Студопедия
Случайная страница | ТОМ-1 | ТОМ-2 | ТОМ-3
АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатика
ИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханика
ОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторика
СоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансы
ХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника

Социальным инженеризмом.

Читайте также:
  1. Бесклассовый общественный строй с единой общенародной собственностью на средства производства, полным социальным равенством всех членов.
  2. Социальное обслуживание, оказываемое социальными службами бесплатно и за плату: понятие, сущность.

11. Основные детали инсталляции машинизиро­ванного обучения состоят из установок и их групп, находящихся в постоянной взаимной кон­структивной связи.

12. Основные установочные группы три: стати­ческая, динамическая и сенсорная.

13. Статическая группа состоит из следующих уста­новок: ступневой, ножной, туловищной и головной.

14. Динамическая группа состоит из хвататель­ных установок, моторных шаблонов, кондукто­ров и станков, определяющих движения рук и их координации.

15. Сенсорная группа состоит из зрительных и слуховых установок, определяющих стимулы движений, их перерывы и характер.

16. Режимные установки сигнализируются пере­менами статических, динамических и сенсорных установок.

17. Статические установки определяются попреимуществу на основе антропометрическихизменений, динамические — на основе психо­моторных, сенсорные — на основе сенсорных иреактологических измерений.

18. На основе этих измерений дается установоч­ный стандарт, выражаемый в литерах и коорди­натах, и даются соответствующие

стандартные установки,

соответствующие данному индивидууму.

19. Всякие отклонения от стандарта регистри­руются особыми аппаратами и на основе реги­страционных показаний дается корректирующая сигнализация.

20. Как регистрация, так и сигнализация ведет­ся на основе координаторного графика. Источник: Социально-инженерная машина // Организация труда. 1924. № 8-9. С. 130-131.

Высшая форма такой деятельности — непосредственное руководство про­изводственным процессом на участке или предприятии. В этом случае чле­ны бригад занимали административные посты. Два предприятия были пре­вращены в базовые: здесь ЦИТ намеревался организовать производство та­ким образом, чтобы применить весь цикл своей методики. Использование методов ЦИТ привело в 20-х гг. к подъему ударничества и дальнейшему раз­витию соцсоревнования на задействованных предприятиях.

Идеи А.К. Гастева, претворенные в деятельности научного коллектива ЦИТ, получили широкую известность и признание за рубежом. В 1924 г. он возглавил советскую делегацию на 1 -м Международном съезде НОТ, где ме­тоды ЦИТ получили широкое одобрение. Работы ЦИТ приковали к себе вни­мание многочисленных организаций и ученых Англии, США, Германии, Франции, Чехословакии и других стран. Гастев внес значительный вклад в развитие идей кибернетики и общей теории систем. Его разработки получи­ли мировое признание, они изучаются в США, Англии, Франции и других странах.

; Социальная инЖенерия и прикладная социология

Специфика социалистических преобразований как предмета социальной инженерии (социального управления) состоит в том, что они прочно опи­раются на науку, являются не экстраординарной и временной мерой, а по­стоянным, долговременным социальным и экономическим мероприятием: касаются фундамента общества — производства и производственных отно­шений. Н.А. Витке писал что «основной и характерной проблемой НОТа яв­ляется не столько труд, как проблема физиологическая, сколько сотрудни­чество, как проблема социально-трудовой организации, что НОТ по природе своей — наука о социальной технике»55. Хотя проблемы НОТ встают перед любой страной, каждый общественный строй создает свой собственный стиль и систему организованного сотрудничества.



Таким образом, Гастев и Витке не только увидели необходимость создания новой социальной науки — социальной инженерии, но и определили в общих чертах ее структуру, предмет исследова­ния и сферу приложения. При этом НОТ переводилась из области технико-орга­низационного мероприятия в сферу социологического знания с четко выражен­ной прикладной ориентацией.

Социальная инженерия и прикладная социология, несмотря на их сход­ство, не тождественны. Первая из них — это техническая деятельность по со­вершенствованию организации производства, учитывающая роль социальных факторов и направленная на улучшение условий труда. Основные ее этапы: разработка социально-технического проекта (карта организации рабочего ме­ста, хронокарта рабочего и внерабочего времени, оперограммы и т.п.), вне­дрение практических рекомендаций — процесс социотехнического нововве-

Загрузка...

55 Витке Н. А. Указ. соч. С. 140.

дения: эксплуатация внедренной системы в условиях нормальной работы предприятия. Вторая, в то же время, понималась как научная процедура обес­печения производства исходной экономической, технической и социальной информацией. В ее основе лежат данные статистики, профессионального те­стирования, социологических опросов. Конечно, с точки зрения сегодняш­ней науки уровень методологического обеспечения таких исследований был невысок, и, тем не менее, — в этой области были определенные достижения.

В работах Харьковского института перестройка управления рассматрива­лась как многоэтапная деятельность. На первом этапе «ставится диагноз си­туации», сложившейся на предприятии, определяются узловые проблемы, которые предстоит решить. Затем на основе предварительных расчетов пере­сматривается существующая профессионально-квалификационная структура в контексте изучения содержания труда и требований, предъявляемых к ра­ботнику. Далее, создается «кодекс квалификационных норм». Следующий шаг — построение системы «норм производительности», т.е. изучение факто­ров производительности труда (состояние оборудования, снабжение матери­алами, учет индивидуальных способностей работника). Такого рода деятель­ность, типичная для социальной инженерии, требует обработки огромного эм­пирического материала, проведения множества повторных опытов.

В1927 г. А.К.. Гастев поставил задачу превратить современное предприятие в огромную социальную лабораторию, для чего необходимо было создать но­вую науку о социальной перестройке предприятий56. Социальная инженерия рассматривалась как научно-прикладной метод решения комплексной пробле­мы в системе «машина — человек»57. По мнению Гастева, научный эксперимент и техническая рационализация выступают логическим завершением перестрой­ки производства. Прогрессивная форма внедрения результатов науки в практику предстает как массовые движения ударников, например, стахановское движе­ние, которое прежде всего представляет собой новую организацию труда — ра­ционализацию технологических процессов, освобождение квалифицированных рабочих от вспомогательных операций и т.д. В результате таких нововведений заметно повышается производительность труда, растет заработная плата трудя -щихся. Хотя стахановское движение еще только зарождалось в те времена, ког­да его изучал Гастев, ученый увидел в нем огромную преобразующую силу.

В то же время Гастев не преуменьшал трудности, стоящие на пути вне­дрения стахановского метода. Когда хозяйственные руководители применяют новые методы по старинке, не опираясь на знание законов производства и своевременное обслуживание рабочих мест всем необходимым, новые фор­мы организации не приносят должного эффекта, а сама идея дискредитирует­ся. Отличительная особенность неправильного внедрения — «рваный ритм труда», медленный в начале и штурмовщина в конце.

В массовом производстве с его ускоряющимся темпом работы и жесткой регламентацией необходим научный эксперимент и техническая рационали­зация. Оценивая стахановское движение как положительный фактор эконо­мики, Гастев не ошибался. В самом начале оно таким и было.

Эффективное внедрение того же стахановского метода требует «клиничес­кого» анализа ситуации и проведения ряда организационных мероприятий.

56 Гастев А. К. Трудовые установки. М., 1973. С. 159.

57 Там же. С. 250.

Современное производство — это система взаимосвязанных рабочих мест Поэтому на первый план выдвигается задача их обслуживания — создана «системы актуального предупредительного обслуживания»58. Хозяйственни ки же нередко забывают об этом и внедряют новые методы по старинке, т.е не опираясь на знания законов производства, его анатомии и организации Но если предварительное обеспечение рабочих мест всем необходимым за паздывает, нововведение не срабатывает. Это справедливо было и во време на Гастева, и сегодня, когда щекинский и аксайский методы, бригадньп подряд и гибкий режим труда срывались из-за самых элементарных непола док. Для неправильного внедрения характерен рваный ритм труда — медлен ный темп в начале работы и штурмовщина в конце.

Гастев полагал, что самым верным признаком такого рода «инфекцион ной болезни» является «обюрокрачивание» — все штаты предприятия запол нены, но ни один работник не включен в спокойный ритм труда. Кажется что производство бежит вперед, а на самом деле оно топчется на месте. Во-почему консультант по управлению должен действовать по принципу: сна­чала я нарисую аналитическую картину рабочего места, а затем уже скажу как у вас организован завод59. Обобщив нововведенческий опыт (а он у Гас­тева был огромен), директор ЦИТ приходит к выводу: «предприятия, не име­ющие развитой культуры обслуживания, задерживают рост стахановскогс движения», и вообще любого прогрессивного начинания. Только высока* культура обслуживания производства гарантирует конечный эффект внедре­ния, более того — она служит базой для дальнейшего совершенствована организации труда. Если вы внедрили нечто и на этом успокоились, успех к вам не придет. Он у тех, кто всегда в пути.

Принцип постоянного совершенствования внедренной системы органич­но связан с другим принципом: внедрение должно быть делом внутренней эволюции самого производства, а не привнесения науки извне. Оба они со­ставляют ядро гастевской программы нововведения. Сегодня мы о них за­бываем, предпочитая революцию «сверху» эволюции «снизу». А жаль.

Каким образом Гастев собирался решать поставленную задачу? Внедре­нием у него занимался штат специальных инструкторов. Они создавали про­ект организации, производили «клинический» анализ (хронометраж) трудо­вых процессов, внедряли новую систему, а затем занимались ее отладкой и эксплуатацией. Собственно говоря, таким же путем шел в свое время и Тей­лор. Придерживались подобной технологии и многие советские нотовцы, скажем, А. Журавский. Оригинальность Гастева в тесном соединении вне­дрения новых форм организации труда и системы обучения рабочих новым трудовым приемам. Главное, рассуждал Гастев, дать каждому рабочему не «застывшую форму» или стандарт, как это делал Тейлор, а психологическую и общебиологическую установку: нацеленность на постоянное, каждоднев­ное совершенствование и приемов, и организации труда60.

«Принцип параллельности», когда реорганизация производства идет рука об руку с развитием самих работников, выделял гастевскую программу не только в ряду советских, но и зарубежных методик. Главный принцип обу-

51 Гастев А. К. Трудовые установки. М., 1973. С. 333.

Там же. С. 334. и Там же. С. 196.

чения профессии — переход от простого к сложному, от овладения секрета­ми трудового приема к обучению законам трудовой операции. Можно, ко­нечно, разложить операцию, процесс на составные элементы, выбрать самые правильные и, отбросив лишние, синтезировать «идеальную модель». Так поступали Тейлор, Джилбретт и некоторые советские ученые. Но этого не­достаточно. Самое трудное, считал Гастев, раскрыть рабочему законы тех­нологии выполнения его работы, заставить его самого изучить эти законы и овладеть ими на практике. Ведь это и есть осмысленное творческое отноше­ние к своему труду. Что может быть выше этого?

Однако Тейлор шел иным путем: он утверждал, что рядовой работник никог­да не сможет постичь внутреннюю структуру своей работы, ее законы. Он всегда будет нуждаться в помощи ученого, стоящего с секундомером рядом с ним.

Система Гастева возвышеннее и благороднее, если так позволено будет вы­разиться. А методика Тейлора надежнее и практичнее. Современное произ­водство пошло дорогой Тейлора, и рядом с рабочим всегда находится нор­мировщик. Хотя, быть может, должно было идти вслед за Гастевым. Так что методологические принципы Тейлора и Гастева различались серьезно: у пер­вого рабочий всего лишь объект исследования, у второго он активный субъект. Сразу же оговоримся об условности нашего сравнения: у Тейлора рабочие участвовали наравне с администрацией в установлении норм выра­ботки, иначе говоря, были субъектами внедрения.

Гастев не только парадоксален, но и противоречив. Вот он утверждает: «...в нашей стране научно-исследовательские, экспериментальные методы будут уделом не только специальных заводских органов, но ими будут владеть как боевым оружием широкие массы рабочих»61. И тут же оговаривается: это вов­се не отменяет надобности в научно-академическом, лабораторном изучении. Но можно ли соединить несоединимое: уличную демократию и кабинетный академизм? Противники обвиняли Гастева только в одном — в увлечении ла­бораторной практикой, — не понимая, что это вовсе не слабость, а сильная сто­рона деятельности ЦИТ. Она позволяла экспериментально изучить ненаблю­даемые глазом операции (быстрый удар молотка, движение кисти руки и т.д.) с помощью специальной аппаратуры и дать их точный анализ. Поэтому-то и вся логика деятельности ЦИТ развертывалась от микроанализа трудовой опе­рации к макроанализу предприятия в целом. Или, словами самого Гастева: «от микроанализа движений через рабочее место и поток, через работу по подго­товке рабсилы, через клинику, проектирование и разработку форм организа­ции производства и труда к сложнейшим проблемам управления»62.

Во многом советские и американские разработки в области НОТ 20-х гг. дви­гались параллельным курсом. Так, например, Г. Гантт, проводя эксперименты на промышленных предприятиях, разрешал рабочим вносить улучшения в инструк­ционные карточки или другие элементы своей системы. Более того, он придумал специальные поощрения не только для рабочих, сделавших предложения или улучшивших методику, но и для мастеров, стимулировавших их к этому. Япон­цы пошли дальше Гантта и Гастева и вознаграждали не только успешные рацп­редложения — это тривиально и неинтересно, — но любые, в том числе и неудач­ные. Но для тех времен метод Гантта и Гастева, поощрявших рабочих и мастеров

61 Гастев А. К. Трудовые установки. М., 1973. С. 376.

62 Там же. С. 358.

к инновациям, к изменению старых форм организации труда, являлся несомнен­ным шагом вперед. К сожалению, американский визави Гастева не удосужился предусмотреть какие-то формы обучения для рабочих. Сказав «А», он почему-тс не сказал «Б». Хотя второй шаг не менее естественен, чем первый: если ты хочешь, чтобы рабочие, которым дела нет до «научных проектов» (их задача — изготов­лять продукцию качественно и в срок), что-то там усовершенствовали, улучша­ли, переделывали, научи их этому. В противном случае призывы: «Давайте, ра­ционализируйте свои рабочие места!» — останутся в лучшем случае пустым зву­ком, в худшем — уловкой администрации. Известно, что человеку свойственно сопротивляться всему новому — как преодолеть психологический барьер и все-таки внедрить новинку? Заинтересовать в нововведении самих рабочих.

Что касается программ внедрения Га­стева и Тейлора, то для них характерен этакий универсализм. Гастев считал, что в Советской России внедрять НОТ мож­но и нужно повсюду, «в любом медвежь­ем углу». Еще раньше то же самое говорил Тейлор. У него НОТ не ограничи­вался промышленным предприятием, он буквально настаивал на том, что его «научный менеджмент» приносит успех в любом деле, будь то домашнее хозяй­ство, небольшая мастерская, промышленный гигант или чопорное государствен­ное учреждение. Но парадокс в том, что на самом деле оба они внедряли свои идеи главным образом на технически развитых, передовых предприятиях. Никто из них не поднимал захудалые мастерские до уровня передовых. У Гастева лю­бимым коньком была электротехническая промышленность — лидер научно-технического прогресса, а Тейлор ставил опыты на предприятиях военно-про­мышленного комплекса — и денег побольше, и оборудование получше. Аутсай­дерами никто не занимался, к ним взывали, обращались, уговаривали, но карабкаться наверх предоставляли самим. Причиной может быть то, что на круп­ных, передовых, богатых предприятиях острее ощущают потери от недоисполь­зования человеческого фактора. По сравнению с маленькими заводами и мас­терскими цена этого фактора возрастает не в два-три, а в 20 и более раз.

Итак, Тейлор и Гастев, бросив лозунг «Наука в массы!», ушли в «тень» боль­ших предприятий, где они и развернулись во всю мощь. О практическом раз­махе инновационной деятельности советских нотовцев можно судить по сле­дующим фактам. Обязательства ЦИТ были действительны для 40 предприятий, твердые договоры заключены еще с 20, касались 60 процентов предприятий, не считая заводов и учреждений, которыми непосредственно руководили предста­вители ЦИТ. Обычно оперативное управление оставалось в руках заводской ад­министрации, а проектные и подготовительные работы велись специальными «установочными бригадами» ЦИТ. Такова типичная форма сотрудничества с предприятиями во всех отраслях промышленности и сельского хозяйства. Высшая же форма внедренческой работы — управление сотрудниками ЦИТ непосредственным производственным процессом на участке или предприя­тии. В этом случае члены бригад занимали административные посты, при этом два предприятия были превращены в базовые. Здесь ЦИТ организовал производство с полным циклом применения своих методик. Для реализации программ внедрения ЦИТ в промышленности был создан трест «Установка» .

63 Гастев А. К. Трудовые установки. М., 1973. С. 396-397.

Иная картина наблюдается у Тейлора. В период с 1901 по 1915 г. он и его сподвижники внедрили «научный менеджмент» на 200 американских пред­приятиях. Точную информацию о конечных результатах внедрения они знали только со 120, всего же успешными оказались 69 случаев64. Фирмы, которые ввели «научный менеджмент», как предписывал это сам Тейлор, стали самы­ми высокоорганизованными предприятиями в мире. Другая, более значи­тельная часть компаний, внедривших лишь фрагменты его системы, полу­чила малую выгоду. В целом же тейлоризм — в полном или усеченном вари­анте — продолжал внедряться вплоть до наших дней. Как бы то ни было, но американская промышленность прошла школу тейлоризма, прежде чем шаг­нуть дальше — в старший класс индустриальной социологии.

Гастев создал эффективную методологию, основными принципами кото­рой пользовались многие советские нотовцы и психотехники. Все то, что в 20-е и позже в 60-е гг. делалось в области человеческого фактора на произ­водстве укладывается по содержанию в то, что сегодня принято именовать социальной инженерией. Последняя также ограничивалась конструировани­ем социальной среды на уровне отдельного предприятия с прекрасными практическими результатами.


Дата добавления: 2015-07-08; просмотров: 171 | Нарушение авторских прав


Читайте в этой же книге: ИССЛЕДОВАНИЕ СОЦИАЛЬНЫХ РЕЗЕРВОВ | Эволюция концепции социальных резервов | Система социальных факторов и резервов | Общая оценка концепции социальных резервов | СОЦИАЛЬНАЯ ИНЖЕНЕРИЯ: ПРЕДМЕТНАЯ ОБЛАСТЬ И ЗНАЧЕНИЕ | Gallino L.Dizionario di sociologia. UTET Turino, 1978. P. 385-386. Ibid. | Античность: утопический инЖенеризм | Просвещение: реформистская инженерия | Переходный период: экспериментальная социология XIX века | Gouldner A.The Coming Crisis of Western Sociology. N.Y., 1970. |
<== предыдущая страница | следующая страница ==>
РАЗВИТИЕ СОЦИАЛЬНОЙ ИНЖЕНЕРИИ В РОССИИ| Прикладные методы психотехники в социальной ин>кенерии

mybiblioteka.su - 2015-2018 год. (0.007 сек.)