Студопедия
Случайная страница | ТОМ-1 | ТОМ-2 | ТОМ-3
АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатика
ИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханика
ОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторика
СоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансы
ХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника

Шевоцуков П. А. Серебряков Леонид Петрович

Читайте также:
  1. II. ФРИДРИХ ИОЗЕФ СТАЛ ФЕДОРОМ ПЕТРОВИЧЕМ
  2. АССУР Леонид Владимирович
  3. К н я ж н а М с т и с л а в с к а я, племянница кн. Ивана Петровича
  4. К этому времени состоялось знакомство Максима с Леонидом.
  5. Кармалюк, Павел Петрович
  6. Леонид Кроль
  7. Леонид Кроль

Сведений в энциклопедии «Гражданская война и военная интервенция в СССР» (1987) нет.

 

4 декабря 1986 года был реабилитирован один из крупнейших военно-политических работников партии Леонид Петрович Серебряков. Он один из тех, кого не только физически уничтожили, но и попытались вычеркнуть из истории как «врага народа». Последние полвека (до реабилитации) о нем не упоминалось даже в энциклопедических словарях. Надо полагать, что эти же руки умело поработали и в Центральном государственном архиве Советской Армии, так как, кроме разрозненных документов, где упоминается фамилия Серебрякова или имеется его подпись, ничего не сохранилось. При изучении фонда этого архива можно встретить личное дело Серебрякова Леонида Петровича, однако не спешите радоваться. Это просто совпадение. Объемистая папка принадлежит однофамильцу и тезке — делопроизводителю одной из частей Красной Армии. А личное дело Л. П. Серебрякова разыскать до сих пор не удалось, хотя в картотеке архива оно числится.

 

За последние два года появились некоторые отрывочные публикации и о Л. П. Серебрякове. Среди них большой интерес представляют публикации И. Лейберова, Н. Лимонова и дочери Л. П. Серебрякова Зори Леонидовны — научного работника, историка, которая прошла через самые страшные и длинные коридоры сталинских тюрем и ссылок. Но эти статьи, будем надеяться, только первый шаг к большой исследовательской работе по изучению биографии Л. П. Серебрякова.

 

Итак, кто же он, Леонид Петрович Серебряков?

 

Для сегодняшних читателей не известны даже самые общие сведения о его жизни. А пятьдесят с лишним лет назад его знала почти вся страна.

 

Родился Л. П. Серебряков 11 июня 1888 года (по некоторым сведениям, в 1890 г.). С юных лет приобщился к марксизму. В 1905 году вступил в РСДРП.

 

Дооктябрьский период революционной деятельности Л. П. Серебрякова был «богат» частыми арестами, двухлетней ссылкой, выполнением ответственных и опасных партийных заданий по налаживанию связи и подпольной работы в городах юга России, в общем, «обычная» работа профессионального революционера. Наиболее ярким штрихом в жизни Леонида Петровича в этот период было его участие в работе VI Пражской конференции. Здесь он познакомился с Лениным. В последующем они станут не только соратниками, но и друзьями. Не один час они провели вместе и за шахматной доской.

 

После Праги снова арест и ссылка в Нарым. Осуществив удачный побег, Серебряков снова окунулся в подпольную работу. Новое задание было связано с восстановлением разгромленных жандармами партийных организаций Закавказья. Это задание непосредственно исходило от Ленина, и ЦК поручил его испытанному революционеру. Леонид Петрович успешно справился и с этим партийным поручением.

 

Попытаемся по некоторым документам проследить дальнейшую деятельность Леонида Петровича.

 

В Центральном государственном архиве Советской Армии (ЦГАСА) найдена записка в Центральный штаб московской Красной гвардии, адресованная тов. Пече и датированная 7 января 1918 года1. Автор записки — член Президиума Московского совета Л. Серебряков. А буквально через несколько дней, 25 января, он шлет уже донесение из Одессы как комиссар Румынского фронта и Одесской области. В этой телефонограмме, направленной Н. И. Подвойскому, Серебряков сообщал:



«Избранный ЦИК Совета крестьянских, рабочих и солдатских депутатов Румынского фронта и Одесской области вступил во главе комиссариата командования Румфронта и Одесской области. Из ставки ни инструкций, ни распоряжений не получено, провода не работают, положение опасное со стороны Румфронта и Киева... Могу ли ждать поддержку боевыми единицами советских войск. На запрос по радио о высылке подкрепления Запфронта в Одессу ответа два дня не получили.

 

Большая нужда ощущается в артиллеристах. Из области не получено подкрепления, надежда малая. Кругом бои...»2.

Загрузка...

 

 

Даже эти два документа свидетельствуют о той ответственной работе, которую выполнял Л. П. Серебряков по заданию ЦК партии. Леонида Петровича Серебрякова избирали членом Оргбюро, секретарем ЦК РКП(б), членом Президиума и секретарем ВЦИК.

 

В период гражданской войны Л. П. Серебряков являлся членом реввоенсовета Южного фронта, членом Реввоенсовета Республики. Он был одним из первых начальников Политуправления Рабоче-Крестьянской Армии. Но настолько старательно вычеркивалось из истории имя этого человека, что даже в наши дни, когда праздновалось 70-летие образования Главного политического управления Советской Армии и Военно-Морского Флота (май 1989 г.), в одной из публикаций журнала, где приводился список бывших начальников этого ведомства, Л. П. Серебряков не упоминается. Между тем подлинные архивные документы, которые удалось обнаружить буквально через месяц после образования Политуправления, зафиксировали подпись начальника Политуправления РВСР Л. Серебрякова. Вот один из этих документов, датированный 19 июня 1919 года:

 

«Телеграмма. Всем комиссарам штабов армии и фронтов. Предлагается строго разграничить политсводки от оперативных, помещая в последних лишь сведения оперативного, отнюдь не политического характера.

 

Начальник Политуправления РВСР Л. Серебряков. Начальник политотдела Катанян»3.

 

 

Второй документ — это Положение о политической секции Военного Воздушного Флота при Политическом управлении Революционного военного совета Республики, которое было представлено начальнику ПУРа для утверждения. Изучив внимательно это положение, Л. П. Серебряков, вероятно, пришел к выводу, что нет необходимости раздувать штаты, то есть увеличивать управленческий аппарат, и наложил резолюцию:

«Положение не утверждается. Вместо секции утвердить при ПУРе РВСР должность политического инспектора воздушного флота».

Подпись на документе — Л. Серебряков. Дата — 24 июня 1919 года.

 

Нам не удалось пока обнаружить приказы о назначении Л. П. Серебрякова начальником Политуправления РВСР в 1919 году (если они вообще сохранились). С какого и по какой месяц он был на этой должности? Мы полагаем, что на этом посту Серебряков был с июня по декабрь 1919 года, так как имеется документ, подписанный им 23 декабря 1919 года уже в качестве члена РВС Южного фронта. Однако совсем недавно в фонде секретариата РВСР мы увидели учетную карточку члена коллегии наркоматов РСФСР (в разделе РВСР), заполненную собственноручно Л. П. Серебряковым, где указаны: должность — начальник Политуправления, служебный адрес — Сретенский бульвар, д. 6, домашний адрес — II дом Советов, кв. 2, с указанием телефонов. И что самое главное, дата заполнения анкеты — 11 февраля 1920 года. К этому времени Леонид Петрович Серебряков уже был и секретарем ЦК РКП(б). Следует учесть, что в годы гражданской войны практиковалось совмещение нескольких должностей.

 

Более точно установлены факты и даты вторичного назначения Л. П. Серебрякова начальником Политуправления РВСР. Так, 5 января 1922 года вышло постановление СНК:

«Член РВСР т. Гусев Сергей Иванович освобождается от занимаемой должности ввиду назначения его на другую должность. Тов. Серебряков Леонид Петрович назначается членом Реввоенсовета Республики».

А 9 января 1922 года был издан приказ начальника Политуправления РВСР № 5: «Сего числа должность начальника Политуправления РВСР сдал тов. Серебрякову Л. П.» Подпись — С. Гусев. Ниже: «Должность принял Л. Серебряков»4.

 

2 октября 1922 года Л. П. Серебрякова на этом посту сменил В. А. Антонов-Овсеенко. Таким образом, почти весь 1922 год Леонид Петрович был начальником Политуправления и руководил всей партийно-политической работой в Красной Армии.

 

Вместе с тем есть много статей и книг, анализирующих состояние партийно-политической работы в годы гражданской войны и иностранной военной интервенции, в которых ни слова не говорится о первых организаторах этой работы.

 

Вне сомнений, в объективной истории гражданской войны должное место займет имя видного деятеля партии и государства, одного из славной когорты комиссаров — Л. П. Серебрякова — человека, преданного своему делу и требовательного к себе и своим подчиненным. О последнем свидетельствует ответ Л. П. Серебрякова на телефонограмму председателя РВСР Л. Д. Троцкого. Начальник Политуправления разъясняет причину наказания политработника.

«Баландин был отозван из РВС 9-й армии, потому что, по общему отзыву, был не на высоте своего положения. Обыск произведен Особым отделом ввиду сокрытия Баландиным военного имущества, частых пирушек. Кроме того, в РВС Южфронта поступила жалоба на деятельность Баландина в бытность его в Пензе (переданное в ревтрибунал фронта). 14 августа 1919 г. Л. Серебряков»5.

 

 

В Полном собрании сочинений В. И. Ленина имя Серебрякова упоминается 14 раз. Еще больше — в Биографической хронике. И каждое упоминание — в связи с решением проблем государственной важности, имеющих непосредственное отношение к судьбе молодого социалистического государства.

 

Так, в 1919 году резко осложнилась ситуация на Южном фронте. Командование и штаб фронта разработали план разгрома белогвардейских армий. Однако в нем не были учтены рекомендации Главнокомандующего всеми Вооруженными Силами Республики С. С. Каменева, присланные в штаб фронта позднее. Они предусматривали овладение 14-й армией Харьковом и Екатеринославом. Командующий Южным фронтом В. Н. Егорьев выразил сомнение в способности войск перейти в контрнаступление. Председатель же Реввоенсовета Республики Л. Д. Троцкий решил поначалу, что в данном случае имеет место отказ командующего и реввоенсовета фронта выполнить приказ главкома, и в телеграмме своему заместителю Э. М. Склянскому сообщил, что командование фронта сомневается в успехе операции и считает план С. С. Каменева неправильным.

 

После обсуждения этого вопроса Политбюро ЦК пришло к выводу о необходимости немедленного претворения в жизнь плана С. С. Каменева и укрепления для этого командования Южного фронта. В результате состоялось назначение Л. П. Серебрякова, И. Т. Смилги и М. М. Лашевича членами реввоенсовета Южного фронта.

 

Анализируя последующие события, приходишь к выводу, что Л, П. Серебряков во всех своих действиях стремился сохранять самостоятельность, не поступаясь своими убеждениями.

 

Так, после детального изучения положения дел он вместе с Л. Д. Троцким и М. М. Лашевичем направляет в ЦК РКП(б) телеграмму, где высказывает свое сомнение по поводу реализации основного стратегического плана, разработанного главкомом. Политбюро, вновь рассмотрев этот вопрос, отклоняет план главкома.

 

Особое мнение относительно принятия тех или иных решений Л. П. Серебряков неоднократно высказывал и позже. Например, в ноябре 1919 года, когда у Реввоенсовета Южного фронта, в который входил и Л. П. Серебряков, возникли разногласия с Реввоенсоветом Юго-Восточного фронта, в частности с его членом И. Т. Смилгой, относительно приоритетных направлений наступления советских войск. И. Т. Смилга считал, что главной ударной силой должен оставаться Юго-Западный фронт. РВС Южного фронта исходил из того, что основной удар следует наносить войсками Южного фронта в направлении Курск, Харьков, Донбасс. Л. П. Серебряков совместно с членом РВС фронта И. В. Сталиным обратился непосредственно в ЦК РКП(б) для принятия решения. Центральный Комитет партии признал аргументы РВС Южного фронта весомыми, подтвердил, что главные усилия должны быть сконцентрированы на этом фронте. Было принято решение о сосредоточении здесь основной части резервов и пополнений.

 

Сохранился еще один документ — телеграмма председателю РВСР Троцкому, подписанная командующим Южным фронтом Егорьевым и членами РВС Сталиным и Серебряковым, по вопросу о переговорах с представителями объединенного командования галицийских и петлюровских войск (январь 1920 г.). Этот документ также свидетельствует о решимости реввоенсовета фронта отстаивать свои позиции.

«РВС Южфронта,— отмечалось в телеграмме из Курска,— постановил, не входя в рассмотрение политической стороны вопроса, считать возможным перемирие лишь при соблюдении следующих условий:

 

1) Полного подчинения армии Украинской Народной Республики нашему командованию во всех областях управления, организации и снабжения.

 

2) Использования названной армии для боевых действий по стратегическим соображениям исключительно против поляков.

 

3) Время постановки боевой задачи названной выше армии, а следовательно, и момент выступления их определяется нашим командованием».

 

 

Телеграмма, наряду с другими, подписана двумя членами РВС фронта — Сталиным и Серебряковым. Возникает вопрос: как они относились друг к другу? Есть ли воспоминания Леонида Петровича о том времени?

 

Дочь Леонида Петровича — Зоря Леонидовна, вспоминая детские годы, приводит любопытный факт: имя Сталина было весьма непопулярно в семье Серебряковых, отец его просто не упоминал в кругу семьи. В чем же тут дело?! Трудно сказать. Однако не исключено, что истоки такого отношения — в совместной деятельности на комиссарском поприще. Судьба распорядилась таким образом, что Серебрякову и Сталину не раз приходилось действовать совместно. На том же Южном фронте, как было отмечено выше, и тот и другой были членами Реввоенсовета. У Серебрякова было достаточно возможностей для того, чтобы сформировать мнение о Сталине. Возьмем те же разногласия со Смилгой. Сталин не ограничивается совместно написанной с Серебряковым телеграммой. Он шлет 14 ноября 1919 года еще одну телеграмму и уже в ультимативной форме предъявляет Центральному Комитету свое требование об отмене прежнего плана борьбы с деникинцами и немедленной отправке на Южный фронт 80 тысяч человек пополнения. В итоге Политбюро ЦК РКП(б) принимает специальное решение по этому вопросу и сообщает Сталину, что считает недопустимым подкрепление деловых требований ультиматумами. В данном случае позиции Сталина и Серебрякова совпадали и в принципе и, что касается существа дела, были вполне обоснованными. Но методы, с помощью которых Сталин добивался реализации своих планов, отличались от методов Л. П. Серебрякова.

 

Не исключено, что на отношение Сталина к Серебрякову сказались и более ранние годы — период революционной борьбы на Кавказе. Летом и осенью 1913 года Л. П. Серебряков с паспортом на имя мещанина Нельгунова Александра Павловича, механика-наладчика нефтяного оборудования акционерного общества Людвига Нобеля в Петербурге, выступал с докладами о Пражской конференции, подготовил и провел в Баку стачку нефтяников, а главное — помог большевикам Закавказья установить связь с Лениным и ЦК РСДРП.

 

Следует отметить, что среди своих соратников Сталин Серебрякова не числил. Ведь Серебряков прибыл в Закавказье в качестве полноправного представителя ЦК РСДРП, его направлению в Закавказье предшествовало письмо Ленина из Парижа членам Русского Бюро ЦК С. Орджоникидзе, С. Спандаряну и Е. Стасовой, в котором Владимир Ильич высказывал огорчение тем, что отсутствует информация из Тифлиса и Баку. Не усмотрел ли Сталин в этом некоторое ущемление своего авторитета?

 

Как бы там ни было, но факт остается фактом: взаимоотношения Сталина и Серебрякова вряд ли можно считать нормальными взаимоотношениями соратников по общей борьбе. Трагедия или «вина» Леонида Петровича заключалась, вероятно, именно в том, что он слишком много знал о Сталине.

 

И. В. Сталин стремился всеми силами перетянуть Л. П. Серебрякова в свой лагерь. Он неоднократно предлагал Леониду Петровичу высокие посты. Будучи публично осужденным (за связь с «врагами народа») оппозиционером, он тем не менее назначается начальником Цудортранса при Совете Народных Комиссаров. Фактически он стал первым наркомом автодорожного транспорта.

 

О принципиальности Леонида Петровича свидетельствует тот факт, что в эпоху всеобщего славословия в адрес Сталина Серебряков в большой статье, опубликованной в газете «Правда», посвященной проблемам развития дорожного транспорта в стране, ни разу не упомянул имя Сталина, что, в общем-то, в ту пору было своеобразной смелостью.

 

Но вернемся к тому времени, когда Леонид Петрович Серебряков был членом Реввоенсовета Республики.

 

Известно, что в годы гражданской войны партия привлекла для строительства и руководства частями Красной Армии так называемых военспецов — в большинстве своем офицеров бывшей царской армии. Контроль за их деятельностью являлся одной из функций комиссарского состава, а в сущности, и одной из главных причин введения института военных комиссаров в РККА. Понятно, что особое внимание при этом уделялось работе с теми из военспецов, кто занимал ключевые позиции в армии. Одним из них, в частности, был В. И. Селивачев — бывший офицер старой армии, а в 1919 году — помощник командующего Южным фронтом. Политбюро ЦК РКП(б) принимает специальное решение послать комиссаром к Селивачеву «...Серебрякова во что бы то ни стало и немедленно».

 

Было бы неверным вместе с тем в Л. П. Серебрякове видеть лишь положительные качества человека, лишенного каких бы то ни было недостатков. По целому ряду принципиальных вопросов социалистического строительства он занимал позиции, отличные от позиций В. И. Ленина, большинства Центрального Комитета партии. Так произошло, например, в ходе X съезда партии (март 1921 г.), когда велась дискуссия о роли профсоюзов при Советской власти. Как вспоминает ветеран Октябрьской революции И. Я. Врачев, в первый день съезда вечером на квартире члена коллегии Наркомпути и члена ЦК партии Л. П. Серебрякова (в Кремле, на втором этаже небольшого дома у Троицких ворот,— позднее в этой квартире жил Сталин) собрались сторонники тезисов Троцкого по вопросу о роли профсоюзов. Правда, это собрание было первым и единственным. Вместе с Серебряковым там присутствовали такие видные деятели партии, как A. А. Андреев, Ф. Э. Дзержинский, И. Т. Смилга, В. Н. Яковлева,

 

B. И. Соловьев, А. О. Альский и другие. (Троцкого в то время в Москве не было.) Собравшиеся высказывали свою точку зрения. Но так ли уж это плохо, когда человек умеет и не боится высказывать свое мнение?! Не эта ли черта характера Серебрякова пришлась не по душе Сталину и его окружению?!

 

Л. П. Серебряков был арестован в августе 1936 года. Обвинения в шпионаже и терроре были грубо сфабрикованы.

 

Злыми гениями Л. П. Серебрякова и его семьи были прокурор Вышинский и председательствующий в судебном процессе Ульрих. Как сейчас стало известно, первое, что сделал Вышинский после ареста Л. П. Серебрякова,- это приложил все усилия, чтобы заполучить дачу Леонида Петровича.

 

Начавшаяся в нашей стране перестройка полностью реабилитировала Леонида Петровича Серебрякова, возвратила его светлое имя советскому народу.

 

Шевоцуков П. А. — кандидат исторических наук

 

 

1По нашим данным, речь идет о Пече Яне Яковлевиче (Пиече Яоне Якубовиче) — члене Московского комитета РСДРП(б), одном из организаторов Красной гвардии.

2ЦГАСА. ф. 1, оп. 1, д. 79, л. 167, д. 24, л. 93.

3ЦГАСА, ф. 8, оп. 1, д. 142, д. 138.

4ЦГАСА, ф. 33987, оп.1, д. 386, л. 8, 11.

5ЦГАСА, ф. 33987, он. 2, д. 66, л. 76.


Дата добавления: 2015-07-10; просмотров: 69 | Нарушение авторских прав


Читайте в этой же книге: Ерашов В. П. Гусев Сергей Иванович | Соломин Н. И. Данишевский Карл Христианович | Жохов М. А. Кобозев Петр Алексеевич | Глазунов М. М., Митрофанов Б. А. Курский Дмитрий Иванович | Селиверстова Л. Н. Мехоношин Константин Алексеевич | Пастухова Н. В., Ушаков А. И. Невский Владимир Иванович | Кузьмина Т. Ф. Окулов Алексей Иванович | Молодцыгин М. А. Подвойский Николай Ильич | Архипенко В. К. Раскольников Федор Федорович | Волобуев П. В. Ратмиров-Розенгольц В. А. Розенгольц Аркадий Павлович |
<== предыдущая страница | следующая страница ==>
Горелов Е. И. Рыков Алексей Иванович| Ненароков А. П. Смилга Ивар Тенисович

mybiblioteka.su - 2015-2017 год. (0.095 сек.)