «По телевизору сказали, что вы там на крыше с автоматами засели. Что на крыше террористы, русские, десант…» Какие на фиг автоматы, чушь полная!» (18)

Рассказывает Андрей: «В районе 23:00 опять приходили к нам, уговаривали спускаться. Даже привели с собой как-будто бы одного из спустившихся с ними ранее. Он утверждал: «Все нормально, там никого нет». Но как это никого нет, если мы видим, что сбоку и на самом Куликовом поле, где-то человек 300-400. Это означало, что все остальные либо внутри, либо сзади, либо с другого бока здания» (16).

Рассказывает Леонид: «Где-то в 23:00 видел с крыши их «караван», носили что-то в мешках, это явно был не песок. По геометрии мешка видно было что-то это что-то точных форм – квадратное, прямоугольное. Наверное, оргтехника из кабинетов. Выходит, мародерничали, а что от них еще можно ожидать. Прошло их в этом «караване» человек 40 и у каждого по два мешка в руках. Они ушли в сторону Канатной по направлению от железнодорожного вокзала. Там, видимо, их уже ждала группа с мопедами. Потом она рассеялась» (18).

Загрузка...

Продолжает Николь: «На крыше нас оказалось 54 человека, кто-то сосчитал по запросу снизу. К нам вновь пришла милиция и еще кто-то с предложением спуститься. Знакомый женский голос – это Нина, жива слава Богу, говорит: «Спускайтесь ребята, а то вас сожгут. Милиция еле сдерживает рвущихся вас убивать, держит вход на чердак».. Я пошла обойти всех на крыше, чтобы каждый мог принять решение за себя – спускаться или оставаться. Мне казалось это правильным» (10).

Продолжает рассказ Леонид: «Где-то в 23:30 — 24:00 я заметил, что, чуть поодаль от центра Куликова поля, ближе к «Стекляшке» [административное здание областного совета], стоял микроавтобус синий, по-моему. Какие-то люди в балаклавах и темной одежде, человек 8, сносили к этому микроавтобусу непонятные черные продолговатые сумки. Я не видел, что было в сумках, но могу предположить, что это было оружие.

Еще где-то с 23:00, когда мы пытались выглядывать во внутренний двор здания, на нас направлялся стробоскоп. Это фонарик такой, который, если его навести на человека, сразу слепит ему глаза узким мерцающим лучом, даже если человек находится на дальнем расстоянии.

Когда мы высовывались с телефоном или камерой, чтобы попытаться увидеть, что там происходит и если это возможно что-то сфотографировать. Они по лампочке или подсветке на телефоне замечали нас и сразу наводили этот фонарик, чтобы ослепить и не дать ничего увидеть и уж тем более заснять» (18).

Продолжает рассказ Андрей: «Было уже где-то около 2-х часов ночи. К нам пришли вновь, говорят, что они «Беркут» [т.е. бывшее спецподразделение «Беркут», его к тому времени переименовали]. Они говорили, что «Мы с народом. Мы вам поможем», «Мы вас вывезем за 200 метров и отпустим». Часть из нас, в том числе и я, согласились спускаться с ними. Поверили им. Они нас просто припугнули, мол «бандеровцы будут зачистку делать». Зря мы согласились» (16).

Рассказывает Лина: «Мы сначала решили до утра сидеть. Утром не так страшно спускаться. Может люди соберутся, может журналисты приедут. Мы хотели находиться на крыше до последнего, чтобы знать наверняка, что мы выйдем, что нас не тронут, что мы спокойно отправимся домой. Но папа стал волноваться: «А вдруг они [«бандеровцы»] прейдут снова?» И все-таки мы спустились в первой группе» (17).

Рассказывает Леонид: «Мы не знали что делать, спускаться или нет. Девочки начали говорить: «Давайте будем спускаться. Их уже нет. Нас не будут убивать. Уже все нормально». Милиция сказала, что нас отвезут подальше и там где-то выпустят. Но уже и действительно не было такого движения. Они конечно там в темноте еще где-то стояли. Но после 24:00 их оставалось где-то около 200 человек. Спереди человек 100 где-то и сзади примерно столько же. Уже не было тех тысяч.

Решили, что спустится одна небольшая группа и если все будет нормально, они нам позвонят и сообщать об этом тогда спустится еще одна решившаяся на это небольшая группа, в которой был и я» (18).

Продолжает Андрей: «Я одного из выводивших нас ребят попросил пройтись со мной по 5-у этажу. Поискать мою сумку с документами, может найду. Ничего не нашел, но вот где-то 10 мертвых тел насчитал. Причем, 3 или 4 из них — женские. Я с фонариком был. В основном обожженными были голова и кисти рук, крови на них я не видел. Вокруг были белые следы как от тушения огнетушителем» (16).

Например, у меня на 5-м этаже погиб мой знакомый — Виктор Гунн. Погиб он именно так: обгоревшая голова и кисти рук. Виктор остался в сидячем положении на лестничной клетке 5-го этажа. Я даже не знаю, что могло произойти, чтобы крепкий коренастый мужчина без следов борьбы остался на лестнице в таком положении. Я знаю, что он занимался каким-то видом борьбы, сейчас не вспомню название. Он явно мог и готов был дать отпор нападавшим, но этого не произошло. Судя по всему ему на голову вылили какую-то горючую смесь, правда не представляю каким образом, которая загорелась, а он пытался потушить ее руками, хотя кисти руки словно сжаты, и, по-моему, что-то светлое зажато в них. Вот так погиб поэт Одессы, готовый дать отпор фашистской нечисти и отдавший за это свою жизнь. Дорогой Виктор, светлая Вам память!

Продолжает рассказ Андрей: «А вот когда мы спускались вниз по боковой лестнице на 4-м и 3-м этаже, я видел там сидящих мужчин. Караулили, чтобы мы не сбежали. Я видел мертвого лежащего человека с накрытым курточкой лицом. Здесь уже было видно кровь. Видно было, что на нем ничего не горело. Он был убит или добит» (16).

Продолжает рассказ Леонид: «Нам позвонили, сказали, что все нормально, что «этих» уже нет, они где-то за забором и их мало – уже все контролируют милиционеры. Тогда спустились и мы. Это было где-то начало 3 часа ночи. Мы спускались по правой боковой лестнице. Видел в пролете погибшего мужчину он был в тельняшке, лицо его было накрыто. Когда мы проходили какой-то этаж и там была приоткрыта дверь с боковой лестницы в коридор, я увидел, что там лежали тела погибших. Лично я не видел всего объема этого ужаса. Но люди, которые пробирались там, рассказывали какой это был кошмар. Мы набились в автозак и нас повезли, как выяснилось не отпустить чуть подальше от Куликова поля, как обещали, а нас повезли в городское отделение милиции на улице Преображенской» (18).

Продолжает рассказ Николь: «Какая-то часть людей спустилась. Каждый раз приходилось быстро опускать и поднимать лестницу, а она длинная и тяжелая. Несколько человек спустились по пожарной лестнице снаружи. Почему-то считали своим долгом извиняться за свое решение спуститься вниз. Почему? Кто и за что перед кем виноват?» (10).

Рассказывает Лина: «Нас посадили в автозаки, а «бандеровцы» кричали по-украински: Мы тогда очень начали нервничать и говорить: «Откройте машину мы кинем гранату! Когда уже мы отправимся хоть куда-то?», чтобы не слышать как они кричали. И тут один сред и них начал говорить им: «Зачем вы так? Может они мирные люди. Не надо с ними так…» А «бандеровцы» оттащили его и начали избивать. С нами находился парень – его ранило, у другого был ожег легких, была женщина с переломом» (17).

Рассказывает Николь: «Я считала себя пацифистом. Не видела, конечно, что происходит конкретно в здании. Откуда взялось ощущение ужаса происходящего, надрывная боль от бессилия? Уверенность, что в нашей ситуации – смерть от пожара, погибнуть в огне или прыгнуть с крыши – это лучше, чем попасть на глумление и растерзание к этим нелюдям. Толпа внизу напоминала по поведению гиен. Визги, крики, смех упившихся кровью и мясом «жертв». Гиены! Неужели эта страна нуждается в услугах гиен, что сохранить, что? Мир? Единство? Что в ней осталось сохранить такого ценного?

Мое решение – будут все спускаться, я со всеми. Если кто-то останется, остаюсь и принимаю смерть в огне или в полете. От этих мыслей отвлек крик на крыше: «Женщина сломала ногу!» Хорошо среди нас оказался врач. Помощь оказывали на месте. Досточку оторвали от чердачного окна, убрали гвозди. Забинтовали. Врач наложил шину на поврежденный голеностоп. Сделал обезболивающие уколы. Ей было очень больно. Врач связался со «скорой», с кем-то из коллег. Уговорил как можно быстрее забрать пострадавшую, пока не начался отек ноги. Пришлось втроем перетаскивать ее по крыше к окну, где можно спустить лестницу. Удалось. Были видны люди в белых халатах, подхватили ее. Надеюсь, что ей удалось спастись и добраться до больницы.

Последние 12 человек спустились с крыши в 03:30 утра. Ничего героического мы не сделали. Не смогли дать отпор, не спасли от позора, унижения и смерти тех, кому повезло меньше, чем нам. Мы остались живы. Но могу сказать, даже когда была опасность сгореть или задохнуться на чердаке, ни один человек не потерял достоинство, не стал толкаться и лезть вперед, чтобы спастись. Спокойно аккуратно и с помощью друг друга люди поднимались в дыму по узкой неудобной лестнице и ожидали пока предыдущий вылезет на крышу. На крыше тоже не было истерик. Была забота друг о друге, о близких, родных.

Мы, эти 12 человек, шли по лестнице. С нами был героический дедушка, лет около 80. Он шел впереди меня по лестнице, периодически приходилось его останавливать, чтобы подождать остальных. Нас сопровождал, охранял, спас от сожжения небольшой отряд «Беркута». Не зря мы воздавали славу их мужеству и выдержке на улице Грушевского в Киеве. Портреты погибших «беркутовцев» хранились у нас на Куликовом поле, всегда окруженные цветами. Выходит, их сожгли второй раз, но уже на Куликовом поле.


Дата добавления: 2015-07-11; просмотров: 58 | Нарушение авторских прав


Читайте в этой же книге: КУЛИКОВО ПОЛЕ ПОСЛЕ 14:00 | ЦЕНТР ГОРОДА ПОСЛЕ 15:00 | КУЛИКОВО ПОЛЕ ПОСЛЕ 16:00 | ПОДЖОГ ПАЛАТОЧНОГО ГОРОДКА НА КУЛИКОВОМ ПОЛЕ. НАПАДЕНИЕ, ПОДЖОГ И ЗВЕРСТВА В ДОМЕ ПРОФСОЮЗОВ | Крыша Дома профсоюзов | Крыша Дома профсоюзов | Боковая лестница в правом крыле, пролеты со 2-го по 3-й этажи | Крыша Дома профсоюзов | Крыша Дома профсоюзов | Куликово поле после 20:00 |
<== предыдущая страница | следующая страница ==>
Задний двор Дома профсоюзов после 21:00| Ночь со 2 на 3 мая – Одесское городское управление милиции ОГУ УМВД Украины в Одесской области на улице Преображенской, 44

mybiblioteka.su - 2015-2018 год. (0.009 сек.)