Студопедия
Случайная страница | ТОМ-1 | ТОМ-2 | ТОМ-3
АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатика
ИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханика
ОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторика
СоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансы
ХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника

ЮРИДИЧЕСКОЕ РАВЕНСТВО СУБЪЕКТОВ КАК ЧЕРТА ГРАЖДАНСКОГО МЕТОДА

Читайте также:
  1. I. Определение и проблемы метода
  2. I. ОПРЕДЕЛЕНИЕ И ПРОБЛЕМЫ МЕТОДА
  3. IX отдел (запись актов гражданского состояния).
  4. Административная ответственность субъектов предпринимательской деятельности.
  5. Акты гражданского состояния
  6. Анализ конструкции, технологичности детали и метода получения заготовки
  7. Арбитражные суды субъектов РФ

1. Чертой, которая, по общему мнению, характеризует гражданскоправовой метод, служит юридическое равенство субъектов гражданского права 1. В литературе юридическое равенство часто квалифицируется главным, иногда даже единственным признаком метода гражданского права, а само равенство понимается как отсутствие власти и подчинения во взаимоотношениях субъектов гражданского права.

Представляется, что указанный подход к раскрытию рассматриваемой черты не вполне оправдан. И вот почему. Хотя отсутствие начал власти и подчинения действительно свойственна гражданским правоотношениям, такая характеристика гражданскоправового метода является негативной и не может в полной мере выразить его особенности. Власть и подчинение отсутствуют и там, где нет никакой правовой связи или есть, например, организационно-технологическая связь (между цехами предприятий). Юридическое равенство в этом смысле не раскрывает общего правового положения субъектов гражданского права, ибо отсутствие власти и подчинения между лицами, не состоящими в конкретной правовой связи, вообще ни о чем не говорит. Если раскрыть юридическое равенство субъектов данной отрасли в его позитивном содержании, то оказывается, что оно представляет собой одну из сторон дозволителынюй сущности гражданского права и не служит единственной чертой гражданскоправового метода, а может быть уяснено лишь на общем дозволительном фоне гражданскоправового регулирования в совокупности с другими чертами метода. Характеристика гражданскоправового метода лишь через юридическое равенство не позволяет раскрыть процесс развития, углубления гражданокоправового регулирования, происходящий в ходе экономической реформы. Рассмотрение

1 Г. К. Толстой. Кодификация гражданского законодательства в СССР (1961—1965 гг.). Стр. 8—9.

 

юридического равенства в качестве единственной черты гражданскоправового метода исключает выявление дифференциации гражданскоправового регулирования по сферам отношений.

Вместе с тем юридическое равенство—важная черта гражданскоправового метода, без которой невозможно до конца выявить дозволительную сущность гражданскоправового метода, и особенности правонаделения, свойственного данной отрасли. Юридическое равенство в его специфическом для гражданского права выражении является ярким признаком гражданскоправового метода, позволяющим отличить последний как от методов, не обладающих этим признаком, так и от методов, использующих прием юридического равенства субъектов (в семейном, трудовом, колхозном праве), но в иной степени и выражении. Именно потому, что признак юридического равенства, в первую очередь используется для отграничения гражданскоправового регулирования от любого другого, выполняет роль «лакмусовой бумажки», фиксирующей присутствие элементов этого регулирования, он в первую очередь изучен наукой гражданского права.

2. Юридическое равенство, как черта гражданскоправового метода, имеет объективные корни в содержании регулируемых отношений. Гражданское право, регулирует отношения, каждая из сторон которых обладает имущественно-распорядительной самостоятельностью. Оно призвано снабдить участников отношений равными правовыми возможностями, обеспечивающими самостоятельность субъектов.



В наибольшей степени юридическое равенство, как прием правового регулирования, необходим для опосредования отношений собственности в их динамике. Товарно-денежные отношения смогут строиться как таковые лишь при условии, что стороны признают друг в друге товаровладельцев, т. е. лиц, чья воля распоряжается товаром. «...Покупатель и продавец товара,—писал К. Маркс,—... подчиняются лишь велениям своей свободной воли. Они вступают в договор как свободные, юридически равноправные лица»1. В. И. Ленин также отмечал, что «в основании гражданской равноправности... лежат отношения товаропроизводителей»2.

Загрузка...

Товарно-денежные отношения характеризуются не только имущественно-распорядительной самостоятельностью субъектов, но также возмездностыо, эквивалентностью. Юридическое равенство отражает эквивалентность как черту товарно-денежных отношений и в то же время обеспечивает ее в реальных отношениях. А. В. Венедиктов отмечал в этой связи: «Эквивалентность как предметный признак получает свое правовое выражение в

1 К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т. 23, стр. 187.

2 В. И. Л е н и н. Поля. собр. соч., т. I, стр. 148.

 

равноправии участников гражданскоправового отношении как в методе правового регулирования» 1.

Непосредственная связь юридического равноправия субъектов с эквивалентностью наглядно подтверждается практикой правового регулирования отдельных видов общественных отношений. Известно, что ослабление или полное отсутствие начал эквивалентности в имущественных отношениях периода военного коммунизма сопровождалось усилением административноправового регулирования и отказом от приема юридического равенства субъектов. Усиление начал эквивалентности в отношениях по государственным заготовкам сельскохозяйственных продуктов по мере замены обязательных поставок госзакупками обусловило внедрение в эти связи юридического равенства их участников, что нашло свое внешнее выражение в использовании договорной формы.

Непосредственная связь юридического равенства как черты гражданскоправового регулирования с имущественно-распорядительной самостоятельностью субъектов и эквивалентностью товарно-денежных отношений позволяет уяснить не только происхождение данного приема, но и его содержание, специфические особенности в гражданском праве в отличие, например, от равенства субъектов в семейном праве. Имущественное равенство супругов в семейном праве означает общность имущества и равенство прав на него независимо от размера вклада каждого из супругов в приобретение этого имущества. Иначе говоря, равенство здесь покоится как раз на отсутствии имущественной обособленности и игнорировании эквивалентности.

Юридическое равенство субъектов гражданского права отражает то экономическое равенство, характерное для отношений собственности, которое состоит в наличии у обеих или всех сторон имущественно-распорядительной самостоятельности и в эквивалентно-возмездном содержании этих отношений.

3. Суть юридического равенства как особого приема гражданскоправового регулирования в позитивном его выражении означает распространение на всех субъектов гражданского права дозволительного регулирования, наделение их в принципе равной возможностью правообладания, т. е. гражданской правоспособностью, а также юридической диспозитивностью и инициативой. Производное от позитивного негативное выражение юридического равенства предполагает отсутствие между субъектами связи, построенной на началах власти и подчинения.

Юридическое равенство как черта гражданскоправового метода имеет, следовательно, специальный смысл. Равенство субъектов гражданского права связано с равноправием граждан

1 А. В. Венедиктов. О системе Гражданского кодекса СССР. «Советское государство и право», 1954, № 2, стр. 30.

 

при социализме с равенством всех лиц перед законом. Однако оно не может быть отождествлено ни с тем, дни с другим хотя бы потому, что равноправие граждан и равенство их перед законом находят свое закрепление в нормах всех отраслей социалистического права, в то время как юридическое равенство субъектов гражданского права в его особом выражении является специфическим приемом регулирования данной отрасли.

Нельзя видеть юридическое равенство субъектов гражданского права в полном тождестве содержания правоспособности. Если граждане действительно обладают такой правоспособностью, то правоспособность социалистических организаций специфична по своему содержанию, что не мешает, однако, участию организаций в отношениях на началах юридического равенства. С другой стороны, не только гражданское право, но и другие отрасли права наделяют граждан в принципе равным «исходным» положением для участия их в соответствующих правоотношениях.

Юридическое равенство не может быть понимаемо и как совпадающее положение субъектов в конкретных гражданских правоотношениях. Фактически в подавляющем большинстве случаев стороны имеют различные права и обязанности; в правоотношении собственности и других абсолютных правоотношениях, а также в обязательствах, возникающих из односторонних договоров, положение сторон различается весьма существенно, поскольку одна из них выступает лишь в качестве управомоченного субъекта, а другая—лишь в качестве обязанного. Следовательно, юридическое равенство субъектов гражданского орава было бы ошибочно сводить исключительно к двустороннему распределению прав и обязанностей или к совладению их содержания для сторон. Двустороннее распределение прав и обязанностей встречается не только в гражданских правоотношениях, но и в правоотношениях других отраслей права.

4. Равенство субъектов гражданского права находит свое закрепление в нормах объективного права. Хотя оно и предопределяется экономической сущностью отношений, однако, подобно иным правовым явлениям, не представляет собой какого-то естественного свойства лица 1. В гражданском законодательстве содержится нормативноправовое основание равенства субъектов гражданского права.

5. Общей правовой категорией, заключающей в себе начала равенства, является правоспособность субъектов гражданского права. Не случайно, характеризуя равенство сторон гражданского правоотношения, О. С. Иоффе связывает его с общим гражданскоправовым статусом субъектов гражданского

1 О. А. Красавчиков. Диспозитивность в гражданскоправовом регулировании. Стр. 46.

 

права и подчеркивает независимость равенства от функций, возлагаемых на стороны в конкретном правоотношении 1. Равенство субъектов гражданского права, как и неравенство субъектов административного права, по их общему положению подчеркивал также С. И. Аскназий 2. Наиболее отчетливо эта мысль проведена в работах С. С. Алексеева, который вообще полагает, что метод находит свое главное выражение в общем правовом положении субъектов данной отрасли, а общее положение субъектов гражданского права характеризуется их юридическим равенством. Поэтому равенство субъектов гражданского права С. С. Алексеев рассматривает не столько через призму конкретных гражданских правоотношений, сколько как «равенство юридических свойств правоспособности»3.

Если гражданская правоспособность в отличие от правосубъектности других отраслей права обеспечивает равенство всех субъектов, то, очевидно, ей присущи какие-то особенности, которых нет в других отраслях права.

Первая такая особенность гражданской правоспособности ее всеобщность. Правоспособностью наделяются все без исключения субъекты гражданского права. Между тем, например, в административном праве компетенцией как способностью приобретения и осуществления властных полномочий обладают не все субъекты этой отрасли.

Вторая особенность гражданской правоспособности—однотипность ее содержания для всех субъектов гражданского права. Носители гражданской правоспособности имеют однопорядковые правовые возможности быть обладателями вещных, обязательственных и иных прав и связанных с ними обязанностей. Однотипность правоспособности означает возможность выступления субъектов гражданского права в одних и тех же правовых ролях в конкретных правоотношениях. Различие в содержании специальной правоспособности и в наличных субъективных правах, как и несовпадение содержания прав и обязанностей сторон в правоотношениях не исключают того факта, что каждый из субъектов гражданского права занимает в гражданском обороте положение, в целом тождественное положению других субъектов этой отрасли. Тождественность гражданской правоспособности всех субъектов состоит в том, что каждый из них выступает в гражданском обороте как носитель права собственности (права оперативного управления).

Третья особенность правоспособности субъектов гражданского права состоит в том, что она, с одной стороны, осуществляется

 

1 О. С. Иоффе. Правоотношение по советскому гражданскому праву. Стр. 33.

2 С. И. Аскназий, указ. соч., стр. 72.

3 С. С. Алексеев. Предмет советского социалистического гражданского права. Стр. 264.

 

каждым субъектом самостоятельно, а с другой — исключает возможность предписания своей воли другим лицам.

Равенство в общем положении субъектов гражданского права заключается в там, что они располагают принципиально равной способностью создавать права и обязанности своими действиями и не обладают способностью властного установления играв и обязанностей других лиц.

6. Применительно к конкретным правоотношениям юридическое равенство прежде всего обнаруживается в плане юридических фактов. Оно проявляет себя в той основной роли, которая принадлежит в установлении, изменении, прекращении правоотношений гражданскоправовому договору 1. Последний служит главным юридическим фактом в гражданском праве, потому что является по своему существу инструментом установления правовых связей на началах юридического равенства. Договор представляет собой такой рычаг установления правовых связей, без использования которого равенство субъектов правоотношений имело бы весьма призрачный характер. Кроме того, субъекты обладают равной возможностью по совершению односторонних сделок.

Равенство в аспекте юридических фактов не устраняется тем обстоятельством, что в становлении гражданских правоотношений, кроме договора, видную роль выполняют другие основания; односторонние сделки, иные волевые правомерные действия участников правоотношения, административные акты, неправомерные действия.

Односторонние сделки субъектов гражданского права не относятся к властным актам, совершаются на основе уже имеющегося конкретного гражданского правомочия.

Правомерные действия, не являющиеся сделками, также по своему существу не имеют властного характера и доступны в определенных пределах любому субъекту гражданского права. Неправомерные действия вообще ничего общего с властными юридическими фактами не имеют.

Административные акты, адресованные участникам гражданских правоотношений, бесспорно, заключают в себе властное веление. Но их использование не колеблет юридического равенства субъектов гражданского права, ибо эти акты исходят не от участников гражданского правоотношения, а от соответствующих государственных органов, с которыми субъекты гражданского права состоят в административных правоотношениях.

Взаимодействие властных плановых актов и договоров в установлении гражданских правоотношений не снимает принципиального различия между ними. Договор используется для организации собственной деятельности

1 О. С. Иоффе, указ. соч., стр. 31; С. С. Алексеев, указ. соч., стр. 268, 326.

 

участников договора. Каждая сторона получает через договор возможность организации деятельности и другой стороны, но лишь постольку, поскольку эта последняя принимает на себя обязанность действовать определенные образом, координируя свою хозяйственную деятельность с деятельностью контрагента. Договор в силу его природы не может служить средством такого воздействия на чужое поведение, которое имело бы характер обязательного предписания. Между тем директивное планирование хозяйственной деятельности в том и состоит, что здесь один субъект обладает возможностью властного управления поведением другого субъекта.

Равенство субъектов гражданского права с позиций юридических фактов означает, что лица в одинаковой мере наделены правовой инициативой и диспозитивностью. Стороны располагают в принципе равной возможностью усмотрения относительно вступления или невступления в правовую связь, поднормативного регулирования отношений, распоряжения принадлежащими им субъективными правами.

7. Равенство субъектов обнаруживается далее в содержании и структуре прав и обязанностей сторон конкретного правоотношения. Сущность гражданскоправовой связи такова, что управомоченное лицо обладает правом -как материальноправовым притязанием, но не велением; обязанное лицо не подчинено управомоченному, а лишь функционально связано с ним посредством притязания 1. Наделение одного лица правом требования определенного поведения от другого не означает здесь одновременного снабжения властью первого и подчинения ему второго лица. О. С. Иоффе обоснованно подчеркивает то обстоятельство, что в административных правоотношениях, наоборот, одна сторона подчинена велению другой независимо от того, что первая может выступать в конкретном правоотношении управомоченным, а вторая—обязанным лицом2.

В связи с этим необходимо подчеркнуть, что разграничение административноправовых и гражданскоправовых отношений проводится не по признаку одностороннего или двустороннего распределения прав и обязанностей, а по наличию или отсутствию во взаимоотношениях начал власти и подчинения. Не видеть разницы между тем и другим было бы ошибочно. В абсолютных гражданских правоотношениях управомоченный субъект обладает определенной возможностью собственного поведения, от других же лиц он может требовать, чтобы ему не препятствовали в дозволенном законом поведении. Само содержание этого вида гражданских правоотношений свидетельствует об отсутствии власти у управомоченного субъекта, поскольку последняя означает ту или иную степень активного вмешательства в чужое поведение.

1 О. С. Иоффе. Правоотношение по советскому гражданскому праву. Изд-во ЛГУ, 1949, стр. 30—35.

2 О. С. Иоффе, указ. соч., стр. 33—34.

 

В относительных гражданских правоотношениях субъект обладает возможностью требования от обязанного лица активного поведения. Но субъективные права приобретаются, а не принадлежат субъектам в силу их общего правового положения обязанности в правоотношения, по общему правилу, принимаются на себя самим обязанным субъектом. Следовательно, относительное субъективное право, во-первых, существует лишь в рамках данного правоотношения и, во-вторых, оно в целом не включает в себя возможность возложения обязанностей на другое лицо. Напротив, властное правомочие принадлежит субъекту уже в силу его общего положения. Это и позволяет ему при наличии установленных законом условий возлагать обязанность на другое лицо.

Вторая характерная черта субъективного гражданского права состоит в том, что оно служит по своему содержанию средством удовлетворения интересов носителя права; властные же правомочия государственного органа есть средство осуществления возложенных на него государством обязанностей.

Третья, вытекающая из первых двух, особенность субъективных гражданских прав и обязанностей состоит в структурном их построении. В целом гражданские права и обязанности распределяются в правоотношениях так, чтобы обеспечить их равновесие и равномерное распределение между субъектами. Равновесие прав и обязанностей применительно к определенному субъекту означает, что если он принимает на себя обязанность, то это сопровождается приобретением права, равнозначного с точки зрения возможности удовлетворения соответствующих интересов; приобретение права означает появление у этого лица равной по «весомости» обязанности.

Равномерное распределение прав и обязанностей между сторонами находит свое выражение во взаимности их прав и обязанностей. Вследствие отмеченного большинство гражданских правоотношений является двусторонними: обе стороны оказываются носителями прав и обязанностей. Началам равномерного распределения прав и обязанностей между субъектами не противоречит и то обстоятельство, что гражданское право устанавливает также правоотношения с односторонним распределением прав и обязанностей, например, правоотношения собственности, обязательственные правоотношения, возникающие из односторонних договоров, и др. Выступление субъекта гражданского права лишь в качестве обязанного лица не искажает общей картины взаимного распределения прав и обязанностей потому, что либо обязанность принимается данным лицом в его собственных интересах (как это происходит, например, в правоотношении по договору займа), либо выступление в качестве обязанного лица в одном конкретном отношении уравновешивается выступлени-

 

ем данного лица управамоченным субъектом в другом аналогичном правоотношении (как это имеет место, например, в правоотношениях собственности).

8. Итак, гражданскоправовое равенство — равенство правообладающих субъектов, наделенных также правовой инициативой и диспозитивностъю. Отступления от начал юридического равенства влекут за собой ущемление прав и интересов одной из сторон гражданского правоотношения, деформируют нормальное развитие отношений собственности, товарно-денежных отношений. Попытки построения названных отношений на началах неравенства прав и обязанностей сторон влекут за собой, в частности, нарушение эквивалентности в товарно-денежных связях, что подрывает заинтересованность одной из сторон и наносит вред как ее интересам, так и в конечном счете интересам общества.

Равенство субъектов гражданского права зависит от многих факторов юридического и экономического характера.

Прежде всего правовое обеспечение юридического равенства субъектов зависит от постановки самой нормотворческой деятельности. Аксиомой этого процесса является отсутствие непосредственной заинтересованности нормотворческого органа а делах одной из сторон регулируемого отношения. Если такая незаинтересованность обеспечивается на уровне правоприменительных органов, то она тем более необходима на уровне нормотворческих органов. Участие органов и ведомств, непосредственно связанных с регулируемыми отношениями, в разработке нормативных актов не только не противопоказано, но необходимо и полезно, поскольку позволяет подготовить нормативные акты, отражающие все существенные особенности регулируемых отношений. Однако при этом должны непременно соблюдаться следующие условия: 1) участие в подготовке нормативных актов органов, представляющих все заинтересованные стороны; 2) участие в разработке нормативных актов незаинтересованных, но достаточно сведущих в данных отношениях органов; 3) утверждение нормативного акта органом, не заинтересованным в делах сторон.

В подавляющем большинстве случаев нормотворческая деятельность, особенно на уровне законодательных органов, вполне соответствует приведенным требованиям. В то же время наблюдаются отдельные факты отступления от них при разработке и принятии подзаконных актов. Известная односторонность с позиций учета интересов сторон правоотношений отмечается в нормативных актах, регулирующих транспортные отношения, особенно по железнодорожным перевозкам, отношения по снабжению и сбыту с участием организаций системы Госснаба СССР. Весьма заметен односторонний характер актов, принятых Мини-

 

стерством бытового обслуживания населения РСФСР и других союзных республик. Статьей 367 ГК предусмотрено, что типовые договоры по важнейшим видам бытового обслуживания населения должны быть приняты Советом Министров РСФСР, который в соответствии с этим и утвердил Типовой договор на ремонт жилых помещений. Однако утверждение типовых договоров по другим видам бытовых услуг не состоялось. Образовавшийся «вакуум» заполнило своими актами Министерство бытового обслуживания населения, которое утвердило Правила по всем основным видам услуг. Сопоставление Типового договора и Правил показывает, что последние в ряде случаев явно уступают Типовому договору в установлении и обеспечении прав заказчиков-граждан.

Права и интересы одной из сторон гражданского правоотношения ущемляются также в тех случаях, когда другая сторона одновременно оказывается органом с властными полномочиями (например, по планированию хозяйственной деятельности, опосредуемой гражданским правоотношением). И это вполне понятно. Наличие властных полномочий означает возможность формирования прав и обязанностей односторонними предписаниями субъекта, обладающего этими правомочиями. Если при таком положении субъектов они тем не менее оказываются связанными гражданским правоотношением, то права и обязанности в нем соответствуют интересам стороны, наделенной властными полномочиями, но могут быть весьма невыгодными для другой стороны. Если даже под влиянием централизованной нормативной регламентации обеспечивается относительное равенство сторон по содержанию их прав и обязанностей, то осуществление последних под воздействием общего неравного положения сторон деформируется в пользу стороны, обладающей властными полномочиями. Подобные явления можно наблюдать во взаимоотношениях предприятий с организациями системы Госснаба СССР, объединения «Союзсельхозтехника», Министерства путей сообщения СССР и т. п.


Дата добавления: 2015-07-08; просмотров: 105 | Нарушение авторских прав


Читайте в этой же книге: ВВОДНЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ | ГРАЖДАНСКОПРАВОВОЙ МЕТОД КАК РАЗНОВИДНОСТЬ ОБЩЕПРАВОВОГО СПОСОБА ВОЗДЕЙСТВИЯ НА ОТНОШЕНИЯ | ОТНОШЕНИЯ СОБСТВЕННОСТИ КАК ЯДРО ПРЕДМЕТА ГРАЖДАНСКОГО ПРАВА | ЧЕРТЫ ИМУЩЕСТВЕННЫХ ОТНОШЕНИЙ, РЕГУЛИРУЕМЫХ ГРАЖДАНСКИМ ПРАВОМ | СОСТАВ ПРЕДМЕТА ГРАЖДАНСКОГО ПРАВА | МЕХАНИЗМ СВЯЗИ ПРЕДМЕТА И МЕТОДА | ГРАЖДАНСКОПРАВОВОЙ МЕТОД КАК СОВОКУПНОСТЬ ПРИЕМОВ РЕГУЛИРОВАНИЯ | ПРАВОНАДЕЛЕНИЕ—ГЛАВНАЯ СУЩНОСТНАЯ ЧЕРТА ГРАЖДАНСКОПРАВОВОГО МЕТОДА | ДИСПОЗИТИВНОСТЬ КАК ЧЕРТА ГРАЖДАНСКОПРАВОВОГО МЕТОДА | ГРАЖДАНСКОЕ ПРАВО В СИСТЕМЕ СОЦИАЛИСТИЧЕСКОГО ПРАВА, ЕГО ОТЛИЧИЯ ОТ ДРУГИХ ОТРАСЛЕЙ |
<== предыдущая страница | следующая страница ==>
ПРАВОВАЯ ИНИЦИАТИВА КАК ЧЕРТА ГРАЖДАНСКОПРАВОВОГО МЕТОДА| ПРИНУЖДЕНИЕ, САНКЦИИ И ОТВЕТСТВЕННОСТЬ В ГРАЖДАНСКОМ ПРАВЕ

mybiblioteka.su - 2015-2017 год. (0.176 сек.)