Студопедия
Случайная страница | ТОМ-1 | ТОМ-2 | ТОМ-3
АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатика
ИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханика
ОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторика
СоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансы
ХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника

Чешская и словацкая культура, наука и образование после II мировой войны

Читайте также:
  1. A posteriori - Из последующего, исходя из опыта
  2. Cвязь языкознания с другими науками
  3. D) новообразование волокон в процессе физиологической регенерации, при замещении дефектов в органах после их повреждения, при образовании рубцов и др.
  4. I. 3. ВАКЦИНОЛОГИЯ - наука о лекарственных профилактических биопрепаратах - вакцинах
  5. II Измерить среднеквадратическое значение переменной составляющей, среднеквадратичное действующее и амплитудное напряжения после выпрямителя для различных нагрузок.
  6. II Измерить среднеквадратическое значение переменной составляющей, среднеквадратичные действующие и амплитудное напряжения после выпрямителя для различных нагрузок.
  7. II) Последняя песнь Бояна

После установления в 1948 г. монопольной политической власти КПЧ началась идеологизация всех сфер жизни, включая науку и культуру. Под строгим государственным патронатом развивалось также образование. В этой сфере новый режим опирался на существовавшую ранее широкую сеть школ и учебных заведений. В то же время основной упор делался на ликвидацию либерального характера прежней системы образования и создание новой на основе закона 1948 г. о единой школе. Вводилось всеобщее, обязательное и бесплатное обучение.

Государственная политика была нацелена на развитие высшего образования и одновременно — на кардинальное изменение социального состава студентов за счет привлечения рабочей и крестьянской молодежи. В стране насчитывалось 37 высших учебных заведений, включая ряд новых чешских и еще больше ––словацких технических вузов и университетских центров, основанных в 60-е годы.

При этом, однако, наблюдался постоянный рост числа учащихся, приходившихся по статистике на одного учителя, в конце 70-80-х гг. по сравнению с западноевропейской практикой оно было выше вдвое. По числу лиц с высшим образованием относительно всего населения Чехословакия занимала весьма скромное место в Европе.

За годы “реального социализма” было образовано множество научно-исследовательских центров как в области естественных, так и гуманитарных наук. Чехословацкая и Словацкая АН объединяли почти 150 НИИ. Большинство фундаментальных исследований проходило в русле тесного научно-технического сотрудничества с другими странами - членами СЭВ. Чешские и словацкие ученые традиционно входили в наиболее влиятельные международные научные организации. О мировом уровне науки свидетельствовало присуждение Нобелевской премии корифею полярографии (новой отрасли аналитической химии) чеху Ярославу Гейровскому.

Реорганизация системы образования после 1948 г. особенно глубоко затронула общественные науки. История, философия, экономика, право испытывали жесткий идеологический и партийный диктат и были втиснуты в рамки догматических постулатов марксизма-ленинизма. Прежняя позитивистская школа в общественных науках практически сошла на нет.

Обезличивающему идеологическому контролю были подчинены все средства массовой информации. По существу частью партийно-государственно структуры являлись союзы творческой интеллигенци, в которых задавали тон представители номенклатуры. Издательства печатали лишь то, что было официально дозволено цензурой. Стремление режима создать ускоренными темпами облик “нового человека” приводило в культурной сфере к тому, что советская художественная продукция по объему превосходила собственно чешскую и словацкую.

Из истории литературы полностью вычеркивалось творческое наследие таких писателей, как Карел Чапек. Современные модернистские и авангардистские течения были в немилости. Обмен культурными ценностями со странами Запада сводился к минимуму.



Определенная оттепель наступила лишь в конце 50-х — начале 60-х гг., а затем –– в период “пражской весны”, в связи с наметившейся идеологической раскрепощенностью. Новые веяния проявились особенно в работе съездов Союза чехословацких писателей. Наиболее авторитетной и популярной фигурой стал чешский поэт, лауреат Нобелевской премии 1948 г., Ярослав Зейферт. Он призывал коллег по перу быть настоящей совестью народа.

В литературе и искусстве в послевоенную эпоху занимала видное место военная и антифашистская тематика. Большой вклад в развитие литературы внесли такие писатели старшего поколения, как В. Ржезач, В. Незвал и др. Постепенно все вытесняет социалистический реализм, который провозглашался единственным художественным методом, что впоследствии негативно сказывалось на общем состоянии культуры и судьбах ее творцов.

Независимая оппозиционная и диссидентская культура эпохи “реального социализма” могла найти резонанс лишь на Западе. Именно там впервые публично ставились пьесы нынешнего президента Чешской Республики Вацлава Гавела, публиковались произведения таких неординарных писателей как Милан Кундера, Богумир Грабал и др. К оппозиционному реформаторскому направлению общественной мысли, наряду с В. Гавелом и И. Климой, принадлежали также философы Ян Паточка, Карел Косик, историк Вацлав Черный и др. Главной формой распространения нонконформистских взглядов в период идеологической несвободы являлся “самиздат”. Сам термин был заимствован, как видим, из русского языка. Выходила даже самиздатовская периодика (“Револвер-ревю”, “Критический сборник”, “Средняя Европа”).

Загрузка...

В эмиграции с 1950-х гг. действовал “Совет свободной Чехословакии” (США) и Мировой конгресс словаков с центром в Канаде. С 1956 г. издавался популярный журнал “Сведецтви” (“Свидетельства”), вокруг которого группировалась интеллектуальная элита во главе с Павлом Тигридом. Подобное значение имели также издаваемые в Риме Й. Пеликаном “Листы”. После подавления “пражской весны” за рубежом функционировал ряд независимых издательских центров, например, “Sixty-eight Publishers” в Торонто ( Й. и З. Шкворецкие), издательство “Конфронтация” в Швейцарии, в Лондоне — “Розмлувы” (“Беседы”) и др. Эмиграция оказывала существенную материальную поддержку оппозиционным деятелям чешской и словацкой культуры, подвергавшимся гонениям внутри страны.

Мировое признание получило творчество чешского кинорежиссера, работавшего за рубежом, Милоша Формана (“Полет над гнездом кукушки”, “Амадеус” и др.). В чехословацком кинематографе выделялись своей новаторской поэтикой фильмы режиссеров Йиржи Менцела, Веры Хитиловой, Юрая Герца, Юрая Якубиско, Штефана Угра, Яна Сверака. Из киностудий наиболее продуктивными были и остаются чешская “Баррандов” и словацкая “Колиба”.

Традиционно добротный уровень сохранял чешский и словацкий театр, несмотря на определенную дань времени, выразившуюся в чрезмерной идеологизированности многих сценических постановок. Характер чешского театра определял творческий поиск многочисленных театров-студий малых форм в Праге, Брно, Либерце, Усти-на-Лабе и др. Пьесы В. Гавела, которые ныне являются неотъемлемой частью чешского и мирового театрального репертуара. ставились лишь в узком кругу единомышленников.

Всемирной известности добились словацкие оперные исполнители Габриела Бенячкова, Эдита Груберова, Петер Дворский.

Сложилась традиция проведения регулярных музыкальных фестивалей в Праге и Братиславе с участием прославленных музыкальных коллективов и исполнителей со всего мира. Из современных композиторов можно отметить творчество Петра Эбена и Сватоплука Гавелки.

Чешскому и словацкому прикладному искусству, как правило, свойственно умелое сочетание традиционных и новых форм. Произведения из стекла, текстиля, дерева и металла известны во многих странах и пользуются заслуженным спросом. По эскизам таких мастеров, как Фулла и Алекси, выполнены многие словацкие гобелены.

Неповторимый колорит чешской столице придают современные скульптурные шедевры, такие как памятники 50-х годов –– Яну Жижке на горе Жижков в Праге, художнику Й. Манесу (Богумил Кафка); Яну Гусу во дворе средневекового университетского центра “Каролинум” (Карел Лидицкий); памятник писательнице Божене Немцовой на Славянском острове (Карел Покорны); композиция В. Маковского “Новый век” и др.

Заметных творческих успехов ныне достигли многие чешские и словацкие мастера, вышедшие из мастерской Й. Вагнера в Высшем художественно-промышленном училище в Праге. Наиболее маститые — это чешский скульптор Олбрам Зоубек, чье творчество вдохновляется блистательной средиземноморской архаикой, и словацкий мастер Людвик Коркош, использующий неисчерпаемые традиции национальной деревянной скульптуры. К народным традициям обращено творчество другого видного словацкого скульптора В. Компанека.

Большой интерес вызвали художественные выставки на родине и за рубежом таких мастеров, как Йиржи Андерле, Адольф Борн, Владимир Комарек, Карел Валтр, Винцент Гложник и творческой группы “Тврдоглави” (“Упрямые”) и др.

К архитектурным достижениям послевоенного периода бесспорно стоит отнести известный комплекс международной машиностроительной выставки в Брно (З. Алекс, Ф. Ледерер), чехословацкий павильон на Брюссельской всемирной выставке, здание телебашни и отеля на горе Йештед (К. Губачек, З. Патрман, получили премию им. Перре Международной унии архитекторов), аэропорт в г. Кошице, театр им. Яначека в Брно, памятник Словацкому национальному восстанию в г. Банска Быстрица (Д.Кузма, Й. Янкович), комплекс зданий для чемпионата мира по зимним видам спорта в словацких Татрах.

Приметами 70-80-х гг. стали такие архитектурные доминанты, как отели “Интернационал” в Праге (К. Филсак, Й. Швец) и “Форум” в Братиславе (Й. Хаускрехт), пражские универмаг “Котва” (В. и В. Махонины) и Дворец культуры (Я. Майер, А. Марек, Я. Кралик, В. Устогал).

В 70-е гг. появились первые линии Пражского метро с выразительно оформленными вестибюлями станций. Особенно удачна “Малостранская” арх. З. Дробного, украшенная знаменитой барочной скульптурой Матиаша Брауна “Надежда”.

К тому же времени относится возведение главного здания Матицы Словацкой в г. Мартин (Д. Кузма, А. Циммерман), а также стального подвесного моста в Братиславе через Дунай длиной 431 м (А. Тесар, Й. Лацко, И. Сламень) и моста-эстакады в Праге длиной 485 м (арх. В. Михалек, С. Губечка по старому проекту С. Бехине и Б. Козака).

Особенно высоки в послевоенный период достижения чешских и словацких реставраторов архитектурных памятников. К ним бесспорно можно отнести реконструкцию главного актового зала “Каролинум” Пражского университета (Й. Фрагнер), монастыря Св. Йиржи на Пражском Граде (Ф. Цубр, Й. Грубы, З. Покорны), средневекового комплекса монастыря Св. Анежки, приспособленного для чешской национальной галереи (Й. Главаты, К. Кунц), Братиславского Града, исторического городского комплекса г. Банска Штиавница в Словакии и др.

В последние годы реализуются весьма оригинальные замыслы преобразования исторических построек торгового и промышленного характера в объекты современного гражданского и культурного звучания — ветряной мельницы Рупрехта в пансион (арх. Б. Сладекова), кирпичного завода Гегерта XVIII в. в комплексный центр реставрации и художественные мастерские, или превращения крытого рынка рубежа XIX-XX вв. в пражском районе Винограды в фешенебельный торговый центр (арх. М. Веселы).

 


Дата добавления: 2015-07-08; просмотров: 182 | Нарушение авторских прав


Читайте в этой же книге: ЧССР в условиях свертывания демократических преобразований | Режим “нормализации” 70-80-х гг. | Чехи и словаки в 1990-е гг. | Политическое развитие | Экономическое развитие Чехии после 1993 г. | Чешская Республика в системе международных отношений | Развитие культуры в Чешской Республике | Словакия в эпоху доминирования ДЗДС | Политическая жизнь в Словакии в конце 1990-х гг. – начале XXI в. | Экономическое развитие СР |
<== предыдущая страница | следующая страница ==>
Внешняя политика независимой Словакии| Оформление Четверного союза

mybiblioteka.su - 2015-2018 год. (0.007 сек.)